WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 


«POCCIйCKA,I АкАдЕмиrI }IAУK УТВЕРЖДАЮ ФЕДЕРЛЛЬНОЕ ГОС}ДАРСТВЕННОЕ БюджЕтноЕ уrрЕ]IдЕнив нАуки ИНСТИТУТ ИСТОРИИ И АРХЕОЛОГИИ $fh УРЛJЬСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НЛУК ...»

ц

a

POCCIйCKA,I АкАдЕмиrI }IAУK УТВЕРЖДАЮ

ФЕДЕРЛЛЬНОЕ ГОС}ДАРСТВЕННОЕ

БюджЕтноЕ уrрЕ]IдЕнив нАуки

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ И АРХЕОЛОГИИ

$fh

УРЛJЬСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НЛУК

{жw-'fi;iъJ

(ИИиА УрО РАШ)

ffii,

ул. С.Ковалевской, 16, г. Екатеринбурi

j;Ё

т/ф (3а3) З7 4-5З-40, З7 4-42-З4, З7 4-57 -22 *,Ж;цry iia-history@mail.ru }lb Ns от На

ОТЗЫВ ВЕДУЩЕИ ОРГАНИЗАЦИИ

диссертационЕом исследовании Козлова Алексея Евгеньевпча о (Провинциальные сюжеты русской литературы XIX века (специальность 10.01.01 русская литераryра (филологические наук

п)), Новосибирск, 20t4 Теме провинции в русской культуре в последние десятилетия явJIяется объектом повышенною внимания специurлистов различных цл\4анитарных наук на ежеюдньIх тематических конференциях и форумах, поэтому XIX ПОЯВЛеНИе ДиСсерТации, осмысляющеЙ провинци€lльные сюжеты века как целостное явление, со своим генезисом и чертами сверхтекста и метатекста, не только акту€lльно, но и закономерно .

ПОД ТеРМиноМ провuнцuалtьньtй сюilсеm в работе понимается сюжетноМОТИВНЫЙ КОмплекс, фабульная организациrI которого обусловJIена топосом Надо сказать, что, несмотря на обилие работ ПРОВИНЦИЕrЛЬНОЮ гOроДа) (с. 4) .

о Провинции, сюжетология провинци€lльног0 текста практически не изуIалась специально, ибо таковой текст всегда строился и как вторичныЙ, несамостоятельныЙ, зависящиЙ от ПОЗИЦИОНИРОВ€rлСя столицы-центра .

Однако литература движется и живет не только и не столько текстами первою порядка, становящимися классикой национ€tльной но всем разнообр€вием ((прирастает) словесности, словесности, каждаrI подсистема которой продуцирует, копирует, популяризует сюжетные схемы, героев, фабульные комплексы, в результате чего создается некое общее, хотя и не единое, поле смыслов, которое в той же мере определяет сознание эпохи, в которой определяется им. А.Е. Козлов как раз и ставит своей задачей проследить взаимодействие текстов «разного качества», но определенных единым полем — провинцией, изначально задав ей динамический аспект становления. По большому счету, столица страны одинока, все ее окружение — это провинция; и провинциальные сюжеты, неоднородные по генезису и эстетическому потенциалу, но тем не количественно многократно превосходящие единичные «вершинные» столичные тексты, обладают некоторыми чертами сверхтекстового единства, на которые опирается в своей работе А.Е. Козлов. Важно также отметить, что от событийного уровня, осмыслением и определением которого занимался П. Рикер, исследование диссертанта движется к тому уровню репрезентации бытийности в провинциальном сюжете и тексте, который дает возможность выйти на вопросы экзистенции и инзинстенции человека .

Работа А. Е. Козлова четко структурирована, план ее подчинен общей логике исследования. Каждая структурная единица сопровождается выводами, которые обдуманы, сформулированы емко и достаточно кратко и всегда следуют после обзора материала, работа над которым систематизирована в Приложениях 1 и 2, где все 126 источников художественных и публицистических текстов расписаны и в хронологическом порядке, и по сюжетным схемам .

В первой главе диссертации автор анализирует генезис провинциального сюжета в журналистике и в комедиях XVIII в., что следует отнести к безусловным достоинствам диссертации. Исследователь показывает, что провинциальный сюжет формируется, в первую очередь, не как миметический, подражающий реальной российской действительности, но как фикциональный, обогащаясь переводными текстами периодической печати и драматургических произведений, совместно формирующими сатирический (ведущий) модус провинциального сюжета .





Вторая глава работы посвящена формированию основных модальностей в провинциальных сюжетах XIX века: авантюрно-плутовской, сентиментальной и романтической, а также типов событийности провинциального сверхтекста. Эти положения автора составляют безусловную новизну диссертации, поскольку с позиции художественной модальности провинциальный текст ранее не рассматривался. Представляет безусловный интерес и ценность для дальнейших исследований осмысление категории «событийность» и, соответственно, выделение различных типов событийности в художественном тексте. Хотя не можем не заметить, что с учетом той значимости, которую в работе имеют эти понятия, следовало бы уделить больше внимания их определению .

Автор диссертации понимает «модальность провинциального сюжета как специфическое отношение повествуемого к эстетической действительности», которое «реализуется через определенный тип нарратива, складывающийся на пересечении и сближении семантически различных художественных модусов: авантюрно-плутовского, сентиментальноромантического, иронического и сатирического» (с. 53); отдельные модусы таковой модальности «консервируются» и усредняются в провинциальном сюжете, в результате чего формируются устойчивые и тиражирумые штампы, имеющие отношение к большим стилям русской литературы .

Далее, в диссертации рассматривается контаминация модусов и оформление модальности в литературе 1830-1840-х гг. На общем фоне строения повествований о провинции автор выделяет разнообразие модальностей гоголевской поэмы «Мертвые души», такими же значимыми текстами в контексте поставленной проблематики предстают роман А. Герцена «Кто виноват?» и «Тарантас» В. Соллогуба. 1840-е годы знаменуются интенсификацией рефлексии, направленной на исследование повседневности, и А.Е. Козлов формулирует пик этого процесса как «провиденциальное» значение провинциального текста, высказывая предположение о том, что «провиденциальность провинциального текста обусловлена метонимическим (провинция – Россия – мир) и метафорическим (жизнь в провинции – обыденная жизнь – бытие) переносами» (с. 83) .

В третьей главе диссертационного сочинения автор диссертации соотносит «основные концепции события с изменениями действительности в провинциальном сюжете» (с. 84), подчеркивая взаимозависимость событийности и хронотопа в концепции «бессобытийного» характера провинциального времени М. Бахтина. Вводится классификация четырех основных типов событийности, описывается и анализируется мотивный репертуар значительного количества «разноуровневых» / «разнопорядковых»

текстов, в результате чего одним из важнейших персонажей диссертации становится А.П. Чехов, в творчестве которого, согласно выводам А.Е .

Козлова, переосмыслены современные ему беллетристические шаблоны и аккумулировано сюжетное значение провинциального хронотопа (с. 89) .

Значимым контрастом для итогового развития провинциального сюжета XIX века в творчестве А. Чехова становятся романы Н. Лескова, утверждающие ценность повседневности .

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживают отдельные «микросюжеты» данного диссертационного сочинения. Ценны и интересны, например, замечания о замене в отечественной словесности детективных схем расследования убийства сюжетом «о мертвом теле» (тема избегания ответственности и обезличивающего влияния провинциальности);

сопоставление двух стихийных бедствий — пожара и наводнения, которые подчиняются разным временным схемам и вписаны поэтому в разные макросюжеты; образы городничего-строителя и могущественного портрета градоначальника и др .

Вторая часть третьей главы не только завершает анализ сюжетики, но и выводит его на качественно иной уровень: здесь в анализе экзистенцильной и метасюжетной событийности провинциального сюжета открывается бытийное значение вершинных тестов о русской провинции .

Метатекстовой характер рефлексии в литературе XIX века находит свое отражение в тех текстах, которые становятся своего рода художественной «лабораторией». Как произведения с наибольшим металитературным потенциалом рассматриваются «Обрыв» И. Гончарова (1869), один из первых «романов творения» в русской литературе (с. 174), и «Соборяне» Н. Лескова (1872), где «время повседневности – циклическое, завершенное в себе и представляющее дурную бесконечность, противопоставлено времени экзистенциальному» (с. 175). Здесь особую актуальность получают категории жизнетворчества, жизни как проповеди, претворения жизни в житие, вопреки почти обязательному присутствию отрицательных коннотаций в изображении провинциальной жизни в текстах XIX века .

Глубина погружения в исследуемую проблематику позволяет автору диссертации, анализируя соотношение фабульных и сюжетно-событийных схем романов, прийти к убедительному выводу о том, что экзистенциальная событийность выступает своеобразным компенсаторным фактором по отношению к небольшому набору фабульных схем. Здесь А.Е. Козлов намечает «на фоне общего хаотического развития провинциального текста»

«линию классических текстов русской литературы, соединяющую произведения Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, А.П. Чехова. Новое сюжетное значение в этих классических произведениях обусловлено осмыслением феномена повседневной жизни и анализом сущностных основ бытия в повседневности» (с. 177). Автор выходит на философское осмысление категорий фабулы и сюжета провинциальных текстов русской литературы и утверждает, что именно «рассогласование фабульной и сюжетной стороны.. .

позволили многим авторам классической литературы обнажить экзистенциальную проблематику и создать концептуальное поле, впоследствии разработанное философией экзистенциализма» (с. 186) .

В заключении делается предположение о двух возможных путях развития провинциального сюжетного сверхтекста, исходя из его генезиса .

Вывод тщательно проработан и представляет собой целостный abstract исследования .

Результаты проделанной работы могут быть весьма разнообразно использованы как в научной, так и в учебно-методической деятельности. Вопервых, проанализированные тексты (часть из них практически заново вводится в научный оборот, а на известные диссертант предлагает посмотреть под новым ракурсом) могут быть представлены для изучения в курсе истории литературы XVIII-XIX вв., а также в спецкурсах, посвященных становлению российской журналистики и комедиографии, в том числе – в плане широкого сопоставления процессов развития литератур «второго порядка». В новом аспекте рассматривается творчество таких хорошо изученных писателей, как Гоголь, Лесков, Писемский, Соллогуб, Авдеев, Чехов, Достоевский, Гончаров, Салтыков-Щедрин и др. Во-вторых, в приложениях к работе систематизируется значительное количество текстов (в том числе и малоизвестных), посвященных провинции, что позволяет пользоваться ими в качестве каталога или словаря мотивов .

В-третьих, диссертационное исследование вносит существенный вклад в разработку таких общегуманитарных категорий как «событие», «событийность», «модальность» (диссертант особо выделяет их как ключевые, дифференциальные признаки провинциального сюжета), провинциальность, сюжетность, герой, автор, образ города, повседневная жизнь, провинциальные сюжеты, мифопоэтика, художественная топонимия, сверх- и метатекст. В работе актуализируются оппозиции природного и культурного, линейного и циклического, покоя и суеты, подлинного и мнимого и др .

Хороший научный стиль, которым написана работа, позволяет легко переработать ее в монографию либо учебное пособие .

У нас нет серьезных возражений и замечаний по содержанию работы, однако хотелось бы обозначить несколько мест, где возможны вопросы и необходимы уточнения .

1. Насколько следует из работы, модальность предшествует формированию «больших стилей» литературы. Хотелось бы, в таком случае, прояснить: каким образом в беллетристике и в провинциальной литературе сосуществуют две выделенные автором диссертации, но, по-видимому, разнонаправленные тенденции – «консервация» отдельных модусов и их «усреднение», т.е. нивелирование различительных черт .

2. Разработка категории «модальности» применительно к провинциальному сюжету представляется нам оправданной и продуктивной .

Что касается классификации событий (напомним, А.Е. Козлов выделяет четыре типа в провинциальном сюжете), то здесь возникают вопросы, связанные со стремлением к излишней, на наш взгляд, упорядоченности. Все перечисленные типы событийности, по сути, являются «обратными зеркалами»

друг друга и потому и в сюжетах, и в жизни склонны к смешению, ибо их оценка меняется столько, сколько длится жизнь человеческая, а в литературе — жизнь персонажа и произведения в целом. Например, расширительная трактовка «квазисобытия» («фактичные, но не результативные изменения провинциальной действительности, составляющие основу событийности провинциального сюжета») зависит от точки зрения автора, кроме которой есть и точка зрения героя, и читателя. В пределе, отсутствие видимого результата можно свести к одной из универсалий человеческой, а не только провинциальной жизни. Не случайно в недрах этой же провинциальной событийности (а точнее, ее обыденно-тотального отсутствия) рождаются тексты экзистенциальной направленности, чему как раз посвящена последняя глава диссертации .

Если настаивать на превалирующей бессобытийности и квазисобытийности провинциальных текстов русской литературы, то «прорыв» к экзистенциальному осмыслению и бытийному звучанию этой темы в вершинных текстах кажется исключительным явлением, но так ли это?.. Думается, есть большее количество черт, указывающих на глубинную связь между провинцильным-бытовым-бытийным. Одним из недооцененных факторов, на наш взгляд, является то аксиологическое значение событий, которое автор отмечает, но не развивает впоследствии. Думается, дальнейший ход рассуждений мог бы быть скорректирован с учетом видения аксиологической перспективы события, дополняющей критерии результативности и повторяемости, тогда переход к четвертой главе с ее экзистенциальным измерением был бы более подготовлен, и, возможно, обнаружился бы дополнительный материал по генезису этого «уровня».

В качестве затекстового подтверждения укажем на один общеизвестный факт:

Чехов, в чьих текстах, как отмечено в диссертации, были наиболее последовательно воплощены стереотипические ситуации провинциальной жизни, в жизни был активнейшим преобразователем в самых разнообразных сферах окружавшей его провинциальной действительности, будь то его деятельность как доктора, благотворителя, возделывателя садов, воспитателя и др .

С этим вопросом, на наш взгляд, связана одна из «интриг» данной темы:

каким образом объект, выступающий в подавляющем большинстве текстов как «общее место» критики, в формирование ядрасюжетного комплекса которого входят «непримечательность», «удаленность», «лишения» и др., оказывается связанным с сущностными проблемами экзистенции человека?

3. Заключительный вопрос имеет отношение к перспективам исследования .

Как автор диссертации оценивает тенденции развития провинциального сюжета в ХХ (и, возможно, ХХI) веке? Разрушает ли постмодернизм, со своим подчеркнутым пренебрежением к иерархическим структурам, значимую для этого текста оппозицию центра-периферии («столицыпровинции»)?





Похожие работы:

«Политическая социология © 1998 г. П.-Э. МИТЕВ, В.А. ИВАНОВА, В.Н. ШУБКИН КАТАСТРОФИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ В БОЛГАРИИ И РОССИИ (По материалам сравнительного международного исследования) МИТЕВ Петр-Эмиль профессор, президент Болгарской социологической ассоциации. ИВАНОВА Вероника Алексеевна научный сотрудник Институт...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Уральский государственный университет им. А.М.Горького" ИОНЦ "Толерантность, права человека и предотвращение конфликтов, социальная интеграция людей с ограниченными возможностями" Философ...»

«Дружинкина Н.Г. доктор исторических наук, Институт бизнеса и политики, г. Москва, Российская Федерация Шевцова Т.И . искусствовед, Российский Государственный Гуманитарный Университет г. Москва, Российская Федерация Портретная живопись Пе...»

«ЛЕКЦИЯ № 4 ТЕМА: ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЕ ИСКУССТВО КЛАССИЧЕСКОГО ПЕРИОДА 1 вопрос. Вклад греков в мировую архитектуру – колонные ордера Наглядность: Образцы колонн с дорической, ионической, коринфской капителью. "Древнегреческая архитектура избегала монументального нагромождения крупных масс и стреми...»

«ПОЛИТИКА И ВИзУАЛьНАя ПРОПАгАНдА В КИТАйСКОй НАРОдНОй РЕСПУБЛИКЕ Ю. г. Смертин 1 В статье исследуются политика коммунистической власти Китая в области наглядной агитации и пропаганды и ее эволюция в связи со значимыми собы...»

«При описании литературы, представленной на сайте используются термины "электронные учебники" или "электронные версии учебников". В этом случае в конце текста помещаются вопросы для самопроверки. Так выполнен электронный учебник "Всемирная история" (http://ufa.muh.ru/scanbook/0018/0018.1.htm). В электронном учебнике "...»

«ГУСЕВА Анна Андреевна ИДИОМА КАК ПРОБЛЕМА ФИЛОСОФИИ ЯЗЫКА Специальность 09.00.08 Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Научный руководитель – доктор философских наук профессор С.С. Неретина Москва 2013 Содержание Введение.. 3 Глава 1. Идиома в развитии философско-богословской мысли: история вопроса...12 Идиома как термин и термин как идиом...»









 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.