WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 


«Раздел I. Социальная революция: современные теоретические реконструкции УДК 323.27 ОТНОШЕНИЕ К РЕВОЛЮЦИИ КАК ЛАКМУСОВАЯ БУМАГА СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ВОЗЗРЕНИЙ Ф.Ф. Серебряков, ...»

• «Наука. Мысль: электронный периодический журнал».• Научный журнал • № 1-1. - 2017

• «A science. Thought: electronic periodic journal» • scientific e-journal •

Раздел I. Социальная революция: современные теоретические реконструкции

УДК 323.27

ОТНОШЕНИЕ К РЕВОЛЮЦИИ КАК ЛАКМУСОВАЯ БУМАГА

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ВОЗЗРЕНИЙ

Ф.Ф. Серебряков, Казанский (Приволжский) федеральный университет (Казань, Россия), e-mail: fanserebr@yandex.ru Аннотация. В статье рассматривается, как то или иное отношение к революции, прежде всего социальной, в значительной мере определяет и отношение к другим общественным феноменам, сказывается на исторических и социально-политических воззрениях .

Ключевые слова: революция, социальная революция, история, общественное сознание, интеллигенция .

AN ATTITUDE TO REVOLUTION AS A TEST-PAPER OF A SOCIAL-POLITICAL

OUTLOOK

Abstract. This paper presents that an attitude to revolution, particularly to social revolution, considerably determines the attitude to other social phenomena and affects a historical and socialpolitical outlook .

Keywords: revolution, social revolution, history, social consciousness, intelligentsia .

Отношение к революциям, сложившееся у нас в постсоветский период в политической и идеологической среде, как консервативно-официозной или «почвеннической», так и либеральной (единодушных, однако, в своём негативном отношении к Октябрьской социалистической революции), очень напоминает отношение к философии Эпикура, установившееся в европейских умах, благодаря стараниям и искренним в том убеждениям и античных, и христианских авторов, – уподобление Лютером древнегреческого философа свинье отнюдь не самое грубое и ругательное, что при этом досталось возделывателю афинского Сада, мечтавшему избавить людей от всевозможных страхов и предрассудков .

Дидро, конечно, имел все основания заявить, что философия Эпикура – самая оклеветанная в истории философская система .

Надо сказать, что порой и иным серьёзным исследователям не удаётся вполне скрыть это устоявшееся в некоторых философских традициях отношение к Эпикуру даже за подчёркнуто-объективистской, «научной», позицией, внешне беспристрастным тоном изложения. Делается это в таких случаях указанием на отсутствие у него философской оригинальности, глубины, подчёркиванием его равнодушия к теории, «науке», «узости» его взглядов, указанием на элементарность, простоту, непритязательность его учения. Любопытно, что это, в разной степени, мы наблюдаем, например, и у неокантианца В. Виндельбанда и в «Истории философии» профессора и иезуитского священника Фредерика Коплстона, и (значительно меньше) у позитивиста Джорджа Льюиса в его версии истории философии, хотя последний и называет «предрассудком» предубеждение против философии Эпикура. В этом случае, конечно, совершенно непонятным становится тот великолепный • «Наука. Мысль: электронный периодический журнал».• Научный журнал • № 1-1. - 2017 • «A science. Thought: electronic periodic journal» • scientific e-journal • гимн афинскому мудрецу, который слагает Лукреций: «Он, превзошедший людей дарованьем своим и затмивший Всех, как и звёзды, всходя, затмевает эфирное солнце!» .

Есть ведь и другая оценка Эпикура: «величайший греческий просветитель» [4, c. 64], как писал о нём молодой Маркс, сделавший, как видим, иной вывод из того же самого материала, которым располагали и уважаемые профессора философии. Нетрудно предположить, что за разными оценками такого принципиального и представительного «теста»





для обнажения (или «разоблачения») собственной, исследователя, мировоззренческой позиции, каким является фигура Эпикура, скрывается разное отношение и ко многим другим феноменам из истории философии .

Подобно этому (как бы это сравнение кому-то ни казалось натянутым) и отношение к революции опосредует, во многом, определяет отношение к другим общественным феноменам, является своего рода лакмусовой бумагой, позволяющей «засветить» как общий строй политического мировоззрения индивида, так и предположить конкретные исторические и социально-политические воззрения. Почему? Революция (я имею в виду социальную революцию, затрагивающую и переворачивающую, как плуг пласты земли, все аспекты социальности и индивидуального бытия) – самый кардинальный, самый фундаментальный и самый драматичный из всех социальных катаклизмов (даже по сравнению с войной: войны могут объединять социумы, революции их всегда разрушают, разрывают «связь времён», чтобы, правда, выстроить новую). Но здесь требуется несколько уточнений .

Очевидно, что изменение отношения к революции вообще, Октябрьской, прежде всего, является одним из важнейших идеологических следствий той ситуации («потеря прежних ценностных ориентаций»), которая возникла из смены общественной формации и которую А.А. Зиновьев характеризует так: «Всё высшее политическое, всё военное руководство, вся интеллектуальная элита оказались предателями, предали страну, народ и себя самих» [2, с. 67]. Конечно, оно обнаружилось не в умах поголовно всех, имевших прежде о ней определённое представление, жителей страны, но, преимущественно, именно «интеллектуальной элиты», что ещё не совпадает с интеллигенцией вообще, но умы обывателя, привыкшего доверять СМИ и авторитету «известных» писателей и артистов, оно затронуло тоже нешуточно .

В чём выражается это изменение? Это, конечно, не является каким-то «биномом Ньютона». Приведём его описание, сделанное одним современным российским автором, вполне адекватное, на мой взгляд. «Громадные потери, – пишет Р.Я. Евзеров, – которое понесло при этом (в XX веке во времена войн и революций. – Ф.С.) человеческое общество, побуждали к формированию резко негативного отношения к революционным потрясениям, противопоставлению им спокойных реформ» [1, с. 3] .

Это одна из причин, причём для конкретных, «живых» людей, выступающая определяющей. Так, должно быть, настроены думать и чувствовать люди, прошедшие через горнило современных «цветных революций», так оценивали бы «революционные потрясения», оживи они, и аристократы, и санкюлоты, прошедшие все круги Террора во времена Французской революции, или россияне, пережившие «окаянные дни» русской революции и гражданской войны. Это понятно. Понятно было бы также, если бы именно этим гуманистическим соображением (а не чем-либо иным), то есть вполне искренно была бы мотивирована отрицательная оценка революции и историками – всё же ведь люди-человеки, куда денешься. Понятно, но вряд ли достаточно в качестве позиции ученого историка, научНаука. Мысль: электронный периодический журнал».• Научный журнал • № 1-1. - 2017 • «A science. Thought: electronic periodic journal» • scientific e-journal • ного исследователя – не плакать, не смеяться, не ненавидеть, но понимать, говорил Спиноза .

Если бы выставленного объяснения было бы достаточно для «резко негативного отношения» к историческому событию, его неприятия, то, например, следовало бы отрицательно отнестись к самому факту согласия ленинградцев во время Великой Отечественной войны лучше находиться в блокаде, чем сдавать город, ибо, чтобы избежать многотысячных жертв, надо было сдать город, объявить его открытым городом, как это сделали цивилизованные парижане со своим городом. Мы знаем, есть ведь в некоторых кругах этой самой «интеллектуальной элиты» и такая точка зрения. И объяснение очень трогательное и человечное: нет ничего дороже человеческой жизни. Только вот не каждому веришь, когда он приводит эти аргументы в качестве мотивов собственных поступков и оценок .

И со Сталинградом можно было бы не так горячиться – зачем столько жертв во имя защиты руин. И 300 спартанцев напрасно пожертвовали своими жизнями – всё равно ведь персы вошли бы в Элладу. И ведь вошли… Ясно, что примеров такого рода, когда событие заслуживает отрицательной оценки в силу названной мотивировки, – что называется, вагон и маленькая тележка .

В основе приведенного выше отрицательного отношения к революции и противопоставления ей «спокойных реформ» лежит, что очевидно, представление о том, будто революции происходят по злому умыслу и злому деянию бланкистов и прочих «запломбированных» большевиков, ну, а реформы, ясное дело, – доброжелателей народа, вроде Столыпина или Александра Освободителя .

Своеобразным проявлением подобной позиции являются и весьма забавные, но сделанные с апломбом и даже некоторой театральностью заявления-лозунги, что «Россия исчерпала лимит на революции», точно История, как педантичный аптекарь или занудный бухгалтер, отвешивает революции по дозам, как чиновник в старом советском министерстве по-барски распределял фонды, а они, эти заявители, являются её, Истории, полномочными представителями, призванными доносить до смертных её приговор. За этим, конечно, стоит, в лучшем случае, поверхностность, некомпетентность (если не невежество), отсутствие привычки думать, причём, самостоятельно и со знанием дела. Революции, если уж до них дошло или до них довели дело, не задаются вопросом «быть или не быть», просто бывают .

Но в любом случае итог мы имеем один: как справедливо продолжает цитированный выше доктор наук Евзеров Р.Я., такое отношение к революции ведёт «в конечном счёте, к искажённому представлению о революциях, их обусловленности и роли, механизмах их движения» [1, с. 3]. А если иметь в виду, что такое отношение к революции «к тому же опрокидывается в прошлое, влияет на освещение и интерпретацию» [1, с. 3] прежних революций, революции вообще и связанных с ней исторических событий, то мы имеем поистине великую клевету и великую фальсификацию истории. Как тут не возникнуть аналогии с оклеветанным Эпикуром .

Однако «резко негативное отношение к революции» и набор самых непочтенных эпитетов, сопровождающих одно только упоминание о ней, вызваны, чаще всего, не этой скорбью о «потерях, которые понесло человечество» в результате их, а той идеологической ситуацией, образовавшейся по причине смены общественной формации, о которой применительно к нашей стране было сказано выше, то есть, проще говоря, вызвано соображениями идеологическими, антисоциалистическими, буржуазными, по своей сути, даже • «Наука. Мысль: электронный периодический журнал».• Научный журнал • № 1-1. - 2017 • «A science. Thought: electronic periodic journal» • scientific e-journal • если ими руководствуются искренние «патриоты-почвенники». Ничего удивительного – в истории это не новость. Мы хорошо знаем из неё, истории, что носители и разработчики подобных взглядов встречались и среди потомственных дворян, и среди эстетствующей интеллигенции, и среди квалифицированных пролетариев, и среди профессоров философии .

Что же касается ситуации применительно к буржуазному миру вообще, то эта дискредитация-клевета на революцию, как известно, установилась уже давно. Она, например, хорошо демонстрируется эволюцией отношения в исторической и социологической литературе к Великой французской революции. Специалистам эта эволюция (даже на родине её, революции) хорошо известна. И объясняется она отнюдь не только расширением наших познаний о революции, как иногда пытаются представить дело, но именно торжеством, всеобщим господством буржуазности, буржуазных интересов и буржуазного отношения к человеку, миру. Ибо, как ни крути, а революция «представляет собой разновидность прогрессивного …типа изменений, противостоящую изменениям консервативным, реакционным, регрессивным» [1, с. 3]. Именно с такими изменениями ассоциируется революция вообще и поэтому, когда мир, Европа левели, был и возвышенный образ революции и в общественном сознании, и в исторической литературе, и в настроениях. Это сказывалось даже в школьных программах. Так, французский автор Ж.Б. Кошнен пишет: «Изучению истории Французской революции в 1950-х гг. было отведено [во французской школе] основное место в программе [по истории] начального цикла, а в 1960–1980-х гг. – в программе средней школы» [3, с. 58]. Но, когда мир и Европа сдвигались вправо (а, особенно, после «исторического поражения коммунизма» и установления капиталистической реакции), складывался и в общественном сознании, и в литературе, и среди «интеллектуальной элиты», и в СМИ, и (под их воздействием) у обывателя совсем иной образ революции – негативный, фальсифицированный и оклеветанный .

А когда речь заходит об Октябрьской социалистической революции, сказанное, по понятным причинам, становится справедливым тем более .

Можно, вероятно, заключить, что по тому, какую репутацию в общественном сознании имеет революция, можно судить, находится ли социальная цивилизация в стадии изменений прогрессивных либо консервативных, регрессивных .

Полагаю, из всего ранее сказанного ясно, что разное отношение к революции предопределяет и разное отношение к другим историческим событиям, является лакмусовой бумагой политического мировоззрения индивида, его социально-политических взглядов .

Так, равно и в либеральной, и в «консервативно-патриотической» литературе и Ленин, и другие революционеры, – в лучшем случае, «фанатики» (см., например, журнал «Загадки истории», 2016, № 1–2, с. 18), декабристы – предатели, честолюбцы и обманщики, Н.Г. Чернышевский сотоварищи предстаёт не более, чем, говоря словами Юркевича П.Д., «философом петербургских трущоб»; не делавшие, по словам А.И. Герцена, чести поэту несправедливые и уничижительные оценки Пушкиным А.Н. Радищева становятся своего рода руководством. А Столыпин, Врангель и Деникин – подлинными героями России .

Ясно, что оценки и акценты будут иными, если мы и главное событие оценим иначе .

Вот так, например, как это делает А. Зиновьев: Октябрьская революция есть «самый дерзкий и самый великий в истории социальный эксперимент»» [2, с. 222] .

–  –  –

1. Евзеров Р.Я. Революция на марше: Германия в 1918–1919 гг. // Преподавание истории и обществознания в школе. 2004. № 1. С. 3–9 .

2. Зиновьев А.А. Я мечтаю о новом человеке. М.: Алгоритм, 2007. 240 с .

3. Кошнен Ж.Б. Герои истории и уроки истории: опыт французской школы // Преподавание истории и обществознания в школе. 2004. №1. С. 57–62 .

4. Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М.: Госполитиздат, 1956. 690 с .

References:

1. Evzerov R.Ja. Revoljucija na marshe: Germanija v 1918–1919 gg. // Prepodavanie istorii i obshhestvoznanija v shkole. 2004. № 1. S. 3–9 .

2. Zinov'ev A.A. Ja mechtaju o novom cheloveke. M.: Algoritm, 2007. 240 s .

3. Koshnen Zh.B. Geroi istorii i uroki istorii: opyt francuzskoj shkoly // Prepodavanie istorii i obshhestvoznanija v shkole. 2004. №1. S. 57–62 .

4. Marks K., Jengel's F. Iz rannih proizvedenij. M.: Gospolitizdat, 1956. 690 s .

–  –  –

Фаниль Фагимович Серебряков, кандидат философских наук, доцент кафедры общей философии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций, Казанский (Приволжский) федеральный университет (Казань, Россия) .





Похожие работы:

«ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ МОЛОДЕЖИ: ПАТРИОТИЗМ, ОБРАЗОВАНИЕ, ПРОФЕССИОНАЛИЗМ УДК 37.015.31:791.5 (571.1/.5)192/193 Т. В. Карабутина, студентка 3-го курса, бакалавриат, Лесосибирский педагогический институт — филиал ФГАОУ ВПО "Сибирский федеральный университет", г. Лесосибир...»

«Л.А. МИКЕШИНА ФИЛОСОФИЯ ПОЗНАНИЯ Проблемы эпистемологии гуманитарного знания Издание 2-е, дополненное Москва St. Petersburg Center for the History of Ideas http://ideashistory.org.ru ОГЛАВЛЕНИЕ Введение.. Глава 1. Философия познания – XXI век. Синтез когнитивных практик. Традиционная теория познания как виртуаль...»

«Выпуск № 12 (60) / 2016 НАУЧНЫЙ ДИАЛОГ. 2016 Азаров В. Н. Объединение Германии и внешнеполитическая позиция России (1862— 1871) / В. Н. Азаров // Научный диалог. — 2016. — № 12 (60). — С. 229—238. Azarov, V. N. (2016). Unication of Germany and Foreign Policy Position...»

«DOI 10.22455/2541-8297-2017-5-207-224 УДК 821.161.1 Владимир Гиппиус об акмеистах: "Учителя и ученики" Ю.А. Рыкунина Аннотация: Поэт и критик Владимир Гиппиус отрицательно отнесся к литературному течению, которое вошло в исто...»

«Кураева Юлия Геннадьевна КАДРОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СТРАХОВЫХ ОРГАНОВ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ МОНОПОЛИИ НА СТРАХОВАНИЕ В статье описывается кадровое обеспечение страховых органов в условиях формирования государствен...»

«Алефиров Андрей Николаевич, Лекционный цикл "Траволечение онкологических больных". Лекция №5. Аконит и рак. История Использование аконита для лечения злокачественных новообразований уходит своими корнями в глубокую древность. Как и в предыдущих разделах, авторитетом в данном вопросе может служить тибетс...»

«ИСТОРИИ БУДУЩЕГО А. П. НАЗАРЕТЯН "АГЕНТУРА ВЛИЯНИЯ" В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНОЙ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ Эволюция антропосферы неумолимо приближается к точке грандиозного перелома, за которым может начаться либо "нисходящая ветвь" план...»

«1 Обзор программы визитов АСФ России сезона 2012 – 2013 Дата проведения Организация – цель визита Количество Длительность Принимающая сторона участников Место Краткое описание, комментарий по оценке визита. Средняя оценка проведения (по 5-балль...»









 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.