WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 

«Игорь Кошелев, Георгий Храмов ВЕДУЩИЙ РЕДАКТОР ТОМА Татьяна Евсеева ВЕДУЩИЙ НАУЧНЫЙ РЕДАКТОР ТОМА Алла Чернова Современная ещеи М о с к в а « А в ан та+ » 2 0 0 3 СОДЕРЖАНИЕ Введение 7 ...»

КУРАТОРЫ ПРОЕКТА

Игорь Кошелев, Георгий Храмов

ВЕДУЩИЙ РЕДАКТОР ТОМА

Татьяна Евсеева

ВЕДУЩИЙ НАУЧНЫЙ РЕДАКТОР ТОМА

Алла Чернова

Современная

ещеи

М о с к в а « А в ан та+ » 2 0 0 3

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 7

Веши молчат 8

Глава 1. Лом — по образу и подобию 34

Аом как образ мира 35

Игра с пространством 46

Аом — эстетизм и комфорт 58 Аом как самовыражение души 79 Г\ава 2. Лары цивилизации и прогресса 94 Удобства цивилизации 95 История часового деда 119 Индустриальные иконы 131 Глава 3. На грани миров 140 Магия вешей 141 Амулеты, талисманы, обереги 147 Священные предметы 166

Л УТВАРИ

Гчава 1. Патриархи мебели 1/8 Сундуки и лари 179 Ковры и занавеси 189 Глава 2. Движимое и недвижимое 204 Стол 205 Аоже 219 Ш каф и К0 238 Стул 251 Глава 3. Посула и утварь 266 Не боги горшки обжигают 267 Фаянс и фарф ор 283 Хрупкое чуло 298 Глава 1. Не простые предметы 310 Маска 311 Трость 317 «Свет мой, зеркальце, скажи...» 326 Глава 2. Кумиры прошлого 336 Предмет роскошной необходимости 337 Муфта 350 История пуговицы, или «На нас держится всё»

Носовой платок 364 Глава 3. Мелочи жизни 370 Зонг 371 Перчатки 380 Сумка 386 От огнива до зажигалки 400 История подлинно магических стёкол 407 Глава 4. Посредники ума 416 Материалы для письма 417 Инструменты для письма 428



ПРИЛОЖЕНИЕ

Предметный указатель 440 Указатель имён 441 IC E S УДК 008 UNDP INTERNATIONAL c e n tre OF EDUCATIONAL SYSTEMS(ICESl Rig.N l 05973

UNESCO

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЦЕНТР ОБУЧАЮЩИХ СИСТЕМ (М О ) ЦС

ББК 71 Agr.of 12 11.93 UNIDO CENTRE INTERNATIONAL DES SYSTEMES D EDLCATION1C E IS 1 Reg № 002353 М63 UNEP INTERNATION

–  –  –

УДК 008 ББК 71

–  –  –

соединившая невещественный мир с вещест­ венным. Подлинно уникальная вещь, присутРеликварий Священной Крови .

Италия. Конец X I I в. Золочёное серебро .

–  –  –

его, как хороший портрет. Но это не всё. С по­ мощью вещного круга мы распознаём одно и то же лицо в разные годы жизни, в богатстве и бедности. Домики ссыльных декабристов, снаружи похожие на избы, внутри оставались жилищем аристократов луха, а один из послед­ них российских монархов находил прибежище души в комнатушке, уклеенной открытками (возможно, по-своему переживая состояние евангельской «нищеты духа») .

Прибегая к примерам из истории или совре­ менной жизни, мы не раз обратимся к произведе­ ниям литературы и изобразительного искусства,

–  –  –

Ян Брейгель Старший. Аллегория зрения. 1 6 1 8 г. Прадо. Мадрид .

зонтиков, вееров, шпилек в причёсках, упаковок для подарков, чайной утва­ ри, письменных принадлежностей.. .

Наслаждение от восприятия каждой веши почти чувственно опьяняет, и чтение затягивает, как счастливый сон, когда и во сне страшишься, что он кончит­ ся. И понимаешь: прекрасная яшма, пе­ ретекая из неживого в живое, в пропессе перерождений ставшая прекрасным же принцем Цзя Бао-Юйем, заслужила та­ кое счастье — быть человеком, столь же заботливо окруженным добрыми по на­ значению и прекрасными по форме вещами, сколь и людьми, близкими сердцу.. .





Предваряя основное повествование «Дамы с камелиями», Дюма-сын рассказывает о короткой жизни и смерти знакомой ему куртизанки Мари Дюплесси. Причём трагическое резюме её жизни Сосуд из двух наутилусов. Золочёное серебро .

составляют веши усопшей: «Всё ешё говорило о ней!

Птицы распевали в золочёной клетке; в шкафах Буль за Сосуд-наутилус. Маньеризм, использующий стёклами виднелись поразительные коллекции: редкие ше­ экзот ические и причудливые мотивы. Антверпен .

девры Севрской фабрики, самые лучшие саксонские рисунки, Середина XV I в .

Триумф Смерти. Фреска. 1 3 3 4 — 1 3 42 гг. Монастырь Кампо Санто. Пиза .

ки. Дворцы и лачуги, корона и кухонная тряпка, оловянные миски и золотые кубки, рыцарские мечи и ножи мясников, палитра в руке художника и банка румян уличной девки, женское рукоделие, тиснёный книжный переплёт, резьба надгробий, ковры, очки, кошельки, пуговицы — всё для Шекспира и его персонажей равно объект пристального психологического наблюдения и острого эстетического наслаждения. Очень важно понять красот)' и сокровенный смысл вещи. Невнимание Дездемоны к тонкой неброской красоте старинного белого платка, вышитого белыми цветоч­ ками земляники, невольное пренебрежение к вещице (у неё много платков, роскошных, обшитых золотым кружевом) приводит её к трагическому столкновению с Отелло, для кого именно этот платок — редкостное магическое со­ кровище. (Хотя корни трагедии, конечно же, в характере самого мавра.) Крушение такого гиганта, как Король Лир, происходит не тогда, когда он капризным жестом всесильного божества раздал, раздробил своё королевство, а в тот час, когда дочери решают ограничить его быт лишь необходимым числом вешей с жизнью, чем с ослепительностью ко­ ролевского антуража, с его предметным выражением. «Сведи к необходимостям всю жизнь, и человек сравняется с жи­ вотным»,— роняя невольные слёзы, кричит он дочке. Кажется, будто в Ли­ ре происходит переворот и он начина­ ет видеть в богатых одеждах, пышных убранствах начало всех бед, социальной несправедливости. Кажется, но нет! Лир внимательно присматривается к полунагому нищему: «На нём всё своё, ничего чужого. Ни шёлка от шелковичного чер­ вя, ни воловьей кожи, ни овечьей шер­ сти, ни душистой струи от мускусной кошки! Все мы с вами поддельные, а он настоящий. Неприкрашенный человек и есть это бедное, голое двуногое жи­ вотное». В словах полубезумного старца нет и но™ юродской радости при виде «голого двуногого животного», ибо он приводит короля в отчаяние. Лир в отрепьях вместо мантии и травяном венке вместо короны не превращается

–  –  –

€.* - инные часы. Франция .

: '7 2 г. Ж енские фигуры — 2 ' *ггории астрономии. географии. Часы подлежали Тсд о ви к у XVI. Музей Шояа Гетти .

–  –  –

бесспорно, некий духовный магнит и объединитель сер­ дец. Простейшее, представляющееся самым корректным и ясным из объяснений: Грааль — чаша, кубок, личная вещь Христа .

Из нее Он пил на последней Тайной вечере с учениками, в ней благословил вино причастия. В эту же чашу собрал Кровь Распятого Иосиф Аримафейский, тот, кто хоронил Его. В Средние века Грааль изображали ог­ ромным тяжёлым кубком с крышкой, золотым, усыпанным драгоценными камнями. Такой сосуд с двумя фигурными ручками хранится в Вене. Но как-то не верится, что столь роскошная вешь iфинадлежала Христу. Одпако возможность существования настоящей чаши Христовой подтвердил ку­ бок, обнаруженный в 1920 т. под разрушенной часовней в Гластонбери (Англия) на месте бывших владений леген­ дарного короля Артура, хранителя Грааля. Это маленький бокал высотой 5 см из зелёного оникса. Несколько яйцеоб­ разный, он имеет короткую ножку, очень толстые стенки и с одного бока у кромки крошечную ручку-петельку. В нём поместилось бы буквально несколько капель вина, что не­

–  –  –

Введение Карета, в которой смертельно раненный князь П. И. Багратион был доставлен с Бородинского поля в родовое имение .

Краеведческий музей. Юрьев-Польский .

с хитроумными запорами шкафчи­ ки для интрижных писем и ядов Екатерины Медичи .

Бывают штуковины, испорчен­ ные злой мыслью или жестокой волей, как матершинники-попугаи или тигры-людоеды. Андерсен в «Снежной королеве» рассказыва­ ет о вредоносном зеркале злобного тролля, разбившемся и несущем зло каждым своим микроскопическим осколком. В действительности существуют справочники по анти­ квариату7 где указываются приметы, старинного, внешне прекрасного зеркала, неминуемо влекущего за собой беды. Вещь, используг свою я роковую власть, может привести

–  –  –

свержения Везувия 79 г. Многие туристы, тайком позаим­ ствовавшие сувениры из тех мест, вскоре возвращали их по­ сылкой, слёзно умоляя хранителей принять «это» обратно .

Рассказывают, что императрица Александра Фёдоровна содрогнулась, когда им с Николаем II подарили гобелен, принадлежавший в своё время Марии Антуанетте. Может, и впрямь ковёр сыграл роль зловещей палочки в эстафете казнённых королев?

И кто знает, пришла ли бы жизнь Пушкина и Натали к такому трагическом)' финалу, если бы в их молодом супру­ жеском доме не сошлись две роковые, хотя и очаровательные с виду вещицы. Первая — перстень, подаренный поэт)' гра­ финей Е. К. Воронцовой. Пушкин любил его, даже написал знаменитое «Храни меня, мой талисман». А перстень, похоже, не отвечал Александру Сергеевичу взаимностью. Он хранил привязанность первому владельцу, чьё имя выгравировано на украшающем кольцо камне. Вторая вешь — роскошные серьги Натальи Николаевны. Они и после её кончины при­ носили беды наследникам, пока не упокоились в музее .

Есть совсем страшные предметы — помощники палачей, наперсники разврата. В старинном городке Роттенбурге в Гер­ мании есть музей средневековой криминалистики, где орудия пыток выглядят ешё более ужасными из-за того, что обладают явными эстетическими достоинствами. Жуткой красотой от­ ' :ечена «Железная дева» — скульптура женщины в мантии, полая внутри и утыканная гвоздями, дабы пронзить жертву, 'мешаемую туда под плачь её и страшные крики. Прелестью

–  –  –

кнутую. Стол кормит нас с ладони, стул на лало ни нас держит, кровать баюкает в руках, соединивших пальцы. В старину настенные светильники часто делали в виде руки, держащей гонь. Элегантный футляр с серьгами от Картье — ближайший родственник ладони, зажавшей яркий камешек .

Таинственна эта сомкнутая ладонь, таяшая нечто. «Там внутри» может быть содержанием книги и коробки конфет, семейной драмой в стенах дома и мистерией в храме. Ноевым ковчегом и межзвёздной ракетой. Ларцовость, ковчежность, природная большинству вещей, подразумевает не олно только определённое материальное содержимое сосуда, шкафа, но и некую мистическую душу предмета, определяющую его облик и образ .

Мы подошли к могущественной стороне веши — её кра­ соте. А подшнная красота наделяет «налюбованную» вещь

–  –  –

Возможно же, что несчастья, происходившие во время раскопок гробницы Тутанхамона, вы­ званы потревоженным духом фараона, лишён­ ного в один миг своих скипетров и диадем, опахал из перьев коричневого страуса, шашек из слоновой кости и чёрного дерева, коллекции элегантных тросточек, высоких кроватей в виде коров и гиппопотамов, коробочки с космети­ кой, манекена для примерки нарядов, парадных доспехов, похожих на украшения, и украшений, похожих на доспехи, вкусной законсервиро­ ванной навеки еды в белых коробках и мно­ гого другого. Чего стоит один только трон со знаменитой спинкой! Когда утончённый юноша фараон восседал на нём в затенённой от зноя, прохладной зале приёмов, выслушивал докучных придворных, он, выпрямившись, как требовала официозность, чувствовал своими острыми смуглыми лопатками позади себя не обычную кресельную спинку, а некое иное пространство. Туда переносился он в грёзах .

Там солнце, не обжигающее слепящее солнце крестьянских полей, но обволакивающее ласковым сияни­ Они очень нужны, но не радуют сердце. Неудивительно, что ем солнце-бог Атон протягивало к земле лучи, и каждый из в мире таких вещей возникла идея презрения к ним. (Хотя, них, имея крохотную ручку, наделял благодатной любовной разумеется, самые прекрасные предметы быта и обстановки силой Тутанхамона и его молоденькую жену — нарядных, вместе с другими прельщениями жизни издревле отторгали будто цветы вокруг, неотрывно глядящих в глаза друг другу анахореты любых религиозных направлений. Причём, как под гипнозом взаимной нежности. правило, отторгали только от себя, не понуждая к t o w весь Вещи из гробницы Тутанхамона отмечены присутствием свет, разве что ждали конца его. Ведь понимали же нищие индивидуального вкуса, однако был ли фараон рабом вещей? отшельники, что род человеческий пресёкся бы, если бы все Смешно и подумать. Но подвластным красоте рукотворного отказались от всего: от семьи, от жилья, от кастрюлек, от люлек мира, вероятнее всего, был. Да и как избежать этого, если и карандашей.) В XIX в. презрение к предметам пошло от раз­ даже о прелести женщин, о самой страсти поэты писали, ночинцев, вынужденных пользоваться нелепыми чернильными прибегая к образам драгоценных поделочных материалов: приборами, чудовищными галошами. Они неосознанно бун­ товали против вещей ширпотребных, не то чтобы уродшвых, Женских тел фаянс прохладный оаепляет, обольщает .

но не наделённых красотой, при том что не могли себе позво­ Чтобы тотчас превратиться в пламенеющий сардоникс .

лить художественно уникальных, говорящих с душой на язы­ И рабство то было, безусловно, гораздо более лёгким, чем ке красоты. Показательно, что воплощённая мечта о светлом свобода от вещей какого-нибудь ацтекского императора, чей будущем Н. Г Чернышевского — алюминиевая посуда давно быт походил скорее на непрерывное жертвоприношение, не­ оказалась на свалке, в то время как любой, лаже не расписной, жели на радостную обыденность. Посуда, одежда, украшения, а грубой глины античный сосуд, где надпись, процарапанная по любой предмет, коим он воспользовался хоть раз, неумолимо донышку, сообщает, как верный раб хозяина: «Я прина д леж у уничтожался, невзирая на эстетическое совершенство, на Лайле», до сих пор покоряет глаз и умиляет сердце .

возникшую симпатию к нему мимолётного владельца, обя­ Пожалуй, обожателей прекрасных вешей и ниспроверга­ занного хранить божественную беспристрастность ко всему. телей вещизма примиряет старик Рабле — ученейший мо­ Как-то жалко его: у этого владыки не было даже любимой нах и жизнелюб, певец земных радостей и насмешник над чашки. Веши крутились вокруг него п уплывали в бездон­ ними — в странной, полной невероятностей книге «Гаргантюа ность, схожие с фигурами грешников в «Страшном суде» и Пантагрюэль», более похожей на игру зеркал, то увеличи­ Микеланджело. вающих всё до гигантских размеров, то переворачивающих По мере развития машинных технологий стало расти с ног на голову и снова, как в шутовских кульбитах, возвра­ и количество предметов безликих, подчас безобразных. щающих всех в исходное состояние. Вспомним знаменитую

Вещи маячат

скандальную главу, где великанский малыш Гаргантюа, с точки зрения родителей наделённый столь же гигантским умом, сколь аппетитом, самостоятельно решает животрепещущую для обжоры проблему подтирок. Гигантский маленький принц, пользуясь вседозволенностью и окружающей его дворцовой лышностью, в поисках совершенной подтирки испробовал зсё на свете. Испытаны бархатная полумаска, мартовская кошка, розы, укроп, чертополох, простыни, надушенные росным ладаном перчатки, занавески, подушки, пеньюары, шляпы всех фасонов, туфли, чучела, телячья шкура, голубь, Заклан, заяц... И наконец, обретённый идеал — теплый пу­ шистый гусёнок. «...Напрасно вы думаете, будто всем своим блаженством в Елисейских полях герои и полубоги обязаны асфоделям, амброзии и нектару... По-моему, всё дело в том, что они подтираются гусятами...», — констатирует не по годам эрудированный ребёнок .

Здесь монах в лице Рабле вроде бы с жестокостью истин­ ного аскета отправляет предметы из роскошного усладитель­ ного и развратительного мира природных и рукотворных вещей в самую что ни на есть презренную субстанцию. Но Рабле — художник эпохи Ренессанса, способный передать в словах все краски окружающе­ го мира, с таким смаком и любованием перечисляет вещи (чем в общем-то за­ бавляется малыш Гаргантюа), что застав­ ляет нас парадоксальным образом точно впервые почувствовать сочную свежесть огородных и полевых растений, ощутить чистейшую прелесть животных, восхититься эстетической утончённостью модного голов­ ного убора — атласных наушников с уймой золотых шариков .

Конечно, каждая из этих вещей, лаже не будучи унижена толстой попкой Гар­ гантюа, окончив свой путь, скорее все­ го, сгниёт или рассыплется в прах, как Джон Гальяно для Дома Диора. Коллекция от-кутюр .

Подобно великому Рабле, меняющему местами высокое если бы она была клочком туалетной и низкое, модельер из самых обычных, бросовы х вещ ей создаёт бумаги. Но вель напишутся и обретут подлинные произведения искусства .

прекрасную плоть новые книги, рос­ кошно зацветёт, ощетинится колючками Показ коллекции от-кутюр. Весна — лето 2 0 0 2 г .

новый чертополох, вновь выведутся оча­ ровательные гусята, изобретут: невиданной красы шляпы и неисчислимое множество трактира. Тогда ещё раз прекрасная Ремедиос, всяких вещей, нужных и ненужных, но целомудренная героиня Маркеса, вознесётся.тверждаюших в радости нашу «сладостную в небеса на крахмальных простынях, выве­ привычку бытия». Где предел, положенный взаи- шенных для просушки, а пошлая чеховская мопроницательности материи и духа?! Возможно мадам Змеюкина, манерно молящая: «Ма­ гшё чуть-чуть, и настанет миг, когда «такая же хайте на меня веером!», вдруг почувствует бездна чайных чашек, как птиц на морском бе­ в движении своего дешёвенького опахала регу», сорвётся с подноса гоголевского полового, то тихое веяние, в каком пророк Илия полетит, взмахнув крьиом, на волю из душного ощутил присутствие Творца .

–  –  –

сю историю цивилизации можно было бы представить через фор­ мирование человеком окружающего его мира и наполнение бытовой предметной среды как освоение, «одомашнивание» пространства и времени. Создание структурированного пространства и упорядо­ ченного времени — первое действие богов в космогонических ми­ фах всех народов. Древнее, запечатлённое в мифах и преданиях и продолженное затем в традиционных культурах представление времени и пространстве (хронотопе) отличалось от современного .

Сегодня мы представляем время как некую абстрактную длительность, как нечто линейное и необратимое, нейтральное по отношению к нам, текущее из прошлого в будущее, а пространство — бесконечным, непрерывным и од­ нородным. В древности же время осознавалось неоднородным, циклическим, обратимым, а пространство — неоднородным, качес­ твенным, конечным. И время, и про­ странство не просто осознавались, но

–  –  –

На протяжении всего верхнего палеолита в местах с холодным климатом устраивали землянки, круглые или прямоугольные. Самые большие из них были глубиной 2— 3 м, ф актически не имели стен на поверхности земли, покрывались сверху деревом и засы пались зем­ лёй для утеп лен ия. В таки х землянках могла жить как одна семья, так и целый род. Сооружали такж е навесы, хижины, шалаши, хотя их следы до нас не дош ли. Чумы и яранги, шатры и палатки народовкочевников ведут свою родословную именно от них .

После неолитической революции, когда многие племена перешли от кочевого образа жизни к оседлому, начали строить прочные, долговременные дома. В каждом районе древнейшей ойкумены в зависимости от окружаю щ их условий были свои принципы зод­ чества, строительные материалы, предпочтительные конструкции, соверш енствовавш иеся от эпохи к эпохе .

–  –  –

_ет. Окна делали только навер ху; иногда рядом : ними располагались проёмы в стене, напомиэю щ ие бойницы. На второй и третий этаж и, где находились жилые комнаты, вели крутая риставная лестниц а или бревно с зарубкам и .

Потолок первого этаж а служ ил одновремен­ но полом второго; в нём делали лю к, к краю которого и приставлялась лестн иц а; на ночь или в случае нападения её легко было убрать .

"л о ская крыша годилась не только для хранения запасов продовольствия, но и служ ила удобной ^ о тр о во й площ адкой: при необходимости с неё «ожно было о тстреливаться. Сходство дома : неприступной крепостью доверш ала окруж ав­ шая его высокая стен а .

В крепких дом ах-баш нях издавна жили южнозэави й ски е арабы. Их возводили в н еприступ­ ных м естах: в горах, до ли нах, на побереж ьях .

Чаще всего таки е дома строили на горных вершинах или круты х скло н ах, и они сли ва­ ю с ь С горами, а на равнинах кварталы ДОМОВ Окна русской избы. Новгород .

-эпом инали крепостные стен ы. Выбор места, знешний вид, конструкция и внутреннее у с т­ Печь в домике няни А. С. Пушкина в Михайловском .

ройство дома — всё было подчинено целям обороны в усло ви ях часты х войн, которые вели арабы.Трёх— сем иэтаж ны е здан ия ставили не строго вертикально, а с лёгким уклоном от : снования к крыш е: так не только придавали дому большую устойчивость, но и могли лучше просматривать и простреливать подступы к неу. Этой же цели служ или и хорошо продум ан­ ная систем а бойниц, позволявш их вести огонь с ф ронта и с ф лангов, и особая конструкция з ода: дверь помещали на метр выше уровня земли, а сам проём делали ниже человеческого :о с т а. К том у же дверь часто оборудовали щ еколдой, которую можно было откры ть не сховниз, а потянув за верёвку с верхних этаж ей .

Узкая винтовая лестница внутри дома устроена г таким расчётом, что у спускаю щ егося по ней свободна правая рука, держ ащ ая оруж ие. Домрепость не только прекрасно приспособлен для обороны, он в состоянии выдерживать и зрительную о саду: в нём имеются запасы еды * -и тья, а такж е ско т, ф ураж и даж е пчелиные ульи .

.•сеплённые дома-башни строили и другие

-зроды во многих странах: в Сирии, Палестине,

-з Кавказе, в Греции, на острове Крит, а такж е з Новом Свете .

Дам — по образу и подобию

–  –  –

не гостем, не чужим, а своим чело­ Особым смыслом наделялось веком. О счастливчиках говорили, буквально всё, что находилось что они в печи родились. Если про­ в домашнем пространстве, даже пала скотина или кто-то из домаш­ мусор. Слова поговорки «сор из них не вернулся ко времени домой, избы не выносят» имели вполне их звали в печную трубу. В ходу была конкретное магическое значение:

пословица: «Печь нам мать родная». будешь сор выносить, оставишь Печи не просто придавалась женская следы из дома снаружи, а по ним суть, но и отдельные части её назывались можно наслать порчу. Так граница так же, как части тела человека: «чело», усадьбы становилась границей «одо­

-щёки», «ноги», «плечи». С печью связы­ машненного» пространства .

вались и самые главные обряды жизненного Кочевые народы — монголы, алтай­ цикла — так люди проживали свои «круги цы, казахи, киргизы, туркмены, буряты, времени» в домашнем пространстве. Когда калмыки, татары — имели совсем иной к девушке приходили сваты, она залезала тип жилиша, нежели славяне. Вона печь; спуститься вниз означало согла­ первых, оно было круглым, без углов сие выйти замуж, перейти к другому очагу. и прямых стен, во-вторых — времен­ Завершая свадебный обряд, бросали в печь ным. Юрта прекрасно приспособлена пустой горшок и приговаривали: «Сколько к степному климату с сильными ветра­ черепков, столько молодых ребят». Ново­ ми и перепадами температур. В жару рождённого мыли со словами: «Расти с брус приподнимают нижние края войлока, вышины да с печь толщины». Слабеньких и тогда она хорошо продувается. В зим­ детей в печи символически «перепекали»: ние холода плотный вой\ок не пропускает если «не допёкся» в материнской утробе, то ветер, а круглая форма делает юрту легко сделает это в печи. Не обходился без печки обдуваемой. Порой кочевники вынуждены даже похоронный обряд: когда умирал в доме человек, открывали заслонку в трубе, чтобы Ритуальный стол в юрте. Дерево, металл .

д\'ша вылетела. Дворец-музей богдо гзгзна. Улан-Батор .

Дям— no образу и подобию

–  –  –

каждый месяц ставить дом на новом месте. Юрта за полторадва часа разбирается на части и почти так же быстро, всего за четыре-пять часов, собира­ ется. В разобранном виде она очень компактна — помешается на нескольких повозках или вер­ блюдах. Летом юрту7 ставят прямо на землю, а зимой — на деревянную платформу7 .

Выбрав место для стоянки, в первуто очередь располагают камни под будущий очаг, а потом устанавливают юрту7ориентируй и размещая в заведённом порядке её состав­, ные части и хозяйственный инвентарь. Стены — складные решётки из деревянных планок — и остов конусо- либо ку­ полообразной крыши связывают ремешками или верёвками .

Снаружи остов обтягивают войлоком и обвязывают верёвками и ремнями в несколько слоёв. Некоторые народы обматывают юрту красочными поясами. Монголы, буряты, казахи и киргизы сверху7покрывали её ещё и плотной бе­ лой тканью, а туркмены — камышовыми циновками, чтобы

–  –  –

ТРАДИЦИЯ ОБМАНОК

Ещё в Древнем Риме со времён Августа засвидетельствованы попытки преображения интерьеров с помощью эффекта обмана глаз. Так, огромный фриз, опоясывающий одно из помещений на вилле Мистерий в Помпеях (около 50 г .

до н. э.), посредством живописной цветовоздушной среды и неглубокой рисованной перспективы создаёт ощущение Гробница авгуров. Этруски. VI в. до н. э. Национальный музей. Тарквинии .

–  –  –

Лом — по образу и подобию Бальдассаре Перуцци. Зал перспект ив. Вилла Фарнезина. Рим. 1 5 1 0 г .

мебели: камин был составлен из разных архитектурных фрагментов, кроватью служила богато украшенная античная ванна, пюпитром — древний саркофаг, и лаже собачья конура была не чем иным, как остатками древней вазы .

Традиция достигла кульминации в работах Джованни Баттисты Тьеполо .

Его фрески в епископской резиденции в Вюрцбурге смело «прорывают» потол­ ки, открывая взору голубое небо, залитые солнцем облака и фигуры ангелов, унося­ щихся в безграничное пространство .

Известным мастером обманок и теат­ ральных иллюзий был итальянский жи­ вописец Пьетро Гонзаго (1751— 1831), Паоло Веронезе. Фреска виллы Барбаро-Вольпи .

–  –  –

Антонио Веррио. Боги Олимпа. Роспись в зале Небес. 1 6 9 5 — 1 6 9 6 гг. Линкольншир .

Комната Сальвадора Дали. Фигейрос .

Комната Дали обладает свойством если не множественного, то двойного обмана .

Здесь наличествует классическая обманка — иллюзорная дверь с выходом в некий нескончаемый коридор, но вместе с тем вся комната с несуществующими в реальности соотношениями (колонны почти равны высот е кресла), само кресло, вернее некий трон, таящий угрозу, тревожные краски, мантия, распятая в углу, гербовы е щиты — всё погруж ает тебя в сказочный страшный сон, в непрерывность гот ического кошмара .

Игра с пространством Лам — по образу и подобию

ЗОЛОТОЙ ДОМ НЕРОНА, ИЛИ НЕБО НА ЗЕМЛЕ

севозможных эффектов достигали не только с помощью иллюзионистической живописи и зеркал, работали и другие приёмы и материалы. Известнейший из дворцов, послуживший примером для бесчисленных подражателей, — Золотой дом Нерона. Чего тут только не было! Вместилище дорогих мозаик, изящных фресок и сложных механических приспособлений, дом создавал атмосферу богатства и изысканности. Выстроенный в Риме архитекторами Севером и Целером, своё название, по свидетельству Плиния, он получил из-за позолоченного ф асад а. Золото господствовало и внутри, символизируя блеск, сияние солнцеподобного императора, желавшего затмить эллинистические дворцы Птолемеев в Египте .

Октагональный зал в восточном кры­ ле дома венчался полусферическим куполом диаметром 14 м с большим Золотой дом Нерона. Рим .

–  –  –

белым мрамором, а окна прикрыты пластинами из алебаст­ ра или сланца, столь тонко нарезанного, что чистый белый свет, проникающий сквозь окна и отражающийся отовсюду, заставлял находящегося внутри этого покоя вообразить себя попавшим внутрь ледника», — пишет Ч. Мак-Коркодейл .

В одной из комнат Большого дворца были устроены два уровня пола и акустический купол, который посылал вниз двойное эхо: на каждом уровне пола оно было разным .

Взнаменитом Парадном зале стоял золотой трон, сооружён­ ный в IX в. Львом Математиком для императора Феофила .

Здесь он принимал иностранных гостей и послов. По сторонам от трона лежали два золотых льва, а за ним высилось искусно сделанное из золота дерево, на ветках которого сидели золотые птицы. Император в одеждах, усыпанных драгоценностями, появлялся пол звуки музыки. Когда гости входили в тронный зал, львы поднимались, начинали рычать и помахивать хвое

–  –  –

стоянно преображать жилище, открывая новое и чудесное в обыденном. В. В. Малявин пишет: «В китайском доме окна затягивали цветной бумагой и вставляли в них узорные решётки. Смягчая и окрашивая падавшие в окно солнечные лучи, бумага выявляла пвет как существенное — природное и всё-таки изысканное — свойство света. Решётки на окнах придавали физическому пространству как бы ритмический строй. А тени, отбрасываемые ими, словно создавали в комна­ те фантастического двойника узора листвы за окном, навевая мысли об узоре мировой „сети вещей*». Литератор XVIII в .

Шэнь Фу советовал создавать в доме неожиданные зрительные эффекты: например, сделать так, чтобы тропинка, кажущаяся тупиком, выводила на открытый простор или чтобы, отворив заднюю дверь на кухне, можно было попасть в чудесный сад .

А Ли Юй, китайский литератор XVII в., даже предлагал из жилой комнаты выходить прямо в уединённый грот .

В японском доме вообще нет ни пола, ни стен в нашем понимании. Есть лишь сплошные торцы, обращённые чаще всего к улице. Боковые же стены, особенно с солнечной стороны, отсутствуют, как и внутренние перегородки. Их заменяют подвижные шиты — сёдзи, фусума, амадо. Аналогов им в привычном европейском быту мы не найдём: они одно­ временно являются и архитектурными деталями, и мебелью, движимым и недвижимым имуществом. Узкая галерея энгава, находящаяся за амадо, отделяет сад или двор от жилой части дома своеобразными занавесками сёдзи — рамами из тон­ ких реек, оклеенных полупрозрачной промасленной бумагой (в последнее время её заменяют матовым стеклом). Душным и влажным японским летом амадо и сёдзи раздвигают, так что дом превращается в открытую беседку. Подвижные щиты дают возможность менять внутреннюю планировку — от

–  –  –

Д а » — по образу и подобию

ОЧ А Р О В А Н И Е ВЕЩЕЙ В УСКОЛЬЗАЮЩЕМ МИРЕ

тончённая чайная церемония тя-но-ю, как ничто другое, передаёт сущ ность японского национального д уха. В Китае Лао-цзы считается основателем традиции чаепития, предания же рассказы ваю т, что чайный куст вырос из ресниц первого патриарха Бодхидхарм ы. В японские монастыри культ чая, или «путь чая», — тя-до попал из Китая в X I I I в., став практикой во время дзен б удд и й ски х медитаций. Позже он распространился среди знати как форма особой «игры в чай» — тя-суки. В кругах торговцев и ремесленников питьё чая такж е вошло в обычай, но с акцентом на духовном единении, социальном равенстве и друж еской атм осф ере. Так из соединения, сплава ритуала храмового чаепития, придворного эстетизированного развлечения и д р уж еских собраний слож илась чайная церемония в близком к современному виде .

Особым действием с глубоким смыслом чаепитие впервые сделал буд­ дийский монах Мурата Дзюко (1 4 2 2 — 15 0 2 ), положив в основу ритуа­ ла четыре принципа: гармонию, чистоту, тишину и почтение. Главным была мистика происходящ его, а все внешние атрибуты и окружение — устройство чайного домика тясицу, непритязательного, похожего на хиж ину отшельника или простой деревенский дом из бамбука, дерева, соломы; сад, утварь и даже поведение участников — лишь свидетель­ ство эфемерности проявленного мира .

Окончательный же вид чайной церемонии придал дзенский «мастер чая» Сэн-но Рикю (1 5 2 2 — 1 5 9 1 ). Теперь все составляю щ ие проис­ ходящ его — от архитектуры тясицу и устройства сада, от предметов и тем беседы до последней мелочи — не могли быть случайными .

Отделка и качество материалов, их фактура и цвет, сочетания пред­ метов утвари и обстановки друг с другом — всё имело значение .

Внешняя форма церемонии стала так же важна, как и внутренняя .

–  –  –

В этой музыке-настроении особая тема — посуда: чашки для чая, медный чайник, коте­ лок для кипячения воды, ковш, бамбуковая мешалка, ящик для чая и т. п. В ритуале важна и индивидуальность хо зяи н а: каждый «разы гры вает» присущие ему вариации церемонии, слуш ая собственного внутренне­ го учителя — свою душ у .

Дам — по образу и подобию

–  –  –

Лам — по образу и подобию ОКНО ак и любой другой предмет человеческого обихода, окно может быть простым отверстием подобно природному, а может становиться подлинным произведением искусства. История знает дома без окон и дома с окнами самой разной формы и размера — от небольшого окна-бойницы до огромного окна-стены, так называемого французского окна. Считается, что окна появились на Крите около 3,5 ты с. л е т назад, но после гибели крито-микенской цивилизации о них надолго забы ли. В древних греческих и римских жилищах наружные стены окон не имели, а покои открывались во внутренний дворик — сходный принцип восходит к жилищам древних шумеров и египтян и до последнего времени встречался в Средней Азии. Сенека писал, что до середины I в. н. э. лишь немногие римские дома имели окна, превышающие размерами простые щели в стене. Небольшие оконные проёмы прикрывались деревянными ставнями, большие — забирались металлическими решётками или резными пластинами Окно буддийской пагоды .

–  –  –

волоки к каменной или металлической фрамуге либо прикрепляя к оконной коробке. Ставни (и х делали только на нижних этаж ах) расписывали снаружи и изнутри, украшали резным орнаментом .

Для разного рода декоративных мотивов употребляли цветные стёкла или наносили изображение краской .

размещение окон, и их функции в домах разных народов могли м уж ить исключительно прозаическому назначению, но могли стаэвиться шедеврами архитектуры, частью задуманного интерьера .

Так, расположение окон в строениях китайского сада (галереях, звильонах и т. п.) никогда не было случайным, произвольным или подчинённым сугубо утилитарным целям. Окно, нередко имеющее курьёзную, фантастическую форму, было своеобразной «живой картиной», совмещало дальний и ближний планы и каждый раз открывало живописный вид или даже целую их серию. А уже в XX в .

великий архитектор Ле Корбюзье, создавая интерьеры и следуя сво­ ей идее дома как машины для жилья, проектировал в соответствии с новым пониманием жилого пространства горизонтальные окна, сплошной лентой опоясывающие помещение, соединяя внутреннее и внешнее в единое целое .

–  –  –

Германия. Гейдельберг. Старая средневековая часть города с окном, Дворец Топкапы. Стамбул. Пример окон, подобных средневековым оформленным так, как понимался в те времена классический стиль древних. с частым металлическим переплётом .

галереи будут играть большую роль в английском, да и в европейском интерьере .

Первые галереи как особый тип архитектурно­ го пространства, упоминания о которых относятся к 1440 г. (кабинеты появились несколько раньше), начали устраивать во Франции, и они служили до­ полнением к комнате хозяина, куда приглашались лишь избранные, часто вели к кабинету или капелле, заканчиваясь балконом. В Англии же XVI—XVII вв .

галерея стала одним из помещений в анфиладе па­ радных апартаментов и являлась символом обще­ ственного статуса хозяина дома. Потом галереи использовались для прогулок и упражнений, раз­ мещения портретов и мемориалов, служа достойным элегантным обрамлением благородному обществу, а оно, в свою очередь, воспринималось как естест­ венное порождение этого великолепного окружения .

Одна из лучших галерей создана Аннибале Карраччи в палаццо Фарнезе в Риме в 1597— 1604 гг .

Во дворцах и виллах Европы периода барокко галерея превратилась в одну из главных комнат,

–  –  –

Антонелло де Мессина. Святой Иероним в келье. 1 4 7 5 — 1 4 76 гг .

Национальная галерея. Лондон. Пример средневекового интерьера кабинета учёного, по-новому переосмысленного Возрождением .

Лом — по образу и подобию

–  –  –

К концу XVIII в. в России появились и домашние библиотеки, сформировавшие облик героев 1812 г. и де­ Ж ёлт ая гостиная. Палаццо Реццонико .

кабристов, взрастившие многих деятелей русской культу­ Венеция. Вторая половина X V III в .

ры XIX столетия .

В это же время в гостиных или в специальных музыкальных салонах устраивали домашние концерты. Особые комнаты.либо отдельные здания отводились для театральных представ­ лений, как, например, в Юсуповском дворце на набережной Мойки в Санкт-Петербурге: тамошний театр напоминает прелестную бонбоньерку. Возвели и танцевальный зал с ко­ лоннами, гостиные, кабинеты, обтянутые штофом и отделан­ ные дубом, галереи с произведениями живописи. Когда в моду вошёл бильярд, появились и бильярдные комнаты .

В XVIII в. во французском доме возникает будуар — ма­ ленькая личная гостиная, как правило украшенная карти­ нами и гравюрами фривольного содержания, с письменным столом, несколькими стульями и софой в нише, отделанной зеркалами. Будуар входил в число комнат как хозяйки, так и хозяина и создавал атмосферу утончённой эротики .

«Комфорт, любезность, приличие» стали во Франции ве­ дущими идеями жилого интерьера XVIII столетия, от фран­ цузов старались не отставать и другие европейцы. Во второй половине века пышность барокко и рококо уступила место сдержанной и благородной элегантности, напоминавшей о классическом искусстве античного мира. Уходила в прошлое эпоха, когда дома рассматривались как декорации для разного рола общественных действ, возросший на волне сентиментализма интерес к личности и частной жизни привёл к появлению маленьких гостиных, спален, столовых и закрытых покоев. Иногда устраивали две гостиные: одну, предназначенную для официальных приёмов и раз­ влечения гостей, — на пером этаже, другую, более уютную и интимную — на верхних этажах .

Ещё в начале XV1I1 в. французский архитектор Жан Батист Леблон задал стандарт типичного фе­

–  –  –

ледники и кладовки с провизией, часто располагали вдоль границ участка, занимаемого особняком; здесь же находились флигеля лля прислуги. Чтобы члены семьи не встречались со слугами, лелали дополнительные коридоры, лестницы (служеб­ ная лестница в английском доме появилась в конце XVII в.) и т. п. Нал средней частью здания иногла надстраи­ вали мезонин (буквально «домик»); например, особняк Глуховского начала XIX в. на Малой Невке в Петербурге известен в народе как «дом с мезонином» .

К середине XIX в. сформировался тип особняка, предназначенного для делового человека. Их владельцы — врачи, адвокаты и т. п. — часто прини­ Ящ ик для угля в форме раковины .

мали клиентов дома, обычно в бельэтаже. Западная Европа. 1 8 5 0 г. Стиль Расположение комнат стало свободнее, к концу второе рококо. Ж елезо, масло, лак, роспись. ГИМ .

века и сами особняки сделались компактнее; в них появились удобства, тогда ещё непривычные: во­ допровод, канализация, электричество. На верхнем этаже располагались жилые комнаты хозяев, детские спаль­ ни, гардеробны, полуподвальные помещения отводились в духе необарокко на углу набережной Фонтанки и Невско­ прислуге и для хозяйственных нужд. Если владельцы имели го проспекта в Петербурге, возведённый архитектором А. И. Штакеншиейлером в 1846— 1848 гг., а образцом жили­ собственный выезд — карету, фаэтон, дрожки, рысаков, то хозяйственные постройки включали также конюшни, карет­ ща разбогатевшего коммерсанта — особняк «в итальянском ный сарай, жильё для конюхов и кучера. Позже планировка вкусе» барона А. Л. Штиглица на Английской набережной, особняков стала приближаться к планировке доходных до­ 66— 68, построенный А. И. Кракау в 1859— 1862 гг .

мов. Характерным примером богатого аристократического В XIX в. появилось понятие «бидермайер», обозначающее : собняка может служить дворец Белосельских-Белозерских стиль, утвердившийся в Австрии и затем в Германии между Гостиная в Викторианском стиле .

70-е гг. X IX в .

1815 и 1848 гт., лейтмотивом кото­ рого являются простота и домаш­ ность. Все предметы обстановки и украшения размешались на уров­ не глаз даже в домах с высокими потолками; вместо внушительных полотен в золочёных рамах вешали в несколько рядов небольшие гравю­ ры и картины, окантованные в багет .

Стены окрашивали в простые яркие тона, потолок — в белый или серый пвет, а пол либо оставляли дощатым, либо настилали паркет. Появилось больше невысокой удобной мебели из красного дерева, вишни, ореха, ясеня и других пород, а фоном для неё часто служили обои или ткань с мелким узором. Использовали так

–  –  –

легла в основу стиля модерн, восставшего против скучного однообразия всего: жилища, мебели, посуды, утвари. Стиль словно возродил архаические природные культы камней, рас­ тений, животных и выразил языком форм любовь к природе, доведённую «до языческого обожания». Накануне Первой мировой войны, в 1914 г., в залах Королевской академии в Лондоне был выставлен проект коттеджа, выполненный Э. Каслом и Дж. Уорреном и считавшийся одним из вари­ антов «идеального городского дома». Центральную ось его образует прямой коридор, ведущий от главного входа к задним дверям в сад. На первом этаже справа от коридора — большая гостиная с камином, за ней — столовая, которая с начала века являлась необходимой частью солидной квартиры. Слева

–  –  –

Антонио Гауди. Каса Висенс. Барселона .

1 8 78— 1 8 8 5 гг. Частный доходный дом ( 1 8 7 8 — 18 80 г г.), где Гауди расчленил стены специально сделанной мебелью, расписал изображениями птиц и плюща, на потолке иллюзорно написанные гирлянды листьев расположил между балками, создав прекрасный образец стиля модерн .

–  –  –

не все. Некоторые сберегаются судьбой и людьми, и отчёт­ ливое энергетическое поле их владельцев ошушается как запах благовоний на дне древних сосудов. Индивидуальность энергии важнее ресурсов, и ею обладала даже та ласточка, что пожелала вплести в гнездо золотой волос Изольды .

ОБИТЕЛИ ДУХА

Понятия «малое» и «большое» не всегда адекватны реаль­ ному пространству жилья как обители духа. Сохранились фотографии знаменитого в своё время салона Сары Бернар, ласково прозванного «маленькое гнездо большой женщины» .

Но теперь эта фраза оборачивается сарказмом: огромный грот гостиной со шкурой белого медведя у ног актрисы, возлежащей на «турецком» диване среди ковров и ковровых подушек в окружении массивных золочёных светильников, хрустальных люстр, фарфоровых ваз и т. п., — всё дышит большими гонорарами и большим тщеславием, а не пла­ менной озарённостью таланта. По контраст)' вспоминается бревенчатый домик Петра I, находящийся ныне в Коломен­ ском. Теснота, низкие потолки, масса инструментов, бумаг и прочие веши, должные быть под рукой, как бы распирают домишко изнутри энергией всеохватного гения. Маленькая, до жути короткая кровать говорит, что парь, поджав калачи

–  –  –

Панч Мбхеле. Интерьер дома. Южная Африка. 1969 г .

ком ноги, спал неудобно и мало, а когда вставал, упирался головой в потолок, точно Гвидон, готовый выбить дно бочки. Однако парь всё же любил маленькие, по-русски натопленные уютные покои. Возможно, они напоминали ему что-то хорошее из детства, наряду с торжественными дворцовыми залами наделяли Петра оригинальным чувством собственного величия. В маленьких он ощущал себя неким Гулливером в домах лилипутов; в больших — тем лилипутом, кому подчиняются великаны .

Но не одни только жилища великих впечатляют ум и серд­ це. Души простых людей, не раскрывшие себя в подвигах или иных свершениях, порой раскрываются в их жилищах и благоухают, как ночной табак. Такова улица Футерайт средневековых муниципальных домов в старинном Аугсбурге .

Здесь издревле бедный старик, платя городу всего одну марку в год, получает в пожизненное владение двухэтажный дом .

Хотя строение по фасаду не более трёх метров в ширину, тут и крыльцо, и архитектурные украшения, и фигурная бронзовая ру^чка у входа, отличная от всех других ручек на улице (по ней подвыпивший в гостях хозяин на ощупь в темноте непременно опознает свою дверь) .

–  –  –

Строительство началось в 1830 г. и заняло несколько лет .

В 1836 г. Пушкин писал жене из Москвы, что нащокинский домик «доведён до соверш енства — недостаёт только ж ивых человечков» .

–  –  –

лепил из глины птичку и, ещё не ведая своего могущества, так сильно пожелал ей жизни, что буквально вдохнул её, дунул — и птаха полетела. Так же много позже воскрешал Он мёртвых.. .

Но детство кончилось рано, как у всех в древности .

В 12 лет Он называет себя Сыном Божиим, а ломом — Храм, дом Отца Небесного. И Приснодева, то ли в божественнос­ ти сохраняя некую долю человеческих привязанностей, то ли по слабости нашей, озаботилась неприкосновенностью домика в Назарете. Его не тронули во времена римских гонений на христиан в Палестине. Мало того! Домик был буквально чудом переправлен в Италию, в Лорето, где ис­ тинно верующие одним прикосновением к его кирпичным стенам получают избавление от болезней и горестей, ибо дух Христа-ребёнка и его юной Матери незримо присут­ ствует среди них .

Иродион .

–  –  –

тыо, свободе. И, кажется, тёмная сила обыденных предметов отомстила писателю в последние годы его жизни .

Белая дача — его дом на горе в лучезарной Ялте — безна­ дёжно тосклива внутри. Здесь как бы всегда звучит чеховский «звук лопнувшей струны». Здесь можно было только медленно умирать.

Некая промозглость Белой дачи чувствуется и в жару:

того, кто в рубашке или летнем платье, начинает знобить .

Вспоминается «Чайка»: «Холодно, холодно, холодно». А как же зябнул Чехов в последней стадии чахотки, если порой, чтобы согреться, ложился в постель, не снимая пальто и сапог! Как же он, апостол деликатности, старавшийся никому не мешать, как же страдал он душевно в антиуюте дома, порождённом ближайшими к нему людьми — женой и сестрой. С одной стороны — безразличие к дому супруги Ольги Леонардовны Книппер, звезды модного МХАТа, естественно обитающей в основном в Москве. С другой — неусыпная опека сестры Марии Павловны, энергичной, интеллигентной, безвкусной, живущей при Чехове неотлучно. Она, деятельный организатор

–  –  –

повседневного существования Антона Павловича, умудрилась соединить базаровское разночинское пренебрежение бытом с мещанской пристрастностью к дамскому рукоделию, всяким вышитым салфеткам, подушкам, дешёвым фарфоровым без­ делушкам, модным тогда абрамцевским поделкам, альбомам, рамочкам, выпиленным лобзиком .

Вещи и вещицы, сундуки и шкатулки, полочки, шаткие столики, этажерки толкутся, как толпа приживалок. В кори­ доре плечом к плечу теснятся какие-то шкафы, натуралис­ тическая фигура бульдожки, кресло а-ля рюс с дугой вмес­ то спинки и топорами-подлокотниками. Что-то ещё, ещё и ешё... В символической каменной медицинской вазе (ведь Антон Павлович — доктор!) живёт настоящая гадюка .

Дам — по образу и подобию

–  –  –

Замок Клу-Л ю се построен д ля Этьена д е Л у, ф лам анд ц а, исп олни теля та й н ы х поручений Л ю довика X I. Карл V I II откуп ил у слуги своего отца резиденцию и поселил сюда супругу Анну. Франциск I предоставил замок гению. Похоронен Леонардо да Винчи во дворе церкви Святого Флорентина в центре Ам буазского зам ка. Во времена Империи его останки, возможно, были перенесены в капеллу Сент-Юбер .

–  –  –

Вели ко лепная кухня сейчас почти та ж е, что и в б ы тн ость Леонардовой кухарки Матюрены. Закопчённый очаг .

Простой скоблёный стол посередине, где Леонардо — хитроумный маг и в ку­ линарии — руководит созданием раб­ лези ан ских угощений для Франциска I (прообраз П антагрю эля) и где наскоро го товится скром ная еда д л я самого худ о ж н и ка, вегетариан ц а с ю ности .

Медная и оловянная посуда, лари для снеди, у окна с распахнутыми вовнутрь ставнями — два стула «болтуна» .

Лом — по образу и подобию

–  –  –

...И вот тот, кто не любил много спать, 23 апреля 1519 г. уснул навсегда .

Старый волхв в парадной одежде поко­ ится на царской кровати поверх вос­ точного ковра.

На столе его завещание:

Богу — душу; алчной родне — деньги;

слуге Вилланису — мебель; Мельпи — одежду как часть своего облика и глав­ ное — рисунки, рукописи. Священни­ кам должно соблюсти погребальные обряды во всей полноте их скорбной красоты, как того требовали набожность Леонардо и его вкус зрелищного маэст­ ро. Мельпи при свече на столе учителя дописывает письмо к его братьям во Флоренцию: «Пока не распадётся моё тело, я буду постоянно чувствовать это горе, какое должны разделить все люди, потом}7что не во власти природы создать ещё одного такого человека». Мельци выходит из замка. Оставляет Леонардо наедине с «Джокондой» на мольберте .

Каждого — в своём выразительном мол­ чании и невыразимом одиночестве. Во Стоповая в доме Рубенса. Антверпен .

дворе над траурными туями и кипариса­ ми мерцает усеянная звёздами вечность. Питер Паузл Рубенс. Елена Фоурмен в шубке Там — новый дом Леонардо. (Ш убка) .

нией отличаются подчас дома творческих личностей — место, где семья, ученики СЧАСТЛИВЫЕ ДОМА и вдохновение выступали в естествен­ ном благодатном единении. Совершен­ нейший пример тому — антверпенская Даже великий Лев Николаевич Толстой, святыня, дом Питера Пауэла Рубенса .

как любой человек, иногда ошибался. Обладавший мощным запасом творче­ Ошибся, когда порицал Шекспира за ских и жизненных сил, глубокими по­ неправдоподобие «Короля Лира», а сам, знаниями в архитектуре и искусстве, до­ подобно Лиру, убежал в свою пустыню статочно свободный в средствах, Рубенс на станцию Астапово. Ошибся, заявив, построил свой дом для артистического что все счастливые семьи счастливы и семейного счастья среди комфорта одинаково. О нет! Разве прославленный и прелести окружающих вещей — всех Перикл, правитель, строитель и полко­ его античных монет, древних статуй, по­ водец Афин, со своей Аспасией, гете- даренных друзьями картин, чья красота рой-философом, имевшей в качестве и прочность как бы усиливали талант, бизнеса публичный дом, был счастлив крепость семьи и дружбы, обеспечивали тем же счастьем, что и молодой Лев долгую жизнь. Дом, где можно насладить­ Николаевич, влюблённый в юную Со­ ся трудом в мастерской среди учеников, фью Андреевну? Счастье у всех разное. поразмышлять над философской книгой Даже не поймёшь иногда, чем человек в кабинете, а то и поднять чашу за рез­ счастлив. Да и не всякий осознаёт, что ным столом в роскошной столовой со под его кровом обитает счастье. словами тоста древнеримского поэта И непременно во все времена дом, Ювенала: «Предоставим богам решать, где оно селилось, окрашивался в цвета что нам необходимо и полезно, ибо сугубо данного счастья. Особой гармо- они любят человека больше, чем он сам

Лам — по образу и подобию

Мастерская художника Анатолия Брусиловского. Москва .

Художник, писатель, фотограф, кинематографист работает в знаменитой студии на чердаке в районе Новокузнецкой. Над головой — павлово-посадские шали, у стены — вазы Эмиля Галле, и рядом собственные картины, фот ографии... Все эти вещи, собравш ись в доме мастера, молчаливо рассказываю т свои истории умеющим слушать и создают неповторимый облик жилищ а, погружая владельца в царственный в своей красоте мир вещей .

Мастерская художника Анатолия Брусиловского. Москва .

–  –  –

Модельер Кристиан Лакруа в своём кабинете .

себя». Э т и слова вы сечен ы и н а п о р ти ­ к е дом а Р уб ен са. А са м п о р т и к не раз и зо браж ён н а его полотнах, п о то м у что и над пи сь, и п о р ти к, и весь дом п о л н о ­ сть ю в о п л о ти л и его м е ч ты, — м еч ты ж и в о п и сц а и чел о века.. .

И в наши дни дома-мастерские многих художников как бы изнутри освещены солнцем творческой радос­ ти, влюбленности в существование .

Здесь нередко современные роскош­ ные вещи соседствуют с каким-нибудь старинным предметом, подобранным на свалке. Причём именно его красо­ та составляет гордость хозяев. Здесь кипит вдохновение, а порой — бесша­ 5руно Вебер. Кровать. Швейцария. 1931 г .

–  –  –

о все времена человечество искало способы постоянно иметь под рукой хотя бы относительно чистую воду и вместе с тем обеспечить удаление жизненных отходов. Эти сферы, как ни парадоксально, могут рассказать о культуре народа гораздо больше, чем кажется, поскольку связаны с пониманием глубинных её пластов, таких, как, например, ритуальная чистота. Интересно, что наука очень мало интересовалась данной областью, и лишь в последние голы человек пристально при­ глядывается к самым повселневнем и интимным вещам — чистоте собственного тела и окружающего его пространства .

ВОДОПРОВОД

–  –  –

насчитывалось 865 общественных и 800 частных бань, одна великолепнее другой. Для них не жалели ничего: воду под­ водили по свинцовым трубам из чистейших источников;

купальни и банную утварь делали из разноцветного мра­ мора и дорогого, привезённого из Египта, тёмно-красного порфира; в термах вешали картины лучших художников;

на стенах начертывали лёгкие стихотворения, «приличные месту»; крыши нередко золотили .

Пятнадцать роскошнейших общественных бань сооруже­ ны императорами (последняя — Константином в 310 г. н. э.) .

Термы Веспасиана включали в себя более 100 помещений;

в термах Диоклетиана находились 3 тыс. алебастровых ванн и бассейн величиной с городскую площадь, библиотека и собс­ твенные сады; термы Каракаллы могли вместить одновременно около 2300 человек .

По мере того как совершенствовалась и расширялась сеть акведуков, а бани становились всё комфортнее (появились сомкнутые своды и стены с подогревом), возрастала и их роль в жизни римского общества. Многие проводили здесь целые дни. В банях ели и пили, развлекались: занимались гимнастикой и фехтованием, слушали выступления орато­ ров и поэтов, смотрели гладиаторские бои, беседовали со знакомыми. Бойко шла торговля произведениями искусства и драгоценностями. Имелись дворики с садами для прогу­ лок. Особенно ценили банное великолепие плебеи: до сих пор никто не придумал более доступный, дешёвый способ проводить жизнь в роскоши .

Удобства цивилизации

Пришедший в баню снимал одежду в аподитерии (разде­ валке) и в холодной бане — фриптдарии — обливался водой .

Потом следовало поплавать в бассейне и перейти в предбанник с тёплыми полами. После посешения унктория, где купальщика натирали маслами и посыпали песком, он занимался физически­ ми упражнениями в спортивном зале. В горячей бане — кальдарии — принимал паровую ванну, проходил процедуру обработки кожи банной скребницей, затем совершал омовение. Горячая баня всегда предшествовала купанию в холодной воде. В финале посетителю делали эпиляцию и массаж, умащивали благовони­ ями, и на этом собственно банные процедуры заканчивались, следовало перейти в другие залы, портики или сады и предаться прочим банным удовольствиям .

Посещать общественные бани не гнушались даже импера­ торы, что чрезвычайно импонировало шлебсу. Работали термы круглосуточно, все издержки брали на себя правители, поэтому неизменно сохранялась низкая входная плата, а по праздникам она вообще отменялась (дети же всегда мылись бесплатно) .

Впрочем, всё сказанное относилось только к городам, дере­ венские бани не блистали роскошью и отделкой. Устроенные на берегах рек или озёр, они представляли собой ров с плотным навесом из ветвей и раскалёнными камнями. Поливая камни воДавид и Батшеба. Миниатюра из часослова. Конец XV в .

Шартр. ГПБ. Москва .

–  –  –

Ритуал подъёма. Гравюра по рисунку .

Франция. 1 7 7 4 — 1 7 7 5 гг .

Умывальные принадлежности. Россия. X IX в .

Джузеппе Качиалли. Ванна Наполеона I. Начало X IX в. Палаццо Питти. Флоренция. Ванная комната Наполеона 1. 1 8 0 7 г. Дворец Рамбуйе. Париж .

Лары цивилизации и прогресса

СМЕРТЬ МАРАТА

–  –  –

Как выяснилось после ареста, развязанный якобинца­ ми террор внушал девушке уж ас (хотя сама Ш арлотта принадлежала к стану республиканцев), поэтому она замыслила лиш ить жизни кого-нибудь из революционных вож дей. На вопрос, что побудило её убить Марата, Корде ответила: «Его преступления. Я убила одного человека, чтобы спасти сотни тысяч других, спасти невинных и дать отдых моей родине». Вечером того же дня она была гильотинирована .

–  –  –

«ХРАМ УЕДИНЁННОГО

РАЗМЫШЛЕНИЯ»

–  –  –

лись первые «Русские горячие парные бани Пахмахера» (в которых, правда, не использовались веники), а к середи­ не столетия подобные заведения функ­ ционировали повсеместно в Германии .

В 50-х гг. ирландский врач Рихард Бар­ тер изучил турецкие бани и оборудовал оные у себя на родине. С этого времени банная культура начала постепенно воз­ вращаться в Европу .

Усилиями врачей-гигиенистов на протяжении XIX и начала XX в. идея о необходимости поддержания чистоты завоевала широкие массы, начался на­ стоящий ванный бум, и на рубеже веков комфортабельная ванна уже считалась обязательной принадлежностью сколь­ ко-нибудь цивилизованного жилища .

Производство мраморных, фаянсовых, медных, чугунных и цинковых ванн, всевозможных банных аксессуаров, аро­ матических и пенных добавок и прочих

–  –  –

Мохенджо-Ларо в Пакистане. Его возраст — 4,5 тыс. лет .

Это кирпичное сооружение с сиденьем-стульчаком, связанное с системой превосходно обустроенной подземной канализа­ ции. Известняковый стульчак, найденный в Тель-эль-Амарне в Египте, датируется 1350 г. до н. э. Каменные отхожие места с сиденьями и системой труб для воды, промывавшей сток, имелись в Кносском дворце древнего Крита, а вот античные греки, видимо, не придавали особого значения этой стороне жизни, и, судя по всему, у них не было ни канализации, ни специальных туалетных комнат. В любом месте они пользо­ вались горшками, содержимое которых выплёскивали потом куда-нибудь под куст или на навозную кучу .

Зато в Древнем Риме существовали не только отменно­ го качества канализация и комфортабельные отхожие места...Не было бы и речи о ею (Pu.ua) величии и могуществе, если бы не Cloaca Maxima, служившая и для осушения болотистой почвы, и для спуска не­ чистот. Начало её строительства относят к VI в. до н. э. Многие века Cloaca Maxima оставалась самой совершенной канализационной системой мире. К I в. и. } население города достигло уже миллиона, а потому во времена Марка Агриппы (63— 12 гг. до н. э.) клоаку пришлось расширить, местами до 7 метров; работники, следившие за её состоянием, плавали ней в лодке .

–  –  –

Вид на Cloaca Maxima. Рим .

Дары цивилизации и прогресса

ЯПОНСКИЕ ТУАЛЕТЫ

противовес западным исследователям, не снисходящим до «телесного низа», в Японии этой теме отдают должное, даже придумано название науке — «той рэгаку», или «туалетология». В Токио сущ ествует Музей туалетной истории, ежегодно проводятся конференции по данной тематике. В современном японском язы ке имеется полтора д есятка слов, обозначающих « это ». Среди них поэтичный и древний термин «сэттин » — «скры тое снегами» (имеется в виду удалённость туалета от жилища, уборная, д алёкая, как пики покрытых снегом го р). Каков же был настоящий аристократический туалет в древности?

Оказывается, в ж изни аристократов вообще не было предусмотрено места для постоянного туал ета. Дворцы представляли собой ряд дере­ вянных одноэтаж ных помещений, соединённы х крытыми галереями. Ни одно из этих помещений не обладало капитальными внутренними сте­ нами. Не дом с настоящими комнатами, а пустая коробка. Разумеется, эту коробку тоже перегораживали, поскольку в усадьбах проживало немало лю дей, бывало множество гостей, давались пиры, проводились бесконечные праздники и церемонии. Так что для истинно аристокра­ тического времяпрепровождения от дома требовалась прежде всего свобода перепланировки, достигавш аяся за счёт членения простран­ ства с помощью различного рода занавесей, пологов, экранов и ширм .

Никакие постоянные комнаты со специализированными функциями в таком доме не предусматривались .

И туалет в этом отношении отнюдь не составлял исклю чения. Поэтому использовался средневековый японский вариант нашего ночного общ ест венный туалет .

–  –  –

в частных домах (в музеях Ватикана хранится древнеримское мраморное туалетное кресло с отверстием в сиденье), но и об­ щественные уборные — фрики. Некоторые из них, подоб­ но римским баням, блистали роскошью: стены покрывала роспись, благоухали ку рильницы и безостановочно журчали ручейки смывов. Эти туалеты были доступны лишь состоя­ тельным людям и служили местом встреч и приятных бесед .

Другие же весьма напоминали незамысловатые отхожие места русской провинции, сохранившиеся и по сей день: приземистые здания с камен­ ной плитой внутри, в которой проде­ ланы отверстия. Ими пользовались простые люди и рабы. Любопытно, что уже римляне любили «украшать»

стены подобных заведений всевозмож­ ными фривольными рисунками и над­ писями, — традиция, оказавшаяся с тех Средневековый туалет. Реконструкция. Западный пор неистребимой. Сассекс. Англия .

–  –  –

Леонардо да Винчи, приглашённый ко двору короля Франциска I .

был настолько потрясен парижским зловонием, что спроекти­ ровал для своего патрона туалет со смывом- В чертежах вели­ кою провидца обозначены и подводящие воду трубы, и отводные канализационные трубы, и вентиляционные шахты. Увы, как к в случае с вертолётом и подводной лодкой, Леонардо на века опередил своё время. Чертежи так и остались на бумаге .

А. И. Липкое. «Русский сортир на фоне Запада и Востока»

пол Б ольшого зала, и почти 150 человек попадали с 12-мет­ ровой высоты... именно туда, куда вы подумали. Спасти удалось далеко не всех, и выражение «эрфуртское болото»

с той поры сделалось в Германии нарицательным .

Однако усовершенствование удобств продвигалось медлен­ нее, чем, скажем, развивалась мола. И в 1437 г. не менее нелепо оборвалась жизнь шотландского ко­ роля Иакова 1: его тело обнаружили Турецкий туалет. 60-е гг. XX в .

плавающим в клозете. Что толкнуло его в отверстие каменной плиты, неизвестно: может быть, монарх пытался скрыться от реальных или воображаемых врагов? Король был склонен к оккультизму, магии. При Туалет в Бангладеш .

его вступлении на престол Шекспир написал трагедию «Макбет». А эта пьеса, как известно, действует подоб­ но заклятию Тутанхамона. Почему Открытый туалет в Калькутте .

бы злым духам не посмеяться над 1 9 7 0 г .

Иаковом, низвергнув его с трона в выгребную ям)'?

Надо сказать, что и таких далё­ ких от совершенства уборных в Ев­ ропе очень долго было недостаточно, поэтому во многих больших дворцах челядь и придворные не смущались использовать для естественных нужд отдалённые коридоры и закоулки .

В 1364 г. комендантом Лувра был назначен некий Томас Дюбюссон, в чью обязанность входило нари­ совать там и сям во дворцовых переходах большие красные кресты, «чтобы люди считали святотатством мочиться и гадить з данных местах». Однако даже в XVII в. ситуация в Лувре не слишком изменилась, и, как рассказывали современники, не только в парке и дворах, но и на балконах, под лестницами и в тёмных углах стоял неистребимый запах мочи и громоз­ дились бесчисленные кучки, на что, впрочем, никто особо ке обращал внимания .

За стенами дворцов и замков публика попроще в лучшем случае довольствовалась такими, с позволения сказать, «удобс­ твами», какие описаны как совершенно обычная вешь в одной та новелл «Декамерона» Боккаччо: «В узком проулке, как это предмет, до сих пор используемый при уходе за больными .

Образом шалаша для влю блённых инженера Птибурдукова и совслужащей Варвары из «Золотого телёнка» становится комната в коммуналке, густолист­ венный лес заменяет милая толкотня мебели, а рыцар­ ские романсы — иное мужское творчество — выпи­ ливание лобзиком. Однако ласковое ощущение ую та, высмеянного, но одновременно прочувствованного авторами, наполняет, как светом, эту комнату счас­ тьем, казалось бы столь же прочным, сколь прочны и надёжны предметы в жилище молодожёнов. Но всё р у хн у л о.. .

Насладимся полнейшей гармонией быта и бытия:

«Варвара Птибурдукова была счастлива. Сидя за круг­ лым столом, она обводила взором своё хо зяйство .

В комнате Птибурдуковых стояло много мебели, так что свободного места почти не было. Но и той площа­ ди, которая оставалась, было достаточно для счастья .

Лампа посылала свет за окно, где, как дамская брошь, дрожала маленькая зелёная ветка. На столе лежали печенье, конфеты и маринованный судак в круглой железной коробочке. Ш тепсельный чайник собрал на своей кривой поверхности весь ую т птибурдуковского гнезда. В нём отражались и кровать, и белые занавес­ Теодор фон Крамер. Золотисто-жёлтая ванная комната для графини. Замок Фабер .

ки, и ночная тумбочка. Отражался и сам Птибурдуков, Южная Германия. Югендстиль .

–  –  –

Ляры цивилизации и прогресса скоростью, и соответствующие метки на стенках позво­ ляли судить, сколько часов «утекло». Сама форма, однако,..... ^ отличалась необычайным разнообразием — от крупных бассейнов до небольших сообщающихся сосудов из до­ рогих материалов, иногда украшенных фигурами фан­ тастических животных и богов, святых и легендарных героев, декоративными вставками и орнаментальными композициями. Но водяные часы не могли функциони­ ровать в холодное время года в странах, где температура опускалась ниже нуля, неудивительно, что они получили распространение преимущественно в арабском мире и итальянских городах. Уже в конце V в. водяные часы упоминаются как редкости и диковинки, выступавшие в роли королевских дипломатических даров. В интерь­ ерах европейских замков и дворцов они стали широко применяться литтть в конце XII—XIII вв .

Одна из причин столь продолжительной жизни во­ дяных часов — возможность модернизации, введения в конструкцию разнообразных технических новшеств .

Из рук опытных и одарённых воображением мастеров выходили подлинные шедевры, сочетавшие художественные достоинства, оригиналь­ ность конструкции и функциональность .

К числу таковых относятся водяные

–  –  –

Дары цивилизации и прогресса

МЕХАНИЧЕСКОЕ ЧУДО

Вряд л и в эпоху позднего Средневековья и раннего Нового времени найдётся другая отрасль техники, где было бы применено столько таланта, знаний и остроум™ .

С создания механических часов началась новая эра хронометрии .

Конструкция и декор — итог мно­ гочисленных экспериментов механиков и художников всего евразийского мира, чьи имена по большей части неизвест­ ны. Тем не менее исследователи называют колыбелью механических часов страны Запада, а самыми ранними башенными часами — английские, выполнение для Вестминстерского аббатства в 1288 г .

Через четыре года появились часы на башне собора в Кентербери, а в 1300 г .

звон часового колокола услышали жители Выст авка часов. X IV в. Изображены писатель-доминиканец Генрих Сузо и госпож а Мудрость. Часы Флоренции. В 30-х гг. XIV в. башенными (слева нап ра во): с астролябией; часы, кот орые звонят каж дый час с помощью верёвки, идущей часами обзавёлся Милан. Сложные астро­ к пот олку; большие механические часы с пятью колоколами; настольные часы поменьше. Франция .

Около 1334 г. В Средние века единственной областью, где добились впечатляющих успехов, было номические часы с указанием фаз Луны изготовление часовых механизмов .

и движения некоторых планет смонти­ ровали в Падуе в 1344 г., чуть позже — в бельгийском Брюгге и английском Дувре, а в 1352 г. ими украсили кафед­ ральный собор Страсбурга. На протяже­ нии второй половины XIV — начала XV в .

немецкие города Нюрнберг и Аугсбург, французские Париж и Аион, вольные торговые города Любек и Данциг, а также Лондон стали обладателями прекрасных башенных часов-театров .

В 1404 г. при великом князе Василии I подобные часы установили и в Московском Кремле недалеко от великокняжеского двор­ ца, за домовой церковью Благовещения .

Документы не содержат описания устрой­ ства, но сообщают о том, что механиче­ ская человеческая фигура отбивала время в колокол и счёт времени шёл на разные по продолжительности дневные и ночные часы. Вероятно, первые московские часы не имели циферблата со стрелкой, меха­ низм лишь приводил в действие колокола на звоннице. Сохранилось имя мастера, чьей «человеческой хитростью» сотво­ 7 U t O f aV W U 4 C n n U n U L N i 1 ///О П 0 1 1 l / l / n v v f l l l / w i v i t r w i b

–  –  –

обширного дворца, и для торгово-промышленных людей» .

Одновременно с башенными при королевских дво­ рах и в обиход состоятельной знати вошли крупные и массивные, с эффектным декоративным оформ­ лением часы, исполнявшиеся исключительно по индивидуальному заказу не только часовщиками, но и гравёрами, чеканщиками и даже ювелирами .

Правда, имелись неудобств: при любом передви­ жении таких часов требовалось каждый раз вновь отлаживать механизм .

В середине XV в. на смену гиревому приводу при­ шла пружина. Родиной идеи считается Италия, страна гениальных художников, архитекторов, инженеров и ме­ хаников. Именно там появились первые рисунки часового механизма с пружинным приводом. Ссылки в письменных источниках на такие часы относятся к 1377 г. и связаны ; заказом французского короля Карла V Огромный вклад в развитие механических часов внёс Французские карманные нюрнбергский мастер Петер Генлейн. Его миниатюрные часы. 1 6 5 0 г .

шёл весь арсенал ювелирных приёмов и техник. Щёголи носили одновременно по нескольку часов, по крайней мере — золотые и серебряные. Откинув крышку, счастли­ вый обладатель дорогой игрушки мог продемонстрировать изысканный ажурный орнамент личины (пластина, кото­ рая защищает спусковой механизм), тщательность отделки и сложность конструкции спуска или колёсной передачи, тонкую гравировку на барабане, изящную форму стоек, соединяющих циферблат и платину (глухая пластина на обратной стороне часов) .

–  –  –

в Европе и России в то время считались немецкие часы .

Как и везде в мире, ими обладали лишь состоятельные люди, часы служили предметом гордости в царском дворце, выставлялись в парадных залах на специальных подставках и широких подоконниках .

Архивные документы сохранили некоторые сведения о часах при московском дворе. Во время приёма посла пер­ сидского шаха в 1588 г. часы-автомат «Бахус» стояли справа от царского трона в Грановитой палате. При Борисе Годунове там же висела люстра, дополненная снизу часами с боем .

–  –  –

В значимость для человека, вращались в таковые, впитывая огромный заряд желаний, предметы, ставшие символами жажды обладания ими тысяч людей по веемую миру. И если индустриального общества. Их традиционная икона — свидетельство того, как Высшее роль не сводится только к высо­ кому художественному уровню дизайна (хотя часто они создавались великими дизайнерами и определяли стиль и вкусы на многие десятилетия вперёд), к новейшим техническим достижениям, уникальным методам использования и функционирования. Они обладали чем-то иным — тем, что превыше любой практической и эстети­ ческой роли предмета, тем, что вознесло их над сонмом обычных повседневных вещей и сделало своего рода иконами XX столетия. Почему лишь та или иная авторучка, машина, фотоаппарат, телевизор становились таковыми, выделяясь из ряда подобных себе? Вполне возможно, историки искусства или знатоки техники назвали бы другие, более значимые, с их точки зрения, предметы и изобретения, но не они оказались культовыми .

Не случайно эти веши называют иконами. Подобно иконе в традиционном смысле, являющей собой видимый образ Невидимого и Невыразимого, образ Первообраза (идеи в платоновском смысле) и делающейся священной от намоленности, «аккумулируя» бессчётные молитвы, Ананова — первый в мире виртуальный т елеведущ ий новостей .

Дары цивилизации и прогресса

ИЗ ИСТОРИИ ПИШ УЩ ЕЙ М АШ И Н К И

ервые попытки изобретения того, что впоследствии станет называться пишущей машинкой, относятся ещё к X V III в .

В 1714 г. главный машинист старейшей лондонской водопроводной компании Генри Милл получил патент на устройство, отпечатывавшее буквы «последовательно одну за другой, как при письм е». Не сохранилось ни рисунка, ни описания этого приспособления; неизвестно даж е, было ли оно когда-либо изготовлено .

В любом случае в те времена в таки х устройствах особо не нуж дались:

низкооплачиваемые клерки с хорошим почерком удовлетворяли все бю рократические потребности в деловой переписке. (И спустя полтора столетия, когда в 1874 г. на рынке появились первые машинки фирмы «R em ing ton», спрос на них поначалу был ничтожным. Марк Твен, ставший одним из первых покупателей, сетовал: «Я пытался понять смысл этого нового бессмысленного изобретения, но безуспеш но____ Я так и не стал специалистом по его использованию ».) В течение X V III и первой половины XIX столетия предлагались самые разнообразные варианты пишущих машинок. В 1829 г. Уильям Остин Берт из Детройта изобрёл машинку, в которой буквы размещались на неболь­ шой полукруглой металлической полоске, движ ущ ейся и устан авлива­ вшей любую букву в нужное положение. При печати либо литера ударяла по бумаге, либо сама бумага с помощью маленького молоточка прижима­ лась к литере. Большое преимущество подобных механизмов состояло в возможности получения идеально ровной строки, а такж е смены ш риф­ та. Единственная сохранивш аяся из тех машинок — «V arityper» .

Оригинальную модель, специально для слепых, разработал в 1856 г .

А. Е. Бич из Нью-Йорка. В ней выпуклые буквы выдавливали оттиски на Эрнест Хемингуэй за пишущей машинкой .

–  –  –

Любопытна история оригинальной модели российского изо­ бретателя Алисова. Когда он в 1877 г. получил первую партию изготовленных в Лондоне своих машинок, то встретился с не­ ожиданными препятствиями; машинки давали оттиски, почти неотличимые от типо гр аф ских, а по отношению к последним з России действовали цензурные ограничения. В результате никто не захотел с этим с в я з ы в а т ь с я.. .

–  –  –

КОМПАКТ-ДИСК

Б начале 70-х тт. производство бытовой электрон­ ной техники испытывало определённые проб­ лемы, его развитие тормозилось нефтяным кризисом и собственными внутренними трудностями. И тогда, памятуя о том, как в 30-х гг., во времена Великой де­ прессии, рождение «народного радио»

(общедоступной модели радиоприём­ ника) послужило толчком к пробужде­ нию и возрождению промышленности, компания «Philips» все усилия и средс­ тва вложила в исс\едования и изобрете­ ние нового поколения электроники для Лазерный диск .

потребителя. История показала, что фирма настолько опередила своё время, что на мно­ гие годы оставила позади всех остальных про­ щен пластиковый CD диаметром 12 см (время изводителей и ей лаже пришлось ждать, когда рынок воспроизведения — 60 минут, позднее — 75) созреет для подобного продукта. Вот пример для современного и сделался мировым стандартом для всех остальных фирммаркетинга. В 60-х тт. фирма занималась созданием оборудо­ производителей. Уже существуют CD, позволяющие стереть вания для обучения студентов, в том числе аудиовизуальной информацию и записать снова. Это совершенно новое поколе­ системы, включавшей кинопроектор с компактным кассетным ние устройств, где цифровая обработка данных (чего угодно:

записывающим устройством. Эти наработки и легли в основу картинки, текста, звука) становится главным действующим будущего изобретения — компакт-диска. лицом. Будущее рождается сегодня.. .

Первые эксперименты, как пишет исследователь Р. Крас, привели к изобретению микроскопических кад­ ров-изображений, записанных с сопровождающим звуком и управляющими сигналами на спиральной дорожке диска .

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ЧАЙНИК

В 1972 г. родился видеодиск: направленный лазерный луч формировал микроскопические углубления на дорожке диска, набор таких углублений содержал всю необходимую Электрический чайник немецкого архитектора и дизай­ информацию, для того чтобы звук и картинки были записа­ нера Петера Беренса положил начало многим принципам ны и затем воспроизведены. Первый диск включал 45 тыс. дизайна XX в. Идеи мастера, его подход к тому, как должен изображений-кадров, каждый имел свой индекс и мог быть мгновенно найден. Движение кадров со скоростью 25 в се­ кунду позволяло создать получасовой фильм (впоследствии время увеличилось до часа) .

Однако внедрение нового продукта на рынок, перепол­ Электрический ненный видеокассетами и соответствующей воспроизводящей чайник был техникой, оказалось медленным и тяжёлым, поэтому первое создан в 1879 г .

время изобретение CD, впоследствии перевернувшее мир, В 90-х г г. XIX в .

нагревательные использовалось лишь как носитель для компьютерных игр. элементы делались Постепенно стало ясно, что эпоха грампластинок, нача­ из железа .

вшаяся на заре XX в., уходит в небытие. Появление музыкаль­ ных CD с великолепным качеством воспроизведения звука, не достижимым никакими другими способами, поставило крест на остальных типах звуконосителей. В CD исчезли все недостатки и ограничения граммофонной записи: шумы, шорохи, царапины, следы от пальцев и т. д .

Поскольку исследования в этой области чрезвы­ чайно дороги, «Philips» объединила усилия с «Sony» .

В 1980 г. в результате сотрудничества на рынок выпуо дин из знаменитейш их в истории фотоаппаратов обязан своим рождением дизайнеру компании «Kodak» Вальтеру Дорвину Тигуэ. В 1934 г. он разработал модель, сделавшую фотографию поистине поголовным увлечением. Маркетинговый ход был продуман безупречно: цена аппарата равнялась 1 доллару — ровно столько стоил первый «Kodak Brow nie» в 1900 г. Таким образом компания стимулировала продажу и создала самый массовый продукт: разошлось около миллиона экземпляров. Камера была та к гениально проста, что ею без труда мог пользоваться даже совершенно несведущ ий начинающий ф о то граф : пластиковый корпус размером 7 x 8 x 6 см содержал механизм, выдвигающий коробку с фотопластинами подобно ящ ику ш каф а .

–  –  –

древнего учения о таинственных силах, свойс­ твенных предметам, присутствуют у всех народов мира, а представления о том, что священное может проявлять себя в земном и самом обыденном, встречаются и в мо­ нотеистических религиях .

При известных обстоятельствах маги­ ческую роль способна играть любая вещь .

Чудесными свойствами у многих народов обладает одежда (головные уборы, пояса, рубашки, сарафаны), украшения (медальо­ ны, кулоны, бусы, ожерелья, кольца, серьги), предметы обихода (столы, стулья, сосуды, котлы, топоры, ложки, зеркала, монеты), музыкальные инструменты (барабаны, гонги, колокольчики), оружие (ножи, лук, стрелы) и такие, казалось бы, ни на что не годные предметы, как перья птиц, зубы животных, раковины и др .

Особое место среди магических вещей занимают религиозные святыни: изображения и фигурки почитаемых животных и растений, богов и святых; выгравированные на металле или вырезанные на камне, кусочке дерева, кожи и т. п. священные тексты либо знаки, камешки со священных гор, корни и листья растений, кусочки шкуры, клыки, кости, рога животных и многое другое .

У некоторых народов считалось, что та или иная ма­ гическая вешь сама находит, выбирает себе хозяина, Фетиш. Заир. Музей Барбье-Милле. Ж енева .

у чукчей такая активность вещей называлось голосом .

«Предметы, имеющие голос, — писал этнограф Владимир

ТАИНСТВЕННЫ Е ПОСРЕДНИКИ

–  –  –

Кит айский талисман .

Украшение, носимое на груди высокопоставленными чиновниками в Тибете. Киртимукха (Лицо Славы) в виде листа в верхней части украш ения. Золото, рубины. Середина XX в .

–  –  –

крестов-амулетов испокон веков широко использовался «Молот Тора». Дания. Тор в германо­ и минерал хиастолит, несущий на себе знак креста. К чис­ скандинавской мифологии бог огня и плодородия, защ ищ авш ий богов и людей .

лу более поздних крестообразных амулетов принадлежат древнеегипетский крест-«анх», где верхнюю вертикальную планку заменяет петля; магический узел, предохраняющий от болезней, безумия, бесплодия; крест-«тау» в форме буквы «Т», распространённый в Древнем Египте, на Ближнем Востоке и унаследованный затем римлянами, — амулет от кожных болезней, укусов змей, ядов и ран. Иногда в этот ряд вклю­ чают и «молот Тора», бога-громовержца, — едва ли не самый распространённый амулет викингов .

Не менее древний солярный символ — спираль, Её рисунок имел функции оберега у скандинавов, в кельтском ареале (три спирали, исходящие из одной точки, — этнический символ кельтов), у народов Средиземноморья (антропоморфной стилизацией тройной спирали является лревняя эмблема Сицилии — Тринакрия, или «трёхно

–  –  –

из аммонитов — спиралью закрученных ра­ ковин ископаемых моллюсков, именуемых во Церемониальное украш ение при многих культурах «змеиными камнями» (иног­ королевском дворе Оттона. Конец X в .

Золото, драгоценные камни .

да аммониты дополнялись резной змеиной го­ ловой). Особенно популярны аммониты на севере Европы, в Англии они связаны с легендой о святой Хильде, обратившей змей в камень. С незапамятных времён их используют как амулеты от укусов змей, крово­ течений, пулевых ранений, а также от ночных кошмаров; носят в карманах и дорожных су'мках, чтобы избежать опасности в пути; ими оберегают дома и сады .

Ещё один солярный знак — свастика. Начиная с III ты­ сячелетия до н. э. она знаменовала собой движение Солнца и защищала от злокозненных воздействий. (Как солярный знак свастика воспринималась эмблемой жизни и света, колесом жизни. Иногда понималась как символ четырёх основных сил, четырёх сторон света, стихий, времён года и служила знаком алхимической идеи превращения элементов.) Свастика как амулет была распространена в Непале, Китае, Японии, Индии, на Кавказе, в Месопо­ тамии, Персии, государствах Средней Азии, у древних гре­ ков, этрусков, римлян, германцев, кельтов, скандинавов,

–  –  –

Браслет в виде спирали. Происхождение точно не установлено, возможно, из Причерноморья. Середина IV в. до н. з. Золото. Украшен изображениями голов Сатира и Селена .

Н а грани миров

–  –  –

МАГИЧЕСКИЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ

ЧЕЛОВЕКА И ЧАСТЕЙ ТЕЛА

Изображения человека занимают почётное место в мире магических образов и символов, дошедших до нас из глубин прошлого. Так, свинцовый амулет в виде фигурки бога, датируемыйXIX в. до н. э., и серебряная женская статуэтка с золотыми головой, грудью и браслетами на ногах III тысячелетия до н. э .

найдены археологами в Малой Азии. В Нигерии в ходу бронзовые плоские антропоморфные безголовые фигурки, служащие оберегом от колдунов, а на острове Пасхи — знаменитые рапа

–  –  –

На грани мирав причём ладонь была повёрнута пальцами вверх, а по низу её крепились апотропейные подвески-рыбки .

Особой магической силой наделялась рука с кукишем, как правило соотносимым с гениталиями. Такие обереги с глубочайшей древности применялись в Греции и Риме;

кукиши из коралла были распространены в Грузии; в Ла­ тинской Америке ручки с кукишем — детские амулеты, называемые figgas, — вырезали из чёрного дерева .

В Средиземноморье амулетом доримского происхожде­ ния, оберегающим от сглаза, злых духов и всяческих напас

–  –  –

.'-тернациональны м мужским апотропеем был орех; в Грузии лесной орех оправляли = серебро, там же делали каменные амулеты в форме лесного ореха или ж ёлудя .

На грани миров

ДЕТСКИЕ АМУЛЕТЫ

–  –  –

К числу сугубо д етски х апотропеев едва ли не во всём мире относятся погремушки и другие шумящие и звенящ ие предметы, отгоняющие своим «голосом» недобрых духо в. У индейцев обеих Америк роль таки х обе­ регов-погремушек играли высушенные ты квы-горлянки с засыпанными внутрь сухими семенами, на Руси — головки сухого мака и сплетённые из берёсты крестообразные объёмные шаркунки, издающие шелестящий звук. Потомки древнеримских tin tinnabutum — оснащённые бубенцами подвески, изобра­ жавшие человечков с огромным фаллосом, подвешивались к колыбели по всей Европе. В Средней Азии бубенцы на цепочке надевали малышам на шею;

серебряные, бронзовые, медные подвески с колокольчиками или бубенцами породили столь знакомые всем нам современные пластмассовые погремушки в виде бус для коляски, кроватки, манежа .

Многие апотропеи клали новорождённому на дно кроватки или лю льки .

В Европе над колыбелькой подвешивали бубенцы, колокольчики, рожки и ку­ киши (И талия, И спания), ракушки каури, а под подушку прятали лапку крота, коготь крупного зверя, шпору петуха, рожки чёрного козлёнка, скарабея, щётку (пересчёт её волосков отвлекал ведьм от ребёнка), острый предмет — нож,

–  –  –

Особенно бдительно охраняли ребёнка, родившегося слабым либо появи­ вшегося на свет в семье, где дети уж е умирали; в Югославии таком у малышу прокалывали правое ухо, вдевая серьгу — старинную монетку на шёлковом ш нурке .

–  –  –

Любопытным примером целой культуры д етски х апотропеев могут служ ить украш ения из Туркмении, региона, где ещё недавно детская смертность была чудовищно высока .

Самому маленькому нашивали на шапочку раковинку каури, тканевы е либо деревянны е треугольнички, бусины из голубой пасты, белую, чёрную или голубую пуговицу, монету, перья совы, на шею подвешивали кусочек дерева, матерчатую л адан ку на пёстрой тесьме с молитвой внутри, серебряный треугольник д о га. Детям постарше надевали ножные серебряные или медные браслеты (часто с бубен

–  –  –

древнейших апотропеев человечества относится и раковина каури, или фарфоровой улитки, выступающая аналогом «женских врат жизни», — она используется как талисман свыше 10 тыс. лет .

–  –  –

С ка и утварь в доме Бога — хра­ ме часто нарушают привычные законы природы. Можно назы­ вать это чудом или артефактом, но статуи католических Мадонн плачут настоящими слезами, распятия истекают человеческой кровью, православные иконы мироточат, причём капли благовонного масла могут не только стекать вниз, но и подниматься вверх .

Б четверг 21 сентября 1995 г. в индуистском храме Ганеши в Нью-Дели поставили молоко в качестве жертвы за умерших перед мраморным изваянием божества с головой слона, и влрут статуя хоботом начала жадно всасывать молоко. Б тот же лень статуи Ганеши пили молоко во многих храмах Индии, в свя­ тилищах Индонезии, Непала, Таиланда, Гонконга, в Африке, Европе, Америке, Австралии. Пили мраморные, деревянные, металлические скульптуры. Пили с руки, с ложечки, из пакетов и бутылок, один серебряный Ганеша поглотил 20 литров молока .

К концу суток чудо прекратилось, оставшись запечатлённым на киноплёнке и фотографиях .

В стенах храмов любых конфессий полчас происходят самые невозможные, казалось бы, веши. Здесь может разлиться неве­ домое благоухание, неожиданно и непонятно откуда взявшееся, или нежное облако, почти осязаемое, — обволочь фигуры свя

–  –  –

щеннослужителеи и верующих, как случилось во время первой службы в Храме Соломона в X в. до н, э. Тогда же, по преданию, стали живыми все изображения цветов и деревьев на храмовой утвари, драпиров­ ках, стенной росписи, напоминая не только об утраченном рае, но и о возможности возвращения его. И в наши дни в храмах чаще, чем где-либо, сами собой обновляются иконы, статуи, утварь. Каждый год на Пасху7в иерусалимской церкви Гроба Господня, предшествуемый сотнями маленьких голубых молний, нисходит чудесный огонь, и лю­ ди умываются им, поскольку в первые минуты он не обжигает, ибо это не «огонь поялающий», а огонь Благодатный, подтверждающий, что не иссякла любовь Творца к роду человеческому .

Как правило, в храме можно видеть примеры того, как само тело без всяких ухищрений со стороны человека стаю нетленным. Это мощи — от слов «мочь», «могти». «могущество». Именно могу­ щество таит в себе даже самый маленький ломкий кусочек когда-то живой и страдавшехт плоти святого или праведника. Скончавшаяся в 1879 г. св. Бернадетта из Лурда лежит в стеклянном гробу точно спящая, её нательные кресты ржавеют, а тело не обнаруживает ни малейших признаков разложения: став мощами, оно обретает сак­ ральную силу и делается священной вещью, т. е .

Реликварии для хранения частицы плаща не живым в общепринятом смысле этого слова, но пророка Мухаммада. XVI в .

наделённым духовным могуществом предметом .

–  –  –

а лютеране допускают лишь соприсутствие их, реформаторы же признают это исключительно в духовном смысле. Прича­ Пии щаются хлебом и вином, причём в католичестве используется • Ч 'п.у пресный хлеб в виде облаток, а в православии — квасный, т. е. дрожжевой, называемый просфорой. По мысли Симеона Солунского, «хлеб квасный есть как бы хлеб одушевлённый через квас и истинно совершенный... Мука с закваской озна­ чают душу, вода — крещение, а соль знаменует ум и учение Бога, сказавшего ученикам: „Вы есть соль земли"» .

Просфора всегда составлена из двух частей в знак двой­ ной — Божеской и человеческой — сущности Иисуса Христа .

Печать на просфоре изображает крест и слова «1СХС — НИКА» (что переводится с греческого как «Иисус Хрис­ тос — Победа»). Аля вырезания из просфоры кубической части, именуемой агнпем, используется копие — плоский

–  –  –

Между дискосом и покровом помещают звездицу, состоящую из двух металлических дут, скреплённых посередине винтом, чтобы их можно было сложить или раздвинуть крестообразно. Звездица, символизирующая звезду, что привела волхвов к новорождённому Хрис­ ту, а также Его Крест необходимы для того, чтобы покров не касался Святых Даров и не сдвигал их с места .

–  –  –

голубой, либо цвета находящегося внутри него изображения. Обычно это будда или бодхисат- Мандала. Середро. Монастырь Гандан. Монголия тва, которому посвяшён крут данной мандалы, какой-то его атрибут или знак, например валжра (символ чистоты, неуничтожимости, прочности). В процессе медитации мандала визуализируется .

Посещая буддистский храм, люди обходят один за другим множество стоящих в ряд молитвенных барабанов, широко распро­ странённых в Тибете, Китае, Средней Азии и ряде других мест. Это украшенные орнамен­ том металлические цилиндры разного размера, но чаще всего высотой около 2,5 м и диаметром 2 м, установленные в храмах на вертикальных стержнях, со сложенными внутри молитвами на тончайшей бумаге. В од­ ном цилиндре может уместиться более тысячи молитв. Дабы вознести их к Небу, достаточно повернуть цилиндр вокруг оси. Помимо огромных храмовых существуют и маленькие ручные, легко вращаемые с помощью приделанного сбоку кольца или цепочки. При молитве молитвенный барабан держат в правой руке, а в левой — чётки. Чётки — непре­ менный спутник буддийского монаха, но имеются они и у мирян .

На грани миров

ИУДАИЗМ

–  –  –

Патриархи мебели Сундуки и лари Сундук, ковчежец, ларь, короб, шкатулка, укладка, скрыня... Все эти названия относятся к простейшему и древнейшему предмету мебели — четырёхугольному ящику, пригодному для хранения всего что угодно: драгоценностей, съестных припасов, книг, посуды, одежды, денег — от самого сокровенного до самого обыденного .

–  –  –

Связанный с перемещениями в пространстве образ жизни всех классов препятство­ вал появлению стабильных элементов интерьера даже в самых цивилизованных жилищах эпохи Средневековья. Вся жизнь — короткая, полная жестоких и гру­ бых испытаний — проводилась знатью и их приближёнными в постоянных разъездах... (Французское слово, обозначающее обстановку, те и Ы е, означает буквально «движимое», тогда как дома часто определялись как im m euble, «н ед в и ж и м о е».)...В с е удобства, облегчавш ие ж изнь, — а тако вы х было немало — были по неизбежности переносны м и.. .

–  –  –

хайловича, имелось более 50 сунлуков, где по отдельности хранились рубахи, головные уборы, шубы, простыни и т. д .

Разнообразие габаритов, форм и назначений не поддаётся описанию. В царском обиходе существовали даже особые «мовные» сундуки: в них возили на Москву-реку мыть (сти­ рать) царское бельё. Мовные сундуки крепко запирались, к мест)' стирки их доставляли под надзором боярынь: боялись колдовства, поскольку с глубокой древности считалось, что через бельё легко навести порчу .

Деньги и драгоценности русские обычно хранили в небольших изящных сундучках с четырёхскатной крышкой, напоминающей кровлю терема. Их так и называли — «сунду­ ки-теремки». В крышке такого сундучка иногда устраивалось Великолепный ларец из золочёного серебра с алмазами и рубинами. Приписывается нюрнбергскому мастеру Венцелю Ямницеру, кот орого называли Северным Челлини .

На ст енках изображены подвиги Геракла. В центре передней и задней панелей — аллегорические ф игуры Богатства и Бережливости .

Патриархи мебели

–  –  –

Пытаеш ься ногтём соскоблить пятно то ли воска, то ли грима .

Тянешь за хво сти к нитку на месте одной оторванной в плотном строю серебряны х п у го в и ц -б у б е н ч и к о в... Но ничуть не увяли круж ева! Не почернело серебро вы пуклы х, словно кованны х юве­ лиром выш ивок рядом с вечно сияю щ ей золотом канители, гал у­ нов, петлиц. Не ссо хли сь перчатки тонкой кожи, не одеревенели лёгки е баш м аки. Упругие петли огненны х, солом енных, пунцовых л ен т раскры ваю тся цветами — бантами, и по зелёным узнаёш ь костюм Альцеста — мольеровского Гамлета, «человека с зе лё н ы ­ ми бан там и». Всё ж ивёт, д ы ш ит: «М есье, пора одеваться! Скоро ваш вы хо д» .

–  –  –

К с глубокой древности, являясь частью ткацкого искусства. Наиболее ран­ ний из сохранившихся ворсовых ковров, датируемый приблизи­ тельно V в. до н. э., обнаружен в одном из захоронений на Алтае. Шпалерное ткачество ещё древнее. Его образец — льня­ ную пелену, затканную разноцветными цветами лотоса и скара­ беями, извлекли из гробницы египетского фараона Тутмоса IV, относящейся примерно к 1400 г. до н. э .

Ткаными коврами утепляли каменные стены, прикрывали глинобитный пол, устилали кочевые кибитки и шатры, зана­ вешивали лверные проёмы, покрывали ложе. Специальные коврики расстилались для коленопреклонения при молитве .

Ковёр создавался не только как практичная вещь, защищавшая от холода, но и как украшение, придавая торжественность хра­ мам и дворцам правителей .

Средневековое европейское жилище не отличалось боль­ шим комфортом; холодные земляные или каменные полы, часто сырые каменные стены, лишённые рам оконные проёмы, по­ стоянные сквозняки, дым и чад очага, копоть факелов... Уют пытались создать с помощью набитых овечьей шерстью поду­ шек и тюфяков на скамьях и лавках. Аля тепла и освежения воздуха полы устилали (совсем как в доисторические времена

–  –  –

Патриархи мебели

« ГО РН И Ц А УСТЛАННАЯ»

овёр представляется первым, древнейшим предметом интерьера, прошедшим вместе с человеком путь от полуживотного стремления утеплиться до высших полётов мечты и д уха. Путь от мха и кучки листьев, постланных заботливой рукой в пещере или на дне первобытной норы-землянки, через всякого рода усложнения переплетений и узлов к самой идее ткач ества. Возможно, идея эта воплотилась изначально не в одежде, а в ковре — прямоугольном куске, образованном из толсты х нитей, соединившем упругость соломенной подстилки с мягким теплом меха и красотой цветущего л у га .

По мере роста мастерства ковроделов во всё усложнявшиеся узоры вносились магические, символические, известные и потаённые рисунки, знаки, письмена, в частности распространённое, наверное, более всего древо жизни, плод граната или миндаля — возможное «яблоко» с древа познания, птица Феникс, воскресающая из пепла, вьющиеся стебли и уси­ ки, означающие распространение веры. И, естественно, все они, отра­ жённые в множестве зеркально-симметричных соответствий, пребывают в гармонии общего узора или в борьбе, больше напоминающей игру .

Похоже, что именно совместная энергия ковровых изображений могла, по мнению древних, заставить этот плоский предмет, беспомощный, как содранная шкура, взметнуться с пола, ложа, стены и взлететь, парить над облаками, подобно орлу, или нестись совсем низко, словно ласточка перед дождём. Бесчисленны ковры-самолёты в фольклоре, литературе И Искусстве всех Времён. Ковёр из Пазырыка. Алтай. Vв. до н. з. ГЭ .

–  –  –

изображений менялась в соответствии с модой. Так, мода на затканные историческими сиенами ковры возникла при бургундском и французском дворах. Создавались целые гарнитуры: шпалеры дополнялись стёгаными покрывалами, подспинниками, балдахинами и занавесями для ложа .

Шпалеры — настенные безворсовые ковры ручной ра­ боты с сюжетными или пейзажными композициями, факти­ чески тканые картины — в большинстве европейских стран были известны уже в X—XI вв. В начале XIV в. во Франции образовалась корпорация ткачей-готлисьеров, специализиро­ вавшихся на изготовлении ковров, тканых обоев, занавесей, балдахинов для тронов и кроватей, церковных завес и другой подобной продукции. Некоторые из вещей делались в шпа­ лерной технике. Темы для ковров-картин брались обычно из Ветхого или Нового Завета, светской литературы, мифо

–  –  –

был рисунок, тем медленнее шла работа: иногда в день удавалось выработать всего несколько квадратных де­ циметров ткани .

Подлинного расцвета производство шпалер достигло во Фландрии, Франции и Нидерландах в XVI—XVII вв .

Особенного совершенства добились фландрские мастера .

Крупнейшим шпалерным центром был Брюссель. Здесь сложились собственный узнаваемый стиль со сложными композициями и объёмной трактовкой фигур, своя цве­ товая гамма с использованием приглушённых зеленовато­ синих и желтовато-коричневых тонов. Именно знаменито­ му брюссельскому мастеру Питеру ван Альсту Папа Лев X заказал в 1515 г. серию шпалер «Леяния апостолов» по картонам Рафаэля, предназначавшуюся для Сикстинской капеллы. Было создано семь шпалер, каждая высотой 5 м, а обшая их длина составляла 42 м. Серия получила широ­ кую известность и неоднократно повторялась. Фландрских ткачей часто приглашали в другие страны, где они обучали местных мастеров и тем способствовали распространению и развитию шпалерного дела .

Во Франции уже в начале XVI в. славились шпалерные мастерские городов Обюссона и Феллетена. В 1539 г. король Фрашшск I пригласил большую группу фландрских мастеров

–  –  –

на работу в Фонтенбло. В 1664 г. создана Королевская мануфактура шпалер в Бове, где тоже вначале работа­ ли многие мастера из Фландрии, а в 1667 г. возникла Королевская мануфактура в Париже. Её построили на месте красильни, принадлежавшей братьям Гобелен, и по этой фамилии мануфактура стала именоваться гобеленовой, а её ковровая продукция — гобеленами .

В мастерской Гобеленов было выполнено под руковол

–  –  –

сок крушины и др. Огромным досто­ ствия, и во второй половине XIX в. В зависимости от места изготовления инством таких красок была мягкость химия в очень большой степени стала персидские ковры — ферганские, ши­ тона: даже контрастные цвета не вы­ влиять на цветовую гамму восточных разские, хамаданские, хорасанские — глядели кричащими и не вступали ковров. различаются орнаментикой, цветовой в конфликт друг с другом, а с возрас­ Персия, по мнению многих специ­ гаммой, плотностью и высотой ворса .

том вещи мягкость и гармония красок алистов, — родина ворсового ковроде­ Среди них есть и тонкие, подобные лишь возрастали. В 1856 г. англичанин лия. Здесь этот вид производства был бархат}', и исключительно толстые, Уильям Генри Перкин открыл синтети­ развит уже в III в. и достиг вершины такие, что нога в них утопает почти по ческие анилиновые красители, и они совершенства в XVI столетии. Придвор­ щиколотку. Богатые обыватели «уважа­ довольно быстро распространились по ные мастера создавали тогда огромные ют» толстые, но знатоками они ценятся странам Востока. Употреблению новых (до 30— 50 м2) ковры самого сложно­ ниже. Наиболее дорогие — керманские красок пытались помешать: персидское го и тонкого рисунка, напоминавшего ковры, тонкие, плотные, мягкие, нежно­ правительство издало указ, грозивший восточные миниатюры. В замысловатом го гармоничного колорита с преобла­ отсечением правой руки всякому кра­ переплетении цветочной орнаментики данием, как и вообще в персидских сильщику, применившему новинку, прятались изящные фигурки животных коврах, разных оттенков зелёного и но угрозы и кары не возымели дей­ и птиц; в каймах растительные узоры оранжевого цветов .

Текинский ковёр. Конец XIX в .

Самый распространённый рисунок персидского ков­ ра — помещённый в центре поля медальон в виде розетки, ромба или овала, от которого во все стороны расходится растительный узор, часто включающий мотив «персидского огурца» (на самом деле это стилизованное изображение плода миндаля). Нередко, однако, встречаются композиции без центральной фигуры, с фоном, сплошь заполненным оди­ наковыми мотивами, но с обязательной широкой тройной орнаментальной каймой .

–  –  –

Савоннери. Франция. Середина X V III в. 442 х 625 см. В 1624 г. в пригороде Парижа Шайо возникает мастерская в здании, где прежде находилась мыловарня (фр. savonnerie), отсюда пошло название изготовленных там ковров — савоннери. Первоначально они должны были имитировать восточные ковры, но со временем стали оригинальны, точно соответствуя вкусам и увлечениям европейцев. Барочные орнаменты дополнены неоклассическими декоративными мотивами, цветочными и архитектурными, созданными в гармонии с интерьером. В зпоху Людовика XIV производство переживает расцвет. Впоследствии гегемония Шайо сменяется сильной конкуренцией Обюссона .

совыи ковёр не исчез из европейского интерьера, а прочно занял место на иолу, в равной степени органично вписавшись в облик как дворцовых залов, так и гостиных, кабинетов частных домов и квартир .

В России восточные ковры были известны издревле и в богатых палатах и дворцах встречались довольно часто. В XVII в. боль­ шие ковры расстилали на скамьях и лавках;

маленькие молитвенные коврики расклады­ вали по покрывавшему пол сукну, создавая приятную для русского глаза пестроту. Пушкин упоминает ковер первым в круге вешеи, I рождающих покой, уют и красоту в доме семи богатырей:

...И царевна очутилась В соепиой горнице: кругом Лавки, крытые ковром, Под святыми стол дубовый, Печь с лежанкой изразцовой .

Budum девица, что т у т Люди добрые жив’т .

–  –  –

ний, цикламенов и гвоздик на полосатом или гладком — жёл­ развития химической промышленности искусственные волок­ том, красном, сиреневом — фоне. Встречались на русских на почти полностью вытеснили натуральную пряжу. Помимо коврах и архитектурные пейзажи, пасторальные сценки. традиционных узорчатых ковров XX век ввёл в употребление Например, в собрании Государственного исторического всевозможные однотонные ковровые покрытия, предоставля­ музея хранится ковёр площадью 16 м2 из имения Хомякова ющие широкие возможности для эксперимента: их делают с изображением целой барской усадьбы. гладкими, ворсистыми, имитирующими циновку или мех, Ко второй половине XIX в. полукустарное производство износоустойчивыми, снабжают противоскользящими осно­ ворсовых ковров распространилось в России настолько, вами, придают пылеотталкивающие и грязеотталкиваюшие что они утвердились в мещанском и даже крестьянском свойства и т. д. и т. п. Вместе с тем и традиционный ручной быту. Коврами обивали праздничные и свадебные сани, работы ковёр не ушёл в прошлое, оставшись престижным, делали из них покрышки на сундуки, а также скатерти, ценным элементом интерьера и предметом внимания кол­ сумки -ридикюли. лекционеров .

Движимое [i nedeioiouioi

–  –  –

хозяевам. Неразрывная связь стола и дома использовалась для магиче­ ской «привязки» домашней птицы и мелких животных. В Воронежской губернии хозяйка обносила кур вокруг ножки стола со словами: «Как стол от избы не отходит, так бы и вы, куры, от двора не отходили». До сих пор принято таким же образом «привязывать» к дому кошку .

Стол участвовал во многих ритуалах, отмечавших важнейшие со­ бытия человеческой жизни. Вокруг него повитуха обводила роженицу, приговаривая: «Освободи, Господи, душу грешную, а другую безгреш­ ную», а потом обносила вокруг него новорождённого. (Кстати, обходить вокруг стола вне ритуала считалось плохой приметой: из-за него нужно выходить на ту же сторон)1 с какой садился.) Во время свадебного ;

Татьяна Ян. Цветы, плоды, дары. 2000 г .

–  –  –

Во времена Гомера за столом сидели в креслах, но столь дорогому гостю, как Одиссей, обольсти­ тельница Цирцея поставила особо почётный стул с изогнутыми ножками — клисмос. Вообще же у греков издревле существовал обычай возлежать во время трапезы на специальных ложах — клине .

Рабы вносили в пиршественную залу уже накрытые столы и ставили по одному у каждого ложа, а по окончании трапезы стол задвигался под клине .

Римляне позаимствовали у греков обычай воз­ лежать за столом, но они устанавливали три клине «покоем» (буквой «П») и в центре помещали стол .

Отсюда произошло название древнеримской тра­ пезной — «триклиниум» .

В императорском Риме в ходу были круглые столы с мраморной столешницей на трёх брон­ зовых ножках в виде звериных лап или фигур фантастических животных, однако встречались столы и на одной ножке. Стол на ножке из слоно

–  –  –

Благовещение .

Фрагмент .

Германия. 60— 70-е гг. XV в .

Движимое и недвижимое Якопо дель Селлайо. Пир Ассура. Деталь шкафа, изготовленного в 1 4 9 0 г. Дерево. Темпера. Уффици. Флоренция .

В замках за общую трапезу обычно усаживаюсь немало народу:

хозяева с многочисленными домочадцами, гости — званые и слу­ чайно заглянувшие на огонёк, странники, попросившие ночлега, слуги, забредшие нищие. Все ели за одним столом, занимая места между его верхним и нижним концами сообразно своему7положению .

Накормить бедняка считаюсь добродетелью.

На одной средневековой солонке вырезана стихотворная надпись:

Садясь за стол, Подумай о бедняке .

Накормив его — омой друг! — Ты накормишь Бога .

–  –  –

ствительно оставалась свободной — так слугам удобнее было подносить блюда .

По окончании трапезы доски снимались с козел, и стол убирался, освобождая помещение для других надобностей, например для танцев. В англосаксонском эпосе «Беовульф»

воины короля Хротгара после пира, «полы подметя, поло­ жили подстилки» и в той же палате улеглись спать .

Эта простая конструкция стола сохранилась и в поздней­ шие времена. Так, лаже в начале XIX в., когда великий рус­ ский историк Н. М. Карамзин создавал свою монументаль­ ную «Историю государства Российского», в его кабинете, по свидетельству современника, кроме обычного письменного стола стояло «несколько козлов с наложенными досками, на которых раскладены рукописи, книги, тетради, бумаги» .

В XV в. наряду с настилом на козлах укореняются и другие разновидности стола. Обеденные столы на че­ тырёх массивных ножках, расходящихся в стороны (д\я большей устойчивости), прижились в народном быту, их можно увидеть на иллюстрациях к западноевропейскому фольклору. Тогда же появляются первые раздвижные столы, к концу XV в. появляются полукруглые столы .

В эпоху Возрождения в И талии, а затем и в других европейских странах после открытия памятников антич­ ности распространяются идеи подражания золотому веку древних и в форме, и в духе. Столы этого времени стали напоминать древнеримский гартибулум, только теперь опо­ ры их делались не из мрамора, а из дерева и украшались обильной скульптурной резьбой .

Приём по случаю посольства герцога Альбы. Гравюра. Франция. X V II в .

–  –  –

К одекс «Тристан романа переписывает текст с маленького оригинала в большой фолиант. Справа — Тристан, Гелахед и Ланселот .

Секретер .

Приписывается Давиду Рёнтгену .

1 7 85 г .

Музей Пола Гетти .

ДАВИД РЁНТГЕН

–  –  –

сукном, отсюда и произошло название письменный стол, массивное кресло Толстой писал, вспоминая одну из своих (от фр. bure — «толстое сукно»). Мас­ к нему и кожаный диван. Столешницу тётушек: «Между окнами под зеркалом тера-мебельщики считали изготовление часто окружали с трёх сторон невысо­ был её письменный столик с баночками бюро почётной и ответственной рабо­ кой деревянной решёткой, дабы бумаги и вазочками, в которых были сладости:

той, возможностью проявить талант и письменные принадлежности не па­ пряники, финики, которыми она уго­ и фантазию. Знаменитый парижский дали на пол. Именно за таким столом щала меня» .

мастер Ж. Б. Обен несколько лет рабо­ изображён Лев Толстой на знаменитом Аля канцелярской работы удобен тал над бюро для Людовика XV и умер, портрете работы Ильи Репина. был высокий стол с наклонной столеш­ не успев выполнить заказ. Заканчивал В XVIII в. начали производить ма­ ницей — конторка. Сидели за конторкой королевское бюро, тоже на протяжении ленькие и изящные дамские письмен­ на специальном высоком табурете с пе­ нескольких лет, ученик Обена Ж. А. Ри­ ные столы, впрочем, использовались рекладиной для ног, однако можно было зенер. Это бюро, находящееся сейчас они далеко не всегда по назначению. Лев и стоять за ней. Гоголь, например, часами в Версале, отличается редкой красотой и снабжено особым механизмом, отки­ дывающим крышку .

В петербургском Эрмитаже хра­ нится удивительное бюро: при пово­ роте ключа в замке раздаётся мелодия Моцарта, затем раскладывается сто­ лешница, следом выдвигается пюпитр и ящичек с письменными принадлеж­ ностями. После чего при нажатии по­ тайной кнопки открывается секретная полочка и выезжает складное кресло с подножкой .

В начале XIX столетия появляются письменные столы на тумбах с выдвиж­ ными ящиками, а к середине века скла­ дывается комплекс кабинетной мебели:

–  –  –

В тей: от люльки крестьянского зверя — льва либо волка.

И вообще, если посмотреть на младенца до парадного ложа египетскую кровать сбоку, то она напоминает животное:

короля, от лебелино-белого корову, леопарда, даже змею, так что казалось, будто че­ в оперении кружев и оборочек ловек покоится на спине этого зверя. На ложе не только алькова до суровой походной спали, но и сидели, причём нередко в торжественной об­ складной койки полководца становке. Исходя именно из репрезентативности, оно имело под куском грубого сукна-одеяла, от узенькой с плоским жёстким как камень матрасом лежанки монаха до наглого в роскоши лежбища курти­ занки. Все стили, все возрасты, все характеры, движущиеся во времени, можно увидеть, про­ слеживая историю кровати .

Древнейшим ложем человеку служили голая земля, подстилки из листьев, мха, лапника либо звериных шкур, а первой подушкой — та же свёрнутая шкура, обрубок дерева, сохранённый в поздних культурах в виде деревянной подстав­ ки под голову или жёсткого валика, набитого семенами, опилками .

Древние египтяне первыми приподняли ложе над землёй, создав прообраз современной кровати. Египетское ложе представляло собой деревянную раму с натянутой на неё верёвочной или ременной сеткой, установленную на четыНиколя Батай. Сон праведников. Миниатюра из «Апокалипсиса из Анже». 1 3 7 3 — 1 3 8 7 гг. Музей изящ ных искусств. Анже .

Доижимое и недвижимое

П Р И Р У Ч Е Н И Е КРОВАТИ

–  –  –

Интерьер спальни. Миниатюра из часослова маршала Бусико. Рогир ван дер Вейден. Благовещ ение. XV в. Лувр. Париж .

Конец XIV в. Публичная и университ ет ская библиотека. Женева .

Движимое и недвижимое иерархия. А бедные люди ночью нередко укрывались собственной одеждой. В ирландской легенде фея, влю­ бившаяся в крестьянина, явилась в его дом и «легла к нему под плащ» .

Помимо кровати с занавесями встречалось ложе, за­ крытое со всех сторон деревянными щитами. Подобную стародавнюю вешь описывает ЭмилиБронте в «Грозовом перевале»: «Всю обстановку' составляли стул, комод и большой дубовый ларь с квадратными прорезями под самой крышкой, похожими на оконца кареты. Подойля к этому сооружению, я заглянул внутрь и увидел, что это особого вида старинное ложе... Я раздвинул обши­ тые панелью боковые стенки, вошёл со свечой, снова задвинул их и почувствовал себя надёжно укрытым...» .

В этом и заключался утилитарный и психологический смысл такой конструкции кровати — дом в доме .

В период позднего Средневековья кровать прони­ кает в быт среднего сословия. Кровати тех времён, как правило, очень широкие (до 4 м), и спали на них всей Ю велирную прелесть комнаты, её целомудренную аккуратность пронзает энергия чуда, и разом распахивается всё: раскрываю тся ставн и окон, р азд ви гаю тся створ ки стен н ого ш каф чика, двери впускаю т л а в и н у золотого предвечного с в е та. В нём возни кает ангел.

И на наших глазах кровать преображается в некий корабль:

вы тягиваю тся, как мачты, тонкие опоры полога и оставш аяся от драпировки узкая полоска «арлекина» звенит под ветром морских стр ан стви й. Урсула плывёт во сне и ж изни на своём волшебном корабле навстречу подвигу и смерти, оставив после себя тысячи обращённых в христианство язычников .

семьёй, иногда вместе с гостями. В эротическом ф о л ь ­ клоре многих европейских народов встречается сюжет о молодом путнике, которого простодушный хозяин укладывает в постель, где спят его жена и дочери .

Обыкновение спать в одной кровати по нескольку человек сохранялось достаточно долго. Даже в XIX в .

оно хотя и осуждаюсь как неудобное и негигиеничное, тем не менее не вызывало особого удивления. Персонаж одного из романов Диккенса скаредный мистер Сквирс, владелец частной школы-пансиона, обдумывая, как раз­ местить нового учителя Николаса Никльби, спрашива­ ет у жены: «Позвольте-ка! Кто спит в постели Брукса, дорогая моя?». «В постели Брукса? — призадумавшись повторила миссис Сквирс. — Там Дженнигс, ма\енький Болдер, Греймарш и ещё один... как его зовут...»

Индивидуальная кровать в позднем Средневековье остаётся привилегией знати и превращается в мо­ нументальное сооружение, украшенное дета\ями,

–  –  –

Тип средневековой кровати, до сих пор существующий в Баварии .

характерными для архитектуры того времени, и вели­ колепным балдахином. Балдахином называли тяжёлую драгоценную ткань с золотыми и серебряными узорами из Багдада, или, как тогда говорили, Баллака .

В конце XVI—XVII вв. балдахины приобретают форму шатра, становятся настолько сложными и рос­ кошными, что, по словам известного исследователя ис­ тории мебели Д. Кеса, кровати того времени «подлежат рассмотрению скорее в плане искусства обивки и дра­ пировки, но не мебели». Это была своего рода сцена, и неудивительно, что при европейских дворах возле королевского ложа ежедневно разыгрывался торжест­ венный спектакль: официальная церемония утреннего пробуждения и одевания монарха и вечернего отхода ко сну, чрезвычайно усложнившаяся к XVII столетию .

В ней принимали участие многие должностные лица .

Так, при английском дворе каждую принадлежность туа­ лета, которую надевал на себя утром король, передавали из рук в руки более десяти человек, среди которых были А в ю ю м ое и недвижимое

КРОВАТЬ КА К ЦЕНТР СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ

юдовик X IV, Король-Солнце, не ж елая, чтобы с окончанием жизни расточился в небытии его королевский и человеческий опыт, написал «Н аставления доф ину», где сформулировал один из своих творческих принципов: «Народы обожаю т спектакли, посредством оных привлекаем мы их умы и сердца». И жизнь величайшего из европейских монархов, внутренне исполненная трудов, стоицизма, борьбы и трагизм а, внешне производила впечатление бесконечного театрального представления .

Церемонии (придворных крестин, свадеб, похорон), встречи и про­ воды послов, бесчисленные процессии по тем или иным поводам требовали всё большей роскоши в оформлении и костюмах, всё большей «реж иссёрской» выдумки, всё большего числа участников (о дн их только слуг в Версале насчитывалось более 5 ты с., не го­ воря о толпах придворны х), а значит, определённого реквизита и декораций на театре королевского сущ ествования. Лю довик XIV до 35 л е т танцевал труднейшие партии в б алетах. Но, и покинув сцену, он остаётся актёром, главным героем тех великолепных спектаклей, в какие он превращает каждый, даже самый обыден­ ный эпизод своей ж изни .

В самом версальском из версальских залов — Зеркальной галерее, исполненной классической ясности архитектурной мысли, бароч­ ная иллю зорность пространства порождала истинно сценические эф ф екты, когда зеркала множили в бестелесной отражённости сотни реальных дам и кавалеров, их перья и ленты, алмазы и улы б­ ки, гримасы и реверансы. Зрители-иностранцы или провинциалы порой падали в обморок, сраж ённые красотой этого сновидения .

Мебели в за л а х Вер саля было немного, она разм ещ алась вдоль стен, хорош о просм атривалась и тр ебовала особой изощ рён нос­ ти в выборе предметов и их р а сста н о в ке. Сюда годи ли сь только исклю чи тельны е, соверш енны е гобелены, зе р к ал а, торш еры, кресла, над которыми работали лучш ие придворны е м астерахуд о ж н и ки .

Так, для королевской спальни знаменитый чернодеревец Андре Шарль Буль создал «несдвигаемую » кровать, рассчитав макси­ мально эф ф ектное расположение этого монументального сооруже­ ния. Именно вокруг несдвигаемой кровати разыгрывалась мисте­ рия «Встав ан и я» (L e v e r). Lever означало и «восход», и «поднятие занавеса», что одинаково соответствовало смыслу происходящ его .

Четы рёхугольная, с колонками, увенчанными золотыми вазонами с белыми страусовыми султанами, задрапированная в золото-крас­ ную парчу крупного узора, своей коробкообразной формой и раз­ движными занавесками кровать походила на сцену, воздвигнутую в зрительном зале-опочивальне. От зрителей-придворных отделя­ ла сцену-кровать золочёная балю страда, создавая пространство, подобное авансцене .

–  –  –

«Вставан ие» — целый спектакль в пяти действи ях с прологом и эпилогом, по всем правилам классицистического театра .

Пролог. В восемь утра камердинер будит короля, и тот готовится покинуть своё ложе, расположенное в центре вселенной ф ранцуз­ ской государственности, в Версале. Втайне ото всех, чтобы не вы­ глядеть «просто» 8 глазах придворных, король надевает парик за задёрнутыми занавесками (« за кулисам и») .

Действие первое. Входят лица, обладающие правом «великого входа». Первый камердинер отдёргивает полог. Король-Солнце восстаёт среди пуховиков — простите! — среди облаков. Следует церемония омовения духами с жасминовым запахом. Далее первый камердинер обувает монаршие ноги в комнатные туфли, подаёт главному камергеру халат, и тот набрасывает его на плечи короля .

Действие второе. П оявляются придворные с правом «второго входа». Следует танцевальная интермедия приветливейших пок­ лонов. Возникаю т лакеи для церемонии бритья. Главный камергер держ ит зеркало, а королевский брадобрей, всем видом выражая трепет, приближается к Его Величеству с бритвой. Впускается мас­ совка — вся остальная знать .

Действие третье. Облачение короля. Людовик сбрасывает ночную сорочку, и первый камергер вручает её герцогу Орлеанскому — вто­ рому лицу в государстве. Определённые вельможи, согласно сцена­ рию, подают Его Величеству чулки, башмаки, застёгиваю т пряжки .

Один из принцев крови подносит королю вчерашнюю одежду, чтобы тот переложил содержимое карманов в сегодняшний костюм .

Главный хранитель гардероба предлагает выбрать носовой пла­ ток — из трёх, поданных на золотом подносе .

Действие четвёртое. Король молится, по-деревенски истово. По завершении молитвы монарху подают ш ляпу, перчатки, трость, Действие пятое. Его Величество переходит в кабинет. Здесь наби­ лось очень много народу. Все стоят. Только король, да и то редко, сидя отдаёт распоряжения на день каждому из присутствую щ их .

Это и был эпилог. Солнце Франции взошло, самый главный актёр покинул подмостки своей кровати-сцены, чтобы перейти на дру­ гие, коими стали для него дворец, парк Версаля, вся Ф ранция .

П ослесловие. Одним из камердинеров Лю довика X IV, обслуж и­ вавших его опочивальню, служил отец Мольера, участвовавш ий в представлении застилания и расстилания постели, вставания и уклады вания короля. Первые зёрна театральности, проросшие в душе Мольера, будущего короля французской комедии, были посеяны в детстве рассказами отца, а возможно, чем-то увиденным-подсмотренным. Сцена с утренним халатом господина Журдена — «мещанина во дворянстве» очень напоминает коми­ чески переиначенный королевский Lever. Надо полагать, Лю довик очень с м е я л с я... А великий комедиограф до конца дней сохранял звание королевского лакея, что давало ему право беспрепятствен­ ного входа во дворец .

Авижимое и недвижимое

Один французский мемуарист рассказывает о юноше, в кото­ рого влюбилась знатная дама и, «дабы, наслаждаясь любовью, избежать огласки, требовала, чтобы его приводили ночью к ней в спальню с завязанными глазами и точно так же выводили» .

Однако предприимчивый кавалер незаметно отрезал кусок бах­ ромы от покрывала на с с кровати и днём, посетив все знакомые дома, где по обычаю был принимаем в спальне, без труда выяснил, кто его таинственная любовница .

–  –  –

Ж ОРЖ Ж АКОБ

ранцузский мастер Ж орж Ж акоб (1 7 3 9 — 1814) рано д остиг известности и, будучи ещё совсем молодым, получил от короля почётный заказ — отреставрировать мебель работы Буля. Впоследствии он поставлял королевскому двору уже собственные творения строгих и изящ ных форм .

В годы Великой французской революции положение и сама 'Л ж изнь Ж акоба, как бывшего поставщ ика короля, оказались под угрозой. Но талант искуснейшего мастера покорил революци- Х /Я онное правительство — именно ему заказали мебель для зала ' заседаний Конвента. Не пошатнулось положение Ж акоба и пос­ ле следующего государственного переворота. Со вступлением’ | на престол Наполеона I он имел множество почётных заказов, i в частности изготовил спальню в египетском стиле для барона ' Д. В. Денона, участника Египетского похода Бонапарта, мебель Щ .

для знаменитого салона законодательницы мод мадам Рекамье .

–  –  –

Движилюе и недвижимое

«ВТОРАЯ ПО КАЧЕСТВУ КРОВАТЬ»

лосчастная счастливая сама эта или кровать и фраза «вторая по качеству»

связаны напрямую с тайной личности и биографии Ш експира. Уйдя из дома бедным провинциальным парнишкой, Шекспир за годы каторжного труда актёра и драматурга на лондонской сцене заработал немало, превратив часть капитала в дома, землю, сады, обстановку .

Судя по его текстам, поэт знал толк во всём этом и приобретал то, что ему по душе. Дом в Стратфорде-он-Эйвон, куда он вернулся за четыре года до кончины, был, что называется, «полная чаша». Но вот 25 марта 1616 г. Шекспир дрожащей рукой подписал своё завещание, вызвавшее столько споров среди учёных .

Огромное, подробное завещ ание предусматри­ вает всевозможные ситуации рождений и смер­ тей среди наследников вплоть до седьмого колена. Всем родственникам и свойственникам, друзьям, соседям что-нибудь да перепало .

И сказано обо всём по-чиновничьи деловито .

Нет там ни единого поэтического слова, сухая конкретность: большая часть капитала — доче­ Кровать жены Ш експира Энн Хзтузй в Шоттери, деревуш ке под Стратфордом-он-Эйвон .

Съёмка 1 9 0 0 г .

ри Сьюзен (она замужем за пользовавшим

–  –  –

страсти в лице Смуглой леди и Белокурого друга. Где уж было бы разобраться в замысловатом кружеве «Сонетов» стратфорд­ ской жёнушке, даже если прочёл ей их кто-то!

–  –  –

Бамбуковая софа эпохи Регентства. 1 7 9 0 — 1 8 10 гг. Эпоха любила простые материалы, редко использовавшиеся до этого, в частности бамбук. Стиль регенст ва назван в честь английского принца-регент а Георга (позднее король Георг IV ), правивш его в 18 11— 1 8 2 0 гг. Формы мебели становятся более орнаментально декорированы, логически заверш ая эпоху неоклассицизма. В оформлении предметов интерьера часто используются турецкие, индийские и египет ские мотивы .

–  –  –

Гаэтано Песче для фирмы «Cassina». Кровать «Sunrise». 1 9 8 0 г. Постмодернизм играл с цветом, текстурой, соединяя детали традиционного дивана подобно архитектурным элементам .

–  –  –

В старинный замок шкаф спосо­ бен вызывать и романтические, и мистические ассоциации .

Поэтическая фантазия не раз пре­ вращала дверцы шкафа в волше­ бные двери, ведущие в таинствен­ ный, сказочный мир. Героиня одного из самых известных романов-фэнтези — «Хроник Нарнии» К. С. Льюиса оказыва­ ется внутри большого шкафа, где висят шубы. «Люси вытянула вперёд руки... Что-то захрустело под ногами. „Неужели здесь столько нафталина?" Она присела на корточки и пошарила вокруг. Однако вместо твёрдого, гладкого и деревянного нащу­ пала нечто мягкое, рассыпчатое и холодное... Только тут она сообразила, что стоит посреди леса, крутом ночь, под ногами лежит снег, а в воздухе порхают снежинки... Оглянувшись, она увидела за тёмными стволами деревьев шкаф...» Эта героиня, вышедшая каким-то чуждом из пронафталиненного, захламлён­ ного шкафа в снежную лесную ночь, и сам шкаф вдали, словно верный конь, поджидающий её возвращения, ассоциируются с сакральными возможностями души и становятся образом прорыва человека в иные пространства .

Слово «шкаф» шведского происхождения и буквально означает «ящик». Действительно, шкаф представляет собой прямоугольный ящик с полками и дверцами или же несколько Эрза записывает свящ енные книги по памяти в 4 5 8 г. Фронтиспис «Кодекса Амиатинуса». Около 700 г. Библиотека Лоуренциана. Флоренция .

–  –  –

ящиков, соединённых вместе .

Шкаф — хранилище всевозмож­ ных, порой удивительных пред­ метов, да и сам он на протяжении истории принимал разнообразные, причудливые формы .

Одни из наиболее ранних сви­ детельств о существовании шкафов относятся к эпохе Лревнего Рима .

Однако древнеримский шкаф — армариум, как правило, не являлся предметом домашней обстановки (своё имущество римляне предпо­ читали хранить в сундуках), а на­ ходился в лавке или ремесленной мастерской, где на его полках рас­ кладывали заготовки и инструменты .

Армариум служил также в качестве библиотечного шкафа: в этом случае его отсеки нумеровались, так что нужные папирус, свиток пергамена Ян Тавернье (Мастер Гризайля) .

Или восковую табличку было легко Миниатюра, изображающая отыскать, Ж ана Мелло, переписчика и переводчика Филиппа В средневековой Европе шка­ Доброго. 1 4 56 г .

фы, подобно сундукам, оковыва­ Национальная библиотека. Париж .

лись железом и украшались резь­ бой и тоже редко использовались Рогир ван дер Вейден .

в домашнем быту. Ризничные Читающая Мария шкафы, предназначенные для хра- Магдалина. Около 1 4 35 г .

Авижиное и недвижимое

–  –  –

ШАРЛЬ КРЕССАН

дин из крупнейших ф ранцузских мебельщиков X V III столетия Шарль Крессан (1 6 8 5 — 17 68 ) родился в семье скульптора. В ранние годы он подражал Булю, а впоследствии выработал собственную, оригинальную манеру. Мастер сумел пережить и отразить в мебельном искусстве приподнятый стиль барокко, с тем чтобы полностью обрести себя в изнеженных и чувственных формах рококо .

Его творения отличаются прихотливым изящ еством .

Большого соверш енства Крессан достиг в украшении мебели изысканной инкрустацией из различных пород дерева (м аркетр и). Материалами ему служ или амарант, розовое и ф иалковое дерево. Широко использовались накладные бронзовые украш ения в виде гибких стеблей с цветами и листьями, подчёркивающие изгибы форм самой мебели.

Особенно славились введённые в обиход Крессаном угловые бронзовые накладки, изображавшие грациозные ж енские головки с высокими причёсками:

они, подобно цветам, вырастали на вершине стебля .

Унаследовав от отца талант скульптора, модели бронзо­ вых украш ений Крессан выполнял лично .

Шарль Крессан. Комод. Около 1 7 4 0 г. Лувр. Париж .

Л ви ж и м ос u Hccfeiociuioe

–  –  –

Датский бельевой шкаф. Начало X IX в. Подобный тип использовался на протяжении X V III и X IX вв. Для датских шкафов характерен экстравагантный цветочный декор .

–  –  –

Г Крузо», оказавшийся на необи­ таемом острове, рассказывает:

«Всего нужнее были мне стол и стул: без стола и стула я не мог.. .

ни есть по-человечески, ни писать, ни читать....Почти без инструментов, с одним только топором да рубанком, я сделал множество вешей, хотя, вероятно, никто ещё не делал их столь первобытным способом и не затрачивал при этом так много труда. Только для того чтобы сделать доску, я должен был срубить дерево, очистить ствол от ветвей и обтёсывать с обеих сторон до тех пор, пока он не превратится в какоето подобие доски....Из целого дерева выходила лишь одна доска». (Кстати, способом, который Крузо называет перво­ бытным, а в русских деревнях именовали топорным, мебель изготовляли вплоть до изобретения в 1320 г. в Германии двуручной пилы.) Стулья и табуреты, скамьи и лавки, кресла и троны кроме своего прямого назначения на протяжении веков служили одним из признаков социального различия между людьми:

место для сидения часто зависело от положения человека в обществе .

В первобытные времена, когда люди сидели на земле, в лучшем случае подстелив под себя шкуры, пень или

–  –  –

лавньш-давно, а антимакассары иногда встречаются и в наше время, например в салонах самолётов и поездов .

Во второй половине XIX в. на фоне безликой массы ме­ бели лишь созданные по новой технологии стулья венского мебельщика Михеля Тонета (1796— 1871) выделялись ори­ гинальностью. Из деревянных, чаше всего буковых, брусьев длиной 1,5— 3 м на токарном станке делали стержни круг­ лого сечения, затем их пропаривали в течение нескольких

–  –  –

Стул эпохи Великой французской революции. Частная коллекция. Так ж е как и рьяные патриоты, стул сделался жерт вой моды: на нём революционная символика, его формы нарочито грубы и просты в пику аристократическим сиденьям .

–  –  –

Движимое и недвижимое

ГЕНРИХ ГАМБС

енрих Гамбс (1 7 6 5 — 18 31 ), выходец из Германии, ученик Д. Рёнтгена, в 1790 г. приехал в Петербург, где открыл собственную мастерскую, а в 1810 г. стал придворным мебельщиком. В мастерских Гамбса делали вещи как по европейским образцам, так и по рисункам русских архитекторов, и сегодня его работы украш аю т дворцы Петербурга, Гатчины, Павловска .

Гамбс не только руководил мастерской, но и работал как практик. В Эрмитаже, например, хранится собственноручно изготовленное им бюро со сложными механическими приспособлениями .

Дело отца продолжили сыновья — Пётр и Эрнест. В России XIX в .

изделия мебельной фабрики братьев Гамбс пользовались огромной любовью у самых разны х слоёв населения. В наше время имя Гамбса всем известно по роману И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев», где сюжет разворачивается вокруг стульев, изготовленных мастером Гамбсом в 1865 г., хотя, конечно, речь идёт уж е не о Генрихе Гамбсе .

« М А Ш И Н А -С И Д Е Н Ь Е »

–  –  –

Широ Куромата. Кресло «How High the Мооп» для фирмы «Куросаки». 1986 г. Куромата проектировал мебель в стиле минимализма для модельера Иссэя Миякэ в Токио, Париже и Нью-Йорке. Основал свою студию в Париже. Все знаменитые фирмы мира выпускают мебель по его проектам .

–  –  –

Форест Майерс. Кресло «La Faгде». 1987— 1988 гг. Эксперименты постмодернизма с возможностями металла продолжались все 80-е гг. Майерс родился в Калифорнии в 1941 г .

и сегодня работает в Бруклине. Его любимыми материалами были сталь и алюминий, он создавал мебель подобно скульптурным инсталляциям .

–  –  –

ереход от сыроедения к пище, приготовленной на костре (жареной, а потом варёной), знаменует качественные изменения в жизни челове­ ка, касающиеся его здоровья, долголетия, интеллекта. Культура еды занимает, таким образом, прочное место в истории цивилиза­ ции и прогресса. На протяжении веков у каждого народа постепенно сложилась целая система приготовления и потребления пищи, соединившая этические и эсте­ тические нормы с достижениями науки и искусства .

Ярче всего такие системы, естественно, проявляются в праздничных застольях, ведь даже в рамках одной культурной традиции праздничная утварь отличается от повседневной. Например, если по случаю торжества па стол ставят тонкую, богато декорированную керамическую посуду, то по будням едят из грубой деревянной или даже хлебной (о ней мы ещё расскажем) .

Существовали и другие принципы разграничения. Так, еврейская традиция даёт уникальный пример жёсткого Сосуд. Заир. Терракота. Музей национальной истории. Нью-Йорк .

–  –  –

кастрюли и простецкого печного горшка. Например, маори (Новая Зеландия) запекали мясо в земляных печах, а также варили мясо и рыбу в полотняных мешочках в гейзерах. Чук­ чи. коряки, скотоводы горных и степных районов Сибири использовали кожаную утваръ; манси, камчадалы, чуваши, жители Русского Севера и северных областей Сибири — пре­ имущественно деревянную; якуты и эвенки — берестяную .

Б Юго-Восточной Азии, у охотников-собирателей и мотыж­ ных земледельцев Вьетнама, Таиланда, Бирмы, Камбоджи, Индонезии, Малайзии, Филиппин, посуда была из дерева, бамбука, плотных кожистых листьев. Австралийские аборигены в недавнем прошлом знали исключи­ тельно каменные сосуды. Скудный ас­ сортимент утвари пигмеев составляла посуда из скорлупы страусовых яиц, чья совершенная природная форма в отдалённом от нас тысячелетиями

–  –  –

Мукодзукэ — высокие тарелки, используемые в чайной церемонии. Япония .

1600— 1630 гг. Коллекция Джона Вебера. Нью-Йорк. Стиль орибз. Назван в честь мастера Орибз, жившего в местечке Мино и создавшего новые формы керамики .

Кубок с двумя ручками. Помпеи. В Римской империи серебро было излюбленным материалом для столовой утвари. В ходе раскопок недалеко от Помпей обнаружено 109 предметов из серебра .

–  –  –

В течение многих веков ложки вытачивались из древесины, часто душ истой, реже — из кости, в Китае и Японии уже в древности их делали из фарф ора, снабжая ножками для большей устойчивости, а древние римляне начали изготов­ л ять серебряные и бронзовые .

В Средние века в Европе появились роскошные ложки для сеньоров из серпентинита, горного хрусталя, сердолика, оник­ са и серебра с украшенным эмалями и драгоценными камнями черенком. Формы их тяготели к округлости, а объём подчас возрастал до сходства с черпаком или чашей. (Собственно, такого рода деревянные черпаки-ложки-чаши были распро­ странены на Руси, в Сардинии, Румынии, Албании, правда наряду с ложками нормального размера.)

–  –  –

Никто в Европе не достигал худо­ жественного совершенства греческой посуды. Гончарные изделия этрусков и римлян многочисленны, но более грубы. Этруски и римляне литьём и ков­ кой изготовляли разнообразную утварь из бронзы, заимствуя формы керамики. Плиний пи­ сал, что между Второй и Тре­ тьей Пуническими войнами керамические сосуды начали вытесняться посудой из благо­ родных металлов, но, конечно, лишь у тех, кто мог позволить себе подобную роскошь .

В эпоху Средневековья во Франции и Италии производи­ лась гончарная поливная кера­ мика, являющаяся, по мнению специалистов, одновременно «потомком» галло-романских Корнелис Делф. Натюрморт на кухне .

изделий и «предком» тех простых и крепких горшков народного производства (рас­ писанных крестиками, укра­ шенных гравированным узором, Ваза с геральдикой. 1500 г. Геральдические знаки в Средние века покрывали стилизованными цветами), что все окружавшие человека предметы, в том числе и посуду. Две семьи дожили без существенных изме- в честь свадьбы изобразили на вазе два своих герба .

Джулио Романо. Свадьба Купидона и Психеи. 1528 г. Роспись палаццо дель Те .

Мантуя .

Блюдо по дизайну Бернардо Строцци. Генуя 1620— 1625 гг. Серебро. Диаметр 75,5 см .

Музей Пола Гетти. Служило скорее для демонстрации богатства владельца, нежели как утилитарная вещь .

–  –  –

ож, очевидно, старше ложки, хотя в числе столовых приборов он оказался (и ли, по крайней мере, стал использоваться при приёме пищи) относительно поздно — в эпоху Древнего Египта или даже в римскую .

Кремнёвые и каменные ножи вошли в употребление ещё до рождения металлургии, позднее появились бронзовые и ж елезны е. Изначально нож исполь­ зовался как оружие, рабочий инструмент и сакрально-культовый предмет. Ножи для жертвоприношений сущ ествовали в древней Мексике, Иудее, Передней Азии, Греции. В Риме бытовал ритуальный нож secespita с широким лезвием и короткой толстой цилиндрической рукоятью ; специальные ножи для мумифицирования применялись в Древнем Египте. Хирургические ножи использовались в Шумере и А ккаде; культовые ножи для обрезания — в Древнем И зраиле; известны специ­ альные ножи повитух для перерезания пуповины, ну и, конечно, технические — инструменты кожевенников, сапожников, пастухов, костерезов .

–  –  –

Посуди и утварь ВИЛКА амым «юным» столовым прибором до недавнего времени считали вилку, относя её рождение к Средним векам. Однако новейшие научные открытия разрушили представление о европейском происхождении вилки, сущ ественно состарив этот предмет. Археолого-этнографические исследования последних л е т свидетельствую т о том, что вилку знали ещё в Ассирии и Древнем Египте. Культура использования во время трапезы общей вилки была распространена в античных Греции и Риме (такая же двузубая вилка, датируемая эпохой неолита, обнаружена среди археологических памятников кобанской культуры на К ав казе), но после варварских нашествий она оказалась забыта на многие века, с тем чтобы вновь появиться в Европе лишь в эпоху Средневековья .

Как наследница античной традиции вилка сохран ялась только в Ви­ зантии, откуда и начала своё возвращ ение в Европу. В начале X I в .

это т удивительный предмет роскоши, привезённый в Венецию супругой дож а, дочерью ви зантийского императора Христиана IX, упоминал писатель Пьетро Д ам иани, подчёркивая, что двузубая «р о гатка» использовалась как индивидуальны й прибор. (Вообщ е, экстр аваган тн ы е манеры принцессы наделали много шума при дворе д о ж а.) П редполагаю т, что именно на гребне визан ти йски х культурных влияний вилка в X столетии появилась и на Руси, правда в единичны х экзем плярах и как монаршья у те ха, поскольку даже в господской среде она стала более или менее распространённой лиш ь в X V I I I — X IX вв .

Однако ф акт полного забвения В И Л К И В Европе И её возращения Набор из ножа, вилки, ложки и чашки. 1690 г. Серебро. Музей Виктории в столовую культуру Запада из Византии можно поставить под сом- и Альберта. Лондон .

–  –  –

того, исклю чительно в Италии (по одним сведениям, в Ве­ неции, по другим — в Сицилии) деревянны е и оловянные вилки в X I I I в. широко использовались и в систем е «общ е­ пита», а именно в таверн ах, как индивидуальны й прибор для поедания макаронных и з д е л и й.О массовом же распро­ странении вилки в больш инстве стран Старого Света можно говорить лиш ь применительно к X IX, а то и к XX в .

Первые европейские вилки Нового времени имели два зуба, делались из золота и серебра, с рукояткам и из тех же м етал­ лов, слоновой кости или горного хр усталя, реже — из д е ­ рева. Употребляли их в основном для подачи мяса или ф руктов гостям с общего блюда или при готовке мяса, тогда как основную пищу продолжали брать рукам и. Пользоваться вилкой за столом долгое время считалось экстравагантны м и смеш ным. Например, Лю довик X IV, евший исклю чительно руками, запретил герцогу Бургундском у и его братьям есть вилкой с своём п р исутствии. Если даж е представители высш их сословий больше доверяли пальцам, помогая им ножами, то простонародье тем более обходилось без « го с­ подских ви л». Эразм Роттердамский в поучениях молодым людям рекомендовал брать куски с общего блюда тремя пальцами, не копаясь в пище, но о вилке молчал. Даже в 1897 г. уставы британского Королевского военно-морского ф лота запрещ али матросам пользоваться во время еды ножом и вилкой, так как эти столовы е приборы, по мнению Адм иралтейства, подрывали дисциплину и по­ рождали изнеж енность среди низш их чинов .

Подобный запр ет содерж ался и во многих монасты рских уставах, хотя есть сведения, что вилка как индивидуальны й столовый прибор уж е в X I I I в. активно употреблялась в ряде монастырей Северной И талии. Этот ф ак т о спаривает распространённое утв е р ­ ж дение, будто Церковь абсолю тно и катего­ рически осуж дала практику использования вилки в повседневном бы ту, якобы потому, что такая «подм ена» ф ункции пальцев н аходилась в противоречии с замыслом Господним .

–  –  –

утвари там делали ещё и изразцовые полы. Мастерские го­ рода Дерута завоевали известность благодаря нежнейшему перламутровому оттенку своих изделий, а позднее перешли к синей растительной росписи по белому фону .

Важными центрами майоликового производства надо считать также Губбио, где выпускались люстрированпые фаянсы с красноватым фоном, и Кастель-Дуфанте близ Ур­ бино. После 1525 г. Урбино выдвигается на первое место и сохраняет своё главенство в течение всего XVI в. Из мас­ терской Урбино выходили изделия необычных форм: вазы с рельефными масками и ручками в виде сатиров, огромные «трёхлонастные» холодильники (сосуды для охлаждения вина) на львиных лапах, фляги с ручками в виле переплетающих­ ся змеек, большие овальные блюда с горельефным декором .

В XVI в. прославились и фаянсы Венеции, покрытые уникаль­ ной серовато-синей глазурью смальтино (smaltino) .

В XVII—XVI1 вв. центр керамического производства Италии смешается из северных и центральных областей страны на юг, в Кастелли — маленький городок области Абруцци, откуда происходят фаянсы светлой, бледной росписи с преобладанием религиозных сюжетов. В эту' же Декоративная тарелка. Венеция. 40 — 60-е гг. X V I в. Музей Пола Гетти .

по форме, они обычно покрывались одноцвет­ ной полупрозрачной глазурыо разнообразных опенков — от красновато-серого до наиболее распространённого голубовато-зелёного, полу­ чаемого добавлением в неё оксидов железа. По имени героя одной очень модной в XVIII в. фран­ цузской пьесы, носившего на костюме ленты похожего цвета, такие фарфоровые изделия в Европе стали называть селадонами. Характерной чертой селадонов была паути­ на лёгких трещинок (кракле), пронизывавших глазурь .

Ранние образцы, покрытые голубой глазурью, относятся к эпохе династии Цзинь (III—V вв.), зелёной — к эпохе Тан (VII—X вв.) .

Период расцвета фарфора относится ко времени прав­ ления династии Мин (середина XIV — середина XVII в.) .

Ранний Именно тогда воздвигли знаменитую фарфоровую башню майсенский в Нанкине. Фарфор окончательно становится белым, тон­ фарфор. 1 7 30 г .

Имитация ким, твёрдым и звонким. Применяется подглазурная роспись, китайского а сами изделия приобретают изысканные формы. Чудесные фарфора .

Посуда и утварь

–  –  –

формовки довольно трудоёмки, неудивительно, что стекло веками оставалось предметом роскоши .

В широкое употребление стеклянная посуда вошла толь­ ко в Древнем Риме. Считается, что в I в. до н. э. сирийцы изобрели стеклодувную трубку, и с её появлением тех­ нология стеклоделия существенно изменилась, сосуды стали тоньше и легче. Теперь кусок расплавленной стеклянной массы мастер укреплял на кончике трубки и начинал в неё дуть, как дети дуют в соломинку, пуская мыльные пузыри. Мягкую массу можно было формовать как угодно, но чаще всего её вдували в полую матрицу: такой приём позволял получить оезупречно симметричную форму с рельефным декором. Подобным образом создавались сосуды в виде человеческой головы, виноградной ''Ц Н Н Н Н В Г ' ^ Тарелка в форме рыбы. Стекло. Египет. Восемнадцатая династия .

–  –  –

Западной Римской империи .

Византийские мастерские произво­ дили бусы, браслеты, кольца и смальту для знаменитых мозаик. Б Западной же Европе стекло использовалось в ос­ новном в витражах, а также для люстр и медицинской посуды. Возрождение забытого искусства происходило по­ степенно. До нас дошло несколько сосудов, изготовленных во Франции с применением золы папоротника, зе­ леноватых и хрупких. «Превыше всего ценится то чистое стекло, что по цвету' приближается к хрусталю»,— говорится Кувшин кубикос. Восточное Средиземноморье. I — начало I I в. Прозрачное ст екло. ГИМ .

Посуда и утварь

–  –  –

комбинировалась с гравировкой, и тогда стоимость изделия возрастала .

Известная со времён Древнего Египта резьба по стеклу в римскую эпоху была простенькой и неглубокой, так как тонкостенное хрупкое содовое стекло не позволяло сделать её иной. Франсуа Рабле, живший в первой половине XVI столе­ тия, описывает хрустальный фонарь с умопомрачительной резьбой, где художник ухитрился изобразить «ожесточённую и забав­ ную драку голых ребятишек на деревянных лошадках». Фигуры путто среди листьев и кистей винограда «казались не вырезанными, но рельефными, во всяком случае чем-то вроде арабесок, вылепленных из цельного материала». Видел ли писатель такую

–  –  –

звестная с незапамятных времён у многих народов мира маска была главным атрибутом различных магических ритуалов, обрядов погребения, таинств. Предстать в ином обличье перед духами и демонами, скрыть конкретные человеческие черты, остаться неузнанным и ввести в заблуждение — такие цели преследовал человек, надевая маску. В Древней Греции, Риме, в Италии эпохи Возрождения, Китае и Японии существовали и теат­ ральные маски, ведущие своё происхождение от древних мистерий. На карнавалах у всех народов всё как бы менялось местами: небеса и преисподняя, дозволенное и запрещён­ ное, слуги и господа. Переиначивались и выворачивались наизнанку одежды, маска же оказывалась эпицентром всевозможных перемен. С XIV в. она становится в Европе и деталью повседневного костюма, подобной перчаткам или галстуку .

Маска играла роль предмета, лающего человеку ощущение свободы, какой личность не обретала в обыденной жизни. Память Голова человека в золотой маске. Китай. 1 3 00— 1 1 0 0 гг. до н. з. Бронза .

Не простые предметы о когда-то магической сути маски придавала ей скрытую силу, позволяла надевшему' её совершать то, на что он никогда не ре­ шился бы с открытым лицом. И только череда европейских революций, привнеся в общество дух свободы, навсегда от­ няла у этой веши её волшебную власть. Человек становился более распахнутым, оковы условностей понемногу спадали, хотя до подлинного освобожления было ещё далеко. А маска сделалась своего рода игрушкой для того, кто не способен или не хотел быть прямодушным, игрутшеой для общества, не готового принять человека таким, каков он есть .

В Европе первые свидетельства о маске связаны с именем Изабеллы Баварской, супрути французского короля Карла VI

–  –  –

хрустальны х подвесок лю стры, матовый блеск зеркал, игра бриллиантовых искр в окаймляющих их стеклянны х укр а­ ш ениях так шла к Венеции X V III века, к её искусству, к её ненастоящ ей, почти что только нарисованной ж изни. Маска, свеча и зеркало — вот образ Венеции X V III века .

Маски, свечи и зеркала — вот что постоянно встречается на картинах Пьетро Лонги.... Есть ряд картин, изображающих сцены в Ридотто. Этим именем назы вался открытый игорный дом, разрешённый правительством, в котором дозволено было держать банк только патрициям, но в котором всякий мог понтировать. Ридотто было настоящим центром тогдаш ­ ней венецианской ж и зни. Здесь завязы вались любовные инт­ риги, здесь начиналась карьера авантю ристов. Здесь заканчи­ вались весёлые ужины и учёные заседан ия. Сюда приходили после прогулки в гондоле, после те а т р а... Сюда приходили с новой возлюбленной, чтобы испытать счастье новой четы, и часто эта возлю бленная была переодетой монахиней. Но кто бы мог узнать её под таинственной „баутто й", откры ва­ вшей только руку, держащую веер, да маленькую ногу в низко срезанной туф ельке. Когда в 1774 году сенат постановил наконец закрыть Ридотто, уны ние охватило Венецию. „Все стали ипохондриками, — писали т о г д а... — купцы не тор гу­ ют, ростовщики-евреи пожелтели, как дыни, продавцы масок умираю т с голода, и у разных господ, привыкших тасовать карты д есять часов в сутки, окоченели руки. Положительно пороки необходимы для деятельности каждого государства" .

–  –  –

Хуан де Фландес. Благовещ ение. 1 5 1 0 г. Национальная галерея. Вашингтон .

Не простые предметы

ОПОРА БОГОВ

–  –  –

Гермес, божественный вестник, посланец из мира богов в мир лю дей, покровитель путников на этом свете и проводник душ в царство мёртвых, помимо крылатых сандалий имеет обвитый двумя тонкими змеями жезл керикейон (у римлян — кадуц ей ). Его прикосновением Гермес наводит сон, посылает смерть или, наоборот, пробуждает .

–  –  –

наперсному крест)7жезл дикаликий — как символ узаконен­ ной Богом духовной власти над православными .

Паломники и простой мод пользовались обыкновенными деревянными палками, для удобства верхний конец делали загнутым или с горизонтальной перекладинкой (такой посох именовался костылём или клюкой). На рукоять опирались при ходьбе либо подвешивали на неё узе­ лок с пожитками и несли свой нехитрый скарб на плече .

Русские цари и бояре владели тростями различного назначения — для торжественных выходов, комнатными и др. Царь Алексей Михайлович получил в дар от послов иностранных государств несколько жезлов, роскошно украшенных драгоценными камнями: с «золотым крестом»

и «орлом на верху»; «индийский деревянной с серебряною оправою и орлом вороненым;

деревянный оклеенный черепахою и ракови­ нами (перламутром. — Прим. ред.)» .

В разные времена трость игра\а заметную роль в военном снаряжении. С изобретением огнестрельного оружия появились сошни­ ки — специальные трости с U-образной

–  –  –

Во всех культурах посох ассо­ циировался с образом путника .

В античности знаковыми вещами его считались широкополая шляпа, грубые сандалии и посох, и во вре­ мена Средневековья и Ренессанса знаком пилигрима оставались те же

–  –  –

Ш в приступе беш енства, вызванном пустячной причиной. По версии, представляющ ейся современным историкам наиболее вероятной, царь, войдя в опочивальню невестки, заметил, что она одета не по уставу — то ли беременная женщина не подпоясалась, то ли по причине жары вместо положенных трёх рубах ограничилась одной .

Разгневанный государь принялся её избивать, а когда сын попытался защитить ж ену, получил удар острым концом посоха в висок. Промучившись четыре дня, царевич скончался в «кровопийственной столице» — Александровской слободе. Он был не первым, кого Иван Грозный убил ж езлом. «Там, где столько лет лилась кровь невинных, Иоанн, обагрённый сыновнею, в оцепенении сидел неподвижно у трупа, без пищи и сна несколько дней», как пишет Карамзин .

Схожим, но пародийно окрашенным эпизодом заверш ает Франсиско де Сурбаран. Оборона Кадиса. 1 6 34 г. Прадо. Мадрид .

–  –  –

невесты. При заключении договора ново­ брачные вместе смотрятся в него, и часто именно отражёнными в зеркале они впервые видят друг друга .

Само сознание человека подобно зеркалу и способно воспринимать любые образы предметного мира. В буддизме просветление сравнивается с чистым зеркалом, не искажа­ ющим ничего. «...Зеркалу не дано ни своего цвета, ни своей формы, и потом}' оно от­ ражает любую фигуру, что появляется перед ним. Если б имелись в зеркале цвет и форма, оно, вероятно, ничего не отражаю бы. Пустота свободно вмещает разные предметы», — писал Хенко Хоси в «Записках от скуки» .

А вот иное размышление. Владимир Клименко в «Амальгаме миров»

говорит: «Разве Вы никогда не заме­ чали, Мастер, что зеркала не просто отражают? Вернее, не только. Вам Царица за утренним туалетом. Рельеф из храма никогда не приходилось ощущать Ментухотепа II. Фивы. Одиннадцатая династия .

посторонний взгляд из, казалось Музей Каира .

–  –  –

ПРИМЕТЫ И ГАДАНИЯ

редставления о том, что с помощью отражающей водной глади, магических кристаллов и зеркал можно предсказывать будущее, открывать тайны бытия, присутствую т у всех народов с незапамятных времён. Арабский писатель X I I I в. Ибн Калдоун говорил: «Некоторые люди смотрят в зеркала или сосуды, наполненные в о д о й... Смотрят пристально и до тех пор, пока не начинают видеть о б р а з ы... В этом состоянии прорицатель видит не глазами, а душ ой» .

С зеркалом связано множество примет. Считается, напри­ мер, что, если беременная женщина часто смотрится в зеркало, ребёнок родится похожим на неё. Разбитое зеркало в средневековом Китае символизировало раз­ лучённы х супругов, а у славянских народов до сих пор предвещ ает несчастье или смерть. По обычаю в доме усопшего зеркало закрываю т тканью или отворачивают к стене, чтобы событие не повторилось .

Сущ ествует немало легенд, где говорится, что в зеркале отражается душа умершего, продолжающая жить после смерти. Бытует суеверие, что отражение представляет собой двойника, второе «я» человека. Амбивалентный символ, зеркало всё может — и злы х духов прогоняет, и от дурного глаза о б е р е га е т.. .

М. Забелин в книге «Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия» приводит некоторые спосо­ бы гадания на зеркалах, сохранивш иеся до сегодняш них дней. Вот некоторые «загады на ж ениха» .

В тёмной комнате на стол ставят зеркало, а перед ним — зажжённую свечу. Гадающая девушка входит в комнату, смотрит через пламя в зеркало, где и видит суженого .

Перед одним зеркалом заж игаю т две свечи, второе гада­ ющая располагает позади себя, оказавш ись, таким обра­ зом, между двумя зеркалами. Девушка обводит вокруг себя зажжённой в Сочельник лучиной и внимательно смотрит в первое зеркало. Будущий ж ених должен показаться из-за её плеча. В тот же миг нужно, не ог­ ляды ваясь, сказать «чур меня», и видение исчезнет, не причинив никакого вреда. Оглядка грозит увечьем .

Два больших зеркала устанавливаю т одно против другого и перед каждым заж игаю т по паре свечей .

Образуется длинный коридор, освещённый огнями .

Гадающая неподвижно смотрит в зеркало, направляя взор в глубину отражённого коридора, где и должен появиться её суж ены й .

Гадания на зеркалах считаю тся одними из самых опасных .

Нужно обладать немалой смелостью, чтобы решиться с их помощью заглянуть в будущ ее .

–  –  –

Но когда её не стало, подруги, как свирепые вакханки, растерзавш ие Орфея, набросились на него, что он, ж естокосердный, виноват в смерти девуш ки, пре­ лестной, как нимфа. Боги накаж ут его, отвергшего л ю б о в ь... Нарцисс не слуш ал, вгляды ваясь в отра­ жение отражения, в их бесконечность, открывшуюся ему. Двойник — отражение Нарцисса, его второе «я», уже не повторяло его движ ений, но манило и уводи­ ло — и увело за собой .

Бедная любящая Эхо всё-таки приобщилась к Нарциссову космосу отражений, став отражением звука .

Все её жалею т и осуж даю т Нарцисса, якобы тупо влюблённого в собственную красоту. Однако цветы с его именем своей чистотой, скромностью печально отвергаю т эти наветы .

Не простые предметы Тициан. Венера перед зеркалом. Национальная галерея. Вашингтон .

И стория и ск усства д а ё т много примеров, когда худ о ж н ик помещ ает зеркало внутрь картины. Отражающая поверхность станови тся некой плоскостью, расширяющей живописное пространство. Зеркало делает его более объёмным, завершённым, привычные вещи, «отражённые» кистью художника, видятся несколько иными. Как будто появляется возможность заглянуть дальше, в глубь изображения, скрывающего в своём внутреннем зеркале что-то другое — таинственное и далёкое, «инакое» .

–  –  –

Теперь зеркало перестало быть просто одним из предметов в традиционном наборе вещиц для утехи вельможных особ, а играю роль своеобразного их окружения. Зеркало и само становится придворным: изменяет свой облик согласно моде и стилю, отражает роскошные веши, интерьер дворца и весь театр жизни при дворе .

В XVII в. абсолютной законодательницей художественного вкуса провозглашается Франция. В обрамлении для зеркал строгая итальянская архитектурность уступает место не­ уёмной пышности. Рамы из ореха, груши, чёрного дерева и королевского кедра полируются, щедро покрываются золотом или серебром, накладываемым на сочный красный либо жёлтый грунт. Архитектурные рамы вытягиваются, расцветают роскошными гирляндами и связками фруктов .

–  –  –

очти у всех народов древности есть истории и легенды, связанные с веером. Одна гласит, что, когда Адам и Ева вкусили запретный плол, Ева, сорвав ветку с ближайшего дерева, начала обмахиваться ею, преодолевая смущение от собственной наготы. Китайские источники повествуют о знаменитой красавице Ламси, которая во время затянувшейся церемонии, устав от духоты и тяжести драгоценных одеяний, стала обмахиваться своей маской, чем вызвала неописуемый восторг окружающих, не преминувших последовать её примеру .

Веер появился в жарких странах, где благодаря этомуизобретению люди спасались от несносных насекомых и жары. Первые веера делались из листьев пальмы или других растений, позже к ним стали крепить длинную де­ ревянную ручку, оплетённую кожей. Ну а потом фантазии не было предела: экран опахала в виде древесного листа плели из тростника, обтягивали пергаменом и тканью, вытачивали из дерева и слоновой кости, составляли из

–  –  –

перьев птиц. В Древнем Египте веер служил сим­ волом небесного покоя и счастья, а должность «носителя веера с левой стороны» при вельможе считалась почётной .

В античной Греции особенно ценились веера из перьев павлина. Наследуя грекам, древние римляне огромными партиями доставляли перо пав­ лина из южных колоний, но, в отличие от демокра­ тичной Эллады, где каждый обмахивался сам, у них опахало крепилось на длинную ручку и навевание прохлады стало заботой рабов. Овидий и другие римские авторы пишут и о щегольских, изящных веерах tabellae из тончайших пластин экзотических Паоло Веронезе. Венера и Адонис. Около 1 5 82 г. Прадо. Мадрид .

–  –  –

О КИТАЙСКИХ ВЕЕРАХ

итайцы с древности пользовались в быту особыми предметами, которые воспринимаются теперь чуть ли не как символы китайского уклада жизни и даже всей китайской культуры. Одним из таких предметов был веер, изобретение которого предание приписывает мифическому царю Шуню. В отличие от Европы, где завезённый из Китая веер стал исключительно женской принадлежностью, в Китае веером пользовались как мужчины, так и женщины, и притом для самых разных целей: веером можно было освежать себя в любое время дня и при любых обстоятельствах, он помогал объясняться во время беседы, им можно было раздувать

–  –  –

стихи, перерисовывали картинки с изображением знаменитых мест из к н и г...»

(«О кагам а». Перевод Е. М. Дьяконовой.) Император жаловал веера особо приближённым и отличившимся придворным .

Обмен подарками, вообще, получил в Японии широчайшее распространение, и одним из самых популярных почитался веер. Верили, что он приносит счас­ тье и процветание .

И нтересно, что в период Эдо японцы увлекали сь игрой с веерами: на поверх­ ность стола ставилась мишень в форме дерева гинкго, и в неё кидали раскры­ тым веером. По тому, как упало дерево и как при падении оказался открыт веер, бросавшему засчитывалось определённое количество очков .

В театре Но веер является обязательной принадлежностью актёра: каждый персонаж наделяется характерным только для него. Если это китаец, то в руках будет круглый веер ути ва. Веера с чёрными пластинами (и х должно быть 15) предназначаются для мужских и ж енских ролей, со светлыми — стариков и мо­ нахов. На веере старцев-рассказчиков изображаются символы долголетия — сосна, журавль и черепаха; воины-победители появляются на сцене с веером, демонстрирующим солнце на фоне сосновой ветки. У побеждённых солнце рисуется над бурлящими волнами (намёк на морское поражение клана Тайра от воинов дружины Минамото в морской битве при Данноура в 1185 г.) .

Поскольку при обмахивании веером совершаются движ ения, направленные как к себе, так и от себя, в ритуалах веер используется с двоякой целью .

С одной стороны, он способен прогонять злы х духов, с другой — акценти­ рованное движ ение веера к себе предназначено для вызывания бож еств .

Поэтому веер широко применяется в ритуальных танцах, исполняемых в син­ тои стских святилищ ах, и является непременной деталью костюма свящ ен­ нослуж ителя. Известны случаи, когда веер почитают за главную храмовую святыню .

Веер символизирует и общину верующих: скреплённые штифтом бамбуковые планки складывающ егося веера означаю т единство всех его членов .

По представлениям японцев (хотя практически для каждого жителя островов совершенно нормально посещение как буддийских храмов, так и синтоистских святилищ ), загробный мир управлялся буддами, а не синтоистскими бож ества­ ми. Для удачного перерождения в буддийском раю следовало разорвать свои связи с божествами и предотвратить возврат духа покойного в мир живых (иначе злые духи могли через наиболее любимые покойному вещи нанести ему непоправимый вред). Существовало несколько способов разрыва: можно было вывернуть наизнанку одежду покойного, разбить его чашку и л и... раз­ ломать принадлежавш ий ему веер, забросить на крышу дома или перекинуть через конёк .

Из аристократической культуры в обиход горожан веер перекочёвывает в пе­ риод Эдо. Он становится достаточно ходовым товаром и отчасти теряет свои сакральные свойства .

–  –  –

использовался как командирский жезл. Его носили подве­ шенным к запястью или поясу на специальном шёлковом шнуре с кистью .

I Китайцы заимстовали складной веер и начали делать его только из пластин, соединённых между собой одним или несколькими рядами шёлковых лент. Позднее в Европе он получил название «бризе» (фр. brise). Торговые контакты Китая позволяли получать самые разнообразные материалы для веерных станков: перламутр прибывал с Мадагаскара и Су­ матры; панцири морских черепах — с Борнео (Калимантан), Бали и Гвинеи. Любимым материалом китайских мастеров была слоновая кость, поставляемая из Индии и Африки .

В Европу складной веер привезли из Китая в конце XV — начале XVI в. португальские купцы. Из Португалии он по­ пал в Англию, Испанию и Италию, а затем из Италии — во Францию. Особо полюбилась вещица при дворе Екатерины Медичи. Кроме веера-бризе модными были веера в форме кокарды с экранами из тафты, тончайшей кожи и пергамента, расписанные геометрическим или стилизованным цветочным Неизвестный худож ник. Королева Елизавет а. 1 5 99 г. Хардуик-холл .

–  –  –

Свадебный веер. Экран из кружева Аржантан. Франция. Около 1 7 75 г. Веера с кружевными экранами появились в последней четверти X V III в. На знаменитых мануфактурах Франции «Аржантан», «Алансон», «Малин» создавали кружева по специальным выкройкам, в Бельгии — кружево пуант д'Англетер (poin t dA ngleterre), для деш ёвых экземпляров художники выполняли перфорацию на бумажном экране, имитируя круж евной узор .

–  –  –

Кулшры прошлого на резных костях», «большие теневые на деревянных костях» и др. По ин­ дивидуальным заказам императриц и аристократов создавались подлинные шедевры декоративно-прикладного ис­ кусства: с золотом, изумрудами, брил­ лиантами и рубинами. (Как и многие сокровища царских коллекций, часть вееров русских императриц после рево­ люции 1917 г. попала за границу.) К концу XVIII в. европейские вкусы изменились: экраны с изображениями маски с отверстиями на месте глаз, лю­ бимые ранее, сменились вставками из тюля или других прозрачных тканей, через которые свободно наблюдали за происходящим вокруг. В начале XX в .

подобные шедевры стали называться «мадам Сан-Жен» («мадам без стесне­ ния») по имени героини комедийной пьесы Викторьен Сарду .

–  –  –

Я З Ы К ВЕЕРА

помощью веера объяснялись в лю бви, выражали презрение, С назначали час свидания, но только в руках посвящённого веер становился настоящим оружием галантности. Мадам де Сталь писала, что по манере обращения с веером не стоило труда отличить княгиню от графини, а маркизу от мещанки. Помимо униф икации всех жестов и манипуляций, знакомых и дамам, и кавалерам, для аксессуара были запатентованы различные азбуки. В Музее изящ ных искусств Бостона (СШ А) хранится вышедший из мастерской Роберта Кларка веер конца X V III в .

с выгравированным «Руководством по язы ку веера». На нём помещён алф ави т, разделённый на пять групп по пять букв, и каждая буква тоже имела свой номер. Каждому номеру соответствовало определённое движ ение:

1 — веер в правой руке, 2 — в левой руке, 3 — он указы вает на грудь, 4 — веер поднести к губам, 5 — веер поднести к голове. То есть любая буква обозначалась двумя движ ениям и. Так можно было «произносить»

имена, слова, задавать простые вопросы и отвечать на них. Спустя полгода Уильям Кок выпустил свой продукт — «Телеграф Купидона», ибо, как гласило объяснение, язы к веера сущ ествует для кокетства и ф лирта .

Кроме этой беззвучной «азбуки Морзе» дамы придумывали и другие методы обольщ ения. Российский журнал «Сатирический вестник» за 1790 г. конста­ тировал: «Вели ки х дарований красавицам свойственно иметь сведение о том, сколько раз можно махнуть веером так, чтобы от сего косынечка закры ва­ ющая их грудь, приняла то прелестное положение, при котором вопреки була­ вок, видима бы быть могла восхищающая непорядочность; такж е известно им, сколько ударов веера потребно для того, чтоб сия косынечка паки закрылась или сколько оных надобно для того, дабы приятным образом развевать свои волосы, придавая им такое восхищающее положение, которое, кроме опахала, Александр Рослин. Женщ ина с веером. 17 68 г. Национальный никакая рука смертного доставить им не может». музей. Стокгольм .

–  –  –

и проработка орнамента уже не достигали прежних высот. бумаги, а верхний край каждой такой пластины украшали К 40— 50-м гг. веер увеличился в размере, станок сделался опушкой из перьев страуса, марабу или лебяжьего пуха .

более массивным, и хотя ещё модны были веера бризе, теперь В 80-х гг. XIX в. дорогие веера настолько увеличились каждая пластина состояла из двух частей. Иногда верхшою в размерах, что появлялись карикатуры, высмеивающие часть выполняли из гусиных перьев, нанося на них рисунок орудие прохлады, особенно мешавшее зрителям в театре .

методом хромолитографии, Часто форму пера повторяли из Созданные из перьев страуса (облагороженных завивкой на Футляры для хранения вееров выполняли из разл ных пород дерева, обтягивали бархатом, шёлком, саф ьяном, а внутри прокладывали ватой и об­ тягивали шёлком, оберегая хрупкий предмет .

Сверху или на внутренней стороне крышки А золотом печатали название фирмы-про­ изво дителя или м агази н а. Привозные щ ’/' веера у з Китая и Японии упаковывали в изящныелаковые шкатулки,нередко расписанные в той же манере и на те ^ же сюжеты, что и сам веер. ^

–  –  –

Кумиры прошлого концах) и иногда дополненные белыми пушинками марабу, они создавали по­ трясающий эффект прииорошенности снегом. Уже обработанные страусовые перья в европейские страны постав­ ляли из Южной Африки. Товар под­ разделялся на три категории: самыми ценными были белоснежные перья самцов (из них выполняли веера для свадеб и балов); менее качественными считались серые, коричневые и пёст­ рые перья самок; как товар низшего сорта продавались иерья, окрашенные в чёрный или иной цвет .

Стиль модерн принёс новые сюжеты и принципы: из японского искусства пришла манера изображать на веере всего одну птицу или цветок

–  –  –

и меха, но гораздо чаше пользовались рукавицами или прятали натруженные руки в длинных рукавах одежды .

Муфты русских парей и цариц поражают богатством ма­ териалов и декора даже в описании: «рукав отлас золотной, аксамичен золотом, испод лисей, опушен соболем»; «отлас Виницейской серебрен, по нем травы золоты, в травах репьи серебрены; испод и опушка пластинчатые соболья». Сторо­ на муфты, выставленная на обозрение, и сторона, невидимая глазу, различались: на подбивку пускали менее красивую часть шкурки — чрева, душки, пупки; опушка же была из более качественного и дорогого меха. В XVI—XVII вв. муфты имели узкую, вытянутую форму и всегда шились мехом вовнутрь .

В XVIII столетии муфты и в Париже, и в Петербурге, следуя уже общеевропейской моде, делались то меньше, то объёмнее. Даме муфта стала просто необходима, так как открытые по моле того времени на две трети руки не со­ гревали ни мантильи, ни митенки. Помимо традиционных материалов муфты начали делать из птичьих перьев, в том

–  –  –

Никола Боннар. Галантная пара на прогулке. 1693 г .

Национальная библиотека. Париж. У мужчины — муфта и шляпа для поклонов .

Кумиры прошлого

Венцель Холлар. Набор аксессуаров для женщ ин:

муфты, перчатки, платок, веера, воротники .

1 6 4 7 г .

–  –  –

ПУГОВИ ЦА-ОБЕРЕГ

роисхождение русского слова «пуговица», по мнению некоторых исследователей, связано с теми мистическими возможностями, которыми наделял эту вещь человек. Пришитая к вороту рубахи и украш енная специальным заговорённым орнаментом, она долж на была «пугати» злы х духов и ограждать хозяина от всякой нечисти. Иногда с то й же целью внутрь полой круглой пуговицы помещали камушек или дробинку, и тогда при ходьбе она издавала приглушённый зв ук. Пуговицы, пришитые на тряпочку и спрятанны е в складках одежды, использовались в качестве оберега вплоть до начала XX в. Найти пуговицу до сих пор считается хорошей приметой, а если дорогу вам перебежала чёрная кошка, достаточно дотронуться до пуговицы — и можно смело идти вперёд .

–  –  –

Серебряные пуговицы .

Предположительно из Австрии .

Датируются примерно X V II в .

Декоративные элементы схожи с декором дворца Шёнбрунн в Вене .

шарообразной или удлинённой формы с круглой петлёй. Пуговицы с акварельными вставками .

Их делали из серебра, золота, сплавов меди и олова, богато Франция. Конец X V III в. или начало XIX в .

украшали сканью, зернью, цветной эмалью, жемчугом, самоцветами. В XVI— XVII вв. серебряные пуговицы носили не только бояре, но и богатые посадские люди и крестьяне. Цена пуговиц часто превышала стоимость самой одежлы, поэтому их перешивали с обветшалого платья на новое, давали в приданое. Даже начюгу (каф­ тан) государя Алексея Михайловича были перенесены 22 пуговицы, обшитые серебряной канителью, с платья его отца, царя Михаила Фёдоровича. В зависимости от того, для какой одежды они предназначались, пугови­ цы могли быть крошечными, с горошину, а могли быть величиной с куриное яйцо. Пуговицы для царских одежд создавались в мастерских Московского Кремля — Золотой и Серебряной палатах. После реформ Петра I, когда в Рос­ сии был введён европейский костюм, «русская» пуговица

–  –  –

Кумиры прошлого П уговица ти н тай п с, м одная с 18 60 г. д о к о н ц а столетия — пример недорогого, удобного в эксплуатации портрета. Такие пуговицы носи­ лись солдатами как памятные зн аки. Те же технологии использовались во время политических кампаний .

сюрреализмом, создавала лля своих коллекций одежды необычные пуговицы, например маленькие прозрачные коробочки, наполненные зёрнами кофе и риса, или ряды уменьшающихся в размере бабочек .

После Второй мировой войны сырья для производства пуговиц катастрофически не хватало, поэтому в дело шёл любой подручный материал: в Германии выпускались пу­ говицы из лобового стекла списанных истребителей, а под­ московная артель штамповала их из размягчённых на огне патефонных пластинок .

В 50— 60-х гг. XX в. во всём мире стали популярны пуговицы из цветного стекла, выпускавшиеся в Западной Германии и Чехословакии. Чистые яркие цвета, золотая и серебряная отделка, продуманный дизайн делали их за­ В небольшом французском городке Ж ьен в 1952 г. о т к р ы т Музей охоты, где представлено более 4 тыс. пуговиц о т охотничьих курток из разны х стран. Коллекцию собрал большой з н а т о к о х о т ы Э. Лебуала.»бер, который в составе правительствен­ ных делегаций сопровождал первых лиц Франции в зарубежных поездках .

–  –  –

конце X I X в. американские девушки собирали пуговицы и на­ В низывали на бечевку. Считалось, что, как только наберётся 1000 пуговиц, к девушке явится «прекрасный принц» и предло­ жит ей руку и сердце .

–  –  –

репрезентативную. На мозаике VI в. из храма Сан-Витале в Ра­ венне одна из придворных дам в свите императрицы Феодоры держит платок с,бахромой. Подобные платки прямоугольной или квадратной формы в Византии шились из шёлка .

В допетровской Руси платок являлся обязательной деталью женского костюма. Его название «ширинка» произошло от слова «ширина»: ширина ткацкого станка составляла около 50 см, от вытканного полотнища отрезали для платка кусок, равный ширине. Платки делали из тафты, полотна, кисеи, мит­ каля, по периметру украшали вышивкой золотом, серебром, цветными шелками. Такая вещь не имела изнанки — вышивка выполнялась двусторонняя, что требовало от рукодельницы особого тщания. Работа служила показателем мастерства выдаваемой замуж девушки. В богатых боярских домах, царских и княжеских дворах дело было поставлено на ши­ рокую ногу. В светлицах — мастерских художественного шитья — молоденькие девушки с острым зрением трудились под руководством знатной хозяйки, как правило тоже вели­ колепной искусницы. Наряду со стилизованными раститель­ ными мотивами, изображениями древа жизни в композицию платка включались фигурки коней, единорогов, птицы сирин, двуглавых орлов. Помимо вышивки ширинки отделывались золото-серебряным кружевом, специально выплетенным в виде квадрата с незаполненной серединой, куда и вшива­ лась ткань. Край «накищался», т. е. украшался кистями. Во второй половине XVII столетия знать на Руси пользовалась и заморскими платками, например такими: «Ширинка ки­ Круг Лукаса Кранаха Младшего. Портрет герцога и его жены .

сейная турское дело, по ней по всей шиты травы золотом ла серебром волоченым Носовой платок. Игольное круж ево «Пуант де газ» .

с шолки розными». Около 18 65 г. Брюссель .

–  –  –

об этом свидетельствует грубоватая пословица: «Что у барина в платке, то у мужика на рукаве». На гробнице основателя бургундской династии Филиппа Смелого (1362— 1404) изоб­ ражена группа плакальщиков, промакивающих глаза и носы рукавами. Древняя привычка казалась неистребимой .

Существует такой исторический анекдот: короле­ ва Англии Елизавета I Тюдор (1558— 1603 гг.), стремясь искоренить манеру солдат ути­ рать нос «народным способом», якобы повелела, чтобы им на рукава нашивали побольше пуговиц. Борьба затянулась надолго. Автор книги по этикету, изданной во Франции в XVII в., продолжа\ убеждать общество в том, что употреблять для вышеуказанной цели рукав или берет есть признак весьма плохих манер. Ещё более не­ приличным он считал энергичное раздувание ноздрей с поочерёдным

–  –  –

истинное произведение искусства. И часто, очень часто мы ощущаем, что этот кусочек ткани — единственный свидетель слёз испанской грандессьт, когда она возносит к небесам свои покаянные молитвы .

Наоло /h pii о своём исследовании об этом аксессуаре сообщает, в частности, что у графа Пандолъфини имелось 66 платков, в том числе бирюзовою цвета, ю хлопка и льна. Граф Николай Петрович Шереметев владея 112 батистовыми платками с разноцветными каёмками, 2 маленькими бешпишооы чн, 8 4 большими полотняными без каёмок, 1 1 2 такими ж е. по поменьше размером, 24 полотняными небольшими с сини.»и каёмочками, 8 с красными широкими каёмками, 6 с лиловыми, 1 8 с красными неширокими каёмками, 6 с красными узкими каёмками, 9 в клетку. Общее число — 3 8 1 штука .

–  –  –

триколор красовался не только на шляпах, чепчиках, рабочих куртках, передниках, но и на носовых платках .

В XIX в. хороший платок всё ешё считался дорогой ве­ щью. В романе Чарлза Диккенса «Приключения Оливера Твиста» старый мошенник Феджин заставлял сколоченных им в шайку уличных мальчишек воровать у джентльменов не только часы, но и носовые платки, или, как он их называл для конспирации, «утиральники». Воришки вытягивали их из карманов, располагавшихся сзади, в фалдах фрака. Ще­ гольская манера выпускать оттуда наружу уголок изяшной работы платка сделала многих лёгкой жертвой жуликов .

Эмиль Золя описывает в романс «Аамскос счастье» магазин новинок того времени: «Наконец, пройдя мимо прилавков с одеялам и...

otta вошла в отдел носовых платков, зо л ш с.ю ватое убранство которого п р и в о д и л о публику в восторг:

тут вы си л и сь белы е к о л о н н ы, белы е пирамиды, белые замки, сложные сооружения, воздвигнутые при пом ощ и одних носовых платков из линобатиста, из камбрейскою батиста, ирланд­ ского полотна, китайского шёлка, — платков, у к р а ш е н н ы х в е н зе л я л ш, в ы ш и т ы х гладью, отделанных круж евам и, с аж урным и рубчиками и вытканными виньетками. Это был целы й город, построенный из разнообразных белых кирпичей, вы ри совы вавш и й ся, словно некий мираж, на фоне раскалённого добела восточного неба» .

К концу XIX в. мужские платки с обязательной двусто­ ронней вышивкой украшались лишь начальными буквами имени и фамилии, у титулованных особ над монограммой помещали соответствующую корону .

Женские платки в эпоху ампира, как и модные платья, в основном вышивались белым по белому. К середине сто­ В Советском Союзе в 30-х тт. XX в. и ещё долгое время летия они настолько изобиловали вышивкой, что на ткани мережка, продёрнутые цветные нити, маленькие вышитые буквально не оставалось пустого места. Дюжина дорогих цветы украшали платочки женщин. В тяжёлые послевоен­ носовых платков из тонкого батиста, подшитых «рубцом ные годы, когда невозможно было купить даже ниток для со строчкой», с изображениями ласточек, голубей, павлинов вьтшивки, её имитировали масляными красками: рисунок и цветочных гирлянд в XIX в. была непременным атрибутом на платочки наносили через трафарет .

свадебной корзинки. Сегодня многие охотно пользуются одноразовыми К началу XX в. уже выпускались набивные платки, массо­ бумажными носовыми платками, но, несмотря на удоб­ вой же продукцией они стали после Первой мировой войны. ство, вряд ли они полностью вытеснят из нашей жизни Рисунок и размер мгновенно откликались на все веяния моды, традиционные тканевые. По-прежнему славятся дорогие, однако рукоделие, вышивка как стремление к индивидуаль­ прекрасные, ручной работы венецианские и брюссельские ности никогда не переставали пениться. носовые платочки .

–  –  –

хотя японцы предпочитали зонтьт-трости .

Процесс изготовления вагаса был несложным, но очень кропот­ ливым: приходилось точно выверять длину и места крепления бамбуковых рёбер и связывать их конским волосом Сверху рёбра оклеивались бумагой кодзо пропитанной соком хурмы, не пропус­ кающей ни капли воды, потом мастер накладывал на бумажный верх красную краску и слой льняного или конопляно­ го масла, а деревянные детали покрывал лаком. Готовые зонты выносили в поле, сушили под прямыми лучами солнца, и такая вешь могла служить десяток лет. Позднее появились зонты разных расцветок, с рисунками в виде кон­ центрических кругов или цветных спиралей, с изображениями птиц и цветов .

К сожалению, сегодня почти не осталось умельцев, способных смастерить настоящий японский зонт, поэтому каждый сохранившийся вагаса считается антикварной ценностью .

Окимура Масанобу. Красивая женщина. X V III в .

М аочи жизни

–  –  –

суффиксом «-ик» слово приоб­ ретает новую форму — «зонтик»

и уже в таком варианте встреча­ ется в русских словарях второй половины XVIII в. Значение его расширяется — теперь так называют не только ко­ рабельный, но и вообще лю­ бой навес от солнца или дождя .

В прежние времена в России пред­ мет, служивший зашитой от солнца, име­ Гравюра из журнала мод .

–  –  –

ведь если разгуливать по улице пол дождем, рискуешь быть обвинённым в недостатке средств на экипаж .

Зато для небогатых людей, много ходивших пешком, зонт сделался лучшим спутником.

Сам Хэнвэй с грустью отмечал:

«Зонт — верное доказательство того, что у тебя нет экипажа» .

Зонты от дождя в то время были столь дорогими, что даже передавались по наследству. Тяжёлые и громоздкие, с верхом круглой или квадратной формы из кожи, парусины и палисандрового дерева, они весили около 2 кг. В те­ чение полувека различные технические усовершенствования позволили уменьшить вес конструкции и цену предмета в несколько раз .

Привычную для нас форму зонт приобрёл благодаря Сэмюэлу Фоксу. В 1873 г. он запатентовал конструкцию, позволявшую сделать зонт в закрытом состоянии узким, как трость, а металлический каркас превратил зонт из «блина» в полусферу. Фоксу же принадлежит оригинальная идея использовать в качестве каркасов стальные прутья от старых корсетов и кринолинов .

XIX век называют временем зонтов — именно тогда они стали модными и у мужчин, и у женщин .

–  –  –

Пьер Огюст Ренуар. Зонтики. 18 81— 1 8 8 6 гг. Национальная галерея. Лондон .

После 1830 г. в Европе зонты сделались необходимым допол­ нением женского костюма. Ни одна уважающая себя лама не могла появиться на улице без зонтика, даже если у подъезда её ждал экипаж: путь от двери дома до дверцы кареты она про­ ходила, держа над головой зонт, скрывавший её от посторонних любопытных взглядов. В то время ручки зонтов выполнялись из дорогих пород дерева, слоновой кости, розового коралла, украшались резьбой. Купол был, как правило, из шёлковой ткани, с вышивкой, аппликациями, с бахромой или кружев­ ной оборкой по краю; когда зонтик складывали, оборка, как пышный цветок, ложилась у основания изящной ручки .

В XIX в. зонты обязательно имели подкладку, закрывавшую все спицы и механизмы. На купол и подкладку шли ткани розо­ вых и палевых оттенков, чтобы на лицо ложились тёплые тени .

В 40—60-х тт. были популярны зонты с устройством, сгиба­ вшим верхнюю часть ручки пол углом, превращая их в подобие экрана, что позволяло прикрывать лицо от солнца .

В течение всего XIX столетия зонт от солнца использовали и в качестве трости, только сначала его держали сложен­ ным куполом вверх, опираясь на выдвигавшуюся из ручки

–  –  –

художественным вкусом, поражает воображение: «рукавки Перчатки. Англия. X V II в. Перчатка очень холодные вязаные, шелк зелен, запястье и зарукавье шиты быстро приобретает индивидуальные черты руки — наиболее одухотворённой шелками с канителью, опушка золото пряденое; рукавки после лица части человеческого тела, замшевые, обшиваны шёлком лазоревым; рукавки тёп­ порой она даж е более приоткрывает характер, чем лицо .

лые — черева лисьи буры; двои рукавки песцовые под камкою вишнёвою, опушены соболем». Были у него и рукавицы для дальней дороги, «песцовые с собольей опушкою, поволочены камкою красновишнёвою» .

Мода XVI— XVIII вв. на пышные кружевные манжеты привела к некоторому падению популярности перчаток .

У мужчин они оставались частью охотничьего и военного костюмов, дамы носили их только с выходной одеждой .

В конце XVIII столетия перчатки вернулись в обиход, и с этого времени без них уже не обходился ни один человек из «хорошего обшества» или претендующий на звание тако­ вого. Разновидностей и фасонов перчаток расплодилось в то время великое множество: из замши, разноцветной лайки, толстой кожи, из шёлка и кружев, фильдекосовые (вязаные шерстяные), нитяные (из белой хлопчатобумажной пряжи), которые носили лакеи и официанты, шведские — из цветной Русские перчатки. X V II в .

–  –  –

Мелочи жизни кожи особой выделки, напоминающей тонкую замшу, а также митенки — вязаные или кружевные перчатки, оставляющие пальцы открытыми, для балов и застолий .

Хорошо воспитанный человек обязан был знать, куда какие перчатки надевать и в каких случаях их следует сни­ мать. На протяжении дня в высшем свете их меняли ми­ нимум шесть раз; испачканные и разорванные немедленно выбрасывали, поэтому человеку из общества требовалось не менее 365 пар перчаток в год. Чёрные носили обычно во время траура по близкому человеку, а если следовало присутствовать на похоронах постороннего лица, то полагались перчатки с чёрными кнопками и тремя чёрными полосками на внешней стороне кисти .

Жёлтые из плотной кожи перчатки с крагами надевались к костюму для верховой езды; швед­ ские — к дневному костюму, дамы подбирали их в тон платья; вечером перчатки могли быть только белыми; цветные носили в это время суток лишь дамы полусвета и кафешантанные певицы. Одной из первых м и н ны е цветные перчатки продемонстрировала во время своих выступлений французская шансонетка Иветт Гильбер, увековеченная кистью Тулуз-Лотрека после неё «пикант­ ные» чёрные перчатки становятся симво­ лом эротичности. У кавалеров они были

–  –  –

М бы работающая женщина или домашняя хозяйка, молоденькая студентка или старушка пенсио­ нерка вышла из дому без сумки?

Конечно же нет! И мужчина, хотя карманы каждого из них представ­ ляются бездонными, редко отправляется по делам без какого-нибудь вместилища для документов, инструментов, а подчас и бутылок — будь то потрёпанный портфель, модная барсетка или кейс с компьютерным кодовым замком. «Всё своё ношу с собой» — этот клич средневековых ландскнехтов нередко повторяет современная женщина, имея в виду содержание её сумочки. Ведь там лежат паспорт и деньги, водительские права или абонемент на электричку, косметичка, фотографии дорогих людей, ключи, копия рабочего договора, нераспечатанные колготки, лекарство, которое необходимо принимать по часам, шоколадка, гигиенические штучки, мобильник и самое невосполнимое, если сумку стащили, — записная книжка. (Плюс ещё то, что никак не соберёшься вытряхнуть в мусорную корзину.) Безбрежно нынешнее море нарядных сумочек, элегантных деловых, вместительных спортивных и хозяйственных сумок, а также всевозмож­ ных их модификаций. Королева английская Елизавета П, приобретая понравившиеся экземпляры, невольно собрала огромную коллекцию, причём предпочтение отдавалось модели дамской сумочки, близкой к хозяйственной. Вероятно, это не осознанный, но воспринятый подсоФрансиско де Сурбаран. Святая Маргарита Антиохийская. 1 6 3 0 — 1634 гг. Национальная галерея. Лондон. Национальная испанская сумка в виде двух перекинутых через руку мешочков .

–  –  –

И с этими словами она достала из совершенно пустой сумки накрахмаленный белый фартук и надела его .

Затем она вынула оттуда большой кусок туалетного мыла, зубную щётку, пакетик шпилек, флакон духов, складной стул и коробочку таблеток от кашля» .

Потом она достала из сумки большую бутыль с яр­ лыком: «Принимать по чайной ложке перед сно м !» .

Дети испугались, что там противное лекарство. Но там оказались и клубничное мороженое, и лимонный сок с сахаром, и молоко — кто что лю бит. А когда ребята легли спать, то при слабом свете ночника они увидели, как Мэри Поппинс д остаёт из ковровой сумки остальные свои вещи: «...с е м ь ф ланелевы х ночных рубашек, четыре полотняных, пару туф ель, коробку домино, две купальные шапочки, альбом с открытками и зонтик — зонтик с ручкой в виде головы попугая! Наконец она вытащила из сумки кровать-раскладуш ку — уж е застеленную, даже с покрывалом и пуховым о д е я л о м...» .

Ковровый саквояж Мэри Поппинс уже не считался модной вещицей в детские годы Трэверс, но с сере­ дины XIX в. прочно укоренился в среде трудящ ихся женщ ин: гувернанток, сиделок, разносчиц кружев и мелкой галантереи. Однако в глазах восторжен­ ных персонажей повести, готовых встречать чудеса на каждом ш агу, сумка их строгой, но доброй няни становится «рогом изобилия», символом неисчерпа­ емости волшебства в мире простых вещей .

–  –  –

Франс Халс. Семья на природе. 1 6 4 7 — 1 6 5 0 гг. Национальная галерея. Лондон. Сумочка-помпадур. Вторая половина X V III в .

В руках у ж енщ ины — сумочка для завтрака .

Людовика XV мадам де Помпадур, поскольку именно ей припи­ сывают изобретение этой вешицы. В первую очередь новинка предназначалась для рукоделия — вышив­ ки в ручных пяльцах, филейного плетения или английского шитья: тогда вошло в моду непременно «работать» во время светских вечеров, и женшины обычно носили ру­ коделие с собой. Кроме того, в помпадуре держали носовой платочек, флакончик с нюхательными солями и баночку румян по правилам этикета того времени румяни­ лись без стеснения при всех, примерно гак как сейчас красят губы. Сумочка подобной формы, позднее названная ридикюлем (фр .

reticule — «смешной»), на долгое время сделалась классической и дожила вплоть до начала XX в. Небогатая дама часто сама Сумочка или кош елёк. 1 7 7 0 г .

–  –  –

Сумочки для писем. Ш ёлк. 1 7 4 8 г .

В древности роль кошельков играли мешочки у пояса из кожи, бархата с замками — у богатых, из холста — у бедноты. Пока карманов не было, всё необходимое носили в них. В конце X I I I в. появились т ак называемые сарацинские кисеты, и только в середине X IX в. — кошелёк, именуемый бумажником .

Мелочи.т о н и Ридикюль. Начало XIX в. Англия. Набивная ткань .

Марья Дмитровна и всего-то ей велит из кухни с собой надавать». щ Во второй половине XIX в. ста­ рушечьи «ридикюльчики» из толстой ковровой ткани приобрели размеры, сравнимые с современными хозяйствен­ ными сумками, и действительно иногда служили для ношения крупных вещей. На рубеже XIX—XX вв. в большом ходу были сумочки из металлической — стальной или серебряной — сетки. Вообще же большинство светских лам, особенно молодых, пользовались сумочкой только вечером — при нанесении важного визита либо посещении театра, чтобы положить туда бинокль, флакончик духов и бонбоньерку с кон­ фетами. В дневное время на прогулке, как правило, надобно

–  –  –

У многих народов существовали легендарные или мифиче­ ские герои, учившие людей пользоваться огнём. Наиболее известный из них — Прометей, жестоко наказанный богами за самоуправство. Священный неугасимый огонь горел в греческих и римских храмах. Древние германцы устраивали праздники почитания огня в дни солнце­ стояния. Традиционные культуры воспринимали огонь очага как неотъемлемую и важнейшую часть дома. Так, у бурятов гость, прикуривший в юрте трубку, обязан был перед уходом вытрях­ нуть её в очаг, поскольку уносить с собой домашний огонь строго воспрещалось. Русские к огню относились с невероятным ува­ жением: при зажжённом огне в избе прекращали всякую брань и ссоры; угли заметали особым веником, не тем, что прикасался к мусору; в огонь нельзя было плевать, бросать экскременты;

костру полагалось дать догореть, его не заливали .

Наши предки свято верили в очищающее действие огня: во время эпидемий на перекрёстках зажигали костры, а в деревнях все жители поочерёдно перепрыгивали через огонь, сквозь пламя прогоняли скотину, переносили на руках младенцев, больных и стариков .

Такая очищающая сила приписывалась только «живому»

(не высеченному, а вытертому из дерева) или освящённому Дж узеппе Арчимбольди. Огонь. 1 5 66 г. Музей истории искусст ва. Вена .

–  –  –

Мелочи жизни

БЛАГОДАТНЫЙ ОГОНЬ

чень большое значение придавали на Руси | огню, зажж ённому во время церковной 1В Л службы в Великий четверг на Страстной ^ 1 неделе. Горящую четверговую свечу (или, иначе, громницу) после службы непременно нужно было донести до дому и засветить от неё лампадки перед иконами. Саму свечу берегли и зажигали потом во время гроз, дабы предохранить жилище от молнии. Венчальную свечу зажигали перед ложем родильницы или умирающего, чтобы облегчить страдания. Свеча, которую держали в руках в церкви на праздник Богоявления, считалась защитой от нечистой силы : её пламенем чертили кресты снаружи на косяках дверей и окон .

–  –  –

держателя. В верхней части палку перехватывали тетивой лука, и, прижав коленом лоток, посвящённый начинал «пилить» палку луком. Через некоторое время у её ос­ нования появлялся тёмный порошок — раскалённые опилки. Когда порошка набиралось достаточно, на него принимались дуть и махать, раздутое пламя пере­ кидывалось на находящийся рядом пучок высушенного мха или пакли. В умелых руках вся процедура занимала от трёх до пяти минут .

При добывании огня высеканием брали в одну руку кусок кремня, а в другую — какой-нибудь металлсодержащий ка

–  –  –

Важнейшим шагом вперёд в этом деле стало появление в эпоху железа огнива, состоявшего из кремня и кресала (металлической пластинки), с их помошью искру высекали на воспламеняющийся материал (им могли служить пакля, вываренный в азотной кислоте трут или, как в Д р е в н е м Риме, пропитанная серой ветошь), Огниво хранили в различной формы деревянных либо жестяных футлярах, специальных кожаных мешочках. Именно такое устройство было у сол­ дата — героя известной сказки Андерсена «Огниво» .

Бытовали различные виды огнива, но сравнительная тру­ доёмкость их использования и связанные с огнём традиции (а в XIX в. сначала и дороговизна спичек) обусловливали то, что пламя в жилище, как и в первобытной пещере, обычно старались поддерживать круглые сутки. Этому служили спе­ циальный ночник, где едва теплился огонёк, или жаровня с медленно тлеющими углями. В традиционной русской печи в передней части делалось углубление вроде ниши — загнёт­ ка, куда сметали горячие угли, а потом прикрывали золой .

Отсюда при необходимости огонь либо возвращали в печь, либо разносили по лому в светильниках.

Так поступали даже в самых больших аристократических домах России:

вечером, когда нужно было зажигать в комнатах свет, пер­ вую свечу брали из кухни, хотя перед иконами в каждой комнате горел маленький огонёк неугасимой лампады .

Соблазн не дожидаться огня из кухни частенько возникал у курильщиков, но действовало неукоснительное правило:

от иконы не прикуривают. Ведь табак— «чёртов ладан», а огонь лампалы непогрешимо чист, от него не зажигают даже свечу в церкви .

–  –  –

Н ло-коричневых стёклышек, соединённых впаянной в них бронзовой проволоч­ кой, — нашли в гробнице фараона Тутанхамона, жившего 3,5 тыс. лет назад. Отшлифованные кристаллы гор­ ного хрусталя применялись для коррек­ тировки зрения в Древней Греции. Римский император Нерон любовался на гладиаторские бои сквозь большой отшлифованный изумруд — по сути ту же линзу д л я очков (изумруду приписывалась способность дарить покой — так император пытался унять возбуждение, вызванное кровавым зрелищем). В I в .

арабский учёный Ибн аль-Хайсам (в европейской традиции — Альгазен) описал феномен увеличения букв под шаровидным куском стекла. Несколько столетий спустя оптическими линзами, уже заключёнными в оправу, поль­ зовались высокопоставленные китайские чиновники .

Эра очков в Европе начинается в XIII в. Именно в то время английский монах-францисканец, философ и учёный-естествоиспытатель Роджер Бэ­ кон описал принцип использования стеклянных линз в практическом применении. Искусные венецианские стеклодувы научились изготовлять по-настоящему хорошие и прозрачные линзы, а в Пизе и Флоренции монахи Алессандро делла Спина и Сальвино дАрмато добавили опра­ ву. Получилось приспособление для чтения, похожее на современную лупу. С такой лупой в массивной золотой оправе изображён на известном портрете кисти Рафаэля Папа Римский Лев X. Так появился прообраз будущих лорнета и монокля .

–  –  –

Мелочи жизни Использование сразу двух стёкол долгое время тормозилось из-за отсутствия оптимальной конструкции, позволяющей держать оные возле глаз, но уже к XV в. возникла основная часть привычной нам оправы — два металлических, роговых или костяных ободка с перемычкой. Данным подобием пенсне пользовались разными способами: прикрепляли к головному убору, держали при чтении перел глазами рукой. На лице оно удерживалось либо с помощью пружинящей перемычки, бла­ годаря которой стёкла с двух сторон, как в тисках, зажимали нос, либо посредством шнурков, продетых в специальные ушки на оправе и завязанных на затылке .

В XVI в.

очки стали вещью привычной, но некоторы­ ми святошами именовались дьявольским изобретением:

–  –  –

Томазо да Модена. Учёный. Фреска в семинарии Тревизо .

Италия. 50-е гг. X IV в. Уже в этом столетии непременной принадлежностью учёного становятся лупа и очки, ещё не имевшие дужек и удерживавш иеся с помощью шнурка .

–  –  –

Питер ван Алст. Святой Иероним. X V I в .

дефекты зрения, как и болезни, следовало считать проявлением карающей за грехи воли Божией и не препятствовать ей. Распространялись даже са­ тирические гравюры с изображением очкастых чертей и ведьм .

В аристократической среде очки считались символом безобразящей утилитарности, мещан­ ством и безвкусицей (исключение делалось только для глубоких стариков). Эти представления наложили отпечаток даже на портретную живопись: в XVI—XV111 вв. очень трудно найти изображение аристократа в очках, зато этот предмет нередко красуется на носу у учёных, художников, купцов, менял, стряпчих и других предста­ Ян Провост. Мария во Славе. 1524 г .

вителей* незнатного люда. Особенное отвращение полезная оптическая конструкция вызывала у прекрасных дам, сразу и «навсегда» признавших очки безнадёжно уродующими лицо и не соглашавшихся их надевать до тех пор, пока могли претендовать на молодость и красот)’. Предубеждение Георг Бартиша. Шмуцтитул книги .

1 5 83 г .

господствовало в женских умах вплоть

Мелочи жизни

несколько пистолетных пуль. Если бы уловка удалась, дуэль вполне могла бы и не состояться, но... красавица была очень близорука. Неясно, узнала ли она Лаюаса, где уж там заме­ тить нули .

В России очки германского и голландского производства известны с начала XVII в. Они имелись у царя Алексея Ми­ хайловича, человека не только начитанного, но и пишущего (он сочинил трактат о соколиной охоте, оставил воспоми­ нания об одной из своих военных кампаний и т. д.). Пат­ риарх Никон обзавёлся для чтения восемью парами очков в роскошных футлярах .

В XV1I1 в. у очков появились твёрдые лужки, хотя они, впрочем, не очень походили на современные и заканчивались не заушником, а петлёй или кольцом. С ними было удобнее цеплять к очкам шнурки, по-прежнему завязывавшиеся на затылке, либо, по желанию, прикреплять лужки к причёске Очки с двойными стёклами и футляр (галю ш а, ш ёлк). Франция .

с помощью шпилек. Именно так в старости носила очки Середина X V III в .

Екатерина Великая. Одна пара её очков сохранилась в соб

–  –  –

Лорнет. Западная Европа. XIX в .

Золото, бриллианты, жемчуг. ГИМ .

закончилась, теперь в очках хо­ лили уже только те, кто в них действительно нуждался .

Досадным следствием но­ вых вкусов стало то, что но­ шение очков как проявление экстравагантности было офи­ циально запрещено в России всем лицам в форменной одежде, а такие, надо заметить, среди Пенсне. XIX е .

образованной публики в то время составляли большинство .

Лишь в неофициальной обстановке офицеру или студенту дозволялось использовать лорнет. Как вспоминал соученик Пушкина по Царскосельскому лицею поэт А. А. Дельвиг, по сильной близорукости ему в юности всякая женщина казалась прекрасной, и убедиться в том, что это не так, он смог, лишь выйдя из лицея и обзаведясь наконец очками .

Николай I иногда лично давал разрешение на постоянное ношение очков кому-либо из офицерства или генералитета, но такую привилегию нужно было заслужить. Ею обладали, Лорнет .

Вторая например, почти совсем слепой министр финансов граф половина Е. Ф. Канкрин, прославленный военный историк А. И. Михай- X IX в .

–  –  –

Лет через 30— 40 на молодых женских лицах всё же появились и очки. Суфражистки — сторонницы женского равноправия, а в России нигилистки — представительни­ цы народнического движения и поборницы новых идей отстаивали право женщин быть свободными от семейных уз, право самостоятельно трудиться, и для них сексуальная привлекательность была абсолютно не важна. «Эмансипантки» отказывались от ношения корсетов и вообше от всякого следования моде, стригли волосы и демонстративно «уродова­ ли» себя очками, нередко даже с синими стёклами. Широкое распространение получило также пенсне новой конструкции, появившееся в 50-х гг. XIX в. Сохраняя внешнее сходство со старинными очками без дужек, оно держалось на носу с по­ мощью удобных (часто пробковых) пружинных наносннков,

–  –  –

Мелочи жизни людскую массу. Монокдь сделался бешено популярным в среде гвардейских офицеров (особенно немецких) и декадентствующей богемы. Носили его только мужчины, причём особенным шиком считалось умение С\олго тренируемое) моментально вставить монокль и не вынуть, а быстро, рас­ слабив мускулы, «выбросить» из глазной впалины .

В советской России одним из последних обладателей мо­ нокля оказался писатель Михаил Булгаков. Молодой провин­ циал, поступив в 20-х гг. на службу в рабочую газету «Гудок»,

–  –  –

рудмо вообразить существование человечества в целом и отдельной личности без возможности писать, без этого счастья передать другим то, что открылось твоей душе, уму, твоем}' народу, твоему времени, на­ конец. На протяжении своей истории человечество использовало для письма самые разные материалы: камень, глину, кожу, дерево, кость, папирус, бумагу .

В государствах Междуречья — Шумере, Ассирии, Вавило­ нии — в ходу были глиняные таблички, небольшие, размером с современную открытку. Писали на них с помощью специальных палочек, оставлявших в мягкой глине след в виде клинышка, поэтому такая система письма и получила название «кли­ нопись». На глиняных табличках вели делопроизводство, составляли хроники, делали учебные записи, помещали различные сообщения (во времена царя Кира в Персии уже существовали почтовые станции, пересылавши^ глиняные письма). На глине записывали и царские указы, только эти таблички впоследствии подвер

–  –  –

Фреска представляет нам всего лишь чью-то любимую ж ену в образе идеальной хозяйки .

Подобных портретов позже обнаружили мно­ ж ество. Иногда нарядную даму с табличками в руках изображали рядом с мужем в парадной белоснежной то ге. И всегда одинаковы ж ест правой руки, грациозно прижимающей стило к губам, и вдумчивый взгляд, отражающий не вдохновенный поиск рифмы, а подсчёты в уме расходов на хо зяйство. Возможно, наша «п оэ­ тесса» составляет для мужа отчёт о вчерашнем пире: почём были куплены устрицы, копчёный угорь, фаршированный желудок ската, сколько получили пирожники, какого сорта вина больше выпили гости и что взяла куртизанка, пригла­ шённая исполнить танец, когда сбрасывает она покрывало за покрывалом, пока не останется полностью обнажённой, в одних драгоценностях .

Нагую куртизанку в непристойной сцене и стро­ Кодекс Борджа. Мексика. X I I I в. Библиотека Ватикана .

–  –  –

сетку формы для бумажного листа включали выпуклую про Волочку в Biue различных знаков и фигур: надписей, цифр, геральдических эмблем, всевозможных изображений. Когда в форму выливали бумаж­ ную массу, на выпуклое место оседало меньше волокон, и рисунок оказывался видимым на просвет. Свои водяные знаки были у каждой бу­ мажной фабрики, но формы с течением времени заметно изнашивались, и их приходилось часто за­ менять, поэтому сегодня, пользуясь специальными справочниками, можно довольно точно датировать написанный документ и установить про­ исхождение бумаги. Водяные знаки делаются и теперь — на бумаге вы­ сокого качества, а также предназна­ ченной для документов, денежных К у п ю р И Т. 11 .

Серебряный карандаш с роллером и держатель для марок двух размеров. Фирма «Brass» .

США. 1 9 0 0 г. Как правило, марки держали в специальных коробочках, которые делались из серебра, фарфора, дерева, кости .

Посредники ума

ЗАПИ СНАЯ КН И Ж КА

конце X V III — начале X IX в. почти всякая книга для записей назы валась альбомом ( о т ла т. album — «белая кн и га »), будь то путевой альбом, памятная книжка имён, сборник рисунков или дневник. Огромной популярностью пользовались тогда так называемые дамские альбомы, заклю чавшие в себе рисунки, стихи, посвящения, а нередко засуш енные цветы, миниатюрные вышивки, вырезанные силуэты. Переплетённый в алый сафьян, зелёную или коричневую кожу с золотым тиснением, иногда с разноцветными страницами, такой альбом становился мучением «модных рифмачей» и худож ников, которым хозяйка непременно совала его в руки и требовала « дан и ». Со временем эти трогательные альбомчики приобрели немалую ценность как собрание автографов различных знаменитостей эпохи, и (будем справедливы !) многие из них оказались хранителями истинных сокровищ поэзии .

–  –  –

Посредники ума

ИЗОБРЕТЕНИЕ БИРО — Ш АР И К О В АЯ РУЧ КА

1938 г. венгерский ж урналист Ласло Биро запатентовал в Париже изобретение шариковой ручки. Мысль наполнить ручку быстро высыхающими чернилами подсказало наблю дение за печатью газет на ротационной машине, где использовалась быстро сохнущая краска. Биро заменил перо в ручке на свободно вращающийся шарик. Года через два новое изобретение появилось в Аргентине, куда эмигрировал Биро, а затем в США, но широкого распространения не получило из-за начавшейся вскоре Второй мировой войны. Впрочем, война же способствовала тому, что достоинства новинки оценили в Европе. Ш ариковые ручки, в отличие от чернильных, практически не текли, и правительства Великобритании, США и други х стран стали заказывать их в больших количествах для своих офицеров, прежде всего лётчиков .

–  –  –

В Россию мода на шариковые ручки пришла в 60-х гг., но до те х пор пока у нас не наладили собственное производство стержней, владельцы модной новинки вынуждены были прибегать к заправке отработанны х .

–  –  –

цветов радуги: розовые, зелёные, сиреневые, даже белые. На рубеже XIX—XX вв. распространились чернильные карандаши: стоило увлажнить грифель (хотя бы слюной), и он действительно писал лило­ выми чернилами .

Россия вплоть до начала XX в. пользовалась исключительно привозными карандашами. Собст­ венное производство наладили в 1926 г., во времена нэпа, когда американский промышленник Арманд Хаммер выстроил в Москве первую специализиро­ ванную фабрику. В 1932 г. она перешла в собствен­ ность государства и с того времени именова­ лась фабрикой имени Сакко и Ванцетти. Здесь выпускались лучшие в СССР наборы цветных карандашей. Вскоре в Москве заработала ещё и фабрика имени Красина, производившая чертёжные (простые) карандаши .

В зависимости от качества грифеля каранда­ ши российского производства маркировались раньше буквами Т (твёрдый), М (мягкий) или ТМ. Сейчас больше принята общеевропейская Современная канцелярская продукция. Музей книги РГБ .

маркировка — Н, В шли НВ. Нем выше номер карандаша, тем более выражены свойства его Слева направо: японский карандаш фирмы «Fascination». Конец мягкости или жёсткости. Современные каран­ XX в.; карандаш «Faber's Boersen kopier». 1 9 5 0 г.; карандаш даши имеют 21 степень твёрдости, пригодную ф абрики Кувш инова. Конец XIX — XX в. Музей книги РГБ .

–  –  –

ИЛЛЮСТРАЦИИ К ГЛАВАМ

34— 35. Венеция. Фотограф С. Чистобаев .

С тр .

94— 95. Мозаика в доме Нептуна и Амфитриты. Геркуланум .

С тр .

140— 141. Шаманское капище. Фотограф М. Глазов .

С тр .

178— 179. Композиция .

С тр .

206— 207. Татьяна Яп. Тайная вечеря (фрагмент). 1998 г .

С тр .

270— 271. Татьяна Ян. Праздник (фрагмент). 1998 г .

С тр .

314— 315. Венеция. Фотограф А, Тягны-Рядно .

С тр .

340— 341. Ж ак Ломеник Энгр. Большая одалиска. Лувр .

С тр .

374— 375. Окунору Масанобу. Гравюра .

С тр .

420— 421. Татьяна Ян. Евангелисты (фрагмент). 2000 г .

С тр .

В оформлении использованы работы Н. Смирнова .

СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ

ГТГ — Государственная Третьяковская галерея .

ГИМ — Государственный исторический музей .

ГРМ — Государственный Русский музей .

МК РГБ — Музей книги Российской государственной библиотеки .

ГМК — Государственные музеи Касселя .

СОВРЕМЕННАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

МИР ВЕШЕЙ

–  –  –

Изд. лиц. № 05330 от 09.07.2001. Подписано в печать 17.09.2003. Формат 84 х 90/12 .

Бумага мелованная. Гарнитура «Альянс». Печать офсетная. сл. печ. л. 5, .

Тираж 10 000 экз. Заказ N 3567 .

s ЗАО Детское издательство «Аванта+». 125047, Москва, Оружейный пер., д. 15, стр. 1 (помещение ТАРП ПАО г. Москвы) .

печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникации. 115054, Москва, ул. Валовая, 2» .



Похожие работы:

«Визирование программы для исполнения в очередном учебном году Утверждаю: Декан исторического факультета (Демчик Е.В., д.и.н., профессор, декан ИФ) Программа пересмотрена, обсуждена и одобрена для исполнения в учебном году на заседан...»

«63 Н. И. Х РА П У Н О В "ВОСТОК В ЕВРОПЕ" удк 910.4(477.75)+908(477.75) DOI: 10.23683/2500-3224-2018-1-63-78 "ВОСТОК В ЕВРОПЕ": КРыМ ПОСЛЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ К РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ГЛАЗАМИ ИНОСТРАНЦЕВ1 Н.И. Храпунов Аннотация. Присоединение Крыма к Российской империи в 1783 г. привлекло к...»

«Старение и вождение: Программа штата Онтарио по возобновлению водительских прав для водителей в возрасте от 80 лет (Дополнительное чтение) Содержание 1. Введение 3 2. Сильные стороны водителей за 80 3 3. Влияние старения на вождение 4 4. Медикаменты и во...»

«СЕКЦИЯ 8. ЛОГИКА ТОЛЕРАНТНОСТИ В. О. Лобовиков, главный научный сотрудник отдела права Института философии и права УрО РАН, проф . каф. онтологии и теории познания УрГУ (г. Екатеринбург) АНТАГОНИЗМ НАУКИ И...»

«Прот. А. И. Невоструев. Словарь речений из богослужебных книг Вестник ПСТГУ. III Филология 2007. Вып. 4 (10). С. 171-193 ПРОТ. А. И . НЕВОСТРУЕВ. СЛОВАРЬ РЕЧЕНИЙ ИЗ БОГОСЛУЖЕБНЫХ КНИГ ИЗДАТЕЛИ: Н. В. КАЛУЖНИНА, М. Э. ДАВЫДЕНКОВА, О. Л. СТРИЕВСКАЯ, Е. Е. СЕРЕГИНА В словарном кабинете при кафедре теории и истории языка фи...»

«FIXED INCOME Россия 11 апреля 2017 г.DESKNOTE ОФЗ с привязкой к RUONIA Какой доход флоутер приносит инвестору? С начала 2015 года Минфин РФ разместил на рынке несколько выпусков облигаций ОФЗ-ПК (флоутеры) с переменным купоном, определяемым на основе исторических значен...»

«Программа "Историческое краеведение" (градоведение: предприятия, улицы города, архитектура, историческая карта города, его герб и флаг и т.д.) Историко-туристический клуб "Посолонь", МАОУ "СОШ №5", младшая секция (уч-ся 5-ых классов), 2016-2017 учебный год. Направление: историческое...»

«УДК 373.167.1(075.3) ББК 63.3(Ћаз)я72 Ж79 Специальный редактор: С.Ф. Мажитов Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова Перевод с казахского С. Бакенова Ф . Сугирбаева Бакенова, Условное обозначе...»

«Суханов Сергей Владимирович ВНЕВОЙСКОВАЯ ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА НАСЕЛЕНИЯ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ НАКАНУНЕ И В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Специальность – 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководи...»

«сколько лет историку моды васильеву 25 окт 2014 Историк моды Александр Васильев встретит зиму в. Андрей Миронов ушел из жизни на взлете, в расцвете сил, без малого 30 лет простых блюд, требуют от повара не ст...»

«К юбилею открытия в г. Пскове памятного знака и монумента в честь первых побед и 50-летия образования Красной Армии В 1918 году окраина Пскова являлась рубежом, на котором молодые отряды Красной Армии получили боевое крещение в сражениях с кайзеровской Германией. В память об этих событиях в Пскове с разницей в один год были ус...»

«Руслан Мельников Метро 2033: Из глубин Серия "Метро" Серия "Вселенная "Метро 2033"" Текст предоставлен правообладателем . http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6300062 Мельников, Р.В. Метро 2033: Из глубин : [роман]: АСТ; Москва; 2013 ISBN 978-5-17-...»

«ЧХАУА Хыпарсем I. Ефимов Л.А. Чувашия в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.) / Л.А. Ефимов // Страницы истории Чувашии . Чебоксары. 2001. 300 с.8. Промышленность и рабочий класс Чувашии. Ч. II. Чебокс...»

«А.А. Новик, Ю.В. Бучатская ИДЕНТИЧНОСТЬ АЛБАНЦЕВ ПРИАЗОВЬЯ: САМОНАЗВАНИЕ, САМООТНЕСЕНИЕ И КОМПОНЕНТЫ КОЛЛЕКТИВНОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ В ИСТОРИЧЕСКОМ, ЛИНГВИСТИЧЕСКОМ И ЭКСТРАЛИНГВИСТИЧЕСКОМ КОНТЕКСТАХ1 Албанские села Приазовья: этнические группы и контакты Приход на Балканы...»

«Царегородцева И.А., Ибрагимов И.Э. Современный салафизм: генезис, историография и типология движения (на примере Египта и Туниса) // Исламоведение. 2018. Т. 9, № 3. С. 5–18 ISLAM IN THE CONTEMPORARY WORLD ИСЛАМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Person in charge of the section: Baitenova N.Zh. Ответственный за рубрику: Байтенов...»

«ISSN 2412 9755 НОВАЯ НАУКА: ОТ ИДЕИ К РЕЗУЛЬТАТУ Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции 22 февраля 2017 г. Часть 2 Издается с 2015 г. СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ...»

«К ЮБИЛЕЮ Б. Г. МОГИЛЬНИЦКОГО И. Ю. НИКОЛАЕВА БОРИС ГЕОРГИЕВИЧ МОГИЛЬНИЦКИЙ ЖИЗНЬ И СУДЬБА Статья посвящена признанному лидеру Томской историографической и методологической школы профессору Б. Г. Могильницкому. Наследник лучших традиций русской школы медиевистики Д. М. Петрушевского, А. И. Неусыхина, А.И. Данил...»

«ПРАВО В ИСТОРИЧЕСКОМ 224 ПРЕЛОМЛЕНИИ Юридическое наследие ПОЛИЦЕИСТЫ1 Афиноген Яковлевич АНТОНОВИЧ (1848—1917) — российский  экономист, статистик, педагог, доктор политологии и статистики,  действительны...»

«PAPER 09: MODULE: 07: АКМЕИЗМ И ЕГО ПРЕДСТАВИТЕЛИ P: 09: HISTORY OF THE XX CENTURY RUSSIAN LITERATURE QUADRANT 01 M: 07: АКМЕИЗМ И ЕГО ПРЕДСТАВИТЕЛИ (AKMEISM AND ITS REPRESENTATIVES) PAPER 09: MODULE: 07: АКМЕИЗМ И ЕГО ПРЕДСТАВИТЕЛИ P09: ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ХХ ВЕКА 07: АКМЕИЗМ И ЕГО ПРЕДСТАВИТЕЛИ Кризис символизма вызвал появление двух нов...»

«УДК 3.37.013 МЕТОДЫ И ФОРМЫ ОТНОШЕНИЙ ЧЕЛОВЕКА К ПРИРОДЕ В РУССКОЙ НАРОДНОЙ ПЕДАГОГИКЕ © 2016 С. И. Тарасова канд. пед. наук, доцент кафедры педагогики e-mail: arasova_s@bsu.edu.ru Педагогический институт НИУ "БелГУ" (г. Белгород)...»

«Поль Рикёр ПАМЯТЬИСТОРИЯ, ЗАБВЕНИЕ Paul Ricoeur LA MEMOIRE, L'HISTOIRE, L'OUBLI EDITIONS DU SEUIL Поль Рикёр ПАМЯТЬ, ИСТОРИЯ, ЗАБВЕНИЕ ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО ) V Москва Издательство гуманитарной литературы УДК 1 Серия "Французская философия XX века" ББК 87.3 Руководитель серии — В.А. Ник...»

«Чубриков В. А. г. Черногорск Как все начиналось. Из истории создания Черногорского аэроклуба. На базе чего и как возник в шахтерском поселке Черногорские копи аэроклуб, названный Хакасским областным? И почему, именно, в Черногорске, а не в областном центре Хакас...»










 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.