WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 

Pages:   || 2 |

«ЗО Л О ТО Й НЕМЕЦКИЙ КЛЮЧ БОЛЬШ ЕВИ КО В 2-е издание Телекс • 1989 • Нью-Йорк С. П. МЕЛЬГУНОВ Золотой немецкий ключ большевиков S. P. MELGUNOV Zolotoy nemetsky kluych bol'shevikov 2-е издание ...»

-- [ Страница 1 ] --

С П. МЕЛЬГУНОВ

ЗО Л О ТО Й

НЕМЕЦКИЙ КЛЮЧ

БОЛЬШ ЕВИ КО В

2-е издание

Телекс • 1989 • Нью-Йорк

С. П. МЕЛЬГУНОВ

Золотой немецкий ключ большевиков

S. P. MELGUNOV

Zolotoy nemetsky kluych bol'shevikov

2-е издание

Редактор А. Серебренников

П ерепечатка с книги, опубликованной автором

в издательстве La Maison du livre tranger, Paris, 1940 .

Copyright ° 1985 by Telex ISBN 0-938181-05-Х От редактора Сергей Петрович М ЕЛЬГУНОВ (1879-1956) — известный обществен­ ный деятель, журналист и историк. Издатель и редактор исторического журнала «Голос минувшего» (Петербург-Петроград, 1913-1923, 23 тома), впоследствии выходившего в Праге, Берлине и Париже под названиями «На чужой стороне» (1923-1925, 13 томов) и «Голос минувшего на чужой стороне» (1926-1928, 5 томов). В 1920 г. по делу «Тактического центра» в Москве Мельгунов был приговорен к смертной казни, замененной десятью годами тюрьмы .

За рубежом Мельгунов издал ряд фундаментальных исторических тру­ дов: «Красный террор в России» (1924), «Трагедия адмирала Колчака»

(3 тома, 1930-1931), «На путях к дворцовому перевороту» (1931), «Как боль­ шевики захватили власть» (1939), «Золотой немецкий ключ большевиков»

(1940), «Судьба императора Николая II после отречения» (1951), «Легенда о сепаратном мире» (1957). Посмертно издана его книга «Мартовские дни 1917 г.» (1961) .



В «Золотом немецком ключе большевиков» (в одном из изданий книга названа «Золотой немецкий ключ к большевицкой революции») исследу­ ется важнейшая историко-революционная тема: о финансировании немца­ ми ленинской партии в период подготовки и осуществления ею О ктябрь­ ской революции. Известно, что прямые доказательства связей ленинцев с германскими властями были собраны при Временном правительстве и све­ дены в 21 том «Дела по обвинению Ленина, Зиновьева и других в госу­ дарственной измене». Немедленно после Октября большевики захватили все материалы следствия и запрятали в секретные фонды Центрального партархива в Москве. В распоряжении историков остались только случай­ ные публикации в повременной печати и воспоминания тех, кто имел отно­ шение к событиям. Мельгунов свел их воедино, подвергнув тщательному сопоставительному анализу. В результате он получил хотя и мозаичную, но вполне убедительную картину. Да, немцы революцию субсидировали .

Больше того, без их поддержки она могла бы и не состояться .

В апреле 1917 г., будучи не в силах продолжать войну на два фронта, немцы перевезли в «пломбированном вагоне» из Швейцарии в Петроград группу большевистских вождей, наладили пересылку им (по «торговым каналам» своего агента Парвуса) буквально миллионов золотых рублей и поручили им развернуть «борьбу за мир». Задача не была особенно трудной. Февральская революция разрушила общественные связи в стране, деморализовала армию, подорвала авторитет государственной власти. Так что большевики с задачей справились более чем успешно: не толькодовели дело до сепаратного мира с немцами («похабного», по выражению Ленина), но утвердились у власти и перешли к борьбе «за мир во всем мире» .

После второй мировой войны, когда открылись секретные немецкие архивы, в них обнаружились документы, подтвердившие скандальное участие императорской Германии в «пролетарской» Октябрьской револю­ ции. БольшЗя часть этих неопровержимых свидетельств опубликована в статьях и книгах западных историков. Надо надеяться, что в нынешнюю эпоху гласности они станут доступными и советским читателям .





ОТ АВ ТО Р А

Эта книга непосредственно примыкает к дру­ гой моей уже законченной работ о том, как больше­ вики фактически захватили власть, т. е. о переворот в октябр 1917 г. Выход книги в свт задержала лишь война. В исторіи октябрьскаго переворота я не касался вопроса, которому посвящен настоящій очерк, хотя опредленіе источников денежных средств, находив­ шихся в распоряженіи послдователей Ленина, имет первостепенное значеніе для выясненія их успха. М н казалось боле цлесообразным выдлить такую главу особо, т а к как ее хронологически надо было поставить в связь с другими фактами русской революціи, которые предшествовали октябрьскому перевороту. Предлагае­ мый читателю очерк таким образом написан вн вся­ кой связи с событіями текущаго дня, но эти событія, как согласится читатель, придали характер нкото­ рой особливой современности моему историческому по­ вствованію .

1 января 1940 г, I. «ЛЕГЕНДА» О НМЕЦКОМ ЗОЛОТ .

–  –  –

В «Исторіи октябрьской революціи», написанной Троцким, утверждается, что вопрос о нмецкой зо­ лот, яко бы полученном большевиками, принадле­ жит к числу тх мифов, которыми богаты исторіи всх революцій — всегда «низвергнутый класс склонен ис­ кать причину всх своих бдствій... в иностранных агентах и эмиссарах». Сдлав соотвтственный исто­ рическій экскурс, автор заключает об «исторіи револю­ ціи» Милюкова: «золотым нмсцким ключем либераль­ ный историк открывает вс загадки, о которыя он рас­ шибся, как политик».... «Я не думал — восклицает тот же Троцкій в своей автобіографіи («Моя жизнь») — что мн придется возвращаться к этой тем. Но на­ шелся писатель, который поднял и поддержал старую клевету в 1928 году. Имя писателя Керенскій». И вновь недавній лиде]) большевицкой фаланги пытается из­ дваться над «безупречными доказательствами», на ос­ нованіи которых черев 11 лт Керенскій говорил в «Современных Записках»,что «измна Ленина, совершен­ ная в момент высшаго напряженія войны, является безупречно установленным, неоспоримым историческим фактом». Прошло новых 10 лт., и я готов еще рае под­ нять с вызовом бросаемую Троцким перчатку и повто­ рить «глупую клевету», может быть, только придав ей нсколько иную формулировку и меньшую категорич­ ность в смысл ея «безупречных» доказательств. И повторяя «клевету», я ни в какой степени не чувствую упре­ ков своей исторической совсти .

Нкоторые круги современной эмигрантской пуб­ лицистики не удовлетворяет неразборчивость квали­ фикацій, которыя применяют часто по отношенію к большевикам их политическіе противники. Так, напримр, Кускова в «Послдних Новостях» («Парадоксы Немезиды» — № 6312) писала по поводу выпущеннаго в 1938 г. сборника избранных обличительных статей

Бурцева — «Преступленіе и наказаніе большевиков»:

«трудно....... в обвинсніях Бурцева провести различіе между политической тактикой пораженчества и простой агентурой в пользу иностраннаго государства и но вред своей родин»... «Когда люди толпы кричали больше­ викам: «нмецкіе агенты» это было понятно: человк толпы рдко разбирается в политик и еще меньше в вопросах судебной справедливости. Но историк»... (*) Конечно, термины «шпіоны», «нмецкіе агенты» и пр., посколько под этими словами иодразумвается просто наймитство, сами по себ не подходят к соціалистиче­ скому интернаціонализму ленинскаго большевизма .

Однако,оцнка совершеннаго этими фантастами соціаль­ ной революціи настолько записит от субъективнаго воспріятія, что грани между политическим пораженче­ ством и измной в прямом смысл слова в сознаніи очень многих должны подчас совершенно стираться. Мотивы *) Обращу вниманіе почтеннаго публициста на то, что сам политическій руководитель органа, в котором ставился Бур­ цеву недоумнный вопрос, в своем историческом труд о рево­ люціи 17 г. давал еще боле упрощенную концепцію. Касаясь августовской резолюціи московскаго совщанія общественных дятелей, Милюков писал: «посл 3-5 іюля собственно можно было бы говорить не только о «слпом увлеченіи», о «ваблужденіях» и «увлеченіях», о «невольном» содйствіи врагу. Факт подкупа вліятелыіых вождей революціи германскими деньга­ ми был установлен оффиціально слдственной властью». («Исто­ рія» II, 114) .

О становятся безрайіличны, и тогда.всякая терминологія будет неточна. Для меня поэтому неважно, какими юри­ дическими терминами можно опредлить подрывную работу ленинских выучеников во время войны и револю­ ціи и под какія статьи уголовнаго кодекса в правовом государств подводится полученіе в таких условіях денег от враждебной державы соціальными экстреми­ стами (*). Равным образом я отскаю и вс вопросы ре­ волюціонной этики — с моральными оцнками нельзя подойти к полной безпринципности ленинской тактики .

Фактически меня интересует одна проблема, взятая, так сказать, — an und fr sich — получали ли больше­ вики от нмцев деньги или нт? И здсь п исторіи «ислпых измышленій» не все так просто, как это хочет представить с присущей ему развязностью Троцкій .

Одной только хлесткостью выраженій и ироніей нельзя разрушить создавшуюся уже «мнфологію» и опроверг­ нуть «наглую ложь о нмекцих милліонах»

Едва ли кто усомнится в первостепенной важности выясненія вопроса о нмецкой субсидіи для исторіи подготовки октябрьскаго большевистскаго переворота 1917 г. «Если бы у Ленина — утверждает Керенскій с несомннный прсувелнчепіем — нс было бы опоры во всей матеріальной и технической мощи нмецкаго аппарата пропаганды и нмецкаго шпіонажа, ему ни­ когда не удалось бы разрушеніе Россіи». «Утшитель­ ная историческая философія — старается съязвить Троцкій — согласно которой жизнь великой страны представляет собой игрушку в руках шпіонской орга­ низаціи сыска». Да, закономрность исторических ) Характерно, что вс большевистскіе мемуаристы, отрицающіе, конечно, по отношенію к себ обвиненія в какихлибо сношсніях с нмецким правительством по время войны, безоговорочно опредлнют эти возможныя отношенія терми­ нами: платные агенты, шпіоны и пр., т. е. примняют ту нераз­ борчивую квалификацію, которая, как было указано, вызывает протесты .

явленій очень относительна, и «его величество случай в при соприкосновеніи с конкретной дйствительностью может дать самый неожиданный соціологическій ysop .

К числу таких случайностей, конечно, надо отнести и наличность «золотого нмецкаго ключа». И как то стран­ но, что до сих пор никто не постарается по существу проанализировать имющійся матер іа л и проврить Г данныя, которыя так или иначе могут отвтить на вопрос: миф или дйствительность роль нмецких денег в исторіи русской революціи, приведшей нас к вели­ кой трагедіи .

К сожалнію, общія утвержденія, которыми пе­ реполнены публицистическія преимущественно выступ­ ленія политических противников большевиков, не ис­ ключая и настойчивых, шумных иногда, изобличеній в теченіе ряда лт со стороны Бурцева, до нкоторой степени дают возможность боле или мене безнаказан­ но разыгрывать в высоких тонах негодованія троц­ кистскія рапсодіи на темы о легендарном «золотом нмецком ключ». Русское антибольшевистское обще­ ственное мнніе до сих пор, напримр, стоит в недоум­ ніи перед разгадкой: насколько подлинны сенсаціонные Так называемые американскіе документы о нмецко­ большевистско м альянс, опубликованные в 1918 году .

Единственный аналив этих документов в русской ли­ тератур — очень краткій и поверхностный (в прим­ чаніи) — можно найти только в текст Милюкова, причем историк не дает в сущности никакого критерія для сужденія о подлинности документов и скоре сво­ им авторитетом освящает даже безусловную фаль­ сификацію. Но еще боле удивительно то, что поддлку в втих документах не постарались выявить сами боль­ шевики, казалось бы наиболе заинтересованные в изобличеніи противников. Во всей совтской литера­ тур я мог встртить лишь отмтку Троцкаго в его «Исторіи»: «этой грубой поддлк, не выдерживающей даже дыханія критики, многіе образованные и прони­ цательные люди врили до тх пор, пока не обнаружиЛось, что оригиналы документов, ИСХОДЯЩИХ яко б ь і ив разных стран, написаны на одной и той же машин­ к» (?) ( ф Почему такое пренебреженіе ? Может быть, ) .

на «грубую поддлку» не стоило обращать вниманія ?

Но почему в таком случа было обращено столько вниманія на «фальшивые документы» о дятельности Интернаціонала, появившіеся в Зап. Европ в посл­ дующіе годы и имвшіе для большевиков совершенно второстепенное значеніе по сравненію с вашингтонской публикаціей 18-го года? В 1921 г. была издана даже спе­ ціальная книга «Антисовтскіе подлоги», в которой в связи с извстным берлинским процессом Орлова и др .

разоблачалась дятельность заграничных «фабрик фаль­ шивок» для борьбы с совтским союзом. Очевидно, что то заставляло предпочитать формулу умолченіл по отно­ шенію к амерканским документам .

Но полное табу в совтской печати вы встртите по поводу знаменитаго выступленія маститаго Эд .

Бернштейна, помстившаго 14 января 1921 г. в Vor­ w rts ^ статью «Ein dunkles Kapitel». «Ленин и его то­ варищи — утверждал Бернштейн — дйствительно получили от императорской Германіи огромныя суммы .

Я узнал об этом уже в конц декабри 1917 г. Через одного друга я навел справку у лица, имвшаго отно­ шеніе к оффиціальным источникам, и получил подтвер­ ждающій отвт. Не узнал я лишь, как велика была сумма и кто был или кто были посредниками. Теперь из источников, заслуживающих безусловнаго доврія, я узнал, что здсь рчь шла о невролтных суммах, наврное — свыше 50 мил. марок волотом, так что для Ленина и его товарищей не могло остаться мста сомнніям, откуда притекали эти суммы». Выступленіе авторитетнаго вождя нмецкой соціал-демократіи вы-* ) *) Троцкій здсь, как мы увидим, механически повторяет чужія слова, ке потрудившись даже вникнуть в их смысл, — рчь идет не об оригиналах, а о копіях группы документов, напечатанных в приложеніи к основной публикаціи .

8ваЛо, коііечііо, do йсем мір большой шум} olio li нашло только откликов в совтской литератур. Ни одним словом не обмолвился о нем слишком язвитель­ ный подчас Троцкій; замолчал его историк Покров­ скій, посвятившій немало страниц «клевет» при раз­ бор исторіи революціи Милюкова («Противорчія г. Милюкова» в сб. «Интеллигенція и Революція») .

Нт упоминанія о выступленіи Бернштейна и в рабо­ тах историческаго семинарія Института красной про­ фессуры («Очерки по исторіи октябрьской революціи» .

1927 г.), гд имется спеціальная глава об польских днях 17-го года, когда против большевиков «было создано..... чудовищное дло Бейлиса N° 2» (*) .

И у Троцкаго, и у Покровскаго и у представителей Института «красной профессуры» весь «марксистскій»

научный аппарат брошен на развнчиваніе показаній «зауряд-прапорщика» Ермоленко, мелкаго, малогра­ мотнаго «шпика военной охранки», по характеристик Покровскаго — военно-плннаго, переброшеннаго нмцким ген. штабом в апрл 17 г. на русскій фронт в цлях соотвтствующей агитаціи. Эта стрльба из пу­ шек по воробьям производит тм боле странное впе­ чатлніе, что основное обвиненіе, выдвинутое против большевиков в іюльскіе дни 17 г. по данным, получен­ ным военной контр-развдкой, не стояло в сущности в связи с показаніями Ермоленко.Между тм этих данных большевистскіе критики касаются лишь слегка, сгла­ живая углы, замалчивая или избгая наиболе острых пунктов, хотя в их распоряженіи находится все много­ томное архивное слдственное дло, касающееся іюль­ скаго мятежа большевиков. Производит впечатлніе, что на показаніях «филера», которыя сравнительно* ) *) Нельзя, конечно, к числу откликов на выступленіе Бернштейна отнести попутныя замчанія о «глупом заявленіи»

Бернштейна, которыя можно найти в совтской печати (напримр, в критической замтк Ленцера в «Красной Нови» (1925г) по поводу одной моей статьи в «На Чужой Сторон*) .

Легко можно дискредитировать, хотят попросту отЫграться. Оправданіе, построенное по такому методу, само по себ большой исторической убдительности имть не может .

Я постараюсь подойти критически к тому матеріа­ лу, который имется в нашем распоряженіи, и по воз­ можности объективно вскрыть все то, что может быть заподозрно в своей политической недоброкачественности, т. е. выполнить отчасти ту работу, которую обязаны были, по моему мннію, продлать большевистскіе историки, утверждающіе, что нмецкія деньги — это только легенда, только миф, присущій исторіи всх революцій. У меня отнюдь пт претензіи на раскры­ тіе тайпы до конца. Да и премн, очевидно, еще не при­ шло. Нмецкіе тайники, могущіе пролить свт, все еще под крпким запором. Архивы в Россіи недоступны эмигрантскому изслдователю, и приходится пользо­ ваться опубликованными отрывками документов из вторых рук, в цитатах тенденціозных большевистских изысканій. К тому нее я нс чувствую в себ способностей сыскных дл мастера, необходимых в тх случаях, когда историку но неизбжности приходится вступать на путь слдователя. И тм не мене надо, посколько это возможно, теперь же отдлить шелуху в том, что мы знаем, — только таким путем возможно, хоть немного, прояснить темную главу в недавнем прошлом больше­ виков. Подобное проясненіе настоятельно требуется в интересах современнаго изученія исторіи русской ре­ волюціи: слдует установить какую то базу, из которой можно было бы исходить, и намтить вхи, указываю­ щія на путь, по которому надлежит идти

–  –  –

Приходится начать издалека и напомнить о разо­ блаченіяхъ появившихся в первый год войны в русской легальной печати. Так в ЛЪ 3 журнала «Современный Мір» (1915 г.) была напечатана статья Гр. Алексинска­ го (тогда еще эмигранта) под заголовком: «О провока­ ціи». Заимствуя из дипломатической «желтой книги», изданной французским министерством иностранных дл в первые мсяцы войны, секретную записку нмецкаго генеральнаго штаба от 19-го марта 1913 г., в которой развивался план ослабленія противной стороны в слу­ ча войны путем организаціи возстаній при посред­ ств особых агентов, завербованных среди вліятельных политических вождей революціонных партій и снабжен­ ных соотвтствующими матеріальными рессурсами, ав­ тор статьи иллюстрировал практику уже эпохи войны примром нкоего французскаго унтер-офицера Ренэ Тизона, освобожденнаго из плна в цлях веденія про­ паганды среди рабочих Франціи в пользу мира с Герма­ ніей. Исторія Ренэ Тизона и его сношеній с нмецкий соціал-демократом Зюдекумом, инспирировавшим фран­ цузскаго унтер-офицера, была разоблачена на столб­ цах соціалистической «Humanit». На основаніи данных, появившихся в № I женевской «Боротьбы», оффиціаль­ наго органа заграничной организаціи украинской соц .

дем. рабочей партіи (в феврал 15 г.), Алексинскій раз­ сказывай о том, что австрійцы пытаются длать в отно­ шеніи русскаго фронта. Группой австрофильствующих русских украинцев - эмигрантов во Львов была соз­ дана организація — «Союз Освобожденія Украины», поставившая себ цлью возбудить революціонное дви­ женіе в Украин под флагом освобожденія ея австро­ венгерскими войсками .

Союз издавал спеціальный ор­ ган «Ukrainische Nachrichten». «Боротьба» называла организаторов «Союза» — украинских соц. дем. Д. Дон­ цова (*), В. Дорошенко, М.Меленсвскаго, И. Скорописьолтуховскаго, А. Ж ука и М. Залізніка, причислявша­ го себя к украинским соц.-рев.,— платными слугами австрійскаго правительства и ршительно протестовала против «поэорнаго» дла на австрійскія деньги подго­ товлять в Россіи «украинское вооруженное возстаніе и рабочую революцію». .

Делегаты «Союза» разъзжали по Румыніи, Болга­ ріи и Турціи для того, чтобы наладить свяэи с револю­ ціонными организаціями в Россіи. Филіалыіым отдленіем Союза явилась возглавляемая Мсленевским кон­ стантинопольская группа «украинских соц.-дем.», о которой ныо-іоркская марксистская газета «Новый Мір»

в октябр 14 г. сообщала: «В Константинопол нашлись люди, именующіе себя украинскими и грузинскими націонал-сепаратистами, которые будто бы в цлпх ос­ вобожденія Украины и Грузіи вступили в соглашеніе с турецким и германским правительствами. От имени де­ мократіи, революціи и даже соціализма эти господа выступили перед мстными русскими эмигрантами и имли намреніе втянуть в грязное и авантюристическое дло даже наших товарищей соц.-демократов». По­ слдніе «рзко выступили против такого рода соглаше­ нія и позором и измной окрестили дйствія этих субъ­ ектов, но были вынуждены не оглашать своей резолю­ ціи». В добавленіе Алексинскій приводил из парижской, эмигрантской газеты «Голос» (25 ноября) другой доку­ мент — отвт грузинских соц.-дем,, проживающих в Женев,«одной національно-политической организаціи», обратившейся к ним с «предложеніем воспользоваться современной всемірной войной для освобожденія угне­ тенных націй в Россіи: «общав всякое матеріальное содйствіе.... посредник - представитель подчеркнул, что их организація для достиженія выше поставленной цли дйствует под покровительством одной из воюВскор ре ваявщл о сдоем выход на Союза .

тощих держав и получает от неп матеріальную помощь, так как эта держава заинтересована в пораженіи Рос­ сіи и ея союзников». Женевскіе грузины, как и констан­ тинопольскіе соц.-дем., отказались от предложенія ор­ ганизаціи, дйствующей «при матеріальной поддержк и под покровительством Гогенцоллернов, Габсбургов и их братьев». Тогда же в парижском «Голос» за под­ писью Троцкаго появилась замтка под заглавіем:

«Врно ли?», слдующаго содержанія: «Врно ли, что так называемый «СОУ», в состав котораго входят коекакіе бывшіе русскіе революціонеры, состоит на содер­ жаніи королевско-императорскаго, габсбургскаго ге­ неральнаго штаба? Врно ли, что «Встник» этого союза, воспроизводящій прокламацію со словами: «Хай живе соціальна революция» оплачивается из того же габсбургскаго источника? Врно ли,что б. революціонер г. Микола Троцкій *), адрес котораго обозначен на нмецком бюллетен Союза, состоит на служб при вн­ ской полиціи? Врно ли, что эмиссары этого Союза в оправданіе габсбургскаго доврія и габсбургских ас­ сигновок разъзжают по Европ в поисках за такими русскими и в частности кавказскими революціонерами, которые согласились бы свою ненависть сочетать с лю­ бовью к габсбургской корон и особенно к габсбургским кронам?» (**) Таким образом не «либеральный историк», а сам Троцкій первым поставил вопрос о «золотом нмецкой ключ» в грубой форм простой подкупности извстной группы революционеров. «Либеральный историк» в то время с нкоторым скепсисом отнесся к разоблаченіям Алексинскаго дятельности «Союза Освобожденія ) Это «Микола Троцкій» и явился, очевидно, поводом для утвержденія, что Лев Бронштейн (Н. Троцкій) служил в ав­ стрійской полиціи .

**) Эта замтка Троцкаго тогда же была воспроизведена в Россіи в другой стать Алексинскаго в № 9 «Современнаго Міра» — «Австрійскіе провокаторы и россійскіе путанпики» .

И Украины», посколько дло шло о моральной подклад­ н австрофнльской оріентаціи Союза,— Милюков п «Р­ чи» считал «мутным источником» партійную полемику «Боротьбы» и «неприличным» обвиненіс политических противников в «простой подкупности» .

Было бы, конечно, сліщіком упрощенію представить организацію СОУ в вид какой то полицейской выдум­ ки австрійской власти. Идеи эта имла уже традицію в нкоторых точеніпх украинской мысли, выдвигавших историческую роль Австріи в возсозданіи самостоятель­ ности Украинской державы, — традицію, 'которую во времн войны питала и неразумная политика русскаго правительства, стремившагося, по выраженію пкоторых оффнціалыіых лиц, покончить раз навсегда с «украннством». При таких условілх завоеваніе Галиціи — этого «Піемонта» культурно-національнаго возрож­ денія Украины в представленіи одних и «очага мазепннщинм» в представленіи других — дйствительно несло за собой разрушеніе достиженій украинцев в обществен­ но-политической и культурной жизни, и в силу уже это­ го галиційскіе «січевые стрільци» организовались как бы на почв «самозащиты». Так онредллст позиціи «Союза Осв. Украины» одни из наиболе видных и объ­ ективных историков украинскаго движенія ироф. До­ рошенко. Безспорно, нкоторые из вдохновителей СОУ оказались не очень разборчивыми в выбор средства осуществленія своей идеи самостоятельной Украинской Державы и проявили, по нашему мннію, значительную политическую наивность, надясь путем разгрома «Цар­ ской Россіи» достигнуть «національной независимости»

Украины, но они сами впослдствіи во всх подробно­ стях разсказали и о своих цллх, и о сношен ілх с ге­ неральными штабами центральных держав и о всх денежных суммах, ими полученных (п общем около

800.000 марок). Это отчасти устраняет уже вопрос о «подкупности» (*). К тому же и позиція СОУ п значительСнорбпись-Іолтуховсцій и Мслснспскій еще в 17 г .

вой степени уже ивмнилась с момента революціи в Россіи .

Исторіи «Союза Освобожденія Украины» я, конеч­ но, не пишу и касаюсь попутно его дятельности лишь постолько, посколько «авантюра» по устройству «рево­ люціи» в Украин на австро-германскія деньги может служить прелюдіей к поискам «золотого нмецкаго ключа», который открывает большевистскій тайник .

Разоблаченія Алексинскаго не произвели тогда должна­ го впечатлнія на русское общественное мнніе, а в ча­ сти вмигрантской печати ему пришлось выслушать даже рвкую отповдь за неумстность и несвоевременность публичнаго выступленія, дающаго лишь оружіе в руки политических врагов. Но сама эмигрантская печать тм не мене недвусмысленно высказалась по поводу ав­ стрійской авантюры. Своего рода эпитафію на надгроб­ ный памятник СОУ, посколько рчь шла о возможности привлеченія русских соціалистов к выполненію нмец­ каго плана, можно было найти еще до разоблаченія Алексинскаго в легальной печати в соц.-дем. орган Троцкаго и Мартова — «Новом Слов», занимавшем среднее положеніе между опредленным пораженчеством Ленина в «Соціал-Демократ» и оборончеством плехановцев. Солидаризуясь с «Боротьбой», 28 февраля 1915 г. «Новое Слово» заключало:. «Союз называется россійской организаціей, а по существу является ор­ ганизаціей австрійской. Большинство членов Союва долгіе годы жили в Галиціи, забыли свое соціалисти­ ческое прошлое, залвли в болото буржуазной ук­ раинско-націоналистической идеологіи, за что й были исключены из украинской партіи; их организація яввыпустили в Стокгольм соотвтствующую брошюру. Повдые Іолтуховскій, перешедшій уже на «гетманскую» платформу, в воспоминанія!: «Moi «Злочини»», напечатанных в внсних сборниках «Хлібор. УкраІпя» (1920-21 гг.), в деталях рааскааал о дятельности СОУ. См. также Д. Одинец «Из исторіи украинскаго сепаратизма». «Совр. Зап.», 68 кН, 1« лястся агентурой нпстрійскаго прашітсльстііа, которое проникло к ппм иелнкую ласку п шінматнлміость, поприличней суммой Kj мі их кассу» .

ііо л іііш Апст])ійскіс кланы кино потерпли неудачу. Рус­ ское украинское общественное мнніе ршительно отгородилось (.т австрійской оріентаціи СОУ, и московскал «Украинская шиані.» особливо предупреждала о возможности «нровокаціониых попыток», в который могли бы оказаться замшанными и «мечтатели» и «про­ сто аферисты». Если и велась в Россіи какал либо пропаганда, то большого успха она не имла, и наддпнрлнекое населеніе на псе не откликнулось.Эмигрант­ ская дятельность «мечтателей» и «аферистов» в Галиціи практически свелась к нкоторой пропагандистской работ в лагерях поенно-плнных в цллх организаціи кадра будущей украинской арміи, которая могла бы в рядах войск центральных держав участвовать в осво­ божденіи Украины от русскаго гнета. (*) Работа эта пріобрла характер большой активности с момента, когда расколовшійся СОУ перешел на территорію и иждивеніе Германіи. О ней нам придется еще упомя­ нуть .

•) В своих очень интересных воспоминанілх «Война и ре­ волюція на Украин» (на русском язык была напечатана d журнал «Истории и Современник») Д. И. Дорошенко, заняв­ шій пост отвтственнаго комиссара Врем. Правительства в Галиціи и Буковин, пожалуй, нсколько искусственно под­ черкивает только просвтительную дятельность СОУ в сре­ д русских военно-плпных. Но, несомннно, политическое значеніе СОУ было в корн подорвано, как измпсніем прин­ ципов русской административной политики в отношеніи к украинстпу при вторичной окупацін Галиціи (наступленіе Бру­ силова n 16 г.), когда геи. губернатором вмсто гр. Бобринска­ го был назначен Ф. Ф. Трепов, так и мстительными актами ав­ стрійской власти, отвтившей массовыми вислицами па «рус­ скую нзмцу» галиційскаго крестьянства .

2. Злой геній — Парвус .

Украинская акція могла оказаться путеводной звздой, намчавшей направленіе, в котором надлежа­ ло нтти в поисках матеріалыіых средств всм иным «мечтателям» и «аферистам» соціальных перетурбацій .

В этом и значеніе той странички прошлаго, которую мы только что перевернули. На фон нмецко-турецкоукраинских разговоров и дйствій выдвинулась фигура, которой предстояло сыграть видную роль в послдующих событілх. То был знаменитый «Парвус», русско­ нмецкій соц.-дем. Гельфанд, начавшій свою карьеру в Германіи в 90 г г.,перекочевавшій в 1905 г. в Россію и фигурировавшій в петербургском Совт Раб. Деп .

в эпоху первой революціи в качеств единомышленни­ ка, а, может быть, и учителя Троцкаго. Снова Парвус бжал в Германію. Затм пояпился в Константинопо­ л и сдлался турецким поданным. Во время войны константинопольская агентура СОУ издала спеціаль­ ную прокламацію Парвуса к русским соціалистам и рсволюціонерам, в которой этот тогда уже «младо-турец­ кій» дятель «люто нападал» на русских соціалистов за их «национализм н шовинизм». Парвзгс призывал помогать пораженію Россіи во имя интересов европей­ ской демократіи. Руководители Союза поясняли, что Парвус и Ленин являются «найкращі марксістськи голови» и что оба они высказались за «освобсякденіе Украины» (*). У Парвуса было уже революціонное имя .

И «Боротьба» с нкоторым исдоумніем останавливалась перед фактом сношеній Парвуса с австрійскими аген­ тами: «Неужели Парвус (ПарвусI) дал «Союзу Освобож-' денія Украины» подкупить себя?»

Довольно таинственную личность представлял со­ бой Парвус. Поврим, что вс спекулятивныя комТак впервые было названо имя Ленина. Здсь Алексин­ скій D т времена длал оговорку: «насчет Ленина константи­ нопольским агентам врить нельзя» .

мсрчсскія аферы па Балканах этого человка «исклю­ чительнаго ума и блестящаго таланта», по характеристи­ к Ст. Ипапопича, лично его онашнаго, имли только благую цль получить необходимыя для соціалисти­ ческой пропаганды милліоны — так он утнерждал впослдствіи в отвт своим обвинителям. Me будем чи­ тать в сердцах и допустим, что, сдлавшись с начала войны нмецкпм патріотом и превратившись в civis gcrmanicus, этот «соціалнст с востока» с лвым заслоном по своему добросовстно выполнял лишь націоналисти­ ческую программу 4 августа 1914 г., принятую большин­ ством нмецкой соціал-демократіи и опредлявшую ея тогдашнюю тактическую поэнцію. «Ренегат», «еоціалнст-шоппннст», «нмецкій Плеханов» — по своему трафарету опредляя в «Соціал-Демократ» Ленин .

Слишком уже оффиціальный штамп носил, однако, «соціал-шовнпнзм» Парвуса, сохраняя по вншности и все свое интернаціоналистическое содержаніе. Теорія получалась весьма своеобразная. «Даже наряду с чу­ довищными теоріями, которыми были переполнены заграничныя изданія Ленина и пкоторых других пнтернаціоналнстов,.. теоріи парвусовской «Die Glocke»

выдавались своей явной пскз'сствснпой придзгмапко­ стью и несомннной преступностью» — так передавал извстный писатель Гуревич (Смирнов), принадлежа­ вшій к соц.-дсм. кругам, свое первое заграничное впе­ чатлніе в 1915 г. при ознакомленіи с новым парвусопскіім органом (московская «Власть Народа» 7 іюля 17 г.). По воспоминаяіям Гуревич излагал (конечно, с извстной стилизаціей) суть поразившей его по содер­ жанію статьи в «Колокол» другого «крайне лваго»

нмецкаго соц.-демократа Лснша. Это были дифирам­ бы генію Гипдепбурга, который призван де вмст с революціонный пролстаріатом Госсін низвергнуть цар­ ское самодержавіе, а затм купно с германским з'жс пролетаріатом совершить соціальную революцію в Германіи и п других европейских странах. Гнпдснбург — главно­ командующій арміи всемірной соціальной революціи!

Тан оправдывалась позиція п иойи, запитая большин­ ством нмецкой соціал-демократіи.. .

Так или иначе «изворотливый», «предпріимчивый», «ловкій» — эпитеты все лиц знавших его — Парвус вышел на большую политическую дорогу. Неудачная украинская афера лишь одно из звеньев широко в об­ щем задуманнаго и осуществленнаго плана.Дятельность Парвуса переносится в центр, и с этого момента его имя на ролях посредника или организатора окажется тсно связанным со всми страницами в исторіи выпол­ ненія этого плана. Коммерція и политика идут рука об руку — человколюбивыя операціи с нмецким уг­ лем п интересах рабочих союзов Даніи сочетаются с научной дятельностью учрежденнаго в Копенгаген Парвусом «Института изученія соціальных послдствій войны», откуда какіе то незримыя нити проходят в дипломатическіе кабинеты германскаго посла в Копен­ гаген гр. Брокдорф-Ранцау и посла в Стокгольм барона фон-Люціуса, тянутся дале к отвтственный представителям генеральнаго штаба (полк. Николаи), к нсколько странной фордопской «экспедиціи мира»

и к пацифистским русским кругам, тайным эмиссарам сепаратнаго мира — к общественному дятелю кн .

Бебутову, журналисту Колышко и т. д., и т. д. Ней­ тральные Копенгаген и Стокгольм превращаются в химическія колбы, гд бацилла соціальной революціи в зависимости от момента, по указк из Берлина, пере­ рабатывается в бациллу сепаратнаго мира. Идейный пацифизм, посколько он был, тонул при таких условіях в океан авантюр и корысти .

Мы нс будем присутствовать на этой «пляск вдьм»

по выраженію одного русскаго современника, принимав­ шаго в ней участіе, — ибо наша задача попытаться про­ никнуть лишь в большевистскую тайпу, которой окру­ жается легенда о нмецкой золотом ключ. Совершен­ но естественно, что богатой русской невстой, за кото­ рой стали ухаживать нмецкіе женихи, явилась та груп­ па эмигрантов, которая восприняла пораженческія идеи Ленине. Понятны отсюда попустительства со Сто­ роны полицейских властей Австріи и Германіи в отно­ шеніи эмигрантов, ведущих пораженческую пропаганду, —попустительства, кото] ыя в глааах многих впослдстиіи превратились как бы и доказательства «предатель­ ства» ленинцев. Прямого доказательства, конечно, здсь нельзя найти. Когда оффиціальный документ, лыінедшій из ндр аветрйскаіч» министерства внутр .

дл и представленный в военный суд, который должен был судить Лепина (он был но нсдоразумпію в первые дни войны арестован жандармами в галиційской дерев­ н но обвиненію в шпіонаж), ссылается па авторитет­ ное свидтельство ходатайствующаго перед властями за Ленина соц.-дсм. Винт. Адлера, утверждающаго, что русскій рсполюціонср Ульянов «смог бы оказать большій услуги при настоящих условіях» (*) — это са­ мо по себ гораздо больше характеризует тогдашнюю тактику Адлера, нежели согласіе Лепина нттн в ногу с нмецкой властью .

Сами большевики в своих восііомнпапіях разсказа­ ли немало фактов, свндтельствующпх о реальных по­ пытках связаться с ними н использовать их дятель­ ность в пользу нмецкаго командованія. Посредниками являлись разнаго рЬда соціалисты, и Парвус первым между ними. В этом отношеніи особо интересны конкрет­ ныя показанія Шляпникова. Они относятся к моменту уже оформившагося Цнммервальда и его «лвой», воз­ главляемой Лениным. Но психологическая обстановка, благопріятствуюіцая подобным комбннаціям,стала скла­ дываться, как можно судить по примру Адлера, уже с первых дней войны .

) Документ этот, помченный 23 августа 14 г., опублико­ ван в 2 том «Ленинских Сборником» .

Вот что разсказала, напримр, еще не быпшал п то К] емп к рядах большевиков, Колонтай н «Отрывках из диепника 1914 г.» Эту интернаціоналистку совсм не трогала «судьба Россіи». Она спшнт из Кольбурга и Берлин, «наивно» вря, что надо быть па мст, что­ бы участвовать и дйстніях нмецкой соц.-дсмократін протнн пойны, и пстрчаст «стихійный гипноз : Фатсрлаид»1 «Да здрапстнует побда культурной Германіи», — «таков язык нмецкнх соціалистов». «Смердящій труп» — сказала Роза Люксембург. Колонтай аресто­ вана и сожалст, что не успла уничтожить «компро­ метирующіе документы» — мандат с печатью русской партіи. Но это служит ей только на помощь... На дру­ гой день в полицейрсвир картина мняется: «Вы, из­ встная агитаторша... русская соціалистка не может быть другом русскаго царя... Вы свободны»... В рус­ ской колоніи (в рядах политической эмиграціи) также «царит непонятный шовинизм» — колонтаевцы одиноки .

Так тянутся три недли. (Естественно, я отбрасываю вс подробности, передающія переживаніи тх дней) .

30 августа Колонтай записывает: «Встртила Фукса (*) .

Он конспиративно отозвал меня в сторону и вполголо­ са сообщил: «Позжайте немедленно в колонію н пусть вс члены прежняго комитета помощи явятся на квар­ тиру т. 3. ровно в 5 часов, только члены. Больше — ни души. Дло, не терпящее отлагательства. И весьма конспиративное... В 5 часов — вс в сбор... Здсь же Фукс и Гере... Не успли размститься вокруг круг­ лаго стола — вопрос Гере: «Скажите, а вы серьезно же­ лали бы вернуться в Россію». Вопрос обращен к Чхенкели. «Разумется, мы все время об этом хлопочем».— «А какія ваши намренія? т. с. для чего пам собственно непремнно хочется вернуться в Россію в такое тяжелое время? Вас же здсь не безпокоят». Чхснксли горячо объясняет свои намренія — нсполозовать курс на ли­ берализм в Россія, усилить вліяніе партіи и рабочих .

*) Нмецкаго соц.-демократа .

— «И вы говорите, что рабочіе в Россіи не сторонники войны? С. и Чх. оспаривают это положеніе, но увряют вмст с тм, что война в Россіи «не популярна», что она не носит характера народной войны. Гере и Фукс переглядываются... Наконец, в пространных выраженінх Фукс сообщает, что нсколько товарищей нмцев.. .

ршили посодйствовать нашему отъзду из Германіи .

Гере его перебивает: «Но раньше, чм подлиться с вами нашим планом — дайте слово, что то, что мы вам сейчас скажем, никто и никогда не узнает»... Фукс про­ должает: «Дло в слдующей. Представляется совер­ шенно неожиданная возможность устроить отъзд русских рсполюціоиеров. Как, каким способом — это вас не касается. Я сам связан честным словом, а всякая болтовня может испортить дло»... Предложеніе было крайне неожиданно, но и пенено. Кто предлагает орга­ низовать отъзд ? Кто дает деньги на осуществленіе этого плана? Почему такая таинственность вокруг предпріятія? (*)... Ршили тут же при Фукс и Гере посовщаться. Чхенкелн и С. настаивали па пріемле­ мости предложенія. Ларин, топ. Генр. Дерман и я тре­ бовали гарантій. Наконец согласились... па то, что.. .

если отъзд наш дйствительно организован группой товарищей и сочувствующих... и если он не связан пи с какими обязательствами, тогда мы г о т о б ы положить­ ся на такт ішнціаторов этого предложенія... Честь пТак как к нам вс раз обращались нмецкіе топорищи— поясняет мемуаристка — с папиным вопросом: по могли бы мы пробраться о Россію, чтобы там, пользуясь непопулярностью пойны, поднять возстаніе, на совщаніи (оно было наканун бесды с Фуксом н Гере) принята была слдующая резолюціи:

обратиться в Форштанд (т. с. Ц. К. партіи) с просьбой добиться вызда из Гсрмепіи нкоторых товарищей... Но в виду того, что...... существовало ложное представленіе, будто русскіе из ненависти к царизму будут содйствовать планам Вильгель­ ма (дезорганизація тыла) заявить Форштанду, что разрше­ ніе ня вызд нс можот быть обставлено никакими условіями» .

мецких товарищей и сознаніе их отвтственности перед Интернаціоналом для пас порука». «Само собой разу­ м ете^ что мы с вас никаких расписок брать не будем»

— раздраженно бросает Фуке... Какое вам то дло, как, каким способом мы организуем отъзд? Лишь бы выбраться»... Подсчитывают число дущнх; наберется человк шестьдесят. Обойдется до 6.000 марш;. Гере цифры не смущают... «Денежный вопрос вас также не должен заботить, мы это дло беремен уладить».. .

Длинно Колонтай разсказыпаст, как* Чхенкели, желающій поскоре вернуться в Россію, остается рав­ нодушным к «таинственности предпріятія» и как опа и ея единомышленники отказываются от «игры в слпую» .

Эти принципіальные люди поясняют Фуі ;су и Гере, что они, за исключеніем Чхенкели и еще двух-трех, дйствительно, дущих в Россію, останутся в нейтраль­ ных странах. — «И будете вести оттуда революціонную работу для Россіи?» — «Зачм только для Россіи? Мы — интернаціоналисты, я, напримр, ставлю себ за­ дачей остаться в самом тсном контакт с германскими товарищами, которые тоже не мирятся с войной, и буду работать для возсозданія Интернаціонала»... «У Горе лишь недоумніе и явное разочарованіе... А Фукс хватает меня за плечо н злым шепотом, за спиной Гере, кидает: кто вас просил пускаться в откровенность?.. .

Теперь все дло провалили». Позже в отсутствіе Гере Фукс яко бы пояснил: «Конечно, Гере воображал по своей шовинистической глупости, что вы дете, чтобы поднять в Россіи возстаніе, и что вы сочувствуете по­ бд Германіи. Также считали и т, кто давал вам разршеіе на вызд...Ну и хали бы себ спокойно в Данію, Америку, Швецію... Кто бы с вас там что либо спраши­ вал? А теперь все дло пропалено... Гере высказал вс свои сомннія в нкотормх учрежденіях. Я нс удив­ люсь, если вы попадете теперь в списки «подозритель­ ных», h если вас опять нс переарестуют» .

Но «в учрежден іях» посмотрли на дло по другому .

Соціалисты были выпущены. Из 58 человк лишь трое окапались и сред «принцип іалміих соціалпстоп» колоптаевскаго толка .

Когда Кускова персам заимствовала пн индаііпаго и 25-м году днешшка Колоптаіі «сенсаціонныя разоблачепім» о ііам])снімх германских соц.-дем. нснользонаті. русских рсполюціонерои дли активной пропаганды п Россіи и напечатала статью «Человческій документ»

и «Поел. Поп.», б. депутат Го суд. Думы Чхеикелп выступнл с рзкнм опрове] жепіем: «нужно лн особенно настаивать па том, что г-жа Колоптаіі фантазирует, пниращает или просто клеисщет» — писал пито]) письма и редакцію «Поел. Пои.». «Намек па то, будто нмецкіе соц.-дсмократы помогли «русским соціалпстам» отпрапитьсн и Россію длм цли устраиванія там «возстаніи»

и тылу арміи — вздор, не заслуживающій даже пре­ зрніи».Чхенксли, опубликовавшій еще в 19Ы г. в «Со­ временном Мір» воспоминаніи о Германіи в первый недли войны, считал споим долгом подчеркнут!» мо­ ральную помощь нмецкой соціал-демократіи и и отно­ шеніи Гере h Фукса ршительно отрицал приписывае­ мые нм Колрнтай «низкіе мотивы» .

Конечно, пс мемуаристы и неточны в изложеніи фактов к субъективны п их освщеніи. Но воспріятіи Колоптаіі как будто бы вполн соотвтстпуют тому, что было уже разсказано, и том)', что предстоит еще изло­ жить впереди. Возможно, что такими посредниками, как тот же Фукс, могли руководить и мотивы гумани­ тарные Hжеланіе искоре освободиться от безпокойиых русских товарищей. По существу это мало нзмняет дло. Психологически понятно импульсивное позднй­ шее раздраженіе Чхепкелн. Колонтай сама в носпомннаніих облекается в принципіальную тогу, а меньшеви­ ка Чхенксли заставляет занимать уступчивую позицію в отношеніи к «гнусному плану» германскаго верхов­ наго командованія. Но «принципы» перемстятся в иную плоскость, если принять во вниманіе, как Колоптаіі характеризует тогдашнюю позицію Чхепкелн — он понимал, но си словам, свою «общественную» работу в Россіи в «смысл обслуживанія войны». таких условіях для сознанія довольно безразличны были т внутренніе мотивы, которые толкали подлежащія н­ мецкія «учрежденія» на т или иные шаги в отношеніи русских, захваченных войной в Германіи... Но аато как характерна та исключительная принципіальность, та пуританская щепетильность, которую на словах про­ являют люди «без отечества» — правда, больше в воспо­ миная іях. Чхенкели утверждал, напримр, что Колонтай вовсе не представляла собой в Германіи такой «фатерландлос», какой она рисуется перед «московски­ ми диктаторами» в дневник, изданном в 1925 году .

Эта поздняя «принципіальность» красной нитью подчеркнуто проходит через всю мемуарную литерату­ ру послдовательных интернаціоналистов-пораженцев и производит впечатлніе откровенной фальши .

Такую же искусственную наигранность мы найдем п в воспоминаніях Анжелики Балабановой («Из личных воспоминаній циммервальдца»). Она с большой аффек­ таціей и негодованіем отвергает сдланное ей швей­ царским соц.-дем. Грейлихом предложеніе, которое являлось как бы второй стадіей осуществленія все того же «гнуснаго плана». Инцидент, о котором разсказывает Балабанова, не имл прямого отношенія к Россіи, ибо она в начал войны представляла «ита­ льянскую партію». По ея словам, Грейлих от имени свое­ го пріятеля химика, собственника пивовареннаго за­ вода в Италіи, истиннаго друга мира, симпатизировав­ шаго циммервальдцам, предлагал оказать помощь и дать «милліончик франков» для партіи. Не с родни лн был итальянскій химик и пивовар Парнусу, который находился в тсномконтакт со швейцарским депутатом?

С «возмущеніем» и «злобой» Балабанова отвтила, что за такія услуги с лстницы спускают: «если бы не толь­ ко вопрос о войн и мир, но и о самом соціализм зависл от принятія сантима, моя партія, как один человк... дала бы такой же отвт, как я». Грейлих был, однако, упорен. Он тайно проник на засданіе Ц. К .

п Ёолонь и повторил безуспшно свое предложеніе .

Свднія об этом проникли в печать. Грейлиху при­ шлось держать отит за свою «феноменальную глупость»

перед подготовительной комиссіей по созыву второй международной интернаціоналистической конференціи в Кннтал. Не объясняется ли строгая принципіаль­ ность, далеко не соотвтствовавшая жизненной практи­ к, отчасти той «феноменальной глупостью», которую проявил недостаточно осторожный посредник?

Перейдем теперь к разсказу Шляпникова, про­ низанному тми же тонами высокой принципіальиости .

«Нам большевикам — пишет он в книг «Канун семнад­ цатаго года» — международный военный и полицей­ скій сыск и провокація не давали покоя и за границей .

Наши анти-военные лозунги, наша антицаристскал ре­ волюціонная дятельность не могли не привлечь вни­ маніи правительств стран, воевавших с Россіей, с Ан­ тантой. Германскій имперіализм первый учел возмож­ ности использованія в своих интересах нашей активной революціонной работы в Россіи. Мы эти намренія предвидли. Развал и предательство соціалистичсских партій II Интернаціонала облегчили правительствам и их генеральным штабам шпіонскія, затм политическія авантюры. Милитаристическія намренія германо-анстрійских имперіалистов, однако, нас не смущали, а заставляли быть осторожными, побуждали слдить и эа границей за тм, чтобы не попасть в лапы агентуры .

Попытки проникновенія в наши ряды германо-австрій­ ской агентуры имли мсто уже в первые м­ сяцы войны. И первым агентом имперіалистов явились «соціал-демократы». Нам было извстно желаніе нмецкаго соціал-демократа и купца Парвуса «помочь»

нашей революціонной работ. Но одного намека па это было достаточно для того, чтобы наши заграничные товарищи -прекратили всякія отношенія со всми, кто им л какое-нибудь отношеніе к Парвусу и ему подобным господам». «Мн лично пришлось столкнуться с рядом агентурных попыток пойти к пашу cj еду, оказать нам помощь или получить «информацію». Первым агентом «высшей марки», с которым мн пришлось имть дло еще и октябр 1914 года, был голландскій соціалист и одни из вождей II Интернаціонала ТрельСта, пріз­ жавшій в Швецію в качеств посланца Ц. К. германской соціал-демократіи. От него перваго я, пріхав тогда из Петербурга, услышал заявленіе, что Ц. К. герман­ ской соц.-дем. поддерживает войну своего правитель­ ства в виду царистской опасности и что Ц. К. германской соц.-дем. готов н нам в нашей борьб оказать помощь .

Ту ельста был (или казался) крайне удивлен моим отка­ зом, моим позм}гщеніем поддерживать нашу борьбу IG-ти дюймовыми снарядами... В том же Стокгольм к топ. А. М. Колонтай, а затм и ко мн я в иле л соц.дем. (эстонец) Кескула. При свиданіи он спекулировал своими связями и знакомством с тов. Лениным, Зино­ вьевым и другими членами наших пограничных центров .

Кескула вел себя чрезвычайно странно, высказывался в дух германской оріентаціи и, наконец, предложил свои услуги, если нам потребуется его помощь в дл полученія оружія, типографіи и прочих средств борьбы с царизмом. Его образ мысли и поведеніе показались нам очень подозрительными, и мы тотчас же почувствовали в нем агента германскаго генеральнаго штаба и не толь­ ко отвергли его предложеніе, но даже прекратили с ним всякія сношенія. Связи в Швеціи у него были большія .

Он имл сношенія с финскими «активистами», имл друзей в русском посольств и в русских банковских и страховых кругах (*). Наш отказ имть дло с КссФинскіе активисты, по выраженію Шляпникова, «го­ рли желаніем» помочь русской революціи «за счет германска­ го штаба». Они были прекрасно организованы, снабжены день­ гами, имли явки па пограничных со Шисцісй пупкгах, паспорт­ ное бюро для снабженія документами нмецкпх агентов и нр .

пула не остапшшл его далыгЫіишх попыток проникнуть при помощи других лиц п пашу среду. В конц 1915 г .

мы обнаружили сшіаь секретари стокгольмской группы РСДРГІ(б) Богропскаго с Кескула. Разслдованісм ш.шспнли, что он получил от Кускула деньги, но поль­ зовался ими и личных цлях. За нарушеніе ностановленіи о недопустимости сношеній с Кескула (а не за мошеннпчсстпо. С. М.) Богропскій был исключен из пар­ тіи... Вскор нам удалось напасть на нопыс слды шпіонскаго окруженіи нашей стокгольмской группы большевиков. Нам удалось напасть на слды спнзи Ксскула с иыслаииым из Норвегіи лным соціалисты датчанином Крузе. В 1915-16 г.г. зимой и нмл встрчу с Крузе в Петербург в датской гостиниц «Дагмара» .

Его нрізд в Россію мн показался чрезвычайно подо­ зрительным, а его объясненіе, очень путанное, только утвердило по мн закравшееся недовріе. Будучи в 1916 г. в Москв у H. М. Бухариной, я получил еще ряд указаній и свдній, оправдывавших мои подозрнія относительно іюли и характера дятельности Крузе .

Очевидно, нс предполагая за собой никаких подозр­ ній, Крузе в Москв предлагал вс т средства, которыя еще в 1914 г. навязывал нам сам Кескула. Одновременно он пытался использовать паши связи, в частности данный ему II. Бухариным адрес Ы. М. Бухариной (*) для установленія сношеній с пребывавшими п Москв друзьями Кескула» .

Шляпникову пришлось познакомиться «с цлым рядом финских, эстонских, сіоннстских работников, *) В другом мст Шляпников говорит, что Крузе появил­ ся у Бухариной, воспользовавшись «случайными энаніем адре­ са». Сама »ке Бухарина свидтельствовала, что Крузе пріхал к пей но порученію ЦК и что она «видлась» с ним часто и подолго разговаривала». Надо полагать, что при конспираціи нелегальной партіи германскій агент из за границы нс так про­ сто yjue облекся в тогу посланца Ц. К .

занимавшихся ране революціонной работой в Россіи, а в это кровавое время державшихся нсколько стран­ ной оріентаціи на германскій штаб». Но он успшно ] азбнвал «стратегическіе маневры милитаризма». От­ кровенным показанінм Шляпникова как будто бы можно поврить. И тм не мене трудно освободиться от впе­ чатлнія опредленной недоговоренности воспоминаній и той нарочито подчеркнутой революціонной принци­ піальности, которая заставляла всх мемуаристов боль­ шевистскаго лагеря щепетильно избгать германофиль­ ских кругов. Тут всегда Шляпников становится в н­ которую позу — даже в мелочах, когда в этом повидимому нт никакой необходимости. С нсгодованіем, как и вс, отвергая «грязныя подозрнія» насчет «гер­ манских» денег, на которыя яко бы производилась ре­ волюціонная соц.-дем. работа — литература и ея транс­ порт, Шляпников, как человк, при непосредствен­ ном участіи котораго за время войны проходила «зна­ чительная часть» этой работы, подчеркивает мизерность денежных рессурсов, находившихся в обладаніи партіи .

Он даст почти точныя цифры партійных денег, бывших в его распоряженіи. 15 сентября 14 г. Шляпников на лично заработанныя деньги отправляется за границу в качеств представителя петербургскаго комитета пар­ тіи и думской фракціи, получив на всю будущую аги­ таціонную работу «всего 25 рублей». Как бдна тогда была мощная пролетарская партія 1 Из Петербурга ему лишь «однажды» выслали па жизнь 100 рублей с рекомендаціей «устраивать все своими средствами» .

Приходилось прежде всего занимать — так ЦК швед­ ской соц.-дем. партіи одолжил Шляпникову 400 крон, да «у нкоторых товарищей удавалось перехватывать около этого, малая толика поступала от нашего загра­ ничнаго ЦК», (*) — «вот и вс рессурсы прихода 14-го г. и весны 15 г. И дальше Шляпников продолжает выПо письмам Лепина к Шллпникопу эти суммы исчис­ ляются сотнями франков .

Зв считывать точно свои доходы — 1000 шиллингов уда­ лось получить при ликвидаціи фннанссп лспдснснаго кружна через Литвинова .

«Нс желая останавливать рабо­ ту в Россіи» и изыскивая средства,Шляпников в 1916 г.От­ правился в Америку для того, чтобы продать там выве­ зенный нм из Россіи матеріал о положеніи евреев во время войны. Коммерческая комбинація довольно ясна, но и она облекается автором воспоминаній в сугубо настороженныя формы по отношенію к Германіи. Сток­ гольмскіе евреи «очень заинтересовались» матеріалом, но Шляпников нс хотл его продавать в Стокгольм, так как боялся, что он попадет в спекулятивныя руки агентов германскаго штаба для нх «политических н стратегических цлей». Получив «небольшую сумму де­ нег на дорогу до Америки» от заграничной группы ЦК, Шляпников направился в Соедин. Штаты,дабы там «пе­ редать » этот матеріал «какому либо из еврейских соціалнстическнх обществ». На лто «еврейская богатая публика» была в разъзд. В конц концов Шляпников продал матеріалы «еврейским ученым людям» по ссбстонмости в 500 долларов, из которых половина ушла на расходы по поздк (*) .

Все это нсколько наивно. Вовсе не надо быть слдопытом, пристально идущим по стопам мемуариста, для того, чтобы усомниться в возможности при всей энергіи и иниціатив Шляпникова вести широкую ре­ волюціонную работу, переправлять «груды» поражен­ ческой литературы в Россію, затрачипая 200, а то и меньше долларов в год (**). Правда, «пораженцы» наПо возвращеніи в Россію, Шл., по его словам, получил еще 1000 р. от извстнаго общественнаго дятеля Браудо .

Из этого слдуст, что Шл. в сущности являлся простым транс­ портером матеріалов, пытавшимся неудачно сдлать аферу для партіи .

* *) Переправлял он не только свою партійную литературу, направленную против войны, по и литературу группы Черно­ ва, с которой вошел в сношенія через Пьера Оража — будущаго лваго с.-р. Александровича (Дмитріевскаго) .

ходили добровольцев на числа лг.ых шпсдскцх соц.дсм., финских соц.-дем. и далее среди «актиннстон», как извстно, жаждавших помогать j ;ено л ю ц і о і і пой ра­ бот и Россіи аа счет roj минскаго штаба. I Іо псе лее Шллнннкон ухнтрнлен перебрасывать не только «нуды»

литературы, по и разъзжать между Петербургом, Стокгольмом, Христіаніей, Копенгагеном и Англіей .

Его старанінмн была сорганизована вторая агитаціон­ ная поздка п Америку — Бухарина и Чуднонскаго .

Если сам Шллпинкои, как он раасказынает, скромно здил н III класс (он с пренебреженіем говорит о бур­ жуазной публик, наполшіишей I и II классы), то его товарищи вовсе не гнушались разъзжать п I класс — так Колонтай несказанно этим удивила встртив­ шаго ее при возвращеніи в Россію извстнаго народо­ вольца полк. Обсручепа. Правда, Колонтай, сблизив­ шись с заграничным центром большевиков и начав работать по «директивам» Ленина, стала пользоваться особым покровительством «германской группы американ­ ской партіи», ио просьб которой и на счет которой два­ жды,напримр, създила в Америку, как она о том сама передаст в своей автобіографіи («Пролет.Рев.»).Очевид­ но всетаки, или Шляпников сильно преувеличил свою революціонную работу,или дотація ЦК партіи не всег­ да была столь мизерной, как* это изображает мемуа­ рист и как это устанавливают опубликованныя письма, или секретарь стокгольмской большевистской группы «рабочій Богронскій» не все, получаемое от нмецкаго агента, тратил на свои личныя нужды. Из текста само­ го Шляпникова можно вывести заключеніе,что Богропскій подвергся скоре остракизму за излишнюю пря­ молинейность и наивность: он пыдапал Ксскула, т. с .

«агенту германскаго генср. штаба» роспискн в получе­ ніи денег для «партійной цли» па бланках ЦКСДРП(б) и с офиціальной печатью .

Может быть, и не так в дйствительности безнадеж­ на была попытка Шляпникова получить деньги от нкоторых, по крайней мр, стокгольмских и копенгагенских спекулянтов из числа бывших соціалистов:

для «такого неспекулнтннпаго предпріятія, как рево­ люціонная работа в Россіи», — утверждает мемуарист — эти «господа» не хотли и пальцем пошевельнуть .

«Довольно противная среда» — характеризует Шляпников копенгагенскую обстановку. «Русских граж­ дан в Копенгаген этой осенью было очень много .

Сюда съхались вс спекулянты, вс мародеры и бога­ чи военнаго времени. Спекулировали главным образом предметами питанія и нмецкими фабрикатами (краски, лекарства, канцелярскія принадлежности и т. и.). «Со­ ціалисты» также не отставали от военных доходов. Так нмецкій соціалнст, извстный в свое время в Россіи, Парвус з'жс нажил не один мнлліон и начал жертвовать h учреждать полезныя предпріятіи. Нкоторые из рус­ ских «соціал-демократои» не брезговали спекуляціей.. .

нкоторые поплатились за это высылкой из Даніи, но перемна мста не помшала длу». Мемуарист за­ бывает только сказать, что на первом мст среди этих «соціалпстов»-спекулянтов («всякой интернаціональной дряни», — по отзыву другого мемуариста) должен быть поставлен одни из ближайших друзей Ленина, одновре­ менно тснйшнм образом связанный со всей дятель­ ностью Парвуса,—Фюрстепбсрг (Гаиецкій). О нем в сво­ их поспомпиапіях за дореволюціонный період Шляпни­ ков вобіце не обмолвился. Именно арест и высылка Фюрстепберга из Копенгагена за «поенную контрабан­ ду», вызвавшіе вмшательство в пользу Ганецкаго пе­ ред прокурором Торуном со стороны вождей датской соц. демократіи Стоуніша и Борбіерга, произвели боль­ шой шум в русской колоніи в виду того, что защиту невдомаго коммерсанта Фюрстепберга организовыва­ ли видные русскіе революціонеры: «пашесловец» Уриц­ кій, с.-р. Камкой и б. член Думы Зурабов. Тм нс мене фюрстсііберг был выслан. Покинув свою «шикарную виллу» в Шателлунд, заплатив штраф в 15 тысяч крон, отсиди 3 недли в тюрьм, Фюрстенбсрг-Ганецкій перенес спою спекулятивную дятельность в Сток­ гольм (*).... Забывает Шляпников добавить и то, что «не­ малое» число русских эмигрантов работавших в коммер­ ческих и иных учрежденіях Парвуса — в том числ в «Институт наученія послдствій войны», гд наука весьма свеобразно переплеталась с коммерціей и поли­ тикой, примыкало к ленинцам н иолулсиннцам. А Гапецкій, по свидтельству Колоптай, являлся одним из главных работников по закрпленію позицій «циммервальдской лвой» н установленію связей между Россіей и швейцарским центром. В тспых сиошсніях с ним стояла и сама Колоптай с лта 1915 г .

Мы уже видли и увидим еще, как относительно надо понимать утвержденіе Шляпникова, что «одного намека» на помощь со стороны Нариуса «было достаточ­ но для того, чтобы наши заграничные тварнщн прекра­ тили всякія отношенія со всми, кто нмл какое нибудъ отношеніе к Парвусу и ему подобным господам». Когда тот же Алексинскій в середин 1915 г. на страницах эмигрантской печати («Свободная Россія») выступил с изобличеніем копенгагенской дятельности Парвуса, оно встртило ршительный печатный отпор со стороны нкоторых русских участников Института Парвуса (Зурабов, Перазич и др.), протестовавших против кле­ ветнических выпадов Алексинскаго и утверждавших, что они являются лишь научными сотрудниками парвусовскаго учрежденія. Тогда разоблаченія Алексин­ скаго вновь далеко не всм показались убдительными .

Вот свидтельство не эмигранта, а упомянутаго уже Гу­ ревича (Смирнова), который был за границей (в Сток­ гольм и Копенгаген) по длам всероссійскаго Союза городов в декабр 1915 г. Он писал в цитированной стать: «Менщу прочим, я получил возможность овнаИ. Троцкій. Изъ воспоминаній журналиста, «Сегод­ ня» 20 января 29 г, комитьсн с брошюрами Алексинскаго, и которых по­ слдній совершенно неубдительно обвинял Нариуса и икоторых его товарищей в том, что они состояли агентами Германіи, и с коллективным печатным проте­ стом против Алексинскаго группы эмигрантов, среди ко­ торых были старые видные дптсли соц.-дем. партіи, люди, несомннно, честные и беззавтно преданные нашему общему длу. Кром того, нкоторые другіе эмигранты, отрицательно относившіеся к коммерческой дятелыіоелн Парвуса, с негодованіем отвергали об­ виненія Алексинскаго, которыя они называли клевет­ ническими н преступными» .

Дло в том, что нкоторыя специфическія черты натуры Алексинскаго, формы его писаній, дйствительная неразборчивость в средствах политической борьбы лишали автора разоблаченій необ­ ходимаго моральнаго авторитета. Разоблаченія опира­ лись па невсомыя доказательства — их мощно было бы отнести в извстной части it числу эмигрантских спле­ тен, ходивших уше тогда о работ ленинцев при под­ держк военных и политических властей Австріи и Гер­ маніи. На эту с.пязь указывали слухи об условіях, при которых происходила в Швейцаріи вербовка среди соціалнетон «сотрудников» Научнаго Института Парвуса .

Плеханопсц Киселев, жившій в Цюрих, сообщал, напримр, что этим сотрудникам гарантировался сво­ бодный прозд из Швейцаріи череп Германію н что им давались при соучастіи все того же Грсйлпха спеціаль­ ныя рекомендаціи в германскія консульства (*) и т. д .

Солидность разоблаченій подрывал и тот факт, что с мо­ мента созданія в Париж среди русских соціа л истов объединеннаго оборонческаго органа «Призыв», куда вошел от плехановской группы н Алексинскій, для раз­ облаченій больше нс оказалось мста — очевидно, *) АлсксипскШ о б о б и в і л позже СВОП о б В І І П С І І І П В ВОГНОМІІнанілх, напечатанных в заграничном бурцепекпм «Общем Дл» № 211 и др .

и здсь эти разоблаченія нс представлялись доказа­ тельными .

Если Гурсппч до непосредственнаго прочтенія «Die Glocke» сомнвался в роли Парвуса, то послдняя как будто не вызывала никаких сомнній у большевиков .

Посл польских дней 17 г., когда против них были выдвинуты уже конкретныя обвиненія, Ленин, Зино­ вьев и Каменев в коллективном письм, напечатан­ ном в «Новой Жизни» 11 іюля, говорили: «приплетают имя Парвуса, но умалчивают о том, что никто с такой безпощадной рзкостью нс осудил Парвуса еще в 15 г., как женевскій «Сопіал-Дсмократ», который мы редак­ тировали и который в стать «У послдней черты»

заклеймил Парвуса, как ренегата, лижущаго сапог Гинденбурга»... «Всякій грамотный человк знает или легко может у знать,что ни о каких абсолютно полити­ ческих и иных отношеніях к Парпусу нс может быть к рчи». «В русской соціалистической печати я первый — добавлял Троцкій тогда же в аналогичном письм в редакцію «Извстій» — разоблачил недостойную связь Парвуса с германским нмперіализмом, констати­ ровал полную политическую и нравственную несовм­ стимость такой политики с революціонной честью и призвал всх русских соціалистов порвать какія бы то ни было политическія связи с Парвусом» .

Все это так (*). Но странным образом «коммерче­ скія» дла с «ренегатом, лижущим сапог Гинденбурга», не вызывали возраженій; казались естественными «тор­ говыя» связи во время войны с «агентом германскаго генеральнаго штаба», пытавшимся «помочь» револю­ ціонной борьб во вражеской стран. В отвт на напе­ чатанное 22 іюля сообщеніе прокурора о привлеченіи к суду Ленин (в «Солдат и Рабочем» 26 іюля) строил ) Впрочем, Троцкій сильно преупеличнвает форму свое­ го реагированія на тактику Парвуса — в сущности он вносил лишь своего «друга» н былого соратника в «список политиче­ ских покойников». (Статья в «Нов. Сл.» 14 февр. 15 г.) .

мало убдительный енллогнам: «прокурор играет на том, что Париус связан с Глпецкнм, а Гііпсцкііі связан с Лениным. 1Іо это примо мошейннчееній нрісм,пбо пс знают, что у Гапецкаго были денежныя дла с Парпусом, а у пас с Гансціспм никаких. Ганецкій, кате торгонец, служил у Парвуса, ибо торгопал вмст, но цлый ряд русских эмигранток, пазппиншх себя к печати, служил к предпрінтінх и учреждеиінх Парвуса»... «Мы нс только никогда ни прямого, пи коснспнаго участія к коммерческих длах нс принимали, но и пообще ни копйки денег ни от одного из назпанных токарящей (имются к киду Ганецкій и Нозлокскій) пи на себя лично, ни па партію ис получили» — утиерждалн в своем коллективном письм 11 іюля Ленин и Зиновьев .

И вот член партіи Ганецкій, торгующій контрабандным товаром во время войны нс только вмст с «ренегатом», по и «агентом» германскаго генеральнаго штаба, не даю­ щій ни одной копйки партіи, почему то пользуется, как утверждал Зиновьев в своем отвт на обвинитель­ ный акт, «уваженіем во всх фракціях», как член глав­ наго управленія польской соціалистической партіи и член объединеннаго Ц. К. русских соціал-демократов .

Он пользуется не только «уваженіем»,но с ним система­ тически поддерживают блнжайщія политическія отно­ шенія, несмотря на формальное яко бы запрещеніе имть хоть какія нибудь дла с Парвуеом. «Дорогой товарищ!» — так начинаются письма Лепина к Ганецкому. Странная политическая мораль! Очень подозри­ тельна вся эта логическая и словесная эквилибристика .

Со стороны приходит нам свидтельство, опредлен­ но говорящее, что Ганецкій выполнял нс только коммер­ ческія распоряженія своего шефа по контрабандной торговл. Гуревич разсказал эпизод, дйствующими лицами в котором являются Парвус, Ганецкій и Козлов­ скій. Эпизод сравнительно второстепенный в масштаб міровых событій, но чрезвычайно показательный. «Лтом 1915 г.... ирис, повр. М. ІО. Козловскій, с которым я до того времени нсколько раз встрчался в Пстсрбург'Ь в квартир моего хорошаго знакомаго, извстнаго присяжнаго повреннаго (*) — писал Гуревич — по­ просил у меня по телефону разршеніе явиться ко мн но очень важному длу... Он заявил мн, что Парпус, котораго он незадолго до того видл в Стокгольм, поручил ему розыскать меня я предложить мн от его, Парнуса, имени взять на себя постановку и редактиро­ ваніе большого марксистскаго ежемсячника,на который Парпус может ассигновать нсколько сот тысяч руб­ лей. Я выразил удивленіе, откуда у Париуса, котораго я знал с 1889 года и который жил всегда, на­ сколько мн извстно было, исключительно лите­ ратурным заработком, такія крупныя средства .

На это Козловскій мн отвтил, что Парвус на­ жил большое состояніе на поставк хлба мла­ дотурецкому комитету и теперь продолжает увеличи­ вать свои средства другими коммерческими предпрія­ тіями. Повторяю, я знал Парвуса давно и в его личной порядочности никогда не сомнвался. Разоблаченіям Амфитеатрова, которыя незадолго до того появились в русской печати, я не придавал никакого значенія (**) .

Но по время революціи 1905 г. Парвус в теченіе своей кратковременной дятельности в Петербург обнаружил нкоторую склонность к политическим авантюрам, н многіе из пас, его товарищей, с тх пор относились к нему с нкоторой осторожностью. Поэтому я попросил Козловскаго передать Парвусу, котораго он, по его сло­ вам, должен был вскор снова увидть в Стокгольм, что я,.к сожалнію, слишком занят и взять на себя ре­ дактированіе большого журнала нс могу». В конц года, как указывалось уже, Гуревич попал в Стокгольм .

Здсь его постил оказавшійся в Стокгольм Козлов­ скій — постил в сопровожденіи товарища, котораго *) Рчь идет о Н. Д. Соколов .

**) Эти разоблаченія таким рикошетом отозвались на воспріятіи Гуревича, что он невольно даже Алексинскаго замнил Амфитеатровым .

Назвал Фюрстенбергом (*). Постители передали прось­ бу Парвуса лопидатьсп. Гуревич «наотрз отказался» .

Черев дпа дин Фюрстеиберг и Козловскій снопа повто­ рили просьбу Парвуса о свиданіи, и снова Гуревич «отказался от этой чести». Па слдующій день перед самым отъздом Гуревича в Россію его еще раз постнл Фюрстеиберг, обратившійся к нему с просьбой относи­ тельно Козловскаго. Послдній де был юрисконсуль­ том какой то группы русских промышленников, вед­ ших переговоры с Парвусом о покупк пароходнаго дла. Конкуренты той группы, интересы которой пред­ ставлял Козловскій, послали на него донос в департа­ мент полиціи, что он яко бы является германским пшіоном. Департамент полиціи запросил посольство в Ко­ пенгаген, но,несмотря на благопріятный отзыв послд­ няго, Козловскій опасался хать в Россію. У Гуревича почему то спрашивали совта, как поступить, и просили повидать в Петербург Соколова и передать ему прось­ бу Козловскаго пріхать в Стокгольм. Гуревич прось­ бу выполнил. «На присяжнаго повреннаго — заклю­ чает мемуарист — разсказ этот, видимо, пронзпел та­ кое же впечатлніе тягостное, как и на меня». В Сток­ гольм он не похал (**).. .

Достаточно туманная исторія. Зачм Парвусу на­ до было завязать сношенія с опредленный «оборон­ цем», каким был будущій редактор «Власти Парода», и приманивать его сотнями тысяч рублей на постановку марксистскаго журнала? Единственное объясненіе, что таким путем искали нкотораго иммунитета для проТолько в 1917 г. Гуревич узнал, что Фюрстеиберг и Гаиецкій одно лицо .

• ф С Козловским все же Соколов продолжал поддержи­ ) вать столь тсныя сношенія, что в 1917 г. Козловскій, состояв­ шій от большевиков в Испол. Ком. СРД,жнл у пего па квар­ тир .

никновенія в Россію. Во всяком случа достаточно знаменательно, что посредниками от изобличеннаго уже Парвуса явились два видных большевика (*) .

3. «Чудовищно-неправдоподобное» .

По методу Ленина Можно было бы построить и такой силлогизм. Парвус политически был связан с Ганецкнм, Гансцкій был связан с Лениным. Слдова­ тельно Ленин был связан с Парвусом .

И такое заключе­ ніе отнюдь не было бы «мошейническим нріемом». «Гнус­ ной ложью» называл Ленин обвиненіе его в том, что он состоит в сношеніях с Парвусом. «Ничего подобнаго не было и быть не могло»..... «Парвус такой же соціалшовинист на сторон Германіи, как Плеханов соціалшовинист на сторон Россіи. Как революціонные ин­ тернаціоналисты, мы пп с нмецкими, ни с русскими, ни с украинскими соціал-шовинистами (Союз Освобож­ денія Украины) не имли и не могли имть ничего об­ щаго». Но вдь дло шло даже нс о том, что послдова­ тельные русскіе интернаціоналисты заняли позицію нмецких «соціал-шовннистов», т.е. встали на сторону Германіи, как таковой, в силу признанія, что побда нмецкаго прогресса все же с точки зрнія людей, нс желавших имть отечество, боле цлесообразна, не­ жели побда русской реакціи: «пораженіе Россіи мень­ шее зло» — как извстно, утверждал Лепин. Вопрос был только в том: приняли ли русскіе революціонные интернаціоналисты большевистскаго пораженческаго лагеря нмецкія деньги для осуществленія своей циммервальдско-кинтальской позиціи? Теоретически по­ добная возможность, конечно, отрицалась. Но практи­ чески была ли она возможна?

) Впослдствіи Лепин пытался пс совсм удачно осла­ бить впечатленіе ссылкой на то, чт Гансцкій и Козловскій не были большевиками (?), а являлись только прсдставителми польской соц.-дем .

Не одних только большевиков обвинили в годы войны в использованіи нмецкнх денежных источников дли активной пропаганды. Нмецкіе агенты должны были пытаться проникнуть во вс русскій революціон­ ныя группы, принявшій цнммерпальдскую или врне кнптальскую платформу. Революціонная проповдь соціалнстов-револ юціоперов пораженческаго уклона, шедшая во время войны фактически рука об руку с агитаціей большевиков, естественно должна была при­ влекать к себ вниманіе тх нмецкнх интернаціопалистов, которые так или иначе работали в контакт с германским военным штабом. Если вы раскроете кни­ гу Никитина,начальника петербургской военной контр­ развдки в революціонные мсяцы («Роковые годы»), то вы найдете в этих воспомнпаніях весьма категори­ ческія, но h совершенно безотвтственныя сужденія о той связи, которая установилась в Женев между собравшейся здсь группой с.-р. и представителями германской власти. В октябр 15 г. Чернов со своими единомышленниками (Натансон, Иац-Камкоп и др.), «пользуясь германской субсидіей»,организуют «Комитет интеллектуальной помощи русским всонно-плппым в Германіи и Австро-Венгріи». Этот Комитет издавал «па нмецкія деньги» журнал «На чужбин», который «безплатно разсыпался на нмецкія же средства по лаге­ рям русских военно-нлнных». Откуда почерпнул Ни­ китин эти свднія? По его словам, из секретнаго спра­ вочника англійской развдки, сообщеннаго ему в ма в англійской миссіи маіором Alloy, и из разсказов «старых эмигрантов». Послдніе передавали Никитину, что Чернов лично «нс состоял в непосредственном сно­ шеніи» с нмцами — «деньги приносил Камков», полу­ чавшій их от австрійскаго консула Пелькс фон Нордсншталя или от германскаго вице-консула в Женев Гофмана. Но Чернов де «знал, чьи это деньги, знал, па что он даются, и ими пользовался за свои труды, которые отвчали полученным заданіям» .

В своей книг Никитин нс обмолвился даже о том, что этот эпизод революціонной дятельности эпохи войны вызвал уже в іюл 17 г. шумную полемику в гаветах, временный выход Чернова из состава правитель­ ства и общественное разслдованіе достоврности сооб­ щенных печатью свдній, преподанных, однако, в то время далеко не в таком сконцентрированном вид, как в текст полковника Никитина. В свое время в «Р­ чи» вопрос лично в отношеніи Чернова поставлен был иначе. В чем «сущность обвиненій?» — спрашивала га­ зета 22 іюля. Чернову «вмняются в вину дянія, нс имющія завдомо преступнаго характера и влекущія за собой не уголовную, а политическую отвтственность .

Уже один факт его сотрудничества в журнальчик «На чужбин» длает его положеніе затруднительным .

В. М.Чернов должен будет до казать, что он мог и не знать что журнал распространяется в лагерях для военно­ плнные с согласія и при содйствіи германских вла­ стей. Он обязан был заинтересоваться вопросом, откуда берутся средства для изданія этого органа. Он — лите­ ратор с именем и партійный вождь — не имл никакого права не обращать вниманія на подозрительныя махи­ націи, которыя творились в Швейцаріи в ближайшем сосдств от него» .

Оставим в сторон этическую оцнку, как позиціи Чернова, так и «похода против Чернова» в 17 г. — «по­ стыдной, позорной эпопеи», по мннію органа Ц. К .

партіи с.-р. «Застрльщиком» этого похода, несомнн­ но, явилась «Рчь», и цль дискредитировать полити­ ческаго противника была ясна. Кадетскій офиціоз в сущности и не скрывал своих мыслей, когда писал:

«Неужели же г. Чернов не понимает... что вдь мини­ стром он все равно оставаться не может, не говоря уже об интересах; родины, циммервальдцу чуждых, а ради партіи, в которой вызывает «глубокое волненіе» и «за­ конные протесты» (*). Чернову давно слдовало бы уйти *) Имются в виду открытыя выступленія против Черно­ ва членов самой партіи .

вообще и сойти хоть па время с политической сцены» .

Согласимся заране, что Временное Правительство с полным оспованіем в засданіи 24 іюля, выслушав доклад министра юстиціи Ефремова и заключеніе мини­ стра предсдателя Керенскаго, «с удовлетвореніем убдилось в злостности тх слухов, которые распро­ странялись...'-в печати и обществ по)[поводу дятельно­ сти В.М.Чернова,в бытность его за границей». Согласим­ ся и с позднйшим утверждением редактора эмигрант­ ских «Современных Записок» (Руднева),что «повторять голословныя и не подтвердившіяся обвиненія — вещь с точки зрнія добрых литературных нравов явно недопу­ стимая». Слова эти относятся к разоблачсніям автора книги «Роковые Годы». ІІеумніем критически разо­ браться в используемом матеріал Никитин,однако, нс столько нарушал постулаты литературной этики (*), сколько дискредитировал методы своей работы даже в тх случаях, когда, по мннію Руднева, его сообще­ нія «оставляли впечатлніе полной достоврности и нодкрнляют тезу о предательств большевиков» .

Но существу дло вовсе не в том, что знал и чего не знал лиде]) партіи с.-p., а в том: пользовалось ли изда­ ніе «На чужбин», с № 29 выходившее с напечатанной этикеткой «для безплатной раздачи», особым «покрови­ тельством» нмцев? (**) *) По какой то скоре уже традиціонной партійной prude­ rie Руднеп нс называет имени Чсрнооа и говорит только по по­ воду обвиненій, «пущенных по адресу другого лица», упрекая Никитина в том, что он полностью называет это лицо н «со­ храняет ононимат» (публицист К.) в отношеніи «вполн изо­ бличеннаго германскаго агента Колышко». Очевидно, Никитин сохранил лишь терминологію публикаціи 17 года, когда Ко­ лышко почти всегда фигурировал в газетных сообщснілх под титлом «журналист К». Юридически в 17-м году не была доказана и вина Колышки, хотя он и был арестован .

**) Надо сказать, что популярный журнальчик «На Ч уж ­ бин» не рыл органом грубаго пораженчества — того типа, Считать, что «разслдованіе», произведенное в 17-м г. (органы революціонной демократіи потребовали «трехдневнаго» срока), что либо опровергло из «голо­ словных» обвиненій, нт никакого основанія. С обыч­ ной для себя вульгаризаціей Ленин подвел итоги тог­ дашняго разслдованія: к. д. и с. р. «помирились» .

«И — о чудо, «дло» Чернова исчезло. В нсколько дней, без суда, без разбора, без оглашенія документов, без опроса свидтелей, без заключенія экспертов». Возра­ женія в печати далеко не всегда в т дни обладали до­ стоинством убдительности, хотя партійная с. р. пе­ чать называла все «темными инсинуаціями», «вздором и грязной клеветой, для полнаго разоблаченія которых не требуется много усилій». Негодопаніе вызвало глав­ ным образом то, что «Рчь» привела выдержки из доне­ сеній (конца 15-го и начала 16-го г.г.) начальника рус­ ской тайной полиціи в Париж Красильникова о той, по выраженію газеты, «мистеріи», которая совершалась в Женев при участіи австрійскаго консула Псльке фон Норденшталя. «Рчь»заимствовала матеріал у одного из стаи славных «фабрикантов провокаціи и полицейских шпіонскнхдл мастеров »которому было бы мсто в Пе­ тропавловской крпости, если бы он находился в Рос­ сіи» — утверждал Чернов..... «Рчь» глядит на просв­ тительную работу среди военно-плнных «под тм ню углом зрнія, как бывшій Департамент полиціи»; матеріалом для «Рчи» оказался «из всх мыслимых грязных источников» «самый грязный» — доносы Красильникова (из статьи Святицкаго в «Дл Народа»); о «содруже­ ств» с охранным отдленіем, которое сама «Рчь»

так часто обвиняла в «лживости, подлости и іезуитском к которому принадлежала ленинская литература. Он говорил о необходимости кончить войну, и в первом же номер цензура вырзала из него дв страницы, на которых излагались по циммервальдской программ задачи других соціалистов — цензура охотно допускала только изложеніе задач русских соціалистов .

использованіи псх средств в самих глубококорыст­ ных цлях» — говорила горьковская «Новая Жизнь»

(статья Ксрженцепа) .

Это была демагогія. Фальсификація и провокація пышным цвтом распускались в дятельности депар­ тамента полиціи, но мы также хорошо знаем и то, что подчас Д. Полиціи нмл прекрасных освдомителей .

В 1917 г. никто не заподозрил подложности этих доку­ ментов. Не без основанія как будто бы «Рчь» замчала, что «преждевременное торжество крайне неумстно» .

Раз имются офиціальные документы, «то они подле­ жат внимательному разсмотрнію»: «мы не желаем предупреждать оцнки. Почему же «Дло Народа»

упоминает только и спеціально Красильникова, если н дйствительности документы исходят и от военных агентов и от дипломатических представителей и от рус­ ских и от иностранных». Самому Чернову эти докумен­ ты казались «чудовищно-неправдоподобными» (по вну­ треннему своему содержанію). Почему? Русская ре­ волюціонная практика былых времен знавала случаи использованія денежных рессурсов вражеской страны .

Революціонная этика осудила такіе прецеденты. Но раз­ в эпизоды не могли повторяться? Разв так уже раз­ борчивы были всегда в средствах отдльныя группы или даже скоре лица? Разв «авантюристы» или «афе­ ристы», о которых упоминала редакція «Украинской Жизни» в связи с дятельностью «Союза Освобожденія Украины», не могли проползать в революціонныя груп­ пы без вдома даже их идейных руководителей? Разв с задняго крыльца нс могли приходить нмецкіе аген­ ты, обряженные к тому же в соціалистическіе и паци­ фистскіе мундиры и заинтересованные в революціонной пропаганд даже среди поенио-плниых? Возможное — конечно, не есть сущее. Однако, насколько даже в кадрах партіи соц.-рев. не все всегда было благополуч­ но с моралыю-общсстпенной стороны, показывают т записи, которыя занесла Гнппіус в свой дневник в 1917 г.

Там прямо со слов членов группы «Призыв» значится:

«у нас многіе — просто германскіе агенты, получающіе большія деньги». «Ручаюсь честью — добавляет автор напечатаннаго дневника — что не прибавила ни одного слова своего, все это точнйшая сводка подлинных слов» (*). Характеристики импульсивных людей в част­ ных разговорах не могут быть отнесены к источникам историческаго познанія — это довольно ясно, но ои рисуют тот общій фон, на котором «чудовищно неправ­ доподобное» могло пріобртать вполн реалистическіе контуры .

«Документы», которые хотли дискредитировать одним именем Департамента Полиціи, ничего невроят­ наго в себ не заключали, по, как всегда, правдопо­ добное разбавлялось «эмигрантскими сплетнями» и не столь уже достоврными филерскими наблюденіями;

документы разсказывали нчто, находящееся в пол­ ном соотвтствіи с другими извстными нам аналогич­ ными фактами. Так письмом от 24 февраля 15 г. Красиль­ ников сообщает о переговорах русских эмигрантов в Монтре через швейцарскаго соціалиста с нким «соціалистом с востока», оказавшимся уполномоченным австрійскаго военнаго агента в Лозанн (так и хочется здсь поставить имена Грейлиха и Парвуса). Австрій­ цы предлагали русским революціонерам крупныя суб­ сидіи. Русскіе отказались. Агентура добавляет, что вслд за пріздом австрійскаго эмиссара в рядах «лвых соціалнстов рзко обозначилась странная ак­ тивность: в Женеву пріхали Натансон, Чернов и др., происходят совщанія. Утверждать, что кто-нибудь из этих лиц взял у астрійцев деньги у агентуры ника­ ких данных не имется» (**) Вывод, Как видно, даже довольно объективный .

5-го октября Красильников передаст о дятельности *) На возраженіе Бунакова Гнппіус в письм в «Дни»

(23 мая 28 г.) оговаривала, что слова сп приведены «не букваль­ но, не стенографически, а в общей сводк» .

**) Копычкн относятся к тексту «Рчи»; курсив мой .

«Комитета революціонной пропаганды» среди русских военно-плнных в Германіи, организованнаго в Гааг совмстно с голландскими соціалистами: «Революціонныя брошюры и литературу германскія власти пропускают вообще охотно, а Комитету революціонной пропаганды удалось заручиться общаяіем, что вся литература с печатью комитета будет пропускаться н Германію без всякой цензуры. Комитет обратился к делегаціи партіи с.-р. с просьбой высылать народническую ре­ волюціонную литературу, а еще лучше, если позможпо, издать для этой цли періодическій революціонный журнал» (*). «Документы» выясняют и наличность посредника в той женевской групп, «вожаками» ко­ торой являются «Кац с Черновым». Это нкто «Зайопц, Марк Мендель Хаимов, мщанки города Сдлсца», вошедшій в сношенія с Польке и здившій с соотвт­ ствующими порученіями в Вну (свдніе военнаго агента и посланника в Берн). Зайопц будто бы утвер­ ждал, что «может доставлять в Россію все, что нужно, для покушеній, воззванія и средства облегчить переход лиц через границу с Румыніей» .

«Зайонц» и вызвал наибольшее возмущеніе со сто­ роны тогдашних неумрспных защитников «добраго имени» Чернова. Письмом в редакцію «Рчь» бывш .

тов. предсдателя общестпа интеллектуальной помощи русским военно-плнным, доктор медицины, ассистент по кафедр бактеріологіи и гигіены женевскаго универ­ ситета, член партіи с.-р. Впоровскій (вс эти титулы для авторитета опроверженія перечисляются) катего­ рически заявлял, что «никакого Зайонца в числ чле­ нов общества за все время существованія его не было и самое имя это я в первый раз слышу». «Карты на столі»

— негодующе восклицал Святицкій. «Довольно играть в прятки. Публицист попросту обпинял «Рчь» в том, что она, вдохновленная изысканіями Департамента •) Очевидно, в соотвтствіи с этим пожсланіем и появи­ лась «На Чужбин» .

Полиціи («трогательная кооперація»), «примыслила»

и от себя, «паяв какого то невдомаго Зайонца, о ко­ тором даже нт упоминанія в документах Департамен­ та Полиціи». Святицкій слишком спишл. В докумен­ тах, приведенных в «Рчи» и напечатанных за день до появленія в «Дл Народа» статьи Святицкаго, Зайонц не только назван en toutes lettres, но и фигурирует в сообщеніи посланника в Берн, в рапорт военнаго агента в Швейцаріи и в полицейском донесеніи Красиль­ никова .

«Мщанин города Сдлсца» — миф это пли дй­ ствительность? Я нс знаю и не имю никакой возмож­ ности разобраться в революціонной конспираціи всх этих обильных псевдонимов, с чужими паспортами с удивительной легкостью бродивших (на какія деньги?) п то время по Европ от Женевы до Копенгагена, загля­ дывавших и в Америку — и почти всегда оказывавших­ ся в каких то сомнительных связях с группой интернаціоналистов, помогавших осуществлять планы герман­ скаго генеральнаго штаба. Среди этих путешественни­ ков встрчается много знакомых имен, так или иначе имющнх отношеніе к ленинской фаланг .

В свое время «Рчь» длала, между прочим, одно, заслуживающее вниманія сопоставленіе. Секретарем «На Чужбин», популярнаго с.-p., органа, распро­ страняемаго среди военно-плнных наряду с другой партійной и непартійной литературой, начиная с аз­ буки, состоял нкто Прош-ГІрошипц. В Гельсингфор­ с в 1917 г. был арестован и привлечен по обвиненію в мятеж 3-5 іюля также нкто Прош-Прошппц, соц.революціонер, примыкавшій к интсрпаціоналистам н работавшій в редакціи газеты «Волна» вмст с гсльсингфорскнми большевиками .

Я должен был остановиться на эпизод, связанном в 1917 г. с именем Чернова и с журналом «На Чужбин», отчасти потому, что здсь перед нами проходили едшіетоенпые иона офиціальные документы стараго дореволюціоннаго правительства, которые имются в нашем распоряженіи и которые говорят о той или иной связи русских революціонеров с нмецкой агентурой .

Нс буду, однако, осложнять своего изложенія далыійшим отвлеченіем эпизодом, относящимся к дятельно­ сти тх рсволюціонных групп циммервальдскаго объ­ единенія, в которых должен был произойти психологи­ ческій сдвиг в момент, когда реакціонную «царскую»

Россію смнила Россія «революціонная». Если не «сим­ вол вры» интернаціонализма, то методы борьбы дла­ лись иными.Остріе проповди «пацифизма» теперь над­ лежало направить в сторону уже германскаго имперіа­ лизма, превратившаго передовую страну по отзыву неза­ висимаго с.-д. Гаазе в «наиболе реакціонную». Только у «рсволюціонных интернаціоналистов», послдовате­ лей Ленина, психологія в сущности не измнилась .

Еще в 1915 г. ими было заявлено, что они в період имперіалистической войны не будут защищать своего отечества даже, если в Россіи произойдет республикан­ скій переворот. В своей фанатичной слпот, нс счита­ ясь с конкретной дйствительностью, они продолжал^ приносить жертвы Молоху германскаго имперіализма, ибо выбрали линію наименьшаго сопротивленія И во имя «побдоносной революціи» разлагали но традиціонно­ му «завту» Маркса и Энгельса «старую» армію, которая должна была служить «самым закостнлым инструмен­ том» поддержки низвергнутаго строя. Слишком хо­ рошо извстно, что вождь этих утопистов соціальной революціи — человк морально примитивный — от­ нюдь не склонен был проявлять излишнюю разборчи­ вость и щепетильность в изысканіи средств и методов борьбы. Едва ли Ленин мог бы повторить отвт, который дала — по крайней мр в своих воспоминавінх — Ан­ желика Балабанова от имени итальянской партіи Грейлиху. Ленину гораздо боле свойственно было доста­ точно прославившееся заявленіе, сдланное им в ЦК партіи в період брестских переговоров: «прошу присое­ динить мой голос за взятіе картошки и оружія у раз­ бойников англо-французскаго имперіализма». Неужели какіе то отвлеченные принципы могли бы остановить Ленина пёред ршеніем брать деньги у «разбойников»

центральных держав для выполненія своей общечелов­ ческой миссіи? Здсь мог возникнуть только вопрос тактики, т. е. реальнаго учета подходящих условій:

по мннію Дейча, «Ленин всегда держался того мннія, что деньги не имют запаха» .

Много раз Бурцев (*) высказывал твердую уврен­ ность, что еще в конц 16 г. Ленин договорился с нм­ цами и что в этих цлях он тайно посіцал |германское консульство в Берн — так, между прочим, свидтель­ ствовали и агенты заграничнаго розыска русской поли­ тической охраны, о которых мы знаем, к сожалнію, только ив чужих рук (**). Часто, очень часто предвидніе и чувство реальной дйствительности не обманыва­ ли Бурцева, но бывали и ошибки. Никаких конкретных доказательств наш историк революціоннаго движенія и политическаго сыска до сих пор в своих многочислен­ ных статьях не привел, хотя и ссылался на «офиціаль­ ные документы», находившіеся в его руках и устанапНапр. «То, о чем я говорил в бытность в Берлин» .

«Общее Дло» JN 83 и др.; статьи в «За Свободу» (1027 г.) — ft «Ленин под покровительством Деп. Полиціи и нмцев» .

**) Рапорт B in t’а на имя Красильникова от 30 декабря 16 г., полученный Сватиковым в бытность его особым комис­ саром Вр. Пр. по ликвидаціи заграничной политической по­ лиціи. Донесеніе напечатано у Алексинскаго «Du Tzarisme au communisme»(Paris 1919).Сам Бурцев в свое время ( в покаваніях Чреав. Слд. Ком. 17-го года — так называемой Муравьевской) весьма скептически отозвался о дятельности Красильникова, которая «сводилась к нулю»: «совсм безполез­ ный человк», «даром хлб л». «Пустое мсто» охарактеризо­ вал Красильникова в той же Комиссіи другой представитель полицейскаго вдомства — Климович .

липапшіе «сношенія Ленина и Троцкаго с представите­ лями нмецкой и австрійской полиціи н поенной раз­ вдки». В политическом увлеченіи Бурцев неосмотри­ тельно мог даже написать п 21 г.: «нам были показаны(?І) подлинныя письма Ленина к видным дятеллм нмец­ каго генеральнаго штаба». Бурцев, систематизирован свои обвиненія в изданной по нмецки брошюр «Я обвиняю» (нкоторыя данныя Бурцевым были получены непосредственно от одного «пиднаго государственнаго дятеля Германіи»), пытался проникнуть в нмецкіе архивы h сам впослдствіи разсказывай, что ему пока­ зали только папки, в которых будто бы заключались криминальные документы. Эти общія утвержденія о факт договоренности во время войны вдохновителя «лпьіх» циммервальдцев с германским генеральным штабом легко и без критики усваивались общественным мнніем и переходили на страницы воспоминаній — у Керенскаго, и работ, носивших характер изслдователь­ скій, — у Милюкова (*). Генерал же Спиридович, автор небсзызвстных офиціалыіых очерков по исторіи революционных партій в Россіи, смло идет дальше и *) У Милюкова, между прочим, можно найти утвержде­ ніе («Россія на перелом»), что в 1013 г. Ленин в Краков получил «на изданіе своих сочиненій австрійскія деньги» н что в связи с этим «программа большевиков обогатилось новой свсрх-націоналыіой поправкой о «прав самоуправленія (са­ моопредленія?) вплоть до полнаго отдленія». Историк го­ ворит, что получил эти свднія от одного представителя «отдлившейся національности», которому в то же время би­ ла предложена австрійская субсидія. Анонимный источник едва ли заслуживал вры. Между тм другой историк — Одннец, со ссылкой уже на авторитет Милюкова, в 1939 г. в «Совр .

Записках» безоговорочно повторяет эти боле чм сомнитель­ ныя данныя. У Бурцева также имлась тенденція установить извстную связь Ленина с австрійский правительством еще до п о й і і ь і (с 1912 г.) при посредств представителей польских революціошіых партій .

рисует цльную картину послдовательных этапоп ленинскаго предательства. Он утверждает, что еще в іюн 1913 г. Лепин «сдлал личное предложеніе герман­ скому министерству иностранных дл работать для него в цлпх разложеніи русской арміи». Министерство первоначально отвергло предложеніе Ленина. По вм­ шался служившій в Германіи «политическим агентом»

Парвус и убдил германское правительство. В іюл Лепин «был вызван в Берлин, гд нм совмстно с пред­ ставителями германскаго правительства был выработан план дйствій тыловой войны против Россіи и Фран­ ціи. Немедленно посл объявленія войны Ленину долж­ ны были выплатить 70 мил. марок, посл чего даль­ нйшія суммы должны были поступать в его распоря­ женіе но мр надобности». Откуда получил вс эти детали ген. Спнрндович? Если в исторических очерках жандармскаго генерала имется цнный матеріал, посколько автор пользуется документами Департамента Полиціи, то обработка этого матеріала в текст нс сопровождается соответствующим критическим аппа­ ратом. Сам автор говорит о момент, нм описываемом, что «русская государственная полиція, утратив только что в лиц Малиновскаго (извстнаго провокатора, члена Гос. Думы) своего единственнаго освдомителя, освщавшаго ей самый мозг большевизма — Ленина и его интимный кружок, оказалась совершенно слпой и неосвдомленной об его намренінх, планах и дйствіях». И вот свои домыслы, внушенные Бурцевым, ген.Спиридовнч преподносит уже в качеств установлен­ ных будто бы документами фактов .

По такому пути исторія итти ис может. Тайна, если она есть, — во венком случа пока остается тако­ вой. Сокрыта ли она в офнціалыіых нмецких архивах?

Найдутся ли какіе либо слды в малоразработанпых еще хранилищах нашего Департамента Полиціи и военной контр-развдкн? К сожалнію, послднія значительно пострадали в революціонную эпоху, когда и самозащи­ та чинов охраны, и неразумный инстинкт революціосроп и чья то злостная третья рука совмстно у н и ч и ­ жили криминальные документы послдинх дней царскаго самодержавія (*). Ташке недоступны.нам и иозможпыя проврки по архивам ])усской заг])аннчной по­ литической разидкн с центром ея и Париж. ІІеизистно по каким соображснінм она зап])ятапа подлежа­ щим эмигрантским ндомстпом на долгіе годы п од­ ном из американских хранилищ документен. П] »холит­ ся утшаться, что это сдлано для исторіи, но через полстолтія тема, к сожалнію, потеряет спою акту­ альность. Нам же суждено пока вращаться н области догадок. Мн лично версія офиціальной или полуофи­ ціальной «договоренности» Ленина с германским нмпсріализмом представляется совершенно невроятной .

Нс правдоподобнй ли предположить возможность реальнаго полученія денег через посредников типа Парвус-Гансцких? — возможность, которую так на­ стойчиво отвергают большевистскіе мемуаристы : нреддложеиіл были, но они с негодопапіем отбрасывались всегда? Тайпа «золотого ключа» едва лн будет когда либо вполн разгадана— вдь расписок при соверше­ ніи своего «политическаго фокуса» Ленин, конечно, нс дапал. И, однако, в прожектор документальных лу­ чей, пробившихся псе же в дни революціи через окру­ жающій мрак, можно уловить новыя подтвержденія гипотез о нмецком золот, сыгравшем фактически та­ кую большую роль в направленіи русской трагедіи .

Еще много фантастики встртится впереди, но в пей поВ DocnoMiniaiiinx полк. Никитина приводится, напримр, раэсказ о мартовском разгром под видом «охраикн»

петербургской военной контр-развдкп. Толпой руководил «выскочившій па свободу» в дни февральского переворота изобличенный непріятельскій агент — Карл Гибсон. Снсцефнчсскій характер погрома в Департамент Полиціи отмчаст п первый революціонный комиссар этого учрежденія прнс. нов .

Кнатц (Датспсв) — его воспоминанія в заграничном «Голос Мннувшаго кв. 5 .

Шиты не только, Как то утверждают боЛыневйки, 4нродажные журналисты, дошсдиііе до геркулесовых стол­ бов безстыдной гнусности» .

Эту фантастику породили в значительной степени они сами, никогда не имй смлости, несмотря на весь свой цинизм в политик, разсказать «день за днем... .

о своей жизни», как то общал в публичном засданіи петербургскаго Совта Р. и С. Д. в присутствіи 1000 человк Троцкій (Засданіе 9 сентябри 17 г.). Только на словах, как мы увидим, они «каждый днь готовы»

были «дать отчет в своих шагах», так как им «нечего скрывать от русскаго народа» .

–  –  –

Пройдем мимо февральскаго переворота. Исторія февральских дней не пріоткроет крышки таинственнаго ларца с нмецкнм золотом. Правда, русскій посол в Шпсціи Неклюдов разсказал в своих воспоминаніях о знаменательной бесд, которую он имл в середин января 1917 г. в Стокгольм с болгарским посланником в Берлин Ризовым, пытавшимся нащупать у него поч­ ву для заключенія сепаратнаго мира. Встртив холод­ ный пріем, Ризов предостерегающе предупредил свое­ го собесдника:.... «через мсяц или самое позднее че­ рез полтара, произойдут событія, посл которых я уврен, что с русской стороны будут боле склонны к разговорам». «Предсказанія русской революціи» оза­ главила этот отрывок воспоминаній Неклюдова редак­ ція «Архива Рус. Революціи», из котораго мы и заим­ ствуем приведенныя строки (воспоминанія вышли на англійском язык). Таких предсказаній было немало Наканун февральски* событій — слишком очевйдііо было, что Россіи каким -то роком влеклась к катастро­ ф. Трудно сказать, намекал ли Ризой на какой-нибудь опредленный план извн или передавал только ши­ роко распространенную в Россіи молву, отчасти связанную с туманными разговорами о дворцовом переворот, который должен был произойти «перед Пасхой» — так, по крайней мр, записал почти в т же дни в своем дневник петербургскій посол Англіи, оговорив, что свдніи он получил из «серьезных источников» .

Можно не сомнваться, что нмецкая агентура должна была ловить рыбу в мутной вод, провоциро­ вать всякаго рода безпорядки и разжигать народныя страсти в момент начавшейся смуты. И, конечно, не без основанія ген. Алексев в телеграмм главнокоман­ дующим фронта 28 февраля писал, что «быть может»

нмцы проявили «довольно дятельное участіе в под­ готовк мятежа». Подобная догадка, однако, чреввычайно далека от того, чтобы признать февральскую революцію продуктом нмецкаго творчества, как склон­ ны к тому нкоторые из современников-мемуаристов .

«Внутреннее» убжденіе Гучкова, Родзянко и многих других, что из Германіи к нам в заготовленном вид вывезены были даже документы образца довольно зна­ менитаго «приказа № 1», нс принадлежит к числу се­ рьезных исторических аргументов, заслуживающих разсмотрнія по существу (*). Это аргумент почти того же порядка, что и сообщеніе, передаваемое в вос­ поминав інх небезызвстнаго инж. Бубликова, который в свое время был назначен Временным Комитетом Гос .

Думы комиссаром по желзный дорогам и сыграл ак­ тивную роль в дни революціонной перетурбаціи, —ему компетентные люди в Стокгольм говорили, что послдЯ подчеркиваю, что все это сужденія мемуаристов .

В первое время посл февральскаго переворота по иному оц­ нивалась ими происхожденіе революціи (см., напр., выступ­ леніе Гучкрва 8 марта в Военно-Промышленном Комитет) .

ній министр внутрен. дл царскаго режима Протопопов сговаривался здсь с нмсцким посланником в Швеціи бар. фон Люціусом об устройств революціи в Россіи для заключенія сепартнаго мира с Германіей... .

Историк пока не имет в своем распоряженіи по­ чти никакого матеріала для того, чтобы конкретизиро­ вать даже т догадки, которыя могут быть подчас признаками довольно обоснованными — напр., нали­ чіе какой-то тайной посторонней руки, направлявшей в опредленное русло кронштадтскія событія первых дней революціи и руководившей тми «подозритель­ ными типами», о которых говорят многіе очепидцы и которые призывали к избіенію офицеров, к погрому и к эахвату казенных денег («народнаго достоянія») .

Но что здсь от нмцев и что от возможной полицей­ ской провокаціи, видвшей в анархіи разложеніе революціонной стихіи? Насколько осторожным при­ ходится быть в этом отношеніи, показывает та ошиб­ ка, которая допущена была в предфевральскіе дни лидером думской оппозиціи Милюковым и ко­ торая не была исправлена им уже в качеств перваго историка революціи. Я имю в виду открытое письмо его, обращенное к петербург­ ским рабочим и призывавшее воздержаться от участія в день возобновленія сессіи Государственной Думы 14-го февраля в демонстраціи перед Таврическим Дворцом, провокаціонные призывы к которой исходили «из са­ маго темнаго источника». Недостаточно в то время освдомленный, как политическій дятель, о характер рабочаго движенія, лидер думской оппозиціи не разо­ брался в фактической сторон этого «самаго темнаго момента- в исторіи русской революціи» — в дйстви­ тельности указанные призывы, хотя и анонимные, исходили от так называемой «Рабочей Группы», обра­ зовавшейся при Военно-Промышленных Комитетах, т. e. шли от соц.-демократических элементов, наиболе умренных и «оборончески » настроенных (*). РасСм. мою книгу «На путях к дворцовому перевороту» .

шифровывал уже позднйшій «догадки» историка, один из бюграфов Мнлюкоиа, врне автор юбилейной ста­ тьи, нытаввіійсп изобразить только одну из «самых блистательных», но и «парадоксальных» страниц этой біографіи (роль Милюкова при попытк сохранить монархію в дни февральскаго переворота) замчает:

«Мысль его достаточно иена: он подозрвая, что таин­ ственным источником, из котораго шло руководство (курсив мой. С. М.) рабочим двшкеиіем был герман­ скій генеральный штаб» (*). Характерно, что записка Охраннаго Отдленіи от 1-го февраля приписывала иниціативу демонстраціи 14 февраля главарям прогрес­ сивнаго блока .

Если «германскія деньги» и «сыграли свою роль в числ факторов, содействовавших перевороту», то искать эти деньги, конечно, надо в сред дятелей той группы руководителей рабочаго движенія, которая «вмсто хожденія к Таврическому Дворцу с резолю­ ціей в Думу» пропагандировала уличное выступленіе «под красным знаменем революціи», чтобы «одним уда­ ром снести Государственную Думу и царское самодер­ жавіе» (Шляпников). Но большевистскіе круги в Рос­ сіи в т дни были еще невелики и неавторитетны — оче­ видно, в их распоряженіи и не было тогда каких-либо значительных денежных средств. Только революція, когда «пудовик» свалился с сердца ген. Людендорфа, тайно мечтавшаго о смут в Россіи, измнила всю коньюиктуру, и по праву новую главу нашего повствованія можно назвать «пломбированным вагоном» — слишком велико было значеніе этого акта в послдующнх судь­ бах страны .

Аноним воззванія объяснялся отчасти тм, что значительная часть группы была арестована .

*) Алданов. «Третье Марта» в сборник матеріалов чество­ ванія семидесятилтія П. И. Милюкова .

В мою задачу не входит подробное повствованіе о тх обстоятельствах,'которыл сопроводили возвраще­ ніе Ленина в Россію посл февральскаго переворота .

По чьей иниціатив возникла среди русских эмигран­ тов, находившихся в Швейцаріи, мысль о прозд через Германію? Большевики любит подчеркивать, что иниціатива была Мартова, предложившаго доби­ ваться обмна политических эмигрантов на интерниро­ ванных в Россіи нмцсп, так как интернаціоналисты, внесенные в международные контрольные списки, не пропускались, при «попустительств» Временнаго Пра­ вительства, Франціей и Англіей .

Исполнительный Комитет Совта Р.Д. в Петербург получил от имени образовавшагося в Берн Эмигрант­ скаго Комитета через Копенгаген телеграмму,в которой заключалась угроза, что если проект обмна на интер­ нированных нмцев не будет осуществлен, то «старые борцы» сочтут себя в прав «искать других путей для того, чтобы прибыть в Россію п бороться.... за дло международнаго соціализма». Намек был ясен. Но всетакн это было будущее, котораго выжидать ленинцы не намревались, ибо полагали, что отстрочка «грозит причинить величайшій вред русскому революціонному движенію». Когда прошло дв недли и отвта из Рос­ сіи нс было, «мы ршились сами провести названный план» — так заявили в офиціалыюм коммюникэ, напе­ чатанном в «Извстіях» («Как мы дохали»), предста­ вители прибывшей в Петербург 3 апрля первой груп­ пы эмигрантов из «запломбированнаго вагона» — их бы­ ло 32 человка во глав с Лениным. «Другіе эмигранты — замчало коммюникэ — ршили подождать, считая еще недоказанным, что Временное Правительство ток и не примет мр для пропуска всх эмигрантов» .

Итак «ршили сами провести названный план», т. е. проект соглашеніи двух правительств о взаимном обмн замнить односторонним согласіем Германіи Б8 пропустить через спою территорію интернационалистов — формальных граждан воюющей державы. Предвари­ тельные переговоры о возможности соглашенія при по­ средств отчасти министра швейцарскаго правитель­ ства Гофмана повел одни из руководителей Циммсрвальда швейцарскій с.-д. Гримм —тот самый, который позже появился в Россіи, как посредник но сепаратно­ му миру, и был выслан Временным Правительством (*) .

Ленин сообщил посреднику, что его «партія ршила безоговорочно принять предложеніе (с чьей стороны?!) о прозд русских эмигрантов и тотчас организовать эту поздку». Численность этой «партіи» была не очень велика — па первых порах Ленин насчитал «10 путеше­ ственников» (напечатано во II т. «Лен. Сборн.»). Другіе отказались слдовать прямолинейной линіи больше­ виков: «меньшевики требуют санкціи Исполн. Ком .

С. Д.» — телеграфировал Ленин Ганецкому. Повидимому,при таки хусловіяхГримм уклонился отведенія пе­ реговоров (**), и на сцен появился другой швейцарскій интернационалист Фриц Платтен, в руки котораго пе­ решло все «дло». Платтен — продолжает цитированное коммюникэ — «заключил точное письменное условіе с германским послом в Швейцаріи, главные пункты *) Плеханов его назвал «великим человком» захолуст­ ной провинціи, с эаноэдапіем пустившим в оборот архаическую мысль о несовмстимости защити отечества с врностью меж­ дународному соціализму. Эти «старые истоптанные сапоги»

Зан. Европы заботливо и подобрал Ленин: «тот нс соціалист, кто во время имперіалистической войны нс желает пораженія своему правительству». «Восточный интернаціонализм» Лепина никак нельзя считать лишь «традиціей россійской отсебятины», как склонен был утверждать Потрссов .

* *) Послдователи Ленина—н даже Суханов — пытались утверждать, что Ленин отказался сам от посредничества Гримма, не желал дйствовать «закулисными ходами», к кото­ рым склонен был посредник, «впутавшійся» уже в разговоры с нмцами о сепаратном мир .

КоТораго сводились к слдующему: 1) «дут вс эмиг])анты без различіи изглндои на войну, 2) нагон, о ко­ тором слдуют эмигранты, пользуется праиом экстерри­ торіальности... 3) дущіе обязуются агитировать п Россіи за обмн пропущенных эмигрантов на соот­ втствующее число австро-германцсв, интернирован­ ных в Россіи» .

Такова суть офиціальной версіи, данной больше­ виками. Ее надо облечь в соотвтствующую плоть и кровь. Нмецкіе источники склонны «поздку Ленина превратить в «посылку» Ленина, как выразился ген .

Людендорф в своих воспоминаяіях: «Наше правитель­ ство, послав Ленина в Россію, взяло на себя огромную отвтственность. Это путешествіе оправдывалось с военной точки 8рнія: нужно было, чтобы Россія нала» .

Вслд за Людендорфом боле опредленно высказался и ген. Гофман: «Разложеніе, внесенное в русскую ар­ мію революціей, мы естественно стремились усилить средствами пропаганды. В тылу кому то, поддерживав­ шему сношенія с жившими в Швейцаріи в ссылк рус­ скими, пришла в голову мысль использовать нкоторых из этих русских, чтобы еще скоре уничтожить дух русской арміи и отравить се ядом». Через депутата Эрцбергера он сдлал соотвтственное предложеніе мин. ин. дл.... Так осуществилась перевозка Ленина через Германію в Петербург!

Реальные политики в Германіи, конечно, довольно отчетливо представляли себ в то время, что одной кра­ сивой словесностью о братств народов в жестокое время войны дйствовать нельзя. Нмецкая демокра­ тія привтствовала русскую революцію. В перспекти­ в рисовался мир, ибо теперь борьба будет итти — писал «Vorvrts», — «не с царизмом, а с союзом де­ мократических народов». «Пальмовую птвь» соц.демократін не отбрасывал и государственный канцлер, говорившій в рейхстаг: «Мы не хотим ничего другого, как скорйшаго заключенія мира... на основ одинако­ во почетной для обнх сторон.... Мы увидим, желает ли русскій парод мира... Mu будем слдить за событіями хладиокропно с готопым дли удара кулаком» (цитирую по тексту Суханопа). Ед па ли нмцы «трепетали» в первый мслц посл перепорота в увренности, что ре­ волюціи в Россіи «развяжет и сорганизует народныя силы дли побдоноснаго окончанія войны» (*); боле вроятно, что в Германіи правящіе круги скоре раз­ длили дореволюціонную схему перваго министра иностранных дл Временнаго Правительства, говорив­ шаго с кафедры Государственной Думы еще в март 16 г. о том, что «революціи в Россіи непремнно приве­ дет... к пораженію». В этом смысл они и готовы были содйствовать революціи во вражеском лагер и тм боле воспользоваться «временным замигательством»

в жизни страны, чтобы «сломить сопротивленіе» (слова из воззваніи Временнаго Правительства 9 марта) .

Отсюда логически вытекало сочувствіе нмецких воен­ ных сфер дятельности русских цнммервальдцев .

Германское правительство имло полное основаніе на­ дяться, что «крайніе соціалистическіе фантазеры» уси­ лит в Россіи хаос h что вслдствіе этого Россія будет вынуждена заключить мир (**). Людсндорф, однако, считал необходимым подчеркнуть, что иниціатива в ) Милюков. «Старый подлог», «Послд. Hon.» 8 октября21 г .

В мартовскіе дни автор Пыл осторожне в своих апключепілх и, подчеркивай надежду пмцеіі на побду «пацифистских на­ строеній в Россіи», говорил о двойственном впечатлніи, ко­ торое произвела революція в Германіи (бесда с журналистами 9 марта) .

**) Позднйшій доклад ген. Гофмана по поводу всеевро­ пейской вооруженной интервенціи в совтскую Россію, сдлан­ ный в 1922 г., был воспроизведен в брошюр «An allen Enden Moskau» (25). Здсь Гофман высказывался боле категорично, чм п воспомнпапіях. См. также интервью, данное С. И. Л е­ вину п 1920 г.: «Ген. Гофман о борьб с большевизмом* («Руль»

№. 32) и обозрніе соотвтствующей нмецкой литературы, сдланное Элысиным в № 4 «Голоса Минувшаго» .

сущности исходила от рейхсканцлера и что высшее командованіе нс было будто бы запрошено по этому по­ году. Из полемики, возникшей п 1921 г. между Людендорфом и Брокдорф-Ранцау по поводу статьи перваго, появившейся в «M ilitr W ochenblatt» в связи с разоб­ лаченіями Бернштейна, было названо и имя того, кто попал на счастливую идею «прогнать дьявола при по­ мощи чорта» и подорпать русскую революцію посред­ ством анархіи — это опять неизмнный Парвус-Гсльфанд. Министр иностранных дл германской республи­ ки не возражал против таких утвержденій, он проте­ стовал лишь против приписываемой ему «подготовки переворота» в бытность его послом п Копенгаген. Не­ посредственное участіе Парвуса и подготовк ленинской поздки подчеркивал Керенскому и Эд. Бернштейн (статья Керенскаго в «Новой Россіи» 37 г.): мысль, внушенная Парвусом копенгагенскому послу, нашла поддержку в министерств иностранных дл у бар .

фон Мальцана и у деп. Эрцбергера, стоявшаго во глав военной германской пропаганды. Они убдили канцле­ ра Бетмап-Гольвсга, и канцлер предложил Ставк осуществить «геніальный маневр», предложенный Пар­ вусом (может быть, не без участія начальника разв­ дывательнаго отдла при главной квартир полк. Ни­ колаи)... Парвусу «геніальный маневр» мог быть под­ сказан и самим Лениным через Ганецкаго или обратно через того же Ганецкаго сообщен Ленину. В конц концов довольно безразлично, откуда исходила иниціа­ тива отдльнаго звена двухсторонняго плана «Полупризнанія» нмецких генералов, по выраже­ нію Керенскаго, пожалуй, сами по себ еще ничего нс говорят об «измн» Ленина, т. е. нс служат подтверждсніем формальнаго соглашенія между двумя сторонами .

По мннію Троцкаго, все дло сводилось к «стратегіи», и из двух стратегов: Людспдорфа, разршившаго Ле­ нину прохать, и Ленина, принявшаго это разршеніе, Ленин видл «лучше и дальше». Мы только что видли, как приблизительно повствуст нмецкая сторона .

Посмотрим, как офиціально смотрл un дло сам Ленин .

17-го марта он писал «дорогому тог.арпщу» Ганецкому, что «приказчики англо-французскаго имперіалистиче­ скаго капитала и русскаго имперіализма Мнлюкои и Ко способны пойти па псе — на обман, предательство — на все, на псе, чтобы помшать интерпаціопалнетам верпутьсн и Россію». Надо осуществлять как будто бы план Мартова: «Единственная безіірсувслнчепнан надежда дли нас попасть и Россію, это — послать, как можно скоре, надежнаго человка в Россію, чтобы пу­ тем давленія Совта Р. и С. Д. добнтся от правитель­ ства обмна всх швейцарских эмигрантов па нмецкнх интернированных». По как убдить пмцев? Ленин очень прппципівлеп»: «пользоваться услугами людей, нмющнх касательство к изданію «Колокола», я, ко­ нечно, не могу» — писал Ленин Ганецкому. Нсколько, пожалуй, наивно было писать так лицу, можно сказать прилпившемуся к издателю «Die Glocke» — пусть да­ же по вншности только к коммерческим аферам Парвуса. Это, конечно, тактическое предупрежденіе. По другому разсматривать невозможно. Письмо Ленина предполагалось переслать в Россію партійпым товари­ щам, которых надо было убдить, что единственная возможность прибыть в Россію — через Германію, и что ничего зазорнаго в этом не будет: интернаціоналисты сохранят чистоту риз и пн к какому сомнительному посредничеству не обратятся .

Петербургским ленинцам, отошедшим п значитель­ ной своей части в первые дни революціи (особенно с момента прибытія из ссылки Каменева) от заптой учи­ теля и подвергшимся вліянію общаго психоза первых дней революціи (*), казалось, что Лепину удастся нроОфнціоз партіи «Правда», по выраженію Троцкаго, стал открещиваться от пораженчества. В самом дл газета писала: «Всякое пораженчество, а врне то,что неразборчивая печать под охраной царской цензуры клеймила этим именем, умерло' в тот момент, когда на улицах Петрограда показался браться мене экстравагантным путем. «Ульянов дол­ жен пріхать немедленно. Вс эмигранты пріэжают свободно. Для Ульянова имется спеціальное разр­ шеніе» — телеграфирует Шляпников Гансцкому. Но на другой день посл отправленія телеграммы появи­ лась «тревога за благополучный исход поздки» — вдь приказчики англо-французскаго имперіалистическаго капитала способны «на все... на все, на все». Шляп­ ников вновь телеграфирует: «нс форсируйте прізда Владиміра. Избгайте риска». Между Петербургом и Стокгольмом аавязываются оживленныя сношенія, о чем Шляпников разсказываст в своей книг — воспоминаніях «Семнадцатый год». 10-11 марта выхал спеціальный курьер — способная на «конспирацію»

Стецкевич. Ей управляющій длами военнаго округа подл. ген. штаба Гельбих помимо градоначальства в «нсколько минут» добывает разршеніе на вывд за границу и провоз «имущества партіи» (*). Курьер по­ вез письма Ленину и «спеціальное устное порученіе тре­ бовать скорйшаго его прізда в Россію». Стецкевич благополучно вернулась 20-го из Стокгольма, привевла письма Ленина и «цлый ряд предложеній и проектов переправки» Ленина от Ганецкаго. Каковы были эти проекты Шляпников нс говорит.... Гансцкій съумл использовать для переписки и министерство того сама­ го злобнаго «прказчика» имперіалистов, от котораго Ленин ждал всяких напастей. Он использовал посоль­ скую почту — и черев миссію отправлял в министерство иностранных дл запечатанные пакеты, которые миссія первый революціонный полк». Лозунгом партіи должно быть «не безсодержательное» «долой войну», а давленіе на Правитель­ ство для того, чтобы добиться от всх воюющих стран согласія на немедленные переговоры о мир». До тх пор солдаты дол­ жны «стойко стоять на своем посту» .

*) Любопытно, что этот подп. Гельбих входил в состав того кружка военных «младотурков», который объединился около Гучкова .

не осматривала и которые, как надялся Гансцкій, петербургскіе товарищи будут получать «нераспечатан­ ными»: «вроятно, господа эти будут еще стсняться» .

Гансцкій просил непремнно «подтвердить» телеграфно («все таки осторожно») полученіе пакетов... (*) .

В одном из писем, приводимых Шляпниковым (24-го), Ганенкій считал, что проект «Ильича» «провести нельзя». «Вы по всяком случа нс предпринимайте пока никаких шагов, покуда не получите от меня теле­ граммы. Лишь только окажется, что он иначе прохать не может..... я дам телеграмму... Тогда вы поймете, что Исп. Комитету Совта Р. С. Д. надо дйствовать во всю для всх швейцарских эмигрантов но плану Ильича» .

Петербургскіе товарищи уже настроились на опред­ ленный лад, и бюро ЦК «полностью» одобрило план возвращенія па родину через Германію, хотя и учитыва­ ло, что этот прозд будет «использован всми шовини­ стами», по другого пути нс видно. Вновь посылается Стсцксвнч. Ради «спшности» и «конспираціи» от «мень­ шевиков» се посылали только с рекомендательными письмами одного Шляпникова к комендантам Блоострова и Торнсо. Рекомендація оказалась недостаточной, и в Торнсо Стсцкепич обыскали, но псс-такн через граНе воспользовался ли здсь Гансцкій услугами тх «друзей» в русском посольств в Стокгольм, которых имл «пмскцій агент» Нескупа ? Нсколько неожиданно п стать Керенскаго «Парвус — Ленин — Гансцкій», напечатанной в № 27 «Нопой Госсін», можно было встртить указаніе на то, что Гульксвнч (посол) пересылал из Стокгольма пакеты Ганс­ каго потому, что «дйствовал согласно ннструкцінм из Петро­ града». Конечно, это совершенно невроятно для марта мсяца и для вдомства, руководимаго тогда Милюковым. Остается предположить, что Гансцкій и впредь, уже при Терещенко, продолжал через посредство министерства ни. дл снабжать ленинцев в Петербург «запечатанными» пакетами, которые как то стали контролироваться с опредленнаго момента .

Не очень то врится этому, ницу пропустили. Курьеру был дан приказ: «Ленин должен пріхать, каким угодно путем, нс стсняясь хать через Германію, если при этом нс будет личной опасности быть задержанным». С курьером было посла­ но и «немного денег» .

Так обрабатывалось постепенно партійное мнніе в Россіи. Первоначально «остроумная идея прозда через Германію нам как то нс приходила в голову» — откровенно признает Раскольников. Вроятно, по­ лучив фактически апробацію от членов партіи, участвовавших в Исполнительном Комитет Со­ вта Р. и С. Д., Ленин и пошел сепаратным пу­ тем... На этом сепаратном пути едва ли «услужливый Платтен, доставившій в Россію Ленина» (выраженіе Плеханова) сыграл значительную роль — едва ли он «исхлопотал» Ленину «право прозда через Германію», как сообщала телеграмма, предусмотрительно посланная в газеты из Стокгольма 2-го апрля. Керенскій спра­ ведливо назвал эти переговоры «бутафорскими» (*) .

Даже если отказаться от предположенія закулисной договоренности между Лениным и Парвусом, то надо признать, что «исхлопотать» согласіе Германіи ничего не стоило — она беэ больших колебаній приняла чьето предложеніе, если его не сдлала сама. Один из участников всх этих предварительных переговоров в Швейцаріи, депутат германскаго рейхстага, с. д. Па­ уль Леви, циммервальдец и эмигрант-спартаковец, поздне коммунист, вышедшій в 1921 г. из состава пар­ тіи, разсказал в Берлин в одном интимном обществ в присутствіи Б. И. Элькина детали о поздк Ленина в Россію в 1917 г. Элькин, как указывает его статья «Исторія пломбированнаго вагона» («Поел. Нов.» 2 *) Платтен — однп из горячих поклонников Ленина — на­ писал свои воспоминанія. Мы их нс цитируем, так как они для нас нс могут имть значенія. Написал «воспоминанія» и Ганецкій, но это уже просто отписка, нс имющая никакой мемуарной цнности .

марта 30 г.), «на другой день» занес разсказ Лепи в свою оаписную книжку. Вот в основных чертах содержаніе этого разсказа, как передан он Элькиным. «Вскор посл полученія в Швейцаріи подробных свдній о революціи в Россіи Пауль Леви отправился с Радском из Цюриха в Берн, чтобы повидаться с Лениным и пого­ ворить с ним о собідтілх в Россіи и о его, Ленина, пла­ нах. Ленин сказал им, что хочет хать в Россію. Но не знает, как это сдлать. У него был план прохать через Германію с чужим паспортом под видом слпого. Леви разъяснил ему, что это грозит разстрлом (*). В разгово­ р был возбужден вопрос о возможности офиціальнаго пропуска через Германію, и Лепи услопилсл с Лениным, что он, Лепи, попытается выяснить, не согласится ли германское правительство пропустить через Германію Ленина и его друзей. Лепи обратился к бернскому корреспонденту «Фрапкфуртср Цайтунг» с просьбой погопорить с германским посланником (**). Журна­ лист общая погопорить и сообщил затм Леви отпт посланника: он немедленно снесется с Берлином .

На другой день вечером Пауль Леви находился в Н а­ родном Дом. Его позвали к телефону. У телефона ока­ зался германскій посланник. Он сказал ему, что ищет его по пссму городу. Ему необходимо знать, гд можно п ближайшіе часы найти Ленина: дло в том, что он, посланник, с минуты на минуту, ищет по телефону окончательных инструкцій по его длу. Левн был пора­ жен: дло Ленина нс терпит отлагательства даже на завтра? его, Леви, эмигранта, спартаковца, «ищет по пссму городу» посланник германской имперіи, обра­ щается к его помощи? и все это — чтобы оказать услуВерсію эту любят повторять друзья Ленина. Он должен был хать вмст с Зиновьевым, по найти два чужеземных паспорта для слпых нс оказалось возможным. Подобный блеф, вроятне всего, был придуман для отвода глаз .

**) Это подтверждает и Радей. См. Бурцев. «Прізд Ле­ нина р его товарищей в Россію» в указанном сборник .

гу Ленину?... Уже по пыраженію голоса говорившаго с ним посланника Пауль Леви видл,как важно было это дло для германскаго правительства...Леви разы­ скал Ленина и передал ему слова посланника. Ленин тотчас же лихорадочно принялся за составленіе цлого перечня условій перевозки. Он ставил услопія — «вс они принимались» .

В разсказ Леви Платтен даже не фигурирует, и этим самым роль его сводится в дальнйшей но мень­ шей мр к формальному посредничеству. Дйствуст активно сам Ленин. Конечно, это только разсказ, со­ храненный для нас по записи слушателя — разсказ не авторизованный. Как такопой, мы и должны его при­ нимать. Есть в нем штрих, который нельзя не отм­ тить. Один из присутствующих, скрытый в разсказ Элькина под псевдонимом Г., человк, пользовавшійся авторитетом и имвшій большія связи, утверждал, что ему опредленно извстно, что как раз п это время у Ленина появились большія деньги... (*) «30» эмигрантов из «пломбированнаго вагона», проходившаго нмецкую зону, усиленно подчеркивали в интервью, данном корреспонденту П. Т. А. и напе­ чатанном 2 апрля в стокгольмской «Политикен», что их сопровождал через всю территорію Германіи «се­ кретарь швейцарской с.-д. партіи, поишь лваго крыла и извстный антимилитарист Платтен», что нмецкія власти «точно выполнили принцип экстерриторіально­ сти» — не было «никакого контроля паспортов и бага­ жа» (какое это могло имть значеніе), и что «ни один из чиновников не имл права входить в вагон» — пе­ реговоры с представителями германской власти, сопро­ вождавшими позд (три германских офицера), вел Плат­ тен. Эмигранты «запломбированнаго вагона» не вели «никаких переговоров о мир с германскими соціалиСудя по письмом Лепина к Шляпникову и Горькому, Ленин во время войны нуждался в литературной оплачиваемой работ: «заработок нужен, иначе прямо поколвать. Ей-сй».. .

стами». Прайда, попытался и нагон проникнуть от имени профсоюзов «главная снодня» при ГІарвус Ннссн, по был с пегодоиапіом отвергнут — утверждает неле­ гально проскользнувшая через Германію в пломбиро­ ванном вагон «польская опечка из габсбургскаго стада», как сам себя называет К. Радск. Он написал также воспоминанія о поздк 17 года — боле инте­ ресный по своему заголовку: «О том, как большевистская бацилла была открыта нмцами, и как опа была пере­ брошена геи. Людспдорфом в Россію» («Правда» X I.21) .

В Стокгольм собралось довольно разнообразное и именитое интернаціоналистическое общество к моменту прізда Ленина. Оказались в Стокгольм и Адлер, и Шсйдеман и, конечно, Парвус. Их «таинственная мис­ сія», связанная с пробным шаром, одновременно пу­ щенным австрійской дипломатіей, вытекала, как было указано, из убжденія, что «событія в Россіи должны неминуемо приблизить «момент заключенія мира». Об этом спеціально говорил Шейдеман в интервью с со­ трудником внской «Neue Freie Presse». По словам Парвуса (в брошюр «Правда глаза колет». Стокгольм 1918), он хотл повидаться с прозжающим Лениным, но тот отказался от личной встрчи и, повидимому, ограничил свои свиданія сношеніями с «товарищами»

из лваго крыла шведской партіи. Через «пріятеля»

(пожалуй, нетрудно догадаться, что этим пріятелей был Гапсцкій, с которым Парвус, как утверждает он в брошюр, имл лишь денежныя отношенія по коммер­ ческой части) Парвус тм не мене передал Ленину, что необходимо начать «мирные переговоры». На это будто бы Ленин просил передать, что он «не занимается дипломатіей, его дло — соціал-реполюціонная агита­ ція». «Пусть агитирует» — отвтил Парвус: «он станет орудіем в моих руках»... В допесеніях русскаго и вели­ кобританскаго послов в Стокгольм позиція Ленина, uh основаніи мстной информаціи (нашедшей, кстати сказать, отклик и в «Vorwrts'), опредлялась нсколко по иному : Ленин заявил, что «он уврен, что через дв приблизительно недли будет и состояніи вер­ нуться в Стокгольм во глав русской мирной делегаціи» .

(«Дипломатія Врем. Прав.» — Кр. Арх. т. XX) .

Так был переброшен в Россію «груз необычайной взрывчатой силы», по выраженію Троцкаго. Ленинцы предусмотрительно озаботились обставить свой перезд так, чтобы во вншнсм мір нс представиться «орудіем» в руках соціал-шовииистов Германіи. В истори­ ческом аспект эта усиленная забота к установленію политическаго alibi вызывает скоре противоположное впечатлніе. Таков довольно элементарный психоло­ гическій закон — преступник почти всегда пытается заране создать себ искусственное алиби. Им в Швей­ царіи озабочен был Зиновьев, который писал 22 марта в Женеву: «Дорогіе друзья. Дла идут хорошо... осу­ ществляется план, который знает товарищ Минин .

Платтен берет на себя все... необходимо, чтобы перед отъздом был составлен подробный протокол обо всем .

Для подписи будут приглашены Платтен, Леви, пред­ ставитель печати (от «Бернер Тагепахт»)... Было бы очень желательно, чтобы участіе приняли французы» .

Зиновьеву представляется «крайне важным» («перегово­ рите немедленно с Гильбо») привлечь для подписи имя Ромэн-Роллана. Кускова, первая процитировавшая это письмо Зиновьева в зарубежной печати, недоумнно замчала: «если поздка эта не представляла из себя ничего предосудительнаго, зачм такое волненіе? Зачм протокол, имена французов (курсивом)? Протокол был составлен и опубликован в Берн посл отбытія «запломбированнаго вагона». Интернаціоналисты Гер­ маніи, Франціи, Швейцаріи, Шпеціи, Норвегіи и Поль­ ши заявили, что «они отдают ссб отчет в том, что гер­ манское правительство разршает прозд русских интернаціоНалистов только для того, чтобы тм самым усилить в Россіи движеніе против войны».Подписавшіе «протокол» (Леви, Гильбо, Платтен и др.) свидтельствовали.что «русскіе интернаціоналисты, во все время войны неустанно и всми силами боровшіеся против Всх ншіеріалистои и в особенности против германских, возвращаются в Россію, чтобы работать на пользу революціи. Этим своим дйстпіем они помогают проле­ таріату всх стран, и в частности пролетаріату Германіи и Австріи начать свою борьбу против своего прави­ тельства»... Интернаціоналисты Франціи, Швейцаріи и т.д. находили, что «русскіе товарищи не только в прав, но даже обязаны использовать предлагаемую им воз­ можность возвращенія в Россію» .

Зачм в самом дл Ленину нужен был этот ино­ странный паспорт и свидтельство о революціонной бла­ гонадежности? По прізд в Россію в засданіи Исп .

Ном. Совта Р. Д. 4 апрля, на котором обсуждался доклад Зурабова о пропуск политических эмигрантов через Германію в обмн на интернированных в Россіи нмцев пли носпно-нлнных, Ленин и Зиновьев настаи­ вали на принятіи резолюціи, одобряющей такой обмп .

Им возражали меньшевики Церетелли и Богданов, по­ лагавшіе, что подобная резолюція может быть истолко­ вана буржуазной печатью против Исп. Ком. Могут пойти толки, что Германія транспортирует в своих цлях в Россію революціоперов и что позиція Лепина будет связана с позиціей И. К. Богданов предлагал, осудив политику французскаго и англійскаго прави­ тельств и оказав давленіе на русское правительство, чтобы добиться пропуска швейцарских эмигрантов че­ рез Англію и Францію, осудить в то же время тх рус­ ских эмигрантов, которые «самочинно прозжали че­ рез Германію». Ршеніе было вынесено неопредлен­ ное — нс выносить пока резолюціи, касающейся прозда черев Германію, н помстить в газетах фактическій матеріал. «Вся гнусность позиціи Церетелли и Богданова, не желавших одобрить прозд наших товарищей через Германію — заключает Шляпникоп — записана в про­ токолах с достаточной полнотой» .

Большевиков постановленіе И. К. в дйствитель­ ности тогда «вполн удовлетворило». Вроятно потому, что прозд в «пломбированном вагон» в т дни вовсе не вызвал широкаго общественнаго негодованія — мо­ жет быть, только «покоробило». «Злой вой» патріотов в Россіи, котораго ждала Крупская, в отвтственных общественных кругах оказался довольно слабым. Опа­ сенія Ленина, что дло может дойти до политическаго процесса, что его «прямо повезут в Петропавловку», совершенно нс оправдались. Правда, министра нностр .

дл со всх сторон предупреждали, что из Швейцаріи Германія готовится «ввезти в Россію ншіонов и агентовпровокаторов» в цлях пропаганды скорйшаго мира среди рабочаго класса и солдат на фронт (телеграмма Бальфура Бьюкенену 23 марта). То же приблизительно сообщалось 1 апрля из Соед. Штатов, гд возвращеніе соціалистов, которые «должны противодйствовать пра­ вительству и вести пропаганду за мир» финансируется из посторонних источников и «возможно Германіей»

(спеціально подчеркивалось, что «Троцкій находится в связи с вожаками этого движенія»). Указанія были и боле опредленныя: так русскій повренный п длах в Берн Ону на основаніи данных, полученных от ан­ глійскаго посланника, телеграфировал в Петербург 19 марта, что «среди русских крайне лвых кругов в Цюрих многія лица поддерживают непосредственныя связи с Германіей, а нкоторыя просто являются тай­ ными нмецкими комиссарами». Па запрос великобри­ танскаго посла, что министр иностранных дл намре­ вается «противопоставить этой опасности», Милюков отвтил, что «единственное, что можно предпринять — это опубликованіе их имен и сообщеніе, то они дут через Германію... это будет достаточно, чтобы предот­ вратить их прізд в Россію». Министр революціоннаго правительства глубоко ошибся, и через нсколько уже дней ему вообще пришлось спасовать и «настоятельно просить» своих дипломатических представителей п Лондон и Париж «по соображеніям внутренней по­ литики» не проводить «различія между политическими эмигрантами пацифистами и пс-пацифистами» и сооб­ щить об Этом великобританскому и французскому пра­ вительству .

При таком обнаружившемся безсиліи правитель­ ства (*), прибывшій через Германію Ленин мог уже с большой увренностью повторить в Петербург слова, сказанная им в Стокгольм (по крайней мр, они бы­ ли приписаны ему): «над Чхеидзе он легко возьмет верх» .

Чхеидзе и Скобелев от имени Исп. Ком. формально при­ втствовали германскаго «путешественника» (надо ска­ зать довольно холодно) при торжественной встрч, искусно инсценированной ему единомышленниками на финляндском вокзал. Если первое же слово Ленина о свободной Россіи, произнесенное в царских комнатах на вокзал и закончившееся призывом к соціальной ре­ волюціи, смутило его приверженцем; если на другой день на объединенном собраніи соціал-демократов рчь кандидата на «пустовавшій 30 лт трон анархиста Б а­ кунина», которая призывала сбросить «старое блье»

прогнившей соціал-демократіи, замнить его коммуни­ стическим одяніем и избавить страну от войны, встр­ чалась свистом и шумом значительной части собравших­ ся ; если рчь эта казалась «бредом сумашсдшаго» и «галиматьей», если меньшевистская «Рабочая Газета»

сочла своим долгом предупредить о той «опасности с лваго фланга», которая появилась с момента прізда Ленина, то совершенно неожиданным и странным ока­ зался реальный отклик па прізд Ленина в офиціоз *) Врне сказать двойственности позиціи министра нн .

дл. Бьюкенен приводит яркій примр с пропуском Троцка­ го к других политических эмигрантов, задержанных англій­ скими властями в Галифакс—«до ршенія Временнаго Прави­ тельства». Милюков 8 апрля (и.с.) просил разршить дальнй­ шій прозд, a через дпа дня просьбу свою взял назад. Отвтст­ венность за задержку—зпмчаст Быокспен—лежала исключи­ тельно на Временном П-в: «мы ни разу нс отказывали поста­ вить визу па русскіе паспорта». Это не мшало министру ин .

дл нсколько раз опровергать свднія о том, что правитель­ ство чинит препятствія для возвращенія эмнгратов (папр., на собраніи партіи к.-д. в Москв 0 апрля) .

«злонамреннаго» министра нностран. дл — «Рчь»

чуть ли не готова была признать фактором положи­ тельным выступленіе на арен борьбы наряду с Пле­ хановым такого «общепризнаннаго главы соціалистических партій»,каким являлся Ленин...О пломбированном вагон» как то вс вабыли. И, быть может, один толь­ ко Плеханов заговорил о чести в связи с почти одно­ временным сообщеніем о гибели на англійской пароход, потопленном германской подводной лодкой, эмигрантов — латыша Янсона и шлиссельбуржца Карповича:

«говорят — писал Плеханов в «Единств» 7 апрля — что, узнав о гибели русских эмигрантов, Вра Фигнер сказала: «теперь нашим изгнанникам есть только два пути для возвращенія в Россію — через Германію или через смерть». Карпович и Янсон попытались проник­ нуть через смерть. Иначе и поступить нс могли эти лю­ ди чести». Иное впечатлніе на первых порах получи­ лось за границей: телеграфное сообщеніе из Парижа передавало, что «неблаговидный поступок» Ленина вы­ звал в эмигрантских «оборонческих» кругах (группы «Призыва») «неописуемое негодованіе» — очевидно, там врне оцнивалась подоплека и роковое значеніе «пломбированнаго вагона» .

Но безразличіе, проявленное общественностью в Петербург к «ошибочному» шагу первой партіи эми­ грантов, прибывших по нмецкому маршруту, сыграло свою роль. Суханов совершенно прав, когда утвер­ ждает в «Записках», что Исп. Ком. Совта Р. С. Д. в сущности молчаливо покрыл своим авторитетом «за­ пломбированный вагон» — бернскіе оппозиціонеры во Ніав с Мартовым сочли для себя теперь нравственно возможным пойти по проторенному Лениным пути для того, чтобы противодйствовать «заговору либе­ ральной» контр-революціи и осуществить свое «священ­ ное право» в ршительный момент быть «в революціонпых рядах». За ними потекли и другіе, хотя и Берн уже получилась ааноздашная телеграмма мин. ни. дл, увдомлявшая эмигрантскій комитет, что правнтсльстио считает невозможным «прозд через Германію п обмн на нмецких нптерішроиаппых граждан» и что им приняты пс мры к пропуску через союзническія страны эмигрантов «без различія политических взгля­ дов». Пр ізд новых эмигрантов вызывал лишь повтор­ ныя «гримасы», по выраженію Суханова. Бюро Исп .

Ком. вновь офиніалыю привтствовало и Мартова, и Аксельрода и других ннтсрнаціоналистов, прохапшнх через Германію. Одни Плеханов в «Единств» 16 мая напечатал «вынужденное заявленіе» по поводу того, что в редакцію заходят эмигранты, вернувшіеся на ро­ дину через Германію: «пусть извинят меня эти това­ рищи, но я откровенно говорю, что встрча с ними яв­ ляется для меня нравственно невозможной» (*) .

Большевистскій историк Покровскій, писавшій до «полупризнаній» нмецких генералов, на основаніи статистики пытался опровергнуть легенду о том, что «запломбированный вагон» был маневром «коварнаго врага». Блокада была прорвана вовсе нс для одних «циммервальдцев»... — «через германскую брешь хлы­ нул общеэмигрантскій поток, мы имем этому доказа­ тельство в таком для даннаго случая надежнйшей до­ кумент, как имющееся в дл возстанія 3-5 іюля сообщеніе англійской контр-развдки»: «5 іюня было сообщено из Берна — говорится здсь — что боле 500 русских эмигрантов ухало через Германію. Из них около 50 пацифистов, около 400 — соціалисты, которые поддерживают временное правительство и вой­ ну, а остальные соскучившіеся по родин русскіе» .

«На одного «большевика» нмцы перевозили 8 аитиюня, по просьб Фигнер, в «Дн» был напечатан по­ лученный с неизбжный эанозданіем из Парижа протест оаслужснных дятелей русскаго осоободителыіаго движенія Гоц и Иванова .

большевиков, нужно очень презирать Этих послдних, чтобы не считать такой пропорціи достаточно гаранти­ рующей от отравленіи «революціи» большевистским ядом». Разсужденіи Покровскаго довольно безпочвен­ ны, ибо надо было бы быть слишком наивным дли того, чтобы пропускать через Германію только своих «аген­ тов». Недаром и сам Ленин заботился о том, чтобы пер­ вые десять «путешественников» не оказались слишком изолированы. Но «бомба с ядовитыми газами», как на­ звал ген. Гофман ленинскую поздку (Троцкій и здсь не оригинален в своих острых словечках!), была сильна не своей начинкой из утопическаго «бреда» ленинцев, пытавшихся лозунги борьбы за мир превратить в «про­ летарскую революцію», не количеством этих пущен­ ных в Россію агитаторов, а прослойкой из золотого ме­ талла, в вид нмецких денег. От них зависла и сила взрыва, который должна была произвести бомба .

Этот взрывчатый груз в значительной степени был ввезен на пожертвованія,собранныя передовой русской общественностью, и на средства, отпущенныя Революціонным Правительством. Такова была гримаса кривого веркала исторіи .

Еще не утвердившись в петербургской цитадели большевиков — в столь прославленном особняк Кшесинской, Ленин незамедлительно повел свою максималистичсскую агитацію — и против войны и за со­ ціальную революцію.

В первые дни он был, однако, настолько изолирован в рядах даже собственной пар­ тіи, что, по словам Колонтай, создалась частушка:

что там Ленин не болтай, с ним согласна только Колонтай .

Безоговорочное осужденіе антивоенных лозунгов новоявленнаго борца из «пломбированнаго вагона»

рзче всего раздалась в отвтствснных кругах Совта Солдатских Депутатов. Считая дезорганизаторскую пропаганду ленинцев, прикрывающуюся «революціонным, даже соц.-дсм. флагом», не мене «п])Сдной веяной иной коптр-реполюціонной пропаганды справа», она трсбопала от Исполнительнаго Комитета ршительных мр противодйствіи и организаціи «планомрной контр-агптаціи в печати и особенно в воинских частях» .

Резолюціи 16-го апрли, правда оговаривала «невоз­ можность принимать репрессивныя мры против про­ паганды, пока она остается лишь пропагандой». Д ру­ гого постановленіи орган революціонной демократіи, пожалуй, и не мог вынести, но как реагировал орган власти? — в его распоряженіи уже были данныя о том спецсфнчсском пацифизм, который оплетал интерна­ ціоналистическую миссію прибывших из за границы эмиграптов-поражепцев: по крайней мр Платтсн, сопровождавшій по территоріи Германіи «пломбирован­ ный вагон», нс был пропущен п Россію по тм мотивам, что оказал дружескую услугу враждебному правитель­ ству .

Временное Правительство отнеслось в сущности довольно безразличію к том}', что происходило. Своеоб­ разное объясненіе этому безразличію дал в своих воспомішаніих бывшій управляющій длами правитель­ ства. По словам Набокова, министр ин. дл «нс прояпил ршительнаго, ультимативнаго противодйствіи про­ пуску в предлы Россіи пассажнроп знаменитаго «за­ пломбированнаго вагона», потому что нс знал, какую благопріятную почву найдут в русской арміи т ядо­ витыя смена, которыя с первых же дней столь открыто в ней сит безотвтственныя агитаторы». «Надо ска­ зать — продолжает мемуарист — что по отношенію к этим пассажирам у Вр. Правительства были самыя глубокій иллюзіи. Думали, что уже сам по себ факт «импорта» Лепина н К-о германцами, должен будет абсолютно дискредитировать их в глазах общественнаго мннія и воспрепятствовать какому бы то ни было ус­ пху их пропаганды». Этому самовнушенію содйствова­ ли отчасти и представители Сопта, высказывавшіеся в таком же дух в контактной комиссіи при Правительств. Сухаііоп вспоминает пан еще 4-го апрля Скобелев, повствуя о «бредовых идеях» Лепина, назы­ вал послдняго «совершенно отптый человком,стоя­ щим вн движенія». Суханов присоединялся к подоб­ ной оцнк и успокаивал, в свою очередь, членов Пра­ вительства, указывая на то, что Ленин «в настоящем его вид до такой степени ни для кого не пріемлем, что сейчас он совершенно нс опасен. » (*) .

Милюков-историк не согласен с таким опредленіем его тогдашняго предпиднія. Лишь противники Ленина «из среды умрепных соціалистов и нкоторые боле наивные радикалы торжествовали: теперь то, по их убжденію, Ленин должен был разоблачить се­ бя и остаться одиноким в собственной сред». В дй­ ствительности начинался «новый ршающій період русской революціи.» Так написано п текст книги «Рос­ сія на перелом»,вышедшей в 1927 г. Однако, нс только Набоков, но и другіе современники утверждают, что и министр иностр. дл в т дни далеко нс чужд был общей наивной вры. Так, напримр, французскій посол Палеолог занес в своем «дневник» 5 апрля не совсм точную информацію: «Сегодня утром Милюков сказал мн с сіяющим видом : вчера Ленин совершенно провалился перед Совтами. Он дошел до такой край­ ности, с такой наглостью н неловкостью отстаивал те­ зис мира, что свистом его принудили замолчать и уда­ литься... От этого он не оправится.» — «Дай Бог!,— отвтил я ему на русскій лад.Боюсь, как бы Милюков еще раз не был наказан (во французском текст dupe) ) Суханоп длает характерное разъясненіе. Эти разго­ воры пелись в частном порядк, ибо представители Совта считали неумстный для себя обсуждать с «буржуазным»

правительством средства борьбы с «соціалистом» Лениным. В протокол засданія Петр. Совта 5 апрля по докладу Стек­ лова особо зарегистрировано, что члены контактной комиссіи «отказались» касаться обстоятельств прозда группы эмигран­ тов через Берлин .

за свой оптимизм».... Тут вносит попрваку узко Милюков-мсмуарист («Мои объясненіи» в «П. II.» № 4104) .

Хотя поправка эта относится непосредственно к боле ранним словам англійскаго посланника Бьюкенена, она, конечно, может быть отнесена и к записи Палеолога. Бьюкенен зкаловался в письм в Foreign Office, уже выше цитированном, на бездятельность Врем .

Правительства в борьб с дезорганизаціей арміи и на слабость, проявляемую Министром ин. дл, говорившим ему, Бьюкенену, что «ничего нельзя сдлать» кром того, как отвтить на пропаганду на фронт коптрпропагандой. «Среди своих коллег, — пишет Милюков, — я, конечно говорил другое, но понятно, что иностран­ наго министра я не хот л посвящать и нашу внутрен­ нюю борьбу» .

Что говорил своим коллегам Мни. ин. дл, мы точ­ но не знаем. «Я нс помню, — замчает управляющій длами Правительства, — чтгбщ Мнлюкоп ставил реб­ ром какіе-нибудь вопросы внутренней политики, что­ бы он требовал каких-нибудь ршитслыіых мр». «Я хорошо помню, — добавляет Набоков, — что Милюков неоднократно возбуждал вопрос о необходимости бо­ ле твердой и ршительной борьбы с растущей анар­ хіей. Это же длали и другіе. Но я нс помню, чтобы бы­ ли предложены когда-нибудь какія-нибудь опредлен­ ныя практическія мры, чтобы он обсуждались Врем .

Правительством». Нсколько неожиданно как раз от иностраннаго дипломата, котораго русскій министр не считал возможным посвящать во «внутреннюю борь­ бу», мы узнаем, что Правительство будто бы только ожидало подходящаго психологическаго момента для ареста «общепризнаннаго главы» русских соціалнстов Так говорил Милюков но записям Быокспсиа. Если это соответствует дйствительности, то Правительство во всяком случа пропустило подходящій психологи­ ческій момент .

В то время общественные низы столицы оказались мене толерантными, чм верхи, в оцнк условій, в которых зародилась и протекала «безтактная» поздка признаннаго главы русских соціалистов в період поен­ ных дйствій по территоріи непріятельской страны .

Но еще боле смутила нежданная и в дни неограничен­ ной свободы открытая пораженческая проповдь .

Враждебность, с которой эта пропаганда была встр­ чена на первых порах в масс, не подлежит сомннію .

Достаточно просмотрть соотвтствующія страницы повствованія «Хроники февральской Революціи (За­ славскаго и Конторовича), гд в изобиліи зарегистри­ рованы из повседневной печати факты такого порядка .

Их легко пополнить впечатлніями мемуаристов. По­ чти вс они солидарны (не исключая и мемуаристов большевистскаго лагеря — Залсжскій, Раскольпикоп) в характеристик настроеній, господствовавших на случайных уличных сборищах, на народных митингах, г. солдатских казармах и отчасти в рабочей сред, посл появленія на арен развертывающейся револю­ ціи ленинских сателитов или «ораторов из чеховской палаты № 6», как их окрестило тогдашнее острословіе, зафиксированное Плехановым. Подвойскій должен был впослдствіи признать, что дв недли ушло у больше­ виков на интенсивную борьбу с «гнусной клеветой», подхваченной мщанской обывательской толпой, кото­ рая всегда склонна легко воспринимать сецсаціи «улич­ ной прессы». Печать улицы сыграла, конечно, свою роль Но не ея «ядовитая травля» вызвала патріотическія настроенія масс — то был здоровый инстинкт само­ произвольнаго внутренняго протеста.

Суханов, присут­ ствовавшій среди немногих «добровольцев» на пстрч Ленина н интересовавшійся непосредственным ппечатлніем солдат, которые участвовали «по наряду» (*) в помпезной уличной процессіи, мог услышать в толп не совсм пріятныя для организаторов рчи — безпар­ донная проповдь вызвала и соотвтствующій отклик:

*) По большевистским данным их было мобилизовано 7000 .

«вот такого то бы за это па штыки поднять». И внуши­ тельная картина, изображающая Ленина ораторствую­ щим на броневик, который 3-яго апрля медленно поле по улицам столицы от финляндскаго вокзала к особняку знаменитой балерины, превращается в какіято вншнія театральныя декораціи, позаимствованныя из стараго потемкинскаго архива X V III вка. На сл­ дующій уже день матросы 2-го Балтійскаго Экипажа, бывшіе в почетном караул на финляндском вокоал, вынесли постановленіе, в котором выражали сожал­ ніе, что они не знали, каким путем Ленин вернулся в Россію, иначе вмсто криков «ура» послдній услышал бы, негодующіе возгласы: «Долой, назад в ту страну, через которую ты к нам пріхал». А матросы в Гель­ сингфорс сбрасывают большевистских ораторов в воду и обсуждают вопрос о способах ареста Ленина .

Тот же вопрос в конкретной форм ставится и в Волын­ ском полку. В Московском полку собираются громить редакцію «Правды». На тысячном митинг солдат Преоб­ раженскаго полка создастся такое обостренное настрое­ ніе, что плехановцу Дейчу приходится брать Ленина даже под свою защиту. Ряд солдатских митингов с шумным протестом против Ленина и Ко требуют от пра­ вительства разслдованія условій возвращенія полити­ ческих эмигрантов через Германію. На улиц,«на каж­ дом шагу» слышались требованія ареста Ленина. Сто­ личные жители могли видть враждебную демонстрацію на площади перед ленинской цитаделью, организован­ ную 12-го апрля союзом учащихся средней школы — тм самым «революціонный» союзом, принимая представителей котораго 8а недлю перед тм пред­ сдатель Совта Чхеидзе говорил: «Правительство на­ ше не демократическое, а буржуазное. Слдите же эорко за его дятельностью». Можно было присутство­ вать в т дни на дйствительно жуткой манифестаціи инвалидов (16 апрля), в которой приняли участіе офицеры и солдаты из всх почти госпитатслей Петер­ бурга.и которая в сопровожденіи длинной вереницы экипажей с калками на костылях, с плакатами!

«Ленина и Ко — обратно в Германію» направлялась к Таврическому Дворцу для того, чтобы предъявить Требованіе «парализовать дятельность Ленина псми доступными средствами». Инвалиды не давали говорить Скобелеву, Церетелли, Гвоздеву и др., пытавшимся защищать право свободной агитаціи. В провинціи, гд в Совтах на первых порах большевики играли незна­ чительную роль и гд в март почти повсемстно при­ нимались «оборонческія формулы», дло доходило до конфискаціи «Правды» по постановленіям мстиых Ис­ полнительных Комитетов и до угроз арестовать Ленина, если он прідет.. .

Набоков объясняет пассивность Правительства отча­ сти его «идеологіей»—правительство было связано своей «деклараціей о свобод слова», отчасти сознаніем споего безсилія — оно «не могло дйствовать иначе, не рис­ куя остаться в полном одиночеств.» С послдним утвержденіем едва ли можно согласиться—факты как будто бы противоречат такому выводу. Но так или иначе разлагающая проповдь Ленина не была пресчена ршительными мрами, и в таких услопіях крайняя демагогія неизбжно должна была собрать в конц кон­ цов богатую жатву. Ленин сумл привычной «мертвой хваткой» повести партію за собой; сумл до нкоторой степени и приспособиться к создавшейся конкретной обстановк, нсколько завуалировав до времени свою грубо упрощенную схему окончанія имперіалистической войны и соціальной ненависти; большевики не предла­ гали уже «втыкать штыки в землю». Этим парализова­ лась отчасти «травля» улицы, которой испугалась и ре­ волюціонная демократія, как бы маятник общественна­ го возбужденія не слишком далеко качнулся в противо­ положную сторону. «Планомрная борьба» с ленинца­ ми, которой требовала солдатская секція Совта в ре­ золюціи 16-го апрля, поэтому не получила надлежа­ щей интенсивной формы... — совтскія «Извстія»

скоре выступили на эащиту Ленина. Настроеніе масс измнчива. Через три недли, прошедших со дня пріз­ да Ленина н Петербург, оказалась реально осуществи­ мой вооруженная демонстраціи, приведшая и первому правительственному кризису. Большевики сумли вы­ вести на улицу два полка (*). Неоспоримо — это мы уви­ дим ниже — рука нмецкой агентуры не бездйствовала в обостреніи того конфликта, который создавался на почв несоотвтствія слишком прямолинейной и са­ моувренной вншней политики «цензовой обществен­ ности», по ]еволюціопной терминологіи того времени, с настроеніями, главенствовавшими в сред демократіи — и не только «совтской». Надо признать, что этот конфликт лил воду только на мельницу антивоенной пропаганды ленинцев, щупальцами спрута охватываю­ щей постепенно страну. Для такой пропаганды, печат­ ной и устной, большевистская партія в 1917 г. должна была располагать очень значительными деньгами. 15-го апрля появилась «Солдатская Правда». Роль ея так опредляя на польском създ большевиков Подвой­ скій устами как бы противников: «удивительное дло, на фронт большевиков не признают, считают измнни­ ками, но начитаются солдаты «Солдатской Правды», и большевики начинают пожинать лавры». «Ядовитую пилюлю» (в вид «приказа № 1») — говорил ген. Алек­ сев на московском Государственном Совщаніи — «может быть переварила бы в ндрах своего здороваго организма ирмія, но широко мутной полной пустилась агитація... С удостовреніями шли, без удостовреній шли нмецкіе шпіоны, шли нмецкіе агенты. Армія превратилась в какой то общій агитаціонный лагерь» .

*) По словам Подвойскаго (доклад военной организаціи на Іюльской създ бол ынсвикоп), гл явную роль в пропаганд сыграли «200 товарищей из Кронштадта, которые разсыпались по казармам.... и в значительной степени сумли поколебать то недовріе к большевиком, которое появилось в полках» .

2. Прапорщик Ермоленко В то время, когда Лопни развипал и Петербург свою «идейную пропаганду» («терплпііо разъясняя», по его словам, спою программу), на впшпем боевом фронт'Ь стал ощущаться нсколько иной нащим со сто­ роны непріятеля, заинтересованнаго при ухудшающем­ ся положеніи нс столько в отдаленной соціальной ре­ волюціи в Россіи, сколько п возможности достигнуть сепаратного мира. Неоформленное «братаніе» солдат в передовых окопах пытаются замнить частичными переговорами с мстный командным составом через по­ средство офиціалыіых делегацій, выступающих под блыми флагами. Наиболе извстно подобное выступ­ леніе на фронт 5-ой арміи у геи. Драгомирова, подроб­ но разсказанное в газетах тх дней (*). Конечно, рука об руку с легальными парламентерами продолжали дйствовать и секретные агенты, цлью которых яв­ лялась подготовка почвы в русской арміи для воспрія­ тія идеи сепаратнаго мира и по прежнему разложеніе боеспособности противника. В такой обстановк на территоріи 6-ой арміи произошло маленькое, быть мо­ жет, довольно обычное по своему масштабу, событіе, которому суждено было, однако, имть довольно зна­ чительныя послдствія. Нмцами был переброшен на русскій рубеж плнный офицер Ермоленко, который явился п штаб и 28-го апрля показал, что ему пред­ ложено было работать в качеств агента Германіи. «Та­ кіе пріемы — разсказываст Деникин — практиковались И до революціи: паше командопаніе обратило вниманіе на слишком частое появленіе «бжавшнх из плна» .

Многіе из них, предавшись врагам, проходили опред­ ленный курс развдывательной службы и, получив солидное вознагражденіе и «явки», пропускались к нам через линіи окопов.Не имя никакой возможности *) См. Милюков. «Исторія революціи» (вып. I) .

опредлить, гд доблесть и гд измна, мы почти всег­ да отправляли всх бжавших из плна с европейских фронтов на кавказскій». В данном случа, очевидно, была нкоторая специфичность: Ермоленко не бжал, а был переброшен самими нмцами — едва ли не на аэро­ план — на русскій фронт. В своих нокааанінх он на­ звал имя Ленина. Об этом начальник штаба Ставки счел необходимым довести до свднія военнаго министра .

В донесеніи 16-го мая он сообщал: «Ермоленко был пе­ реброшен нам в тыл на фронт 6-ой арміи для агитаціи в пользу скорйшаго заключенія сепаратнаго мира с Германіей. Порученіе это Ермоленко принял по настоя­ нію товарищей. Офицеры германскаго ген.-штаба Шидицкій и Любер (*) ему сообщили, что такого же рода агитацію ведет в Россіи агент герм. ген. штаба, предс­ датель секціи «Союза Освобожденія Украины» А. Ско­ ропись- Іолтуховскій и Ленин. Ленину поручено всми силами стремиться к подорванію доврія русскаго на­ рода к Временному Правительств}'. Деньги на операцію получаются через нкоего Свенсона, служащаго в Сток­ гольм при германском посольств» .

Здсь начинаются наши затрудненія. В своей «Жизни» Троцкій, цитируя «дословный текст» показаній Ермоленко, категорически говорит: «они нын напеча­ таны», но не указывает, гд эту публикацію можно найти. Сам автор большевистской исторіи революціи фактически цитирует «дословный текст» из вторых рук — по выдержкам, приведенным в работ историческаго семинара Института красных профессоров и в стать бывшаго руководителя нослдних — Покровскаго .

Большевики не опубликовали еще показаній Ермоленко, а выдержки, перемшанныя толкованіями, догад­ ками, насмшками (между прочим разныя хронологи­ чески показанія перепутаны между собой),не дают ясОчевидно, Люберс, который, судя по воспомипапілм Скоропись-Іолтуховскаго, был главным вдохновителем укра­ инской акціи .

наго представленія о том «невообразимом вздор», ко­ торый «молол» Ермоленко, инструктированный и «слег­ ка обученный» агентами военной развдки. Троцкій с торжеством устанавливает, что Ермоленко, нс считаясь с разностью новаго и стараго стили, за дв недли до прибытія Ленина посадил его во дворец Кшесинской .

(Троцкій в своем открытіи в дйствительности повторя­ ет лишь заключеніе молодых «красных профессоров») .

Но это нс будет уже столь абсолютным «вздором», если принять во вниманіе, что «дворец Кшесинской» появ­ ляется, как видно из текста Покровскаго, только во втором показаніи Ермоленко, данном 10 іюля, когда он съ фронта был вызван в Петербург. В такой же мр неу­ вязка может быть объяснена неудачной формулировкой протокола, зафиксировавшаго слова допрашиваемаго, что ему еще в Берлин (3 апрля нов. стиля) говорили, что Ленин работает во дворц Кшесинской. Но это всетаки мелочь, хотя и выдвинутая большевистской кри­ тикой на первое мсто. Первоначально у большевиков была тенденція даже отрицать реальность самого су­ ществованія прапорщика Ермоленко. В IV т. извстных «Записок о революціи» Суханова, помченном 1922 г., прямо говорится: «Никому неизвстно, суще­ ствовала ли когда нибудь в дйствительности темная личность по имени Ермоленко, согласившаяся быть агентом германскаго штаба. Неизвстно и то, был ли такого рода документ, дйствительно, переслан от На­ чальника штаба верховнаго главнокомандующаго в штаб военнаго министра Керенскаго. Может быть, он был цликом сфабрикован на Дворцовой площади, гд около Керенскаго кишмя кишло черносотенное офицерство». Постреніе простое и легкое, но, очевидно, никуда негодное. Послужной список пр. Ермоленко, кстати сказать бывшаго в плну вмст с автором извстных очерков «Плн» В. Корсаком, был приложен к длу, при дл находится и документ, посланный ген. Деникиным. Работающіе в семинар Института красной профессуры (1927 г.) предпочли выдвинуть другую версію — о пр. Ермоленко, «будто бы» пере­ брошенном нмцами с цлью агитаціи, и о показанінх его, сострнпаніщх в штаб. Покровскій вводил новый нюанс — надо дискредитировать показанія Ермоленко безграмотностью и специфичностью его «филерскаго»

донесенія, которое почистили при втором допрос в Петербург. У Ермоленко назван Іолтуховскій потому, что он наторл в слжк за украинскими націоналиста­ ми в плну, а Ленин, как самый популярный, — дру­ гого имени Ермоленко назвать не мог. Послдній не сразу «понял», что от него требуется донос на Ленина, поэтому он все напирал на то, что все дло связано с «украинской секціей» германской развдки, что его послали «для отдленія Украины и что он долщеи со­ стоять в распоряженіи Скоропись-Іолтуховскаго». «По­ служной список» Ермоленко, дйствительно, не может вызвать к себ большого доврія. «Бывшій канцеляр­ скій служитель» владивостокскаго полицейскаго управ­ ленія, участник в качеств «добровольца» русско-япон­ ской войны, произведенный в 1913 г. « в изъятіе из за­ кона» в вауряд прапорщики, никогда не состоявшій «на дйствительной военной служб», может быть от­ несен к числу рядовых агентов военной контр-развдки, — вроятно, очень храбрый, так как ааслужил солдат­ скій Георгій .

Как то странно, что такого агента выбрали в Бер­ лин в уполномоченные по отвтственному порученію, сообщили доврительныя свднія и т. д. (*). Во вто­ ром своем показаніи Ермоленко разсказывал, как он выхал 3 апрля с обер-лейтенантом в Берлин. Был от­ везен в Главный штаб и имл бесду с упомянутыми Шидницким и Люберсом. Заключил с ними «договор»

о работ в Россіи в пользу нмцев, получил жалованье 800 р. в мсяц и 30% с суммы причиненнаго Россіи *) По словам Корсака, Ермоленко свое «украинство» в плну проявлял лишь тм, что ставил в лагер театральныя малороссійскія сцены .

ущерба (*) от взмрва складов, мостов и пр. Когда Ер­ моленко поставил вопрос: «что же я один буду рабо­ тать в этом направленіи и потому от такой работы много пользы ждать нельзя, на это мн сказали, что на­ прасно я так думаю, что у Германіи достаточное количе­ ство работает в Россіи агентов-шпіонов...при чем упо­ мянули фамилію Ленина, как лица, работающаго от Германіи и для Германіи и что дла у него идут велико­ лпно». Ермоленко показал, «что на дорогу ему дали

1.500 руб., а 17 мая в Могилев к нему подошли два не­ знакомых лица и вручили конверт со словами,что в нем жалованье вперед за два мсяца и остальное на рас­ ходы. В конверт оказалось 50 т. руб. русскими деньга­ ми». Деньги «по распоряженію верховнаго главноко­ мандующаго» оставлены были в пользу Ермоленко .

Отсюда вывод: вся эта исторія вымышлена — деньги Ермоленко дал русскій генеральный штаб за донос на Ленина. Если бы деньги были выданы германской контр­ развдкой, то их отняли бы у Ермоленни; наконец, не стали бы нмцы выдавать авансы человку, который явился в русскій штаб и ежедневно в этот штаб ходил .

Пожалуй, другой вывод был бы боле естественен:

переброшенному на фронт с опредленной цлью ско­ ре бы дали деньги, если бы он сумл внушить вру в себя — вдь все значеніе всякой провокаціи основывает­ ся только на довріи, которым пользуется провокатор у противной стороны. Наличность 50 т. не отрицают и большевики. Совершенно невроятно, чтобы русская контр-развдка могла заплатить Ермоленко такія день­ ги — она ими не располагала в революціонное время .

Надо допустить, что сама Ставка выдала такую сумму .

Но не будем фантазировать. Предлы для необоснован­ ных догадок неограниченны. Большевистскіе изслдо­ ватели сами совершенно запутались в сплетенной пауНадо лн подчеркивать, что это показаніе я излагаю по выдержкам, приведенным у большевистских изслдовате­ лей .

тин — отчасти в силу неразборчиваго использованіи матеріала, находпщагоси только в их распоряженіи (*) .

Нс стоит удлять мсто для уловленія этих явных противорчій — не стоит отчасти потому, что показанія Ермоленко многим, и нс большевикам^ то время пока­ зались малоцнными. Так для разсмотрнія секретных матеріалов о нмецкой пропаганд в Ставку был приг­ лашен Бурцев. На него нн личность Ермолснки, ни его показанія не произвели должнаго впечатлнія. Он до­ пускал возможность, что показанія Ермоленко были до нкоторой степени подсказаны нонтр-развдкой или частично подверглись соотвтственной обработк .

«Отмежевывается» от Ермоленко и нач. воен. контр­ развдки в Петербург Никитин,так к а к,кром «голо­ словных заявленій», он ne дал ничего, все его показаніе осталось «неубдительный». «Больше того, — утвер­ ждает Никитин — у нас даже не было досье Ермоленко .

До іюльскаго возстанія его фамилію я слышал только раз от Переверзева, а подробныя показанія, данныя им в штаб G арміи, я узнал от самого Ермоленко только

-й посл возстанія, когда 8 іюля мн его прислала Став­ ка». «Почему нам нс сообщили раньше его показанія?

Как использовала Ставка самого Ермоленко? Мн не­ извстно». «Я увидл — рапсказывает Никитин — до смерти испуганнаго человка, котоый умолял его спря­ тать и отпустить. П. А. Александров (слдователь) записал показанія, а я его спрятал на нсколько часов и отпустил. Пробыв в Петроград не больше суток, он ухал в Сибирь». «Воспоминанія» Никитина не все­ гда точны — он явно в данном случа впадает в проти­ ворчіе с тм фактом, что в дл имются помченныя *) Напримр, то Ермоленко показывает, что, кром Іолтуховскаго и Ленина, имена других лиц, работающих в пользу Германіи, ему не были названы (припомним вывод, который из этого длал Покровскій), а то оказывается, что Ермоленко сообщил имена и адреса лиц, с которыми стокгольмскій агент имл связи в Россіи.. .

10-м іюля боле подробныя показанія, нежели данныя Ермоленко и штаб 6-й арміи, гд зауряд-прапорщик из бывших полицейских, может быть, дйствительно набавлял себ ц н у,преувеличивая рол&, которую над­ лежало ему сыграть, и свднія, которыми он распо­ лагал в апрл мсяц. Во всяком случа до тх пор, пока цликом не будут опубликованы показанія Ермо­ ленко, приходится воздержаться от их окончательной оцнки и с чрезмрной увренностью и категорично­ стью отдлять фантазіи от дйствительности: как мы увидим, могут оказаться только кажущимися таковы­ ми нкоторыя противорчія в показаніях Ермоленки, когда, напримр, он помщает, по словам Покровска­ го, одно и то же лицо одновременно и в Берлин и в Кіев .

Д ля того, чтобы вставить показанія Ермоленко в правильныя рамки, как будто бы надо, дйствительно, обратиться к «Союзу Освобожденія Украины». Выдерж­ ка из чрезвычайно цннаго документа в свое время бы* ла приведена Милюковым в первом выпуск его «Исто­ ріи революціи» — это показанія, данныя военным вла стям в август 17 г. украинским эмигрантом Вл. Степанковским, близко стоявшим к дятельности Союза и возвратившимся в Россію (*). Степанковскій раэсказал, •) Степанковскій, секретарь швейцарскаго украинскаго бюро, возглавляемаго гр. Тышкевичем, был арестован контр­ развдкой на границ. Он находился в заключеніи в Петербургских «Крестах» одновременно с Раскольниковым и другими кронштадскими большевиками. По воспоминаніям Раскольникова в камер Степанковскій «восторженно отзы­ вался» о Скоропись-Іолтуховском». Показанія носят другой характер. Они частично были опубликованы еще в 17 г. — на них ссылается быв. нач. петербургского ген.-штаба Ю. Д .

Романовскій в своей брошюр «Украинскій сепаратизм и Гер­ манія» (Токіо, 1920 г.) .

как австрійское правительство постепенно к Союзу охладло и как послдній перенес свою дятельность в Берлин и попал на полное иждивеніе Германіи. Гер­ манія, но примру Австріи, стала выдлять плпных украинцев в особые лагери и пустила туда дятелей Союза для пропаганды отдленія Украины от Россіи в самостоятельное государство, входящее в систему цен­ тральных держав. Эту позицію поддерживала в Германіи группа, пред ставленная генеральным штабом. Плн­ ные были сосредоточены в лагер «Раштадт», гд в 16 г. сформирован был «1-й счсвой Тараса Шсвченки полк», одтый в національные жупаны и к началу 17 г .

насчитывавшій 1.500 человк из наиболе распропа­ гандированных (*). Отсюда иногда и длались дивер­ сіи в Россію, т самыя, о которых разсказывая Дени­ кин, когда под видом инвалидов стали выпускаться вдоровые украинскіе солдаты или перебрасываться на фронт под видом бглецов .

Достаточно ясно, что центральной кухней всх этих планов были Копенгаген и Стокгольм. Сюда «по­ ближе к Россіи» перебрались и вожди СОУ Іолтухонскій и Мсленсвскій, связанные с Парвусом еще дятель­ ностью на Балканах. К ним примыкал и Гансцкій .

«Нужно думать—заключал Степанкова!ій—что вс они работают вмст». Вс до|юги ведут в Рим. Тут уже не­ далеко и до мостика к Ленину, имя котораго неожидан­ но назвал предназначаемый, быть может,только на роль скромнаго агента Іолтуховскаго, зауряд-пранорщик Ермоленко. Он мог случайно услышать это имя и от сопровождавшаго его обер-лейтенанта. «Глупости» спо­ собны были длать и хорошо пншне дисциплинирован­ ные нмецкіе обер-лейтенанты .

*) 3000 в лагер значились «курсистами», сочувствующи­ ми пропаганд; 5000 были «противниками и подвергались су­ ровому режиму; остальные числились в «преклонниках», со­ хранивших нейтралитет .

Но вот что особо интересно. Іолтуховскій и Меленевскій оба обратились посл революціи к Временному Правительству с ходатайством разршить вернуться на Украину, так как с момента революціи и паденія ца­ ризма СОУ ршил прекратить самостоятельную дя­ тельность за границей, признавая, что правомочна го­ ворить теперь от имени украинскаго народа единствен­ но Центральная Рада. Революціонная Россія не будет держать «далі в кайданах иеволі Украіну», и поэтому, по словам Іолтуховскаго, Союз занял нейтральную по­ зицію в борьб центральных держав с Россіей. Все же эта нейтральная позиція,если врить показаніям Степанковскаго, была весьма своеобразна.

Получил ли Іолтуховскій право вернуться в Россію — я не 8наю:

по его словам, он пріхал на Украину в конц 18 г .

Но вот что передавал Степанковскій: от самого Іолту­ ховскаго, а позже, в іюл, от чиновника мин. иностр .

дл фон-Бергена он слышал, что Іолтуховскій созда­ вал в Полтав тайную организацію, которая должна бы­ ла соперничать с Центральной Радой. Организація эта дйствовала или должна была дйствовать с вдома германскаго штаба. Примыкавшіе к ней украинцы, по признанію Винниченко, склонны были «оголить фронт». Разв так уже не прав был Ермоленко, давшій двойной адрес Іолтуховскаго?

Как ни отнестись к показаніям Ермоленко, едва ли их можно признать «ршающими» для опредленія отношенія большевиков к германскому военному ко­ мандованію, как это длает в своих воспоминавіях Ке­ ренскій: Ермоленко де «были указаны пути и средства сношенія, банки (?), через которые будут получаться денежныя средства, а также нкоторые другіе виднй­ шіе агенты, среди которых крупные украинцы -само­ стійники и.... Ленин». Своей излишней категорично­ стью, значительно расширявшей свднія, полученныя через Ермоленко, Керенскій дал лишь повод для издватсльств со стороны достаточно ловкаго и остраго полемиста Троцкаго (*). «Изслдовать указанные Ер­ моленко пути, выслдить агентов евлои между Лени­ ным и Людендорфом, захватить их с поличным, если это окажется возможным, — продолжает Керенскій — вот труднйшая задача, которая встала тогда перед Временным Правительством». «Малйшап огласка, ко­ нечно, заставила бы германскій штаб измнить систему сношеній с Россіей... Даже в самом правительств необ­ ходимо было в наибольшей степени ограничить круг посвященных в эту государственную тайну чрезвычай­ ной пажности. Мы ршили с ген. Алексевым, что ра­ бота по разоблаченію по путям Ермоленко связей не­ пріятеля с украинцами будет производиться в особо секретном порядк в Ставк (**). Разслдованіе же указаній на Ленина я взял на отвтственность ВремснБольшой цны им нт, тан как «ловкость» в данном случа оказалась чрезмрной. Вот, напримр, образец «до­ словных» цитат Троцкаго.

Он повторяет слова Керенскаго:

«в апрл явился в Ставку к ген. Алексеву украинскій офи­ цер по имени Ярмоленко».... «Не мшает тут же отмтить — прибавляет полемист — что Керенскій не умет быть точным даже тогда, гд он даже не заинтересован в неточности. Фами­ лія того мелкаго плута, котораго он выводит на сцену, не Яр­ моленко, а Ермоленко». В «Совр. Записках» в стать Керенска­ го напечатано: «в апрл мсяц в Ставку Верховн. Глав, ген. Алексева явился «бжавшій из плна» офицер украин­ скій Ермоленко». По истин удивителен такой дикій пріем полемическаго наскока .

• •) Деникин ивлагает дло нсколько по иному: «вс представленія верховнаго командованія, рисующія невыно­ симое положеніе арміи перед лицом такого грандіознаго пре­ дательства, не только оставались безрезультатными, но не вы­ звали ни разу отвта.»Таким молчаніем Деникин и объясняет ршеніе обратиться к экспертиз Бурцева и предоставленіе ему‘для использованія полученнаго матеріала .

наго Правительства. Кром ни. Львова в правительств об этом знали, кром меня, только двое: министр ино­ странных дл Терещенко и министр кутей сообщ .

Некрасов («Тріумвират»). И в этом узком кругу испол­ неніе задачи было поручено Терещенко, а каждый из нас остальных старался по возможности нс интересо­ ваться подробностями начатой работы... А работа была крайне кропотливая, трудная, сложная и долгая» .

Вот почему матеріалы, полученные из Ставки, даже нс были сообщены в петербургскую военную контр-развдку, которая концентрировала у себя раз­ слдованіе связи большевиков и нмцев; вот почему доклад о Ермоленко в теченіе полутора мсяцсв «оста­ вался под спудом». Но ни Керенскій, ни Терещенко, который вел непосредственно разслдованіе, ничего не сообщили впослдствіи о споей работ, увнчавшей­ ся исключительным успхом: итог «получился для Ле­ нина убійственный» — «весь аппарат сношеній Ленина с Германіей был установлен». И дале нсколько нео­ жиданно Керенскій разсказывает в сущности только то, что было извстно в іюльскіе дни по данным, получен­ ным контр-развдкой .

3. « Русская Дрейфусіадй » .

Так назвали большевики дни, послдовавшіе за польским уличным выступленіем, организованным пар­ тіей Ленина против Временнаго Правительства (*) .

Ленину и иже с ним было предъявлено офиціальное об­ виненіе в измн. Так как слдственное іюльское д­ ло вн нашей досягаемости, в основу изложенія прихо­ дится положить воспоминанія того, кто руководил тм *) Эту терминологію впервые употребил Ленин, ва ним повторил «меньшевик» Суханов в своей работ .

центром, около котораго сосредочнлись собираніе и предварительная разработка облипнтелыіаго матеріала .

Мм начнем с нзвстпых уже нам воспоминаній началь­ ника коитр-разодкн петербургскаго военнаго округа .

Ное гд придется восполнить проблы памяти полк .

Никитина, пользуясь случайными отрыпками из слд­ ственнаго дла, использованными совтской исторіогра­ фіей, и газетными сообщеніями того времени. И слдуег еще раз с самаго начала повторить сдланную уже огопорку. В авторском предисловіи к книг «Роковые го­ ды» говорится: «Взвшивая каждое слово, и стремился иложпть только факты, которые в своих существенных чертах вс могут быть доказаны историком».На примр с документами, касавшимися эпизода с Черновым, можно было уже увидть, что в дйствительности не всегда это так. Нкоторые и другіе «факты», сообщае­ мые Никитиным, опровергаются документами, т. е .

перестают быть фактами. В процесс работы над вос­ поминаніями у бывшаго начальника петербургской контр-раавдки в распоряженіи, очевидно, почти не бы­ ло документов — единственным исключеніем являются воспроизводимыя им копіи 29 телеграмм Ганецкаго и к Ганенкому, которыми обмнивались в первые мсяцы революціи Стокгольм и Петербург (копіи с этих теле­ грамм вручены были контр-развдк представителем аналогичнаго учрежденія иностраннаго государства) .

Память мемуаристов иногда непроизвольно даже спо­ собна совершать курбеты, далеко отклоняющіе разсказ от того, что было в дйствительности, или предположе­ нія и догадки выдавать за установленные факты. Не всегда можно сдлать проврку, и именно то, что авто]) воспоминаній строго не «ппвшиваст каждое слово», должно ослаблять впечатлніе от нкоторых его заклю­ ченій тогда, когда дло касается фактов,проврить ко­ торые мы не в состояніи. Приходится принимать их только на вру. Мн кажется, что б. министр юстиціи Врем. Правительства Псрсвсрзеп, принявшій столь ак­ тивное участіе в польских длах, слишком поспши л с безоговорочным признаніем «совершенной правдиво­ сти и правоты» изложенія, даннаго в книг «Роковые годы» полк. Никитина (*). «Ничего, — писал Псревервев (письмо в «Поел. Нов.» 31 октября 30 г.) — к этой сторон его мемуаров я прибавить не могу, равно, как не могу внести в нее каких либо исправленій» .

Никитин на страницах своих воспоминаній разскавал, с каким невроятный трудом пришлось ему возста­ новить разрушенную переворотом военную контр-раввдку — вплоть до того, что первыя деньги на орга­ низацію столь необходимаго в період войны государ­ ственнаго дла ему пришлось взять взаймы у частнаго лица. Для дятельности нмецких агентов всх рангов и мастей в таких условіях открывался широкій простор;

Может быть, русская военная нонтр-развдка была рьі совершенно безпомощна, если бы не находила поддерж­ ки со стороны иностранных делегацій союзных держав .

«Досье» контр-раввдки революціоннаго періода открывается в Петербург разслдованіем дятельно­ сти журналиста Колышко, прибывшаго из Стокгольма в начал апрля. Колышко довольно лпно принадлежал к кругу тх «пацифистов», которые работали на сепарат­ ный мир Россіи с Германіей — он еще до революціипрізжал в Петербург для информаціи премьер-мини­ стра Штюрмера. В мою задачу отнюдь не входит разсмо­ трніе всх начинаній, так или иначе связанных с н­ мецкий главным штабом, поэтому частное досье Колыш­ ко я пріоткрою только на той страниц, гд Никитин пытается установить нкоторую связь между дятель­ ностью Колышко и дятельностью Лснпна.При обысках, произведенных чинами нонтр-развдки, было обнару­ жено собственоручное письмо Колышки, адресованное в Стокгольм близкому ему лицу нкоей Брейденбод, по свдніям англійской развдки, находившейся в непосредственной связи с нмецким штабом. Письмо •) Воспоминанія его в значительной своей части предвари­ тельно были напечатаны в «Поел. Нов.» .

ев на французском язык было направленц с нарочным .

— по утвержденію самого «журналиста К» письмо его было изплечено нз дипломатической вализы («П. Н» 25 .

X. 32). «Мы много работали, чтобы прогнать Милюкова и Гучкова»—писал Колышко, по словам Никитина, «до­ словно»: «теперь почва подготовлена: bon entendeur sa­ lut» (автор переводит так: имющіе уши, да слы­ шат). Дале шло указаніе, на необходимость передать партіи центра Рейхстага, «чтобы она перестала бряцать оружіем», что «ел непримиримым требованія ансксій и контрибуцій губят Германію». Тут же указывалось, что «Ленин не соглашается поддерживать эти требова­ нія». Наконец, слдовала просьба прислать пол милліо­ на руб. через Стокгольм н пол миллліона через Хри­ стіанію (Колышко пріобрл у Нотовича «Петроградскій Курьер» для созданія газеты, которая проводила бы германофильскую линію). Во фраз, относящейся к Ленину, Никитин видит доказательство «каких то пе­ реговоров» Колышко с Лепиным. Конечно, можно дать и иное толкованіе словам Колышко (если допустить, что фраза воспроизведена точно) — вопрос мог итти о использованіи агитаціи Ленина .

Контр-разпдка, между прочим, установила, что Колышко посщая нкій Степин, игравшій активную роль среди большевиков (Степин, бывш. агент компа­ ніи Зингер, имл значительныя связи среди рабочих, которым продавал до революціи швейныя машины в кредит). По наблюденіям агентов наружнаго наблюде­ нія, «начиная с апрля мсяца 1917 г. Степин нанимал людей для участія в большевистских демонстраціяхъ Сдружившись со Степином,один нз таких ловких тайных агентов, пообщавшій дать Степину казачьи связи, проник в его бюро, гд Стспии показал ему «пачки»

денег в мелких купюрах по 5-10-25 рублей. «Просма­ тривая рапорты агентов — утверждает начальник контр­ развдки — можно было убдиться, что не проходило и двух^ней, чтобы Степин пс побывал в штаб Ленина, — в дом КшесинскоЙ». 3-го іюля в 6 час. всчсрІ Савицкій (упомянутый агент нонтр-раэвдки) застал Сте­ пина ва прямой раздачей денег солдатам. Послдній самодовольно заявил, что денег у него, сколько угод­ но, что он «первый человк у Ленина», что послдній ему довряет и «сам дает деньги». Так ли это было в дй­ ствительности или нт, но во всяком случа можно сд­ лать вывод, что к Ленину прилипали всякаго рода н­ мецкіе агенты. Степин был арестован ( ф ) .

*) Переверзев предупредил Никитина, кан раэскаэываст послдній, что правительству извстно, что в Германіи имют­ ся нлише для русских десятирублевых кредитных билетов .

Они были изготовлены еще до войны, но в свое время министер­ ство финансов обратило вниманіе, что на отпечатанных в Гер­ маніи кредитных билетах дв послднія цифры серіи оказались слегка подчеркнутыми. Слдовало ожидать, что такія десяти­ рублевки будут двинуты в Россію. У нкоторых солдат, и осо­ бенно у матросов, арестованных посл Іюльскаго возстанія,— утверждает Никитин — находились такія десятирублевки нмецкаго происхожденія. Протоколы комиссіи прокурорска­ го надзора, через который проходили арестованные, по словам Никитина, «зарегистрировали эти найденныя нмецкія деньги» .

Во всяком случа никаких упоминаній или намеков на эти деньги нт пока в многочисленных протоколах допросов, опубликованных в «Красном Архив». Я слышал и другую версію: Временпое Правительство в силу недостатка денежных знаков само пустило в оборот десятирублевки с подчеркнутыми цифрами. Однако, Переверзев обращал вниманіе на то, что ото­ бранныя десятирублевки отличались однообраэіем порядковых номеров. Никитин находит подтвержденіе своих слов у Троц­ каго, который в отвт на обвиненія, выдвинутыя против боль­ шевиков, говорил, что арестованных просто грабили под пред­ логом, что найденныя деньги были отпечатаны в Германіи .

Троцкій («Моя жизнь») под «нмецкими» деньгами, конечно, подразумвал другое — деньги, полученныя от «нмецних* агентов .

Другое «направленіе» контр-развдки вело в Фин­ ляндію. Агенты развдки «нащупали» два мста в райо­ н Торнсо, через которыя отдльные люди нелегально переходили границу и связывались в Выборг с пріз­ жими из Петербурга— среди послдних была Колантай. Никитин сообщает, что в первых числах іюня через Переверзева, со слов одного из членов Ц. К .

партіи большевиков, стало извстно, что Ленки сносит­ ся с Парвусом письмами, отправляемыми с особыми нарочными (*). И вот в Торнео при попытк перехода границы нелегальным путем было обнаружено письмо, адресованное (?) Парвусу. Потом доставлено было еще два письма: «вс они, написанныя одним и тм же по­ черком, очень короткія нс больше одного листа обыкно­ венной почтовой бумаги в 4 стр., а послднія так даже в 2 стр.» Содержаніе писем было весьма лаконично, без всякаго вхожденія в какія либо детали. В них просто приводились общія фразы, в род: «работа подвигается очень успшно», «мы надемся скоро достигнуть цли но необходимы матеріалы», «будьте осторожны в пись­ мах и телеграммах», «матеріал, посланный в Выборг, получили, необходимо.еще», «присылайте побольше матер іа лов», «будьте архи-осторожны в сношен іях» и т. д. «Присяжные графологи» установили, что неразбор­ чивая подпись принадлежит Ленину. «Письма эти — добавляет автор — читали вс мои помощники и ПереСообщеніе это столь важно, что оно требует особой точности. В интервью, данном сотруднику «Возрожденія»

Любимову, Переверзев как бы подтверждает сообщеніе: «при помощи нашего тайнаго агента, состоявшаго в то время в коми­ тет большевиков (его имя я и теперь не считаю поаможным ог­ ласить), удалось установить, что Ленин сносится с Парвусом нарочным». На мой запрос Переверзев, однако, этого ne под­ твердил .

»0 верзев». (*) «Настойчивыя просьбы Ленина, обращен­ ныя именно к Парвусу о присылк «побольше матеріа­ ла». были очень сомнительны» — вамчает Никитин:

«примем во вниманіе, что тогда в Россіи существовала полная свобода печати, очевидно, не могло быть и рчи о присылк секретным путем каких бы то ни было пе­ чатных матеріалов. Торговлей Ленин не занимался;

таким образом гипотеза о товарах также отпадала .

Оружія у большевиков в петроградских полках было, сколько угодно. Что же подраэумвал Ленин под сло­ вом «матеріалы», обращаясь секретным путем к офи­ ціальному германскому агенту»?

Оставим вопрос о толкованіи текста в сторон .

Самый факт обращенія Ленина к Парвусу посл все­ го того, что мы знаем, был бы убійственный доказа­ тельством виновности Ленина. Как мог Ленин — этот «великій революціонер» с чертами «педантичнаго но­ таріуса», по выраженію Троцкаго, — соединявшій «смлые замыслы» с тщательной предусмотрительностью в выполненіи, так старательно обставившій в Швей­ царіи свое политическое алиби и в силу этого уклоняв­ шійся от каких либо непосредственных сношеній с Парвусом, вдруг сдлать без особой к тому надобности такой неосторожный и ложный шаг? Нт, этого шага Ленин не длал. В № 21 «Пролетарской Революціи»

(1923 г.) большевики опубликовали 3 письма Лени­ на, найденныя в копіях, завренных представителем контр-развдки подполк. Мясодовым, в архив ми­ нистерства юстиціи. Не приходится сомнваться, что это именно т письма, которыя были отобраны при обыс­ к в Торнео или в других прилегающих к границ мстах. В одном из этих писем есть фраза: «будьте арНадо имть в виду, что содержаніе писем Никитин передает по памяти. Переверзев в своем «интервью» значитель­ но сузил рамки и говорит лишь про одно письмо, в котором находились выраженія: «присылайте матеріалы» и «будьте архи-осторожны в сношеніях», ІРР хи-аккуратны и осторожны в сношеніпх». Но письма эти адресованы не Парнусу. Два письма направлены Ганецкому (одно помчено 21 апрля, другое 12 іюни) и третье Нарпинскому в русскую библіотеку в Женев (12 апрля). В сущности письма информаціоннаго ха­ рактера. Ленин жалуется Карпинскому, что трудность сношеній с заграницей «невроятно велика»: «нас про­ пустили, встртили здсь бшенной травлей, но ип книг, ни рукописей, ни писем до сих пор не получили» .

«Очевидно, военная цензура работает чудесно — даже черевчур чудесно, но Вы анасте, конечно, что у нас нн тни нигд о войн не было и быть не могло». Ленин просит Карпинскаго прислать конец его рукописи по аграрному вопросу. В нервом письм к Ганецкому Ленин сообщает, что письмо Ne I (от 22-23 апрля нов .

ст.) получено, как и дв тысячи от Козловскаго, но «пакеты» до сих пор не получены, жалуется Ленин на ватруднительныя сношенія — «с курьерами дло наладить не легко», и сообщает, что сейчас «дет спе­ ціальный человк для организаціи всего дла. Надем­ ся, — ему удастся все наладить». Вторсе письмо, имю­ щее в виду Ганецкаго и Ра дека, наряду с информаціей о «шовинистическом угар» в Петербург и вырижсніем надежды, что удастся выпрапить линію «Правды», «колеблющейся к каутскіанству», снопа сообщает: «до сих пор ничего, ровно ничего, ни писем, ни пакетов, ни денег от вас не получил, только дв телеграммы от Ганецкаго» .

Все это очень далеко от установленія непосред­ ственной связи Ленина с Парвусом. Надо сказать, что Переверзев не в интервью, напечатанном в «Возрожде­ ніи», а в «письм в редакцію» «Поел. Нов.» говорит уже не о Парвус, а о Ганецком: «Лепин был уличен в пись­ менных сношеніях, весьма конспиративных и недву­ смысленных, с зарегистрированным германским шпіоном Грнецким - Фюрстенбсргом». Доля «подозрній»

от этих писем остается — особенно от второго письма к Ганецкому, но класть их в качеств краеугольнаго камни соіісм нс прихоцитсл .

Гораздо важне в этих письмах упоминаніе о ин­ женер Штейнберг — не то эмигрант, не то легальном посредник, типа прис. повр. Козловскаго. В письм 21 апрли говорится : «на счет Штейнберга приняли мры», а в письм 12 іюни сообщается: «Штейнбсрг пріхал и общает раздобыть присланные пакеты .

Посмотрим, удастся ли ему это». Письмо Ленина подтверждает таким образом подлинность телеграммы Ганецкаго, найденной контр-развдкой при очищеніи особняка Кшесинской, гд помщался штаб большеви­ ков в іюльскіе дни: «Штейнберг будет хлопотать суб­ сидіи дли нашего общества. Обязательно прошу кон­ тролировать его дятельность, ибо совершенно отсут­ ствует общественный такт». К этой телеграмм относит­ ся, очевидно, слова в ленинском письм: «насчет Шт .

примем мры». «Штейнберг, — писал Ленин позже в своем отвт» 26-го іюля — член эмигрантскаго ко­ митета в Стокгольм. Я первый раз видіъл его в Сток­ гольм. (*) Штейнберг около 20 апрля или позже прізж ая в Питер, помнится хлопотать о субсидіи эмигрантскому обществу. Проврить это прокурору совсм легко, если бы было желаніе проврить». Здсь какал то ложь Ленина выступает очевидно. Странный ходатай о правительственной субсидіи эмигрантскому обществу прізжая не только в апрл, но и в ію­ н; он добывал «пакеты» для Ленина, как это устанав­ ливает собственноручное письмо послдняго. Какіе «пакеты» и откуда? Скоре всего, из числа тх, которые Ганецкій пересылал, пользуясь услугами «друзей» в посольств, дипломатической почтой из Стокгольма .

Не напрашивается ли здсь нкоторое сопоставленіе?

В газетах того времени проскользнуло сообщеніе, что *) Припомним, что формально Ленин уклонялся от всх встрч, аа исключеніем яко бы астрч с лвыми шведскими соціалистами .

в Петербург 7 іюля арестован был замшанный в дло Колонтай владлсц экспортной конторы Шперберг, содйствовавшій передач писем большевиков в Швецію. Не Штейнберга ли надо подрааумвать под этим Шпсрбсргом? (*) .

И еще в процесс разслдованія появилась одна фигура, также нс указанная в воспоминаніях Никити­ на и не упоминавшаяся в газетах того времени. О ней мы узнаем из текста большевистских историков по дан­ ным, заимствованным из архивных документов іюльска­ го дла. Арестован был какой-то «купец» Бурштейн, показавшій, что в Стокгольм существует германская шпіонская организація, возглавляемая Парвусом, с которым держат связь Ганецкій и Козловскій. Больше­ вики так скупо касаются «переверзевских фальсифи­ кацій», т. е. документов польских дней, что на первый взгляд непонятно было, зачм они вытащили на свт Божій показанія, о которых никто ничего не впал .

Своей публикаціей они хотли дискредитировать слд­ ствіе. В дл оказались офиціальныя справки, харак­ теризующія Бурштейна лицом, «нс заслуживающим никакого доврія»: Бурштейн «представляет собой тип темнаго дльца, не брезгующаго никакими занятія­ ми». Вроятно, таким и был «тертый калач» из авантю­ ристов соціалистической среды, и он тм самым по свое­ му моральному сблику весьма подходил к «спекуляціи»

и «контрабанд» Гансцкаго. «Бурштейн — должен од­ нако признать Покровскій — новидимому, дйствитель­ но, видл в Копенгаген Парвуса, а у него нкоторых русских соціал-демократов». Это уже кое-что значит .

Ленин нс слишком считался с моральными качествами своих агентов. Партія вдь «нс пансіон для благород­ ных двиц». К оцнк партійнмх работников нельзя подходить с узеньким мрилом «мщанской морали» .

Иной «мерзавец», по мннію Ленина, полезен именно *) Шпсрбсрга, по словам тогдашних газет, изобличали и в связях с Колышко .

тм, что он «мерзавец». Очень Показательно, что в проіоколах петроградскаго Воен. Рев. Комитета за октябрьскіе дни можно найти упоминаніе о нкосм Бурштейн, в качеств дйствующаго персонажа. Ед­ ва ли приходится сомнваться, что рчь идет об одном и том же лиц. Недостаточно освдомленный в свое время Покровскій (протоколы были опубликованы лишь недавно) не учел, очевидно, возможности подоб­ наго сопоставленія в будущем .

Разслдованіе, по словам Никитина, приняло «сеьеный характер» лишь посл того, как кап. Пьер 5[оран, представитель французской контр-развдки, вручил 2 і іюня Никитину копіи 14 телеграмм меж­ ду Стокгольмом и Петербургом, которыми обмнива­ лись Козловскій, Фюрстенберг, Ленин, Колонтай и Суменсон (позже Лоран передал еще 15 телеграмм.) Показательны условія, при которых состоялась пере­ дача этих телеграмм: свел представителей двух контрраавдок (русской и иностранной) Терещенко: «теперь вы знакомы — сказал министр ин. дл — и можете обо всем сноситься друг с другом непосредственно без ме­ ня». Надо полагать, что тм самым военные контр-развдывательные органы как бы вводились п русло тх изысканій, которыми, по словам Керенскаго, само­ стоятельно занималось Временное Правительство.Оче­ видно, вело оно такую работу при посредств иностран­ ной агентуры. Только так можно толковать слова Ке­ ренскаго: «нкоторыя данныя, еще раньше полученныя М. И. Терещенко дипломатическим путем, ускорили разслдованіе» (*) .

.*) Дипломатическая переписка, сохранившаяся в архивах Временнаго Правительства, говорит о том, что вдомство Те­ рещенко пыталось создать свою самостоятельную «контр-раэвдку» в Стокгольм с цлью «обнаруженія путей и средств, коими пользуются нмцы для пропагандированія в Россіи идей об окончаніи войны» (Сообщеніе Терещенко Ону 6 іюня) .

І04 Покров таинственности всей этой эакулисноЙ сто­ роны немного приподнимают воспоминаніи бьщш. пре­ зидента Массарина. Он ра8сиазмнаст, как один из амсриканских журналистов от имени чешскаго національ­ наго объединенія во время войны организовал самостоя­ тельную аптинмецкую развдку. «Связавшись еще в 1916 г. с русской тайной полиціей», он получил воз­ можность узнавать о «многих нмецких интригах в Рос­ сіи». В конц года американскій журналист, начав­ шій работать на собственныя средства, уже вел широкую работу аа счет англійской тайной полиціи. В его распо­ ряженіи было до 80 агентов. В 1917 г. но соглашенію с французскими и англійскими учрежденіями глава развдки выхал в Россію в цлях организаціи спе­ ціальнаго бюро (Slav. Press Bureau) для американскаго правительства. К сожалнію, воспоминанія Массарика очень скупо сообщают подробности о дятельности указанной организаціи, между тм она пріобртает первостепенное для нас значеніе: «Нам удалось устано­ вить — отмчаст Массарик — что какал то г-жа Симоне (очевидно Суменсон) была на служб у нмцев и содй­ ствовала передач нмецких фондов нкотормм боль­ шевистским вождям. Эти фонды посылались через стокгольмское нмецкое посольство в Гапаранду, гд и передавались упомянутой дам». Свднія эти были сообщены Керенскому. И тут Массарик длает интерес­ нйшее добавленіе : бюро прекратило «дальнйшее разслдованіе, когда оказалось, что в это дло запутан один американскій гражданин, занимавшій очень вы­ сокое положеніе. В наших интересах было не компро­ метировать американцев»... .

Тогдангній генерал-квартирмейстер петербургска­ го военнаго округа, продолжавшій вдать длом контр­ развдки, судя по его поспомиианіим, повидимому, не имл ни малйшаго представленія о параллельной, самостоятельной и независимой дятельности славяноамериканскаго бюро, остановившаго свою развдку в опредленном направленіи, как только это стало невыгодно, по мннію руководителей дла, для чешских націоналыіых интересов. Едва ли такое положеніе может быть признано нормальным с русской точки зрнія. Таинственность, которой окружал свое раз­ слдованіе правительственный «тріумвират», таким образом помшала довести до конца неожиданно прерванную работу американско - чешскаго бюро. И тм не мене копіи, сообщенныя кап. Лоран русской контр-раовдк, сразу напели ее на «нкоторыя раз­ мышленія». Наряду с простыми как будто бы теле­ граммами, сообщавшими новый адрес (Фюрстенберг —Ульяновой) или жалобы Колонтай на обыск в Торнео и т. д. шли телеграммы «коммерческаго» характера .

Не стоит воспроизводить весь их текст, ибо сам по се­ б он ничего нс даст — на мой взгляд вся суть не в со­ держаніи большинства телеграмм, а в том толкованіи, которое давали впослдствіи обвиняемые. Нкоторыя из телеграмм я приведу в связи с другим контекстом .

Вот наиболе характерныя дловыя телеграммы (пс они приведены Никитиным без дат): а) Суменсон теле­ графирует Фюрстенбергу: «Номер 86 получила вашу 23 .

Ссылаюсь мои телеграммы 84-85. Сегодня опять внесла

20.000 вмсто семьдесят». Она же: «финансы весьма затруднительны, абсолютно нельзя дать крайнем слу­ ча 500 как послдній раз карандаши громадные убытки оригинал безнадежно пуст. Нюэ Банкеи теле­ графирует новых 100 тысяч», б) Фюрстенбергу (очевидно Суменсон): «Номер 90 Внесла Русско-Азіатскій сто ты­ сяч». в) Ему же: «Нестле не присылает муки. Хлопочи­ те». г) Суменсон из Стокгольма: «Тереграфируйте сколь­ ко имете денег Нестле», д) Ей же: «Невозможно прі­ хать вторично узжаю Сигизмунд. Телеграфируйте туда остатки банков и по возможности уплатите по сче­ ту Нестле» .

Тексты телеграмм, конечно, можно было «без кон­ ца комментировать». Автор воспоминаній сообщает та­ кую деталь. Кап. Лоран был приглашен министром ин. дл к предсдателю правительства кн. Львову, на квартир котораго собралось нсколько министров .

По мннію Лоран, телеграммы служили достаточным поводом дли ареста. «Терещенко склонялся к мннію Лоран. Против выступил Некрасов. Он заявил, что ино­ сказательный характер телеграмм лишает их всякаго значенія». «Ни. Львов слушал, не высказываясь». «Ос­ тальные министры колебались». Совщаніе ни к како­ му ршенію не пришло. Но контр-развдка, считая, что у нея уже «много матеріала для обвиненія больше­ виков в государственной измн», ршила дйство­ вать и своими непосредственными дйствіями разсять колебанія правительства. I іюля — говорит Никитин — «мы составили список 28 большевиков-главарей, начинал с Лепина, и, пользуясь предоставленным мн правом, я тут же подписал именем Гловнокомандующаго 28 ордеров на арест». Вооруженное выступленіе больше­ виков нарушило нормальный ход событій. И только по ликвидаціи мятежа среди других были арестованы и упоминавшіеся в телеграммах Козловскій и Суменсон .

Кто такая Суменсон? От пен открещивались вс большевики — знать не знаем. «Припутывают имя ка­ кой-то Суменсон» — говорили Ленин, Зиновьев и Ка­ менев в своем письм в «Новую Жизнь». Троцкій, идя по стонам Суханова, пытался в своей уже литературной работ, выпущенной в 1930 г. («Моя жизнь») в отноше­ ніи Суменсон примнить метод полнаго отрицанія, как отрицалась одно время реальность прап. Ермолен­ ко. Так черным по блому в книг Троцкаго говорится, что Керенскій вводит в свой «уголовный роман», поми­ мо «двух довольно извстных польских революціонеров Раненнаго и Козловскаго», и нкую госпожу Суменсон, о которой «никто никогда не мог ничего сообщить и са­ мое существованіе которой (?І) ничм не доказано» .

Суменсон, арестованная 7 іюля и избитая солдатами при арест, подвергалась многократным допросам. Еще до ареста наблюденія агентов контр-развдки установили, что Суменсон располагала значительным счетом в Сибирском байк. Финансовая экспертива в дальнйшей, выяснила, что этот счет составлял около 1 мил., с кото­ раго эа послдніе мсяцы было снято около 800 т .

Деньги эти переводились Фюрстенбергом из Стокголь­ ма через Ніа Банк. «При подробном разслдованіи — добавляет Никитин — было выяснено, что Ганецкій в Н іа-Банк получал деньги через Дисконто-ГеэельшафтБанк». Как был установлен этот факт, Никитин не гово­ рит. По его словам, Суменсон будто-бы «во всем и сразу чистосердечно призналась» и сообщила, что «никакого аптекарскаго склада у нея не было и вообще никакой торговлей не занималась». Характеризует ее Никитин, как «демимонденку, кстати сказать, совсм не перваго разряда», которую легко обошел «способный и испытан­ ный молодой секретный сотрудник развдки, поселив­ шійся на дач у Суменсон в Павловск». А извстный Белецкій, б. тов. министра внутрен. дл в дореволю­ ціонное время, аавдывавшій департаментом полиціи и находившійся в дни посл большевистскаго перево­ рота в заключеніи в Петропавловской крпости, сооб­ щил постившему его американскому журналисту Ротштейну, что Суменсон искони была нмецкий агентом, через котораго нмцы присылали в Россію еще до ре­ волюціи деньги на поддержку пораженческих элемен­ тов. Этот разскаа позже, в «Крестах», подтвердил Бе­ лецкій и самому Бурцеву (*). Слдует отмтить, что Суменсон временами «проживала в Швеціи» .

ф) Так ли это было в дйствительности, проврить ит возможности. Надо сказать, что архив Департамента Полиціи, Повидимому совершенно не был использован при разсл­ дованіи дла о большевиках в 17 году. При министерств юстиціи работала особая комиссія, отбиравшая соотвтствую­ щія дла для Чрез. Слдственной Комиссіи под предсдательством Муравьева. Она выясняла состав секретной политиче­ ской агентуры, но все это для того только, чтобы опредлить состав преступленій старой власти. Когда Бурцев при допрос 1 апрля попытался коснуться вопроса о нмецкой шпіонаж, О Козловском Никитин говорит немного. Его аген­ тами «было выяснено, что Козловскій по утрам обходил разные банки и в иных получал деньги, а в других открывал новые текущіе счета. По мннію наших фи­ нансовых экспертов, он просто заметал слды». В га­ зетах посл ареста Ковловскаго появились сообщенія, что на его счету оказалось 2 мил. руб. Как можем мы без оговорок установить этот факт, если не имем возможности сослаться на опредленную страницу іюльскаго дла? Неизбжно приходится итти путем сопоставленія. Обращает на себя вниманіе то, что Ковловскій, из тюрьмы протестовавшій в газетах против предсдатель с откровенностью сказал, что «шпіон» интересен Комиссіи лишь тогда, когда он иысоко гнздится». Поэтому Муравьев так усиленно допрашивал ген. Иванова о «корнях шпіонажа германскаго». Большевики естественно не принадле­ жали к этим привеллигированным сферам (Намек можно най­ ти лишь в бглых вамчаніях Блецкаго о раскрытіи шпіонской организаціи в Швеціи, связанной с именем фон Люціуса) .

Равным образом и заграничная Комиссія Сватикова, как вид­ но из его доклада, дошедшаго до Правительства в октябр, очень много говорила о подозрительных дйствіях «правых»

в смысл «германскаго шпіонажа», и ршительно ничего о большевиках (доклад этот напечатан в 20-й книг «Краснаго Архива»). Пожалуй, столь же показательна и судьба случайно всплывшаго лтом 17-го года одного документа из архива разгромленнаго Департамента Полиціи, касающагося австрій­ ской пропаганды на Украин. «Объемистое дло» Департамен­ та было доставлено в издательство «Сила Земли», которое фи­ нансировалось Союзом частных банков. Представителем бан­ ков состоял б. военный министр Гучков. Он, по словам С. Сум­ скаго, («Арх. Гр. Войны», вып. 2), отказал в ассигновк за «ненужностью этого изданія», между тм именно Гучков, как было указано, придавал роли нмецкой агентуры в револю­ ціи преувеличенные размры. Документы, очевидно, не были сообщены и тм, кто офиціально разслдовали украинскую линію в дл пр. Ермоленко .

ареста, іш слова нс упомянул о деньгах — он утверж­ дал лишь,что в его переписк нт никаких указаній на близкое знакомство с Ганецким, что переписка его не носила преступнаго характера, хранилась на квар­ тир прис. поп. Соколова на видном мст и была из­ встна Чхеидзе («Рус. Вд.» № 172). Козловскій, как бы сознательно, умалчивал о своей коммерческой дя­ тельности. Что представляла собой политическая пе­ реписка, яко бы извстная предсдателю Совта, нам неизвстно. Между тм, по утвержденію Керенска­ го, Козловскій на слдствіи «не отрицал полученія огромных сумм из заграницы. В свое оправданіе этот когда то порядочный человк (*), член польской соціа­ листической партіи, нагло заявил, что он вмст с гжей Суменсои и Ганецким занимался по время войны контрабандным провозом в Россію, я не помню есйчас каких предметов дамскаго туалета» (медикаментов — говорят Никитин и большевистскіе повствователи на основаніи слдственных документов) .

«Прикрываться коммерческой перепиской — ска­ жет нач. контр-развдки — обычный пріем шпіонов» .

Но «коммерческая» переписка становится вдвойн по­ дозрительной, если она прибгает к иносказательным *) Конечно, под влінпіем разных причин люди часто мо­ рально опускаются. Но должен сказать, боле отвратную фигуру, чм Козловскій, мн рдко приходилось встрчать в своей жизни. Я столкнулся с Козловским уже в ЧК, когда он допрашивал меня в 18 г. л качеств представителя комис­ саріата юстиціи, контролирующаго дятельность Ч. К. За вре­ мя плтнлтняго своего пребыванія в совтской Россіи мн пришлось имть дло со многими видными чекистами — по­ слдовательно в разные годы меня Допрашивали Скрыпник, Петерс, Дзержинскій, Кедров, Фельдман, Менжинскій, Агра­ нов, Ягода и гл. прокурор Крыленко. Боле гадливое чувство, чм то, которое я испытывал от «бесды» с хихикавшим петер­ бургским адвокатом, пытавшимся обращаться ко мн со сло­ вами: «тов. Мельгуноп» — трудно себ представить, т формам и условным обозначен ілм (таинственный «Не­ стле»), Что это за торговцы принадлежностями «дам­ скаго туалета» или медикаментами, которые телеграфи­ руют: «Семья Мэри требует нсколько тысяч. Что д­ лать газет нс получаем». Нс чрезмрно* ли иелики обо­ роты заграничной контрабандной торговли демнмоиденки «нс перваго разряда»: «помер 86 получила пашу 123». «Ссылаясь на мои телеграммы 84-85»; «номер 90 внесла в Русско-Азіатскій сто тысяч...» Почему то­ вары, ввозимые в Россію Суменсон и Козловским, оплачиваются чеками Ганецкаго из Стокгольма? — есте­ ственно было бы предположить противоположный путь для прохожденія чеков... Нт, это только коммерческая переписка, к большевикам никакого отношенія не имв­ ш а я,— утверждал в «отвт» Ленин. Но он формально был неправ, ибо умолчал, что среди «двадцати девяти»

телеграмм, имвшихся в распоряженіи коптр-развдки (*•*), была и телеграмма Ленина и Зиновьева Ганецкому чисто политическаго свойства: «Зовите, как мож­ но больше лвых на предстоящую конференцію. Мы посылаем особых делегатов. Телеграмма получена .

Спасибо». Тут и телеграмма техническо-литературнаго содержанія: «Пусть Володя телеграфирует посылать каком размр телеграммы для Правды Колонтай» .

Почему Колонтай запрашивает сб этом «польскаго со­ ціалиста» прнс. пов. Козловскаго, никакого отношенія к журналистик и к литературней части «Правды» не имвшаго? Каждую телеграмму, дйствительно, можно было бы комментировать «без конца». Очевидно, эти возможныя коммента]) іи нс нравятся большевистским И8Слдователям «легенды» о нмецких деньгах. Чм иначе объяснить то странное явленіе, что, подробно разбирая показанія Ермоленко, они стараются умол­ чать о том, что являлось главным пунктом обвиненія?

У Покровскаго нт ни одного слова о «коммерческой»

*) Общее число телеграмм, изъятых военной цензурой посл возстанія, по словам Никитина, было «гораздо больше»

ІИ переписк,Троцкій ограничился одной фразой, а участ­ ники семинара Института красных профессоров косну­ лись лишь дальнйшей судьбы «чудовищнаго дла, дла Бейлиса № 2» посл ареста «т. Козловскаго и гр-ки Суменсон»: «взята была вся корреспонденція Козловскаго и Суменсон, были изъяты счета из банков, из почтово-телеграфных контор, были затребованы ко­ піи телеграммы, фактуры из экспортных контор и т. д .

Вс эти документы, также как и торговыя книги Су­ менсон, показали лишь то, что она, как и сотни других лиц, вела успшную торговлю недостающими в Россіи товарами». Изучившим 21 том слдственнаго дла и книги в руки. Прокуратура, очевидно, выполнила со­ вты, которые давал Ленин 20 іюля: «вскрыть весь круг коммерческих дл Ганецкаго и Суменсон, это не остави­ ло бы мста темным намекам, коими прокурор опери­ рует». Выводы юристов и «красных профессоров» полу­ чились разные. Первые нашли «улики» для обвиненія в «измн», вторые, изучившіе даже «торговыя книги»

гр-нки Суменсон, которых, как будто бы, и не было.уста­ новили отсутствіе улик и компрометирующих данных .

«Контр-развдка — замчает Никитин — никогда не мечтала опредлить,какую сумму партія большеви­ ков получила от нмцев... Пути перевода должны были быть разные. Наша цль была доказать документаль­ но хотя бы одно направленіе». Автор только намекает, что другим руслом, по которому могли протекать день­ ги из Германіи, являлись консульства нейтральных держав — через них передавались деньги германским правительством на нужды военноплнных: контроль над расходовал іем этих сумм был недоступен для рус­ ской власти.Такое же убжденіе высказывает и Перевервев.-Была еще сложная, подлинно двойная, бухгалте­ рія тх русских банков, которые в своей дятельности были слишком тсно и неразрывно связаны с нмецким капиталом, на что указывал еще в август 16 г. даже англійскій король в личном письм к русскому царю (*) *) Французскій посол Палеолог еще до революціи считал Л?

В іюльскіе дни, когда большевиками была произве­ дена неудачная генеральная репетиція будущаго ок­ тябрьскаго переворота, в нсоффиціалыюм порядк бы­ ли оглашены нкоторыя свднія, уличающія руково­ дителей вооруженнаго выступленія в нмецких евлаях .

В мою задачу не может входить описаніе условій, при ко­ торых министром юстиціи, членом партіи с. -р., Перевераевым было допущено преждевременное опубликованіе данных предварительнаго слдствія. Это возможно сдлать лишь по связи с раасказом о том, что было в Пе­ тербург в іюльскіе дни. Вынужденное, по мннію Пе­ реверзева, опубликованіе спасло растерявшееся перед событіями правительство, которое к тому же находилось в состояніи очереднаго «глубокаго политическаго кривиса». Сообщеніе о свяи большевиков с нмцами со­ вершенно измнило настроеніе икоторых колебавших­ ся частей гарнизона. По существу я думаю, что Переверев был прав в оцнк момента, как была права и та пятичленная комиссія (три члена контр-развдни и два члена вдомства юстиціи), которая образовалась в дни кризиса и по иниціатив которой, очевидно, и было произведено опубликованіе данных контр-раовдки. В виду шума, возникшаго около этого дла, члены упомянутой комиссіи обратились поздне «к обществу»

с разъясненісм, гд указывали, что они «совершенно сознательно» в «критическій для родины и свободы»

момент шли на оглашеніе имющихся у них данных, могших уяснить народу «истинную подоплеку проис­ ходивших событій» — этого требовали, по их мннію, «интересы государства»; они высказывали готовность «всецло отвчать за свои дйствія перед обществен­ ным мнніем» .

банкира Мануса раздатчиком нмецких субсидій, а придвор­ ный исторіограф ген. Дубенскій называл его «душой всх дру­ зей нмцев» .

|13 Военного министра Керенскаго не было п Петербур­ г — on ухал на фронт. «В Полоцк — вспоминает Керенскій — ко мн в вагон вошел Терещенко и подроб­ но разскавал все, что случилось в Петербург за послд­ ній день большевистскаго возстаніи, 5 іюли. Во всем происшедшем одно обстоятельство, несмотря па боль­ шое впечатлніе, которое оно произвело на войска, было для нас обоих цлой катастрофой». Как раз в эти дни «через Финляндію долщен был прохать в Петер­ бург главный германо-большевистскій агент в Сток­ гольм Ганецкій. На русско-шведской границ с уличав­ шими Ленина документами — это было точно нам из­ встно (курсив мой. С. М.) — Ганецкій должен был быть арестован русскими властями»... «Мы, Временное Пра­ вительство, потеряли навсегда возможность докумен­ тально установить измну Ленина... Ибо хавшій уже в Петербург и приближавшійся (?) к финляндской гра­ ниц, гд его ждал внезапный арест, Ганецкій-Фюрстенберг повернул обратно в Стокгольм. С ним вмст ухали назад бывшіе на нем и уличающіе большевиков документы»... «Вся исключительной важности двухм­ сячная работа Временнаго Правительства (главным образом Терещенко) по разоблаченію большевистскаго предательства пошла прахом». Совершенно естествен­ но, большевики сейчас же постарались уличить Керен­ скаго в вопіющем противорчіи: с одной стороны из­ мна Ленина «исторически безспорный и несомннный факт», с другой, двухмсячная работа Временнаго Пра­ вительства «пошла прахом» и исчезла «навсегда воз­ можность документально установить» измну Ленина .

Керенскому, конечно, надлежало сообщить открыто, Какую таинственную развдку производило прави­ тельство и из каких источников ему было «точно» изв­ стно о тх уличающих Ленина документах, которые должен был привезти с собой Ганецкій .

Контр-развдка — поясняет Никитин — знала о прізд Ганецкаго, хотя бы из телеграмм Суменсон, но «не увлекалась предположеніем найти на Гансцком бумаги, подписанный германским канцлером или пач­ ку кредитных билетов с препроподителыіым письмом от Дискоііто-Геасльшафт банка». Можно с большей еще опредленностью сказать, что никаких «докумен­ тов» Ганецкій, если бы, дйствительно, пріхал п Пе­ тербург, с собой, конечно, не привез бы. Телеграммы Сумснсон-Козловскаго-Гансцкаго не оставляют ника­ ких сомнній. «На днях ду Петроград день сообщу»

— телеграфирует (дат, к сожалнію, нт) Козловскому Ганецкій, подписываясь в коммерческой депеш умень­ шительной партійной кличкой («Куба»). «Строчите могу лн сейчас пріхать Генрих ждет» — сообщает, очевидно, тот же Ганецкій Сумснсоп. «Смогу отвтить только в конц недли»— отвчаст послдняя. «Увы пока надежд мало» — повторяет Сумснсон. В чем дло?

«Вашу получили» — поясняет Козловскій: «Кампанія продолжается потребуйте немедленно образованія фор­ мальной комиссіи для разслдованія дла. Желатель­ но привлечь Заславскаго офиціальнаго суда». Суть н том, что протип Гансцкаго было коллективное выступ­ леніе журналистов в Стокгольм, (*) на которое в «Дн»

остро реагировал журналист Заслапскій, впослдствіи отдавшій свое бойкое перо па службу кремлевским по­ кровителям изобличеннаго мошенника. Можно ли до­ пустит!. при таких условіях, что Ганецкій безпечно иодст в Петербург с документами, обличающими Ле­ нина в измн? «Дипломатическая» работа министра иностранных дл, попнднмому, главным образом за­ ключалась в том, чтобы убдить Гансцкаго через Сток­ гольмское посольство, что прізд в Петербург ііикакпПротест против дятельности Гансцкпго-Фюрстенберга — отвчаст па мой запрос находившійся тогда п Стокгольм !;

в качеств корреспондента «Русскаго Слопа» С. Л. Поляков Литовцев — имл причиной нс политику, я уголовщину» .

Ганецкій, выдавал нмецкій топа]) за шведскій, поддлывая лисепэіи. Журналисты, находя,' что «этот господин компроме­ тирует корпорацію», вынесли протест .

ни непріятностями ему не грозит. От такой увренности до провоза компрометирующих документов слишком большая дистанція. Да и зачм, наконец, надо было Ганецкому везти компрометирующіе документы и совер­ шать столь чреватый по своим послдствіям неосторож­ ный шаг?

Заключеніе Керенскаго ршительно приходится отвергнуть. Если предположить, что закулисная ра­ бота правительственнаго «тріумвирата», о которой не считали нужным освдомить министра юстиціи, (*) была так или иначе связана со славянско-америк .

бюро, то мы знаем, что бюро это свое разслдованіе прекратило совсм по другим причинам и без всякой связи с преждевременным разоблачснісм большевиков, давшим им возможность спрятать пс концы в воду .

Я неизбжно должен ограничить рамки своего изложенія и оставить в значительной степени в сторон выясненіе деталей, объясняющих, почему разслдова­ ніе о связи большевиков с нмцами, предпринятое Вре­ менным Правительством, сошло, в конц концов, на нт. Это — любопытная страница для характеристики общественных настроеній революціонной эпохи и пози­ ціи Временнаго Правительства, но она нам ничего не даст для разршенія тайны о «золотом нмецкой клю­ ч» .

Опубликованіе данных о «государственной измн»

болыневикоп, находившихся в распоряженіи судебных властей, было совершено от имени двух журналистов — все того же Алексинскаго, оказавшагося неожиданф «В оправданіе дйствій министра юстиціи — пишет ) Керенскій;—можно сказать только одно: он не знал о готовя­ щемся и для судьбы большевиков ршающей арест Гянсцкаго». Таким образом руководитель вдомства не знал не только о разслдованіи, но и о ршеніи «тріумвирата» арестовать Ганецкаго .

но в подходящій момент в штаб, и иввстнаго паро* довольна шлиссельбуржца Панкратова, запдовавшаго просвтительный отдлом штаба округа. «Пола­ гая, что надо принять на себя весь риск и страх опубли­ кованія, но нс находя свои имена достаточно авторитет­ ными — говорит упомянутое обращеніе «к русскому об­ ществу» — составители этого протокола сообщили дан­ ныя двум общественным днтслям... Эти общественные д­ ятели немедленно согласились с нашим мнніем и пред­ ложили дать свои имена.Нельзя было терять ни часа, так как мы понимали,что через нсколько часов будет поздно, а документы из наших рук могут перейти в руки тх, кого они должны изобличить. Напечатать документы в столь короткій срок было чрезвычайно затруднительно... Тогда пришлось... изложить важ­ нйшія данныя в вид экспозэ,при чем за краткостью времени нельзя было заботиться о тщательной редак­ ціи». Составители «протокола» отмчают, что об «ини­ ціатив частных лиц» были поставлены в «извстность нкоторые члены Временнаго Правительства», и ми­ нистр юстиціи посл переговоров со своими товарищами по кабинету заявил, что «офиціальнаго сообщенія быть не может, но со стороны присутствующих членов Вре­ меннаго Правительства не будет чиниться препятствій частной иниціатив». В основу экспозэ было положено донесеніе о показаніях Ермоленко, пополненных св­ дніями о том, что «довренными лицами» в Стокголь­ м по поступившим данным являются Парвус и Гансцкій, а в Петербург Козловскій и Суменсон .

Экснозэ, сообщенное газетам как бы в частном по­ рядк и за подписью указанных «общественных дяте­ лей», отнюдь не носило офиціальнаго характера и сл­ довательно не могло связывать правительство.

Но свя­ зало его другое — настроеніе в «совтских сферах»:

начался, по характеристик Керенскаго, «острый при­ падок боязни реакціи». «Началась почти паника».. .

С перваго же момента в «руководящих соціалистичсских кругах» опубликованныя свднія произвели совсм другое ппечатлніе, чм un войска п критическую ночь на 5 іюли — утверждает тот же Керенскій. Одно ими Алексинскаго в глазах этих кругов имло уже отри­ цательное значеніе (*); появленіе первоначальных св­ дній в газет, не имющей никакого общественнаго ав­ торитета и плохую репутацію, — в «Живом Слов»

(другій газеты по просьб предсдателя Ц И К'а Чхеид­ зе или по распоряженію министра-предсдатсля кн .

Львова, как утверждает обращеніе «к русскому обще­ ству», воздержались от печатанія сообщенія) еще бо­ ле усилило отрицательное ппечатлніе. Казалось правительству надлежало бы немедленно выпустить какое либо офиціальное сообщеніе, оно этого не сд­ лало и, очевидно, сдлать не могло, так как находи­ лось в простраціи от затянувшагося политическаго кризиса. Вмсто того в газетах стали появляться ин­ тервью, п которых участники правительственнаго «трі­ умвирата», производившіе «самостоятельное разслдо­ ваніе», — Некрасов и Терещенко, полемизировали и в сущности дискредитировали значеніе акта разобла­ ченія и позиціи министра юстиціи, иниціатив котораго приписывалось выступленіе против большевиков. Д­ ло доходило до предложенія со стороны Некрасова и Терещенко Переверзеву, вынужденному покинуть ряды правительства, привлечь их к третейскому суду (заяв­ леніе, напечатанное в «Извстіях» 11 іюля). Формально перед общественным мнніем оставалось только частное сообщеніе, неубдительное для псх тх, в глазах ко­ торых имя Алексинскаго в то время было уже своего рода «красной тряпкой». Алексинскій как бы в частном порядк продолжал свои лнчныл разоблаченія, расши­ ряя рамки обвиненій и распространяя их на тх, кого •) Званіе б. члена 2-й Госуд. Думы, лидера «с.-д. фрак­ ціи» в ней, импонировавшее солдатской масс, конечно, для интеллигенціи не имло никакого значенія; сообщеніе было бы значительно боле «авторитетно», если бы появилось за подпи­ сью профессіоналов из вдомства министерства юстиціи .

h худшем случа можно было бы упрекнуть разв толь­ ко и небрежном попустительств. Эта неразборчивость вызвала рзкій отпор Ф. Дана в «Извстіях»: он назы­ вал орган Алексинскаго («Гез лишних слоп») «клевет­ ническим листком», самого Алексинскаго «безчестный клеветником» и сообщал, что привлекает автора разоб­ лаченій к суду за клевету — «пора положить конец то­ му потоку гризн, которым... стараются забрызгать всх без разбора». Как все это должно было ослаблять силу выдвинутаго против большевиков обвиненія 1 Сколь двойственное впечатлніе оставалось в демократических кругах от разоблаченія большевистской «измны», по­ казывает позиція хотя бы московской газеты «Власть Народа». Этот орган объединеннаго соціалистическаго мннія, поддержавшій не за страх, а за совсть поли­ тику коалиціоннаго правительства и проводившій яр­ кую антибольшевистскую линію, пером одного из сво­ их редакторов Гуревича писал в стать «Разоблаченіе до конца» (8-го іюля):.... «отрадно узнать, что просьба Временнаго Правительства (*) объясняется не его сла­ бостью, нс давленіем, оказанным на него организаціями, считавшими почему либо боле цлесообразным зату­ шевать h замять это страшное и позорное дло, а инте­ ресами самого дла, необходимостью выяснить до кон­ ца и вскрыть вс нити, таинственно связывающія воль­ ных и невольных врагов русской революціи с герман­ ским генеральным штабом».... «Мы уврены, что.... вс честные политическіе дятели, к какому бы лагерю они не принадлежали, будут одинаково желать полна­ го и всесторонняго выясненія поставленнаго перед ре­ волюціонной демократіей темнаго и страшнаго вопро­ са. Ни о каком затушовывапіи этого дла не может •) «Непонятная», по мннію Гуревича, на первый взгляд —нс оглашать уже сообщснппагов печати одного из докумен­ тов слдственнаго производства по волнующему всх вопросу о государственной измн, «несомннно нашедшей себ пріют В ндрах большевизма» .

ПО быть и рчи. Если мы хотим, чтобы даже и тнь гнусна­ го и страшнаго преступленія не пала на всю револю­ ціонную демократію, мы обязаны со всм безиристрастіем, но и со всей безпощадностью вскрыть отврати­ тельный гнойник и удалить весь гной, вольно и неволь­ но привезенный к нам в запломбированных германских вагонах... Малйшая слабость в этой необходимой хи­ рургической операціи может отравить злым ядом всю нашу революцію и погубить ее.... Когда вы видите, как «Правда» в цлом ряд статей упорно и страстно защи­ щает Ганецкаго, теперь уже открыто изобличеннаго, гнуснаго измнника — тогда не пеняйте, что широкая публика не видит никакой грани между «Правдой» и Ганецким»__ И тут же буквально рядом со страстны­ ми строками Гуревича другой редактор газеты, Кус­ кова, писал: «Работали ли большевики на нмецкія деньги — вещь сомнительная. Может быть, работа эта была не от нмецких денег, а от глупости и моральной тупости». Публицист «Власти Народа», призывая очи­ стить «авгіевы конюшни старой подпольщины», в сущ­ ности переводил вопрос в иную плоскость — несомнн­ но, «лишь относительно очень немногих лиц будет уста­ новлена их непосредственная связь с германским шта­ бом», но разв не говорили «многіе и многіе тысячу раз* большевикам, что «лозунги большевиков в конкретной русской обстановк, а также в обстановк войны, так удобны для цлей шпіонов и негодяев черной реакціи» .

И вот в іюльскіе дни «негодяи — шпіоны, жандармы, городовые» творят свое «черное дло измны». «Ка­ кой политической партіи могло быть выгодно произво­ дить такого рода погром. Несомннно одно: что во всем этом могли участвовать т, которые связаны не только контр-революціонной силой, но и силой нмецкаго генеральнаго штаба» .

Это отчасти уже косвенная реабилитація больше­ виков, как политической партіи: «сомнній в том, что вы не повторите больше кровавых призывов уже нт». Так писала Кускова, и революціонная демократія в значительном своем большинств считала долгом протестовать против огульнаго обвиненія большевиков в провокаціи и шпіонаж и взять партію в цлом л од аащиту. Еще 6-го іюля в «Изистіях» было опубликова­ но слдующее заявленіе ВЦИК: «в связи с распростра­ нившимися по городу и проникшими п печать обвине­ ніями В. Ленина и других политических дятелей в полученіи денег из темнаго нмецкаго источника, Ц. К .

доводит до всеобщаго свднія, что им, по просьб пред­ ставителей большевистской фракціи, образована ко­ миссія для разслдованія этого дла. В виду этого впредь до окончанія работы этой комиссіи, ВЦИК пред­ лагает воздержаться от распространенія позорящих обвиненій и от выраженія споего отношенія к ним и счи­ тает всякаго рода выступленія по этому поводу недопу­ стимыми». Комиссія никогда нс сочла нужным довести до всеобщаго свднія результаты своего «разслдова­ нія» — это была комиссія по похоронам всплывшаго в іюльскіе дни вопроса (*). Отдльныя заявленія отвтственных представителей революціонной демократіи скоре сводились к анулированію распространенной «клеветы» — Церетелли уже не заподозрвал в офиціаль­ ной засданіи ЦИК связи большевиков с германским штабом, а меньшевик Либер считал, что обвиненія, на­ правленныя против Ленина и Зиновьева,«ни на чем не основаны». Троцкій в пленум ЦК 15 іюля мог смло говорить: обвиненія Ленина в подкупности «голос под­ лости». Пойдемте на засданіе московской городской думы 19-го іюля. Представитель партіи к.-д. Овчин­ ников длает офиціальное заявленіе, гласящее, что партія отказывается послать своего представителя в ) Комиссія скоро была упразднена, и представители ея вошли в Правительственную Комиссію. К сожалнію, в напе­ чатанных протоколах Исполп. Комитета мы имсм зіяющую пустоту в період от 30-го іюня по 16-ое іюля. Отсутствуют таким образом документы одного из важнейших моментов русской ре­ волюціи. .

Крезидіум Думы, тан как в нем участвуют большевики, которым предъявлено обвиненіе в государственной из­ мн. Заявленіе Овчинникова, но словам газетнаго отчета, вызывает «бурные протесты». Протестует сам предсдатель Думы с. р. Минор, который не считает себя в нрав допускать подобных отзывов о цлой пар­ тіи; протестует и городской голова Руднев в виду того, что вина в предательств большевиков еще не установле­ на. Измненіе психологіи ясно, если сопоставить эту позицію с опредленный занвленіем московской «Зем­ ли и Воли» (органа партіи с.-р.) 7-го іюля: газета то­ гда требовала «безоговорочнаго исключенія большеви­ ков» из «революціонно-нролетарскнх представитель­ ных органов» .

Ленин и Зиновьев не стали ожидать момента, когда эта вина будет «установлена», не стали ожидать и р­ шеній избранной ЦИК-ом комиссіи — не питая «конституціонных иллюзій» относительно суда, они с сама­ го начала предпочли скрыться, вызвав нкоторое сму­ щеніе в рядах собственной партіи. Офиціальная рево­ люціонная демократія, представленная в совтах, осу­ дила, конечно, такое уклоненіе от суда и потребовала от большевицкой фракціи «немедленнаго, категорична­ го и яснаго осужденія такого поведенія их возкдей» .

«Вся революціонная демократія — говорилось в резо­ люціи объединеннаго засданія ВЦИК и ИКС.Кр .



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Серия "Антология мысли" 1817—1885 Н. И. Костомаров Князья и монархи. Избранные труды Книга доступна в электронной библиотечной системе biblio-online.ru Москва Юрайт 2018 УДК 93/94 ББК 63.3(2) К72 Автор: Костомаров Николай Иванович (1817—1885) — крупнейший...»

«ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск XV (VI). Серия Б. 2014 УДК 94(477.75)"18–19"РИСУНОК ИЗ АЛЬБОМА П. И. ГОЛЛАНДСКОГО ("ДОМ, ГДЕ ЖИЛА МАДАМ ДЕ ЛА МОТТ", И ВОСПОМИНАНИЯ БАРОНЕССЫ М. А. БОДЕ)...»

«Бакунин Наталья Михайловна Пирумова Оглавление ПРЕДИСЛОВИЕ 4 ГЛАВА I 7 ОТ "ПРЕМУХИНСКОЙ ГАРМОНИИ" ДО КАТЕГОРИЙ ГЕГЕЛЯ 8 ГЛАВА II 32 "БЫТЬ СВОБОДНЫМ И ОСВОБОЖДАТЬ ДРУГИХ." 33 ГЛАВА III 58 "ЗА НАШУ И ВАШУ...»

«ДОКТОРОВ БОРИС ЗУСМАНОВИЧ Доктор социологических наук, профессор, российский социолог, постоянно проживающий в США СТАТЬЯ ВТОРАЯ. ЗАРОЖДЕНИЕ НАУЧНОГО ИЗУЧЕНИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ Предпосылки изучения электоральных установок американцев обнаружива...»

«Сценарий интерактивного праздника в музее "Русской избы" в детском саду. Для старших дошкольников. Цель: Воспитывать интерес к истории родной земли.Задачи: · Продолжать знакомить детей с обычаями и традициями русского народа; · Развивать эстетическое восприятие фольклорных произведений; · Дать представление о ра...»

«Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа Академии наук Абхазии Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН (Кунсткамера) Г. Н. Симаков, а. Д. Хеция оЧеРки СокоЛиНоЙ оХоТЫ У НаРоДов кавкаЗа Сухум ББК 81.2 Абх-3 С 37 Редактор: Хагба Л.Р., доктор филологических наук, профессор. Рецензенты: Бот...»

«Чикулаев Роман Владимирович К ВОПРОСУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ В СОЦИАЛЬНОЙ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ В статье исследуются актуальные вопросы организации профессиональной юридической деятельности (правовой помощи) в современных российских условиях. Выявляются основные проблемы действующей систем...»

«ЗАЙНУЛЛИНА ГАЛИНА ИНИСОВНА ЭЛЕМЕНТЫ СОЦ-АРТА И ПОСТСОЦ-АРТА В ТАТАРСКОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ НА РУБЕЖЕ ХХ-ХХІ ВЕКОВ Специальность театроведение 17.00.01. театральное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО" кафедра истории, теории и прикладной соц...»

«Николай Гейнце ДОЧЬ ВЕЛИКОГО ПЕТРА Москва, 2017 УДК 82-311.6 ББК 84-4 Г29 Гейнце, Н. Э. Г29 Дочь Великого Петра / Н. Э. Гейнце. – М. : T8RUGRAM, 2017. – 388 с. ISBN 978-5-521-05205-9 Исторический роман "Дочь Великого Петра" Н...»

«СЕКЦИЯ 8. ЛОГИКА ТОЛЕРАНТНОСТИ В. О. Лобовиков, главный научный сотрудник отдела права Института философии и права УрО РАН, проф. каф. онтологии и теории познания УрГУ (г. Екатеринбург) АНТАГОНИЗМ НАУКИ И РЕЛИГИИ И ВОЗМОЖНОСТЬ ИХ ВЗАИМНОЙ ТОЛЕРА...»

«Стерледева Тамара Дмитриевна ВИРТУАЛЬНАЯ АГРЕССИЯ СЛЕДСТВИЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЧЕЛОВЕКА С ЭЛЕКТРОННОВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТЬЮ КАК ПРЕДМЕТОМ ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ Статья раскрывает содержание понятия предмет повышенной опасности применительно к электронновиртуальной реальности (ЭВР). Опасность связана с реализацией в ЭВР таких жизненных ценносте...»

«КОСТРИЧЕНКО В.В. АЙЗЕНБЕРГ Б.А. ВМФ СССР И РОССИИ АВАРИИ И КАТАСТРОФЫ ЧАСТЬ II (БОЕВЫЕ НАДВОДНЫЕ КОРАБЛИ И КАТЕРА) Приложение к Военно-Морскому Историческому Обозр специальный выпуск №2 г. ХАРЬКОВ СОДЕРЖАНИЕ Навал БПК Разящий на БПК Бодрый 19 марта 1975 года (БФ) 3 Навал БПК Кронштадт на БПК Смышленный 16 июня 1975 года. (С...»

«Электронная библиотека Тверские авторы Георгий Глобин НАШИ ВЫБОРЫ (сборник статей) Тверь СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ.. 5 СТАТЬИ 1992 1996 ГОДОВ.. 8 СТАТЬИ 1997 1999 ГОДОВ.. 15 СТАТЬИ 2000 2002 ГОДОВ.. 23 СТАТЬИ 2003 ГОДА.. 32 СТАТЬИ 2004 2005 ГОДОВ.. 45 СТАТЬИ 2006 ГОДА.. 59 СТАТЬИ 2007 ГОДА.. 76 С...»

«Савинов Михаил Авинирович АРХИЕПИСКОП АСТРАХАНСКИЙ И ТЕРСКИЙ ПАХОМИЙ ЦЕРКОВНЫЙ ДЕЯТЕЛЬ И КНИЖНИК XVII В. Статья представляет собой исторический портрет архиепископа Астраханского и Терского Пахомия, годы служения которого пришлись на середину XV...»

«АЛМАТИНСКАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И СТАТИСТИКИ Утверждено на заседании учебно-методического совета академии, протокол № от 27_августа_ 2012 г. Председатель УМС, проректор по учебной работе к.п.н., _ профессор Машанова Р.К. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦ...»

«Х А Льоренте История испанской инквизиции (Том II) Льоренте Х А История испанской инквизиции (Том II) Х.А.Льоренте История испанской инквизиции. Том II Глава XXVII ПРОЦЕССЫ, ПРЕДПРИНЯТЫЕ ИНКВИЗИЦИЕЙ ПРОТИВ РАЗН...»

«Пояснительная записка Рабочая программа по астрономии разработана на основе следующих нормативных документов:• Федерального Закона от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ "Об образовании в Российской...»

«Троцкий Л. Д. Письма из ссылки filosoff.org Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке http://filosoff.org/ Приятного чтения! Троцкий Л. Д. Письма из ссылки.ОТ РЕДАКТОРА-СОСТАВИТЕЛЯ. В настоящее издание включены избранные письма Л. Д. Троцкого,...»

«МАШТАКОВ ИГОРЬ ВЛАДИМИРОВИЧ СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОНАРУШЕНИЙ Специальность 12. 00. 01. – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань 2005 Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права НОУ "...»

«Николай Стариков: "Кто заставил Гитлера напасть на Сталина" Николай Викторович Стариков Кто заставил Гитлера напасть на Сталина "Кто заставил Гитлера напасть на Сталина": Питер; СПб; 2008; ISBN 978-5-388-00128-3 Николай Стариков: "Кто заставил Гитлера напасть на Сталина" Аннотация Эта книга – о том, кто...»










 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.