WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 


Pages:   || 2 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ, ЭКОНОМИКИ И ПРАВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АКАДЕМИИ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК 1943 — ГОД ВЕЛИКИХ ПОБЕД ...»

-- [ Страница 1 ] --

ОБЩЕСТВО «ЗНАНИЕ» САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ,

ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АКАДЕМИИ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК

1943 — ГОД ВЕЛИКИХ ПОБЕД

МАТЕРИАЛЫ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ

19 февраля 2013 г .

СА НКТ-ПЕТЕРБУРГ

ББК 63.3(2)622 Т 93

Редкол легия:

С. М. К л и м о в (председатель), М. В. Ежов, Ю. А. Денисов, И. А. Кольцов ISBN 978–5–7320–1248–4 © СПбИВЭСЭП, 2013 В. М. АРУТЮНЯН, доктор исторических наук

, профессор;

А. Г. ЗАЙЦЕВ, Герой Российской Федерации, писатель

ПАТРИОТИЗМ КАК ОСНОВА СТРОИТЕЛЬСТВА

СУВЕРЕННОГО МОЩНОГО РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

2013-й  — год больших юбилеев (70-летие прорыва блокады Ленинграда, Сталинградской и Курской битв…). Безусловно, в основе всех этих побед лежал патриотизм советских людей как на фронте, так и в тылу .

В истории России патриотическая идея имеет глубинные корни .

Отчетливые свидетельства о ней встречаются в военно-исторических документах и  летописях ХI в. Это был по сути своей персонифицированный, личностный патриотизм. Он не распространялся дальше личной преданности своему князю, дружине, роду, племени и носил примитивный характер .

Тяжкие испытания обусловили накопление качественно новой патриотической энергии. Личностный патриотизм постепенно трансформируется в «религиозный». Именно с момента принятия христианства на Руси (988 г.) личностный патриотизм был обогащен новым содержанием — верностью и преданностью христианской вере .

Понятия «вера» и «верность», таким образом, соединились в синонимический ряд. Впервые патриотические идеалы отдалились от конкретных персон и получили общенациональное значение .

По мере освобождения и  объединения русских земель в  единое централизованное государство возникают и  крепнут ростки государственного патриотизма. Любовь к Христу соединяется с любовью к Отечеству. Так, великие патриоты России Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский в  грамотах своих подчеркивали непреходящее значение Отечества. Призывая русский народ в ополчение в июне 1612 г., князь Пожарский напоминает: «Чтобы нам против врагов и  разорителей веры христианской … за Московское государство стояти всем единомысленно…»

Подлинный расцвет государственного патриотизма связан с деятельностью Петра Великого. Реформатор и  преобразователь России ставил верность Отечеству выше иных ценностей, выше самого государя. «И так не должны вы помышлять, — напутствовал он воинов перед Полтавской баталией, —что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за православную нашу веру и церковь… Имейте в сражении перед очами вашими правду и Бога, поборающего по вас. А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния вашего»1. Едва ли не впервые звучит мысль об Отечестве, о России, которые дороже жизни .

Победы российского оружия высоко подняли престиж защитника Отечества в народе как человека, который, «не щадя живота своего», стоит на страже мира и  благоденствия своего народа. Параллельно вырастает и  передается из поколения в  поколение патриотизм профессиональный, гордость за принадлежность к армии, за свой полк, за его честь и славу .





Ярчайшей страницей патриотического подъема в  новейшей истории нашей Родины стала Великая Отечественная война. То была война не на жизнь, а на смерть. Устоять перед врагом, покорившим всю Европу, мог только народ, обладающий могучим патриотизмом и стойкостью. Так и было! И мы этим гордимся… Что же произошло с  этим поистине святым понятием на Руси в постсоветский период?

Действительно, в  постсоветский период патриотическое воспитание особенно молодого поколения долгое время было не актуально, даже наоборот. В средствах массовой информации, особенно электронных, становится хорошим тоном охаивать и очернять такие понятия, как «отечество», «патриот», «патриотическое воспитание», «патриотизм» .

В результате так называемой демократизации СМИ создавалось впечатление, что вся новейшая российская история — это сплошная череда крови, ошибок и глупостей, что россиянам необходимо брать пример с Запада и ориентироваться на их ценности… К чему это привело и еще может привести, мы знаем — массовая эмиграция за рубеж сегодня не только видных ученых, деятелей культуры и  науки, дипломированных специалистов, а  уже и  студентов-старшекурсников, подающих надежды; призыв в армию — это целое испытание для военкоматов и органов МВД и многое другое .

К счастью, сегодня мы стали свидетелями того, что патриотизм, почти полностью исчезнувший из политического лексикона руководителей, стал постепенно возрождаться. В государственных программах «Патриотическое воспитание граждан РФ»2 подчеркивалось, что «стала все более заметной постепенная утрата нашим обществом О долге и чести воинской в Российской Армии. М., 1990 .

Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001–2005 годы»; Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006–2010 годы»; Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2011–2015 годы» .

традиционно российского патриотического сознания… Патриотизм кое-где стал перерождаться в национализм. Во многом утрачено истинное значение и понимание интернационализма» .

Но почему так произошло? Ответ весьма прост: долгие годы в головы нынешнего поколения вкладывалась мысль, что патриотизм это нечто устаревшее, нехорошее, а  в само понятие вкладывался иной смысл, почти ругательный. Его генезис (т. е. изменение в  развитии) в СМИ и пропаганде был таков: патриотизм, национал-патриотизм, красно-коричневый национал-патриотизм. И какой же человек, особенно молодой, согласится, чтобы его обозвали «красно-коричневым национал-патриотом»?

И будет верно поставить вопрос следующим образом: с каким феноменом мы столкнулись? почему святое понятие стало приобретать противоположный смысл? Сказанное весьма актуально в  свете тех событий, что особенно после 2000 г. Правительство РФ осознало пагубность сложившейся ситуации и  стало вновь поднимать «на щит»

святые для каждого россиянина понятия: «патриотизм», «отечество», «любовь к Родине». Что же мы понимаем под понятием «патриотизм»?

Известно, что слово «патриотизм» происходит от греческого Patriots — земляк, соотечественник. Патриот — это личность, подчиняющая свою жизнь интересам отечества, т. е. проявляющая любовь к отечеству, преданность ему, стремящаяся своими действиями служить его интересам .

Многовековая история свидетельствует, что патриотизм заложен у россиянина на уровне менталитета, т. е. склада ума, психологии, мироощущения, мировосприятия. По образному выражению одного из историков, если страна хотела жить и развиваться, то должна была, отбросив ножны за ненадобностью в  течение пяти столетий, клинком доказывать соседям свое право на жизнь и развитие. В этих условиях у народов, населяющих Россию, постепенно сложилось, а затем и укрепилось понимание того, что только в тесном единстве, не щадя ни сил, ни самой жизни, можно отстоять национальную независимость, защитив свою землю, свои города и деревни, свой дом, могилы своих предков. Патриарх Московский и  всея Руси Кирилл, отвечая на вопрос о национальном российском патриотизме, подчеркнул настоятельную необходимость иметь меру в национальном, т. е. чисто русском патриотизме. Ведь Россия — это многоконфессиональное и, естественно, многонациональное огромное евразийское государство .

Иначе невозможно будет сохранить ее мощь и силу как великого государства. Сохранившись в  веках, оно сегодня может превратиться в  мононациональное славянское государство наподобие Польши, Чехии, Словакии, превратившись в  «московское княжество», о  чем мечтали и мечтают очень многие и на Западе, да и на Востоке .

Действительно, патриотизм и интернационализм — это не изобретение большевиков-коммунистов, а историческая необходимость .

Раньше, почти в другую эпоху, мы пели песню: «С чего начинается Родина? / С картинки в твоем букваре, / С хороших и верных товарищей, / Живущих в соседнем дворе. / А может, она начинается / С той песни, что пела нам мать, / С того, что в любых испытаниях / У нас никому не отнять…»

А сегодня что поют наши дети, молодежь? Так, группа «Карамельки»

просит: «Американ бой, возьми меня с собой…», а семилетний Паша Степанов (солист детского ансамбля) по Центральному телевидению красивым голосочком поет песенку: «Школу я закончу, / а затем в Америку уеду насовсем». Конечно, это не он, а взрослые дяди и тети с  умыслом или без вкладывают в  уста и  юные головки миллионов юношей и девушек мысль, что в России делать нечего — жить хорошо можно только за границей. Но позвольте спросить, а кто будет защищать наше Отечество, кормить престарелых и больных родителей… Трудно отрицать тот факт, что сегодня еще в  большей степени, чем раньше, делается попытка подменить историческую науку исторической публицистикой с  вполне конкретными целями .

Предпринимается попытка массированного очернения исторического прошлого, его дегероизация, особенно истории советского периода. Если верить большому количеству теле- и радиопередач, то после октября 1917 г. страна не имела никаких достижений. Даже Президент РФ, чтобы прекратить эту вакханалию, был вынужден накануне празднования 65-летия Победы создать специальную «Комиссию по противодействию фальсификации истории» под руководством главы Президентской администрации .

Одним из безусловных достижений советского периода нашей истории является уровень, качество и всеобщая доступность образования. Еще в конце 1950-х годов в США стала бестселлером книга «Что знает Ваня, того Джонни не знает». Одним из авторов был адмирал Риковер — отец американских подводных лодок-атомоходов. Посетив советские школы, адмирал был не на шутку встревожен. По его мнению, средняя и  высшая школа СССР опережали штатовские и  были лучшими в мире. Президент США Джон Кеннеди пошел дальше адмирала, заявив, что исход битвы в холодной войне между СССР и США не на полях сражений, а решается в классных комнатах двух стран .

Американцы начали перестраиваться. Если до этого у них шло на образование приблизительно 4% национального дохода, то затем они подняли планку до 12% и  выше. И мы «перестроились». Опустили планку с 12 до 5% (а теперь, вероятно, и значительно ниже). Но запас прочности был настолько велик, что даже в  средине 90-х годов посол США в России Томас Пиккиринг был вынужден признать, что несмотря на глубочайший кризис в стране, в России прекрасная система образования. Однако в постсоветский период мы своими руками стали разрушать свой приоритет в области образования, который создавался в течение десятилетий, слепо копируя западную систему (бакалавриат, магистратура, ЕГЭ и многое другое) .

Еще выдающийся российский дипломат князь А. М. Горчаков подчеркивал что мировая история не знает примеров, когда существовала бы сильная армия при слабой школе. Иначе и быть не может, ибо из школы в армию всегда приходили, как из младшего класса в  старший.

В армии начинались новые уроки по новым предметам:

воспитание мужества, воли, доблести, патриотизма. Учитель и офицер. Один продолжает дело другого, т. е. воспитание гражданина, готового защитить Родину .

Сегодня предпринимается попытка поправить положение (приказы министра обороны и  министра образования РФ, утверждающие инструкцию «Об организации обучения граждан Российской Федерации начальным знаниям в области обороны и их подготовки по основам военной службы» от 3 мая 2001 г.), но ведь известно, что разрушить несложно, а на восстановление потребуются годы .

Безусловно, патриотическое сознание  — понятие конкретноисторическое. Оно наполнялось различным содержанием в  зависимости от исторической эпохи и  уровня мировоззрения общества и индивида. Но историческая практика и сама жизнь неоднократно подтверждали, что несмотря ни на какую идеологическую окраску, понятие патриотизма в  сознании каждого россиянина, и  в  первую очередь военнослужащего, ассоциируется с необходимостью крепкого Российского государства — сильного, процветающего и демократического .

Сегодня многие на всех уровнях государственной власти ищут национальную идею. И, как все гениальное просто, так и национальной идеей, призванной объединить все слои российского общества, во всяком случае ее подавляющее большинство, должен стать патриотизм, т. е. любовь к Родине, к Отечеству. Ничего не может быть выше и благороднее. Так было и, мы надеемся, так будет .

А. И. БУРЛАКОВ, кандидат исторических наук, доцент;

А. В. ПОХИЛЮК, доктор исторических наук, профессор

БИТВА ЗА ЛЕНИНГРАД: ВЫМЫСЕЛ И ПРАВДА

За прошедшее после прорыва блокады Ленинграда семидесятилетие боевым действиям по деблокаде города на Неве посвящено множество научных исследований, обширных историко-документальных публикаций в сборниках материалов научных конференций различного уровня отечественных и зарубежных авторов. Однако история битвы за Ленинград и  блокады является поистине неисчерпаемой .

Она продолжает быть актуальной и в связи с тем, что в ряде изданий имеют место измышления, вымыслы, которые опровергаются архивными документами и действительными историческими фактами .

В журнале «История Петербурга» (2002. № 5) была опубликована статья В. И. Носикова «Была ли необходимой продолжительность блокады в 900 дней». В ней без ссылки на какие-либо документы делается ничем не обоснованный вывод: «Кому-то из высшего руководства страны хотелось продлить полную блокаду Ленинграда»1 с  явным намеком на то, что этот кто-то — И. В. Сталин .

Прежде всего, важно отметить, что блокада города на Неве вообще не являлась необходимостью. Она явилась суровой военной реальностью, следствием крайне неудачного для СССР начала войны, крупных поражений Красной Армии в первые ее месяцы. Безусловно, военно-политическое руководство СССР, лично И. В. Сталин виноваты в том, что, готовя страну к отпору агрессору, они не прогнозировали возможность блокады Ленинграда. Угроза Ленинграду с юго-запада командованием Ленинградского округа в расчет не принималась .

Оно исходило из соображений, что с  этого направления Ленинград надежно прикрыт войсками Прибалтийского особого военного округа. Поэтому сколько-нибудь значительные оборонительные мероприятия для защиты Ленинграда с юго-запада не проводились .

Это было ошибкой советского командования, но не злым умыслом, в чем пытается убедить читателя В. И. Носиков .

Необходимостью была не блокада, а оборона Ленинграда в условиях блокады. Стратегическое значение города на Неве очень хорошо понимал И. В. Сталин. 17 апреля 1940 г. на совещании руководящего состава Красной Армии он сказал: «От целостности и  сохранности Носиков В. И. Была ли необходимой продолжительность блокады в  900 дней // История Петербурга. 2002. № 5 (9). С. 86 .

Ленинграда зависит судьба нашей страны»2. С падением Ленинграда немцы неизбежно бы овладели Балтийским флотом и получили возможность беспрепятственного использования морских коммуникаций со Скандинавскими странами. С падением Ленинграда произошло бы объединение войск вермахта с  финской армией. Эти объединенные силы получили бы возможность беспрепятственно выйти на просторы Севера и начать наступление на Москву в северо-восточном направлении, что коренным образом изменило бы всю стратегическую обстановку на советско-германском фронте .

Во-вторых, В. И. Носиков утверждает, что руководители страны как будто не думали о дальнейшем существовании населения города или не собирались его защищать3. Он ссылается на отмеченный в  мемуарах Г. К. Жукова факт обсуждения этого вопроса на заседании Военного совета Ленинградского фронта под руководством А. А. Жданова и  К. Е. Ворошилова 10 сентября 1941 г. При этом В. И. Носиков явно фальсифицирует мемуары прославленного полководца, который писал, что «на Военном совете фронта рассматривался вопрос о мерах, которые следовало провести в случае невозможности удержать город». Бесспорно, что понятия «невозможность удержать»

и «не защищать» совершенно разные. Более того, В. И. Носиков преднамеренно опускает последнее предложение из цитируемого им абзаца мемуаров Г. К. Жукова: «В результате обсуждения было решено защищать Ленинград до последней капли крови»4. Меры по обороне Ленинграда, намеченные на этом заседании Военного совета фронта, в конечном счете привели к срыву планов немецкого командования по овладению Ленинградом .

В-третьих, автор статьи утверждает, что в течение первых полугода Ставка ничего не предпринимала для оказания помощи Ленинграду, освобождению его от блокады: «Вопрос о  снятии блокады Ленинграда в  зимнюю наступательную кампанию 1941 года в планах Ставки не предусматривался»5. В этих утверждениях что ни слово, то неправда, что ни предложение, то свидетельство либо некомпетентности, либо злого умысла .

Факты свидетельствуют о  том, что Ставка, несмотря на крайне ограниченные возможности, в июле и августе 1941 г. выделила из своего резерва и направила на защиту Ленинграда 265, 268, 272 и 291-ю стрелковые дивизии .

Соколов А. М. Битва за Ленинград и ее значение в Великой Отечественной войне. СПб., 2005. С. 37 .

Носиков В. И. Указ. соч. С. 85 .

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М.: Новости, 1995. Т. 2. С. 169 .

Носиков В. И. Указ. соч. С. 85 .

22 июля 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление о противовоздушной обороне Ленинграда. В нем он потребовал за счет очередных поставок промышленности довести общее количество самолетов-истребителей в 7-м авиакорпусе с 244 до 540, из них 296 типа МИГ и ЛАГГ; завести 100 000 85-мм артвыстрелов в части 2-го корпуса ПВО, доведя общее количество 37-мм орудий для ПВО Ленинграда с 88 до 120 единиц, артвыстрелов — с 70 000 до 120 000. Все очередные поставки промышленностью аэростатов заграждения, прожекторов и  прожзвуков, после обеспечения прожекторных частей и  частей АЗ г. Москвы, согласно постановлению Государственного Комитета Обороны, обратить на укомплектование частей 2-го корпуса ПВО, доведя общее количество аэростатов заграждения с 253 единиц наличия до 324 единиц и прожзвуков с 114 до 324 единиц6 .

О том, что Ставка ВГК, лично И. В. Сталин проявляли постоянную озабоченность ходом боевых действий на Ленинградском направлении, свидетельствуют следующие факты: в августе в директиве № 001029 Ставка предупреждает Военный совет северо-западного направления о том, что наиболее опасным направлением продвижения противника является восточное направление в  сторону Новгорода, Чудова, Малой Вишеры и дальше через реку Волхов. Если немцы будут иметь успех на этом направлении, то это будет означать обход Ленинграда с востока, перерыв связи между Ленинградом и Москвой и  критическое положение Северного и  Северо-Западного фронтов .

При этом, вероятно, что немцы сомкнут здесь свой фронт с фронтом финнов в районе Олонца»7. Таким образом, Ставка совершенно правильно прогнозировала возможное развитие событий и предупреждала главкома северо-западного направления К. Е. Ворошилова, что он не видит этой смертельной опасности и  потому не предпринимает никаких особых мер для ликвидации этой опасности8. Ставка в  этой директиве приказала: «Собрать в  кулак часть действующих и  подошедших дивизий, ни в  коем случае не допускать перерыва Октябрьской железнодорожной линии и  распространения противника на восточный берег Волхова, прочно удерживая за нами район Новгорода, Чудово, Тосно»9 .

Совсем нелепым является утверждение В. И. Носикова о том, что в  течение первых шести месяцев Ставка ничего не предпринимала для освобождения Ленинграда от блокады .

Блокада Ленинграда в  документах рассекреченных архивов / под ред .

Н. Л. Волковского. М.: Полигон, 2004. С. 12–13 .

Там же. С. 13 .

Там же .

Там же. С. 13–14 .

Первая наступательная операция с  целью прорыва блокады Ленинграда по приказу Ставки началась 10 сентября 1941 г., т. е. на второй день после ее установления. С этой целью по указанию Ставки была сформирована и передислоцирована в Южное Приладожье 54-я армия в составе четырех стрелковых дивизий, кавалерийской дивизии, танковой бригады, отдельного танкового батальона, ряда артиллерийских, авиационных и других частей. Командующим армией был назначен маршал Советского Союза, Герой Советского Союза Г. И. Кулик .

Замысел Ставки состоял в том, чтобы встречными ударами 54-й армии с востока и соединений Ленинградского фронта с запада прорвать блокадное кольцо в  районе Шлиссельбургско-Синявинского выступа. Ставка предполагала, что в условиях, когда основные силы группы армий «Север» пытались штурмом овладеть городом с  юга и юго-запада, а соединения немецко-фашистских войск, замкнувших блокадное кольцо, не успели создать разветвленную систему обороны, этих сил будет достаточно для деблокады города. К сожалению, в условиях продолжающегося штурма города Г. К. Жуков смог выделить для встречного удара только одну стрелковую дивизию и  бригаду морской пехоты. Из-за недостатка сил советские войска выполнить задачу по деблокаде Ленинграда не смогли .

Кроме этой попытки, которая вошла в  историю как первая Синявинская операция 1941 г.

и продолжалась до 12 октября 1941 г., по приказу Ставки ВГК было проведено еще три наступательные операции с целью деблокады города на Неве: вторая Синявинская операция: 20 октября — начало декабря 1941 г.; Любанская наступательная операция: 13 января  — июль 1942 г.; Синявинская операция 1942 г.:

10 августа —10 октября .

Все попытки деблокировать Ленинград не увенчались успехом прежде всего из-за недостатка сил, особенно технических средств вооруженной борьбы. Необходимого для успеха наступательных действий двойного-тройного перевеса в  танках, самолетах, артиллерии Ленинградский и Волховский фронты не имели, и не потому, что кто-то в Москве был заинтересован в продолжительной блокаде города. Причина в том, что Ставка необходимых резервов не имела .

Надо иметь в виду, что эти попытки прорвать блокадное кольцо предпринимались в то время, когда шли грандиозные сражения на полях Подмосковья, а затем на южном крыле советско-германского фронта под Сталинградом .

В-четвертых, Носиков утверждает, что о возможном намерении сдать город свидетельствует то, что ни «перед войной, ни в  первые 2,5 месяца войны не предпринималось действенных мер по увеличению запасов продовольствия и топлива в городе»10 .

Непосредственное руководство снабжением защитников и  населения Ленинграда ГКО возложил на заместителя председателя Совнаркома СССР А. И. Микояна. Уже 31 августа 1941 г. было принято специальное постановление Совнаркома о снабжении Ленинграда .

В январе 1942 г. в распоряжении СНК № 100 было дано указание отгрузить в Ленинград 1800 тонн муки, 10 000 тонн крупы, 6192 тонны мяса, 11 000 тонн животного масла, 1800 тонн сахара11 .

Колоссальная работа после установления блокады была проведена с целью создания коммуникации производительностью 2000 тонн в сутки, названной в народе «Дорогой жизни». Это была единственная военно-стратегическая транспортная магистраль, которая в  период с  сентября 1941 г. по март 1943 г. связывала Ленинград со страной .

Общее количество грузов, перевезенных в Ленинград за весь период ее действия, составило 1615 тыс. тонн, за это время из города было эвакуировано около 1376 тыс. человек12 .

Эти данные убедительно опровергают выше приведенный тезис из статьи В. И. Носикова, а  также вымысел участника битвы за Ленинград на стороне Германии Хассо Г. Стахова в  книге «Трагедия на Неве», переведенной на русский язык Ю. М. Лебедевым. В ней он утверждает: «Кому хотелось тогда думать о  спасении женщин и  детей, о питании и эвакуации? Об этом не было речи также и 9 сентября, когда маршал Климент Ворошилов по поручению Сталина отдал приказ о том, что „красный Ленинград должен защищаться до самого конца, ни в коем случае не прекращая военного производства”»13 .

Вышеприведенные данные свидетельствуют о том, что было кому думать о  спасении женщин и  детей, об эвакуации из Ленинграда, и предпринимались колоссальные усилия в этой экстремальной обстановке, чтобы решить эту проблему. К сожалению, решить ее в полной мере не удалось .

В-пятых, нельзя согласиться с  рядом положений, изложенных в  книге В. В. Бешанова «Ленинградская оборона». Это прежде всего относится к оценке позиций СССР и Финляндии в предвоенное время .

В. В. Бешанов, искусно используя односторонне подобранные факты, пытается убедить читателя, что правительство Финляндии якобы настойчиво стремилось сохранить нейтралитет и только агрессивность Носиков В. И. Указ. соч. С. 85 .

См.: Ленинград в осаде. СПб., 1995. С. 219–220 .

См.: Великая Отечественная война (1941—1945): Энциклопедия. М.: Сов .

энцикл. 1985. С. 251 .

Стахов Хассо Г.. Трагедия на Неве. М.: Центрполиграф, 2008. С. 9 .

СССР по отношению к ней вынудила ее вступить в войну на стороне Германии14 .

О чем же свидетельствуют факты, которые почему-то игнорирует В. В. Бешанов? Они свидетельствуют о том, что военное сотрудничество между Германией и Финляндией началось задолго до нападения Германии на СССР. 22 августа 1940 г. начальник штаба Сухопутных войск Германии генерал Ф. Гальдер в  дневнике записал: «Перемена отношений фюрера к Финляндии. Помощь Финляндии вооружением и боеприпасами. Переговоры о разрешении прохода двум горным дивизиям по приморской дороге в Киркенес»15 .

12 сентября 1940 г. в  Хельсинки было подписано соглашение о транзите немецких войск через территорию Финляндии. 21 сентября в финский порт Вааса на побережье Ботнического залива прибыли первые немецкие транспорты с войсками и оружием16 .

30 января 1941 г. в Германии состоялись тайные переговоры начальника Генерального штаба финской армии генерал-лейтенанта Э. Хейнрикса с  Ф. Гальдером. Речь шла о  проведении Финляндией скрытой мобилизации, на которую потребуется 9 дней, и о направлении главного удара — по обе стороны Ладожского озера17 .

Сразу же после визита Хейнрикса финский посланник Тойво Кивимяки от имени президента Рюти официально сообщил министру иностранных дел Третьего рейха Риббентропу, что Финляндия полностью становится на сторону Германии18 .

Во время переговоров с 25 по 28 мая 1941 г. германский и финский Генеральные штабы окончательно согласовали планы совместных боевых действий, сроки мобилизации и начало наступательных действий. Представители финского Генерального штаба обязались перейти к  активным боевым действиям через 14 дней после начала немецкого вторжения на территорию СССР19 .

Для ведения боевых действий в  Финляндии были созданы три оперативные немецко-финские группировки. Первая  — три отдельно действующие группы для наступления на Мурманск, Кандалакшу, Лоухи — операция «Полярная лиса». Вторая — Карельская финская армия и  немецкая 163-я пехотная дивизия  — для наступления на См.: Бешанов В. В. Ленинградская оборона. Минск: Хорвест. 2005. С. 32–33 .

Гальдер Ф. Военный дневник. М., 1969. Т. 2. С. 108 .

См.: Пыхалов И. Великая оболганная война. М.: Яуза: Эксмо, 2005. С. 309 .

Там же. С. 310 .

Барышников В. Н. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну .

1940–1941. СПб., 2003. С. 205 .

Гальдер Ф. Указ. соч. С. 545–546 .

Петрозаводск. Третья — Юго-Восточная армия финнов — для наступления на Ленинград во взаимодействии с 18-й армией Германии20 .

О каком же стремлении Финляндии к нейтралитету может идти речь, если все детали совместных боевых действий с Германией против СССР были согласованы задолго до начала войны .

А какие действия последовали со стороны Финляндии вслед за этими планами?

18 июня 1941 г. в Финляндии началась скрытая всеобщая мобилизация. В этот же день немецкие войска начали выдвигаться к  советской границе на севере Финляндии. 19 июня 1941 г. генерал-майор Талвела в  своем дневнике записал: «Предварительный приказ о  наступлении получен»21 .

21 июня 1941 г. в  16 ч. 15 мин. главные силы финского флота высадили 5–тысячный десант на демилитаризованные согласно Женевской конвенции 1921 г. Аландские острова и  арестовали сотрудников советского консульства. В этот же день вечером финские подводные лодки поставили у эстонского побережья минные заграждения. Их командиры имели приказ атаковать советские корабли, если «попадутся достойные цели»22. Заметим, что все это происходило до нападения Германии на СССР .

22 июня финская диверсионная группа пыталась взорвать шлюзы Беломорско-Балтийского канала23. 23 июня в 3 ч. 45 мин. вылетевшие из Восточной Пруссии немецкие бомбардировщики сбросили в воды фарватера между Кронштадтом и  Ленинградом партию 1000-килограммовых морских мин, а затем приземлились на финские аэродромы24. Этой же ночью в 1 ч. 45 мин. в небе Ленинграда был сбит первый фашистский самолет. Это был бомбардировщик Ю-88 из группы немецких самолетов, взлетевших с финских аэродромов и пытавшихся прорваться к  Ленинграду со стороны Карельского перешейка. Его сбила 15-я батарея 194-го зенитно-артиллерийского полка, позиции которого находились в районе станции Дибуны25 .

После этих событий, чтобы предотвратить дальнейшие налеты на Ленинград со стороны Карельского перешейка, советские бомбардировщики на рассвете 25 июня нанесли удар по 18 аэродромам в Финляндии и Норвегии, на которых базировалась немецкая авиация .

См.: Пыхалов И. Указ. соч. С. 311 .

Барышников В. Н. Указ. соч. С. 244 .

См.: Пыхалов И. Указ. соч. С. 313 .

Широкорад А. Е. Северные войны России. М.; Минск, 2001. С. 701–702 .

Барышников Н. И. Блокада Ленинграда и  Финляндия. 1941–1945. СПб.;

Хельсинки, 2001. С. 123 .

См.: Буров А. В. Блокада день за днем. Л.: Лениздат, 1979. С. 12 .

Это событие было использовано правительством Финляндии как предлог для объявления войны Советскому Союзу. Более того, это событие правительство Финляндии использовало в целях обвинения СССР в агрессии против Финляндии. Именно это утверждал бывший финский президент Р. Рюти, представ в ноябре 1945 г. перед судом как один из виновников вовлечения Финляндии во Вторую мировую войну. Он заявил: «Когда 22 июня 1941 года между Германией и Россией вспыхнула война, мы избегали всего того, что могло создать у России впечатление, что мы являемся ее врагами… Война была начата против нас»26 .

Суд счел доводы Р. Рюти неубедительными и  приговорил его к  10 годам тюрьмы. Заметим, что этот приговор вынес не международный трибунал, а финский суд.

В связи с этим возникает вопрос:

почему В. В. Бешанов игнорирует решения финского суда и  полностью, несмотря на приведенные факты, доверяет Р. Рюти?

Все вышеперечисленные факты, на наш взгляд, убедительно свидетельствуют, что утверждения В. В. Бешанова о настойчивом стремлении правительства Финляндии сохранить нейтралитет не имеют под собой реальной почвы .

Нельзя согласиться и с выводом В. В. Бешанова, сделанным на основе анализа записи переговоров по прямому проводу заместителя начальника Генерального штаба Василевского с  командующим 54-й армией М. С. Хозиным о том, что якобы «…Сталин принял «кутузовское решение», т. е. оставить город во имя спасения армий Ленфронта путем их прорыва на восток»27 .

Действительно, в тексте переговоров 23 октября есть такие слова: «Прошу учесть, что в данном случае идет речь не столько о спасении Ленинграда, сколько о  спасении и  выводе армий Ленфронта»28 .

Но можно ли эти слова А. М. Василевского считать решением Главнокомандующего, если оно не оформлено директивой Ставки ВГК. Более того, уже через день во время переговоров по прямому проводу с И. И. Федюнинским и А. А. Кузнецовым А. М. Василевский передает это указание новому командующему Ленинградским фронтом в  иной интерпретации: «Товарищ Сталин приказал мне вновь передать Военному совету фронта его категорическое требование — ускорить наступление и  прорыв на восток. Только в  этом он видит единственное спасение Ленинграда (курсив наш.— Авт.), прежде Барышников Н. И. Указ. соч. С. 28 .

Бешанов В. В. Указ. соч. С. 170 .

Блокада Ленинграда в  документах рассекреченных архивов / под ред .

Н. Л. Волковского. М.: Полигон, 2004. С. 58 .

всего — армий Ленфронта»29. Как видим, здесь речь идет о спасении не только армий фронта, но и города .

Еще более определенно эту мысль сформулировал И. В. Сталин во время переговоров по прямому проводу с  А. А. Ждановым и М. С. Хозиным 8 ноября 1941 г. Он заявил: «Надо выбирать между пленом, с  одной стороны, и  тем, чтобы пожертвовать несколькими дивизиями… пробить себе дорогу на восток, чтобы спасти ваш фронт и Ленинград. Как только пробьете дорогу, железная дорога будет»30 .

Не вызывает сомнения тот факт, что Сталин имел в виду ту железную дорогу, которая впоследствии была построена после прорыва блокады Ленинграда и  получила название «Дорога Победы». Эти факты убедительно свидетельствуют о том, что вывод о «кутузовском» решении Сталина является вымыслом В. В. Бешанова, не имеющим под собой реальных оснований .

–  –  –

ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ

В 2013 г. исполнилось 70 лет со дня победы Красной Армии в Сталинградской битве — одном из величайших сражений Великой Отечественной войны и мировой военной истории. Боевые действия за город, его дальние и  ближние окрестности велись с  17 февраля 1942 г. по 2 февраля 1943 г. Сражение развернулось на территории около 100 тыс. квадратных километров. С обеих сторон в боях участвовали свыше 2 млн человек, огромное количество вооружений и боевой техники .

Историческое значение этой битвы многопланово. Его следует рассматривать не только в контексте событий той эпохи, но и наших дней. Прежде всего, необходимо обратиться к замыслу сторон в этой битве как исходному параметру оценки ее исторического значения .

Из-за ошибки Сталина в  оценке обстановки после победы в  Московской битве ход сражения на Волге первоначально определялся замыслами и планами германского политического и военного руководства .

Уже в  начале января 1942 г. Гитлер в  беседе с  японским послом Осимой заявил: «Я намереваюсь в  центре фронта больше не  проводить наступательных операций. Моей целью будет наступление на  Южном фронте. Я решил, как  только улучшится погода, снова предпринять удар в направлении Кавказа. Это направление важнейшее. Нужно выйти к нефти, к Ирану и Ираку»1. В апреле 1942 г., выступая перед генералитетом вермахта в Полтаве, Гитлер так изложил свое стратегическое видение новой военной кампании: «Моя основная мысль: занять область Кавказа, возможно, основательнее разбив русские силы. Если я не получу нефть Майкопа и Грозного, я должен прекратить войну»2. Таким образом, исход начинающейся кампании на юге России, по сути, должен был решить судьбу войны. Военные планы Гитлера предусматривали разгром советских войск западнее Дона, «чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет»3. После лишения Советского Союза основных районов добычи нефти и  путей поставок по ленд-лизу Берлин нацеливался далее на богатства Ближнего и Среднего Востока .

Цит по: Оганесян А. Сталинград: история повелительного наклонения // Международная жизнь. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://interaffairs .

ru/23:12 08/02/2013 .

Там же .

Там же .

Следствием успеха операции на Дону и  Кавказе также должно было стать вступление в войну армии Японии и 26 дивизий турецкой армии, в чем Гитлер не сомневался. Его уверенность имела основания .

Так, премьер-министр Турции, беседуя летом 1942 г. с германским послом Папеном, откровенно заявил, что уничтожение Советского государства является «извечной мечтой» турок и  поэтому его правительство нет надобности убеждать в  необходимости войны против СССР4 .

На Сталинградском направлении гитлеровцы планировали нанести вспомогательный удар, чтобы обезопасить группу армий, наступавших на Кавказ, от удара во фланг. Однако боевая обстановка сложилась так, что именно сражение за Сталинград стало ключевой битвой военной кампании 1942–1943 гг., имевшей далеко идущие последствия для ведения войны в целом. Непосредственная угроза падения Сталинграда для Красной Армии заключалась в том, что город являлся крупным узлом водных и  железнодорожных транспортных коммуникаций .

В СССР осознавали опасность ситуации, нависшей над страной .

Об этом можно судить, например, исходя из содержания приказа наркома обороны СССР Сталина от 28 июля 1942 г. №227, вошедшего в  историю под девизом «Ни шагу назад!».

В приказе отмечалось:

«Мы потеряли более 70 млн населения, более 80 млн пудов хлеба в год и более 10 млн тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и Родину»5 .

В ожесточенных боях Красная Армия сумела сдержать натиск противника под Сталинградом, а  затем реализовала блестящий замысел советских военачальников по окружению и  разгрому группировки его войск. Фашистские войска понесли небывалые потери .

В Сталинградском сражении гитлеровцы утратили четверть всех своих сил на Восточном фронте. Количество погибших составило около 1,5 млн человек, в том числе в ходе Сталинградской наступательной операции — 800 тыс. 91 тыс. солдат, офицеров, генералов были взяты в  плен, включая фельдмаршала Паулюса6. Ввиду их крайнего Куманев Г. А. А. И. Микоян. Говорят Сталинские наркомы. Смоленск: Русич, 2005. С. 60 .

Приказ о мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного ухода с боевых позиций. №227. 28 июля 1942 года // Русский архив: Великая Отечественная: приказы народного комиссара обороны СССР 22 июня 1941 г. 1942 г. Т. 13 (2–2). М.: ТЕРРА, 1997. С. 278 .

Великая Отечественная война  — без грифа секретности. М.: Вече, 2009 .

С. 115 .

физического истощения, тяжелых обморожений, ранений, а  также отсутствия медицинской помощи в период пребывания в блокаде на родину вернулись только 6 тыс. из плененных. Среди убитых были 158 тыс. румын, 122 тыс. итальянцев, 50 тыс. венгров, 49 тыс. австрийцев .

Спасая окруженные войска, в  битве под Сталинградом гитлеровцы потеряли едва ли не всю военно-транспортную авиацию — до 600 самолетов .

Важно подчеркнуть, что победа под Сталинградом была достигнута благодаря значительно возросшему мастерству командиров и  военачальников, рядовых солдат Красной Армии. В этом контексте заслуживает внимания оценка битвы под Сталинградом, которую дал Президент России В. В. Путин, выступая на торжествах по случаю 70-летия Сталинградской битвы: «Наверное, это единственный пример за всю Отечественную войну, когда, несмотря на то, что и с нашей стороны были ужасные потери, у противника этих потерь было еще больше»7 .

Эта победа окончательно утвердила уверенность наших солдат, офицеров, генералов в  победе над гитлеровской Германией. Герой Советского Союза генерал В. В. Сиротинкин, во время войны  — простой солдат, так описал свое состояние 2 февраля 1943 г.: «Когда я увидел грязных, голодных немцев, вылезших из укрытий, то как-то сама собой у  меня возникла мысль: „Мы можем побеждать. Мы их обязательно победим!”»8 .

В те счастливые часы и  дни подобные мысли посещали многих советских людей, не обязательно находившихся в  эпицентре событий, связанных с  победой под Сталинградом. Поэтому справедливо звучат слова политиков и  историков, что в  Сталинградской битве была одержана не только военная, но и  моральная победа  — победа патриотизма, любви к своей Родине, к своему Отечеству над злобой, ненавистью и агрессией9. В оценке стойкости и мужества воинов Красной Армии показательны слова фельдмаршала Паулюса. Он был вынужден признать, что «советские солдаты воевали, будто им нечего было терять». В 1942 г. лондонское радио в ярких сравнениях так описало ситуацию на сталинградском фронте: «За 28 дней была завоевана Польша, а  в Сталинграде за 28 дней немцы взяли несколько домов .

Латухина К. Система Сталинград // Российская газета. 2013. 4 февр .

Вапилин Е. Г. Герой Советского Союза В. И. Сиротинкин утверждает: «Если бы мы не умели воевать, то никогда бы не победили» // Михайловец. 2005. №3 .

С. 37 .

Латухина К. Указ. соч .

За 38 дней была завоевана Франция, а в Сталинграде за 38 дней немцы продвинулись с одной стороны улицы на другую»10 .

Выделение морального аспекта победы в  Сталинградской битве является характерной чертой не только отечественной историографии этого сражения, но и ряда исторических исследований за рубежом. Так, крупный английский историк утверждал, что «для Германии был больнее даже не военный, а моральный крах под Сталинградом .

Впервые за все время Второй мировой войны немцы терпели такое колоссальное военное и  моральное поражение. Эйфория по поводу победоносных войн, которые вела Германия, стала проходить. Пошли крамольные разговоры о недальновидности фюрера, который не согласился с предложением Паулюса выйти из кольца русских»11 .

В Германии был объявлен трехдневный траур. Траур скорее присущ мирному времени, когда в спокойный быт вдруг вторгается трагедия. В этом смысле сталинградский траур можно объяснить лишь запредельным потрясением. Это состояние уловили не только немцы .

История Второй мировой войны знает много сражений колоссального масштаба, но только Сталинград вошел в международную топонимику как символ победы, имя нарицательное или как символ катастрофы — тоже нарицательное .

Мужество и  стойкость советских войск в  Сталинградском сражении и победа в этой битве заметно улучшили международные позиции Советского государства. В мире небывало возросли симпатии к нашей стране. В литературе, изданной в США, в частности, отмечается, что «огромное число американцев наблюдали за тем, как русские героически защищали Сталинград, и молились за них». Обозреватель «Нью-Йорк геральд трибюн» писал в те дни: «Сталин убивает тех, кто убивал бы американцев. В Сталинграде выиграно время для будущей победы»12 .

Сталинград развеял мечты Берлина о  вступлении Японии и Турции в войну на стороне блока фашистских государств, а вскоре Италия разорвала союзнические отношения с  Третьим рейхом .

Наконец, Сталинград, сорвав все геополитические планы Гитлера, подготовил почву для открытия Второго фронта .

Проблема Второго фронта стала главной на последовавшей в ноябре–декабре 1943 г. международной Тегеранской конференции .

Черчилль и  Рузвельт поздравляли Сталина, прежде всего с победой под Сталинградом. Опираясь на авторитет победы в Сталинградской Российская газета. 2013. 2 февр .

Новоселова Е. Мертвые и живые // Российская газета. 2013. 1 февр .

Иванов Р. Ф. Сталин и союзники. 1941–1945. М.: Вече, 2005. С. 229 .

битве, Сталин продиктовал союзникам условия этой встречи, в частности время, место, состав участников, держался уверенно, с достоинством и  жестко отстаивал интересы Советского государства. Как известно, в Тегеране Сталину удалось добиться, что союзники точно определились с датой открытия Второго фронта — май 1944 г. Уинстон Черчилль с грустным юмором писал впоследствии: «Впервые в жизни я понял, какая мы маленькая нация. Я сидел с огромным русским медведем по одну сторону от меня и с огромным американским бизоном по другую. Между этими двумя гигантами сидел маленький английский осел». На глазах Черчилля произошла перегруппировка политических сил мирового масштаба. И в этом, безусловно, огромную роль сыграли защитники Сталинграда13 .

На конференции помимо переговоров произошло знаменательное событие. В торжественной обстановке английская делегация передала Сталину меч от британского короля Георга VI в  память о Сталинградском сражении.

На мече была выгравирована надпись:

«Стальному мужеству жителей Сталинграда от короля Георгия VI в  знак признательности британского народа». Сталин молча вынул меч из ножен, поцеловал лезвие. Рузвельт вспоминал позднее, что у Сталина появились слезы на глазах, когда он принял меч. Было очевидно, что эта процедура глубоко тронула его14 .

Память о  Сталинграде сохранилась не только в  сознании народов. Она увековечена в  материальных объектах городских ландшафтов ряда стран мира. Именем города-героя на Волге названы проспекты в  Брюсселе, Гарж-ле-Гонессе, Днепропетровске, Москве, Киеве, Николаеве, Севастополе, Харькове; площади в  Париже, Виннице, Херсоне; бульвары в  Париже, Черновцах; станция метро «Сталинград» в Париже; улицы в Запорожье, Одессе, Симферополе, Сумах, Черкассах, Днепропетровске, Кременчуге, Щецине, Болонье, Лондоне, Гренобле. Ранее именовался Сталинградским Лиговский проспект в Ленинграде. Сталинградом теперь будет на один день становиться и  Волгоград. По решению местных депутатов старое название будет использоваться на общегородских мероприятиях в  дни торжеств, посвященных памятным датам. В Австрии почти каждый второй мемориал Второй мировой войны носит имя «Сталинград» .

Однако нельзя говорить о полном совпадении смысла памяти народов разных стран о Сталинградской битве. В современной России вспоминают жертв фашизма, чествуют победителей, героизм и мужество которых обеспечили условия для коренного перелома в Великой Иванов Р. Ф. Указ. соч. С. 276 .

Там же. С. 274 .

Отечественной войне. В ряде стран Запада Сталинград прежде всего стал синонимом неописуемого ужаса, разрушительных сил войны и бессмысленной резни .

Так, в Германии признают, что Гитлер — преступник, но немецкие солдаты— его жертвы. Эта идея заложена, в  частности, в  известном фильме «Сталинград», вышедшем на экраны Германии в 1993 г., о компании ребят-романтиков — солдат вермахта, погибающих в Сталинградской битве. Песня «Stalingrad» немецкой группы «Accept», играющей в стиле тяжелый металл, повествует о двух бойцах, советском и нацистском, ставших «братьями во смерти» и (разумеется!) замерзших в  мертвом городе. Разумеется, мы не можем ставить знак равенства между нашими солдатами и  теми, кто сеял на территории СССР смерть и разрушения, хотя бы потому, что анализ сталинградских писем солдат вермахта показывает, что они были частью машины-убийцы. Практически нигде не встречаются мысли о  том, что их никто не звал в  Россию и  что они пришли как оккупанты .

Тем не менее даже в таком взгляде на события под Сталинградом есть позитивный смысл, поскольку имя города-героя на Волге на Западе нередко органично связано с  отвращением к  военной культуре, глубоко укоренившимся в  коллективной психике австрийцев, немцев и других народов тех стран, где господствовал фашизм .

Сталинград навсегда останется символом непобедимости и единства русского народа. Парадокс в  том, что даже этот яркий символ нуждается в защите .

Абсолютно неприемлемо, когда сегодня пытаются принизить значение Сталинградской битвы. Наиболее часто так поступают, когда пытаются уравнять сражение под Сталинградом с  битвой под ЭльАламейном. Вот некоторые цифры, которые опровергают подобные оценки. В сражениях под Сталинградом у  противника действовали 76 дивизий, из них немецких — 46. Под Эль-Аламейном — 14,5 дивизии, т. е. в пять раз меньше. Под Сталинградом разгромлено и пленено 59 немецких и союзных им соединений, под Эль-Аламейном — 8 .

Не принижая успеха союзников СССР, все же подчеркнем, что во всей Северо-Африканской кампании потери немецких войск и их союзников были в  2,4 раза, а  немецких  — в  3,4 раза меньше, чем под Сталинградом15 .

И совсем непонятно, когда в подвиге Сталинграда не видят объект национальной гордости в  современной России. Посол США Великая Отечественная война  — без грифа секретности. М.: Вече, 2009 .

С. 115 .

в России Макфол, участвовавший в праздновании 70-летия сражения в Сталинграде, заявил: «Мировая история была бы совсем иной, если бы советские люди не одержали победу в  Сталинградской битве»16 .

Парадоксально, но он стал объектом критики и  насмешек на  популярных российских порталах, в  комментариях СМИ и  в  социальных сетях за преклонение перед «совками», за «поддержку Сталина» .

Наиболее отвратительно, что авторы попытались убедить интернет-сообщество, что «без США советские портянки не выиграли бы Великую Отечественную». Оскорбление памяти героев нашего Отечества нельзя оставлять без ответа, если мы считаем себя цивилизованным народом .

Володин О. Макфол в  Сталинграде [Электронный ресурс] // http://www .

russia.ru/ 2013. 10 февр .

Т. А. ДЕНИСОВА

НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

УЧЕНЫХ-ФИЛОЛОГОВ ЛЕНИНГРАДА В ЭВАКУАЦИИ .

1941–1944 гг .

Накануне Великой Отечественной войны ведущими центрами исследований по филологическим наукам в  Ленинграде были Институт языка и мышления им. Н. Я. Марра, Институт литературы (Пушкинский Дом), Институт востоковедения Академии наук СССР, филологический и  восточный факультеты Ленинградского университета. В них трудились 12 академиков и 14 членов-корреспондентов АН СССР .

В конце июня 1941 г. началась массовая эвакуация ленинградцев .

16 июля 1941 г. Совет по эвакуации при Совнаркоме СССР принял решение об эвакуации учреждений Академии наук. Первоначально предполагалось разместить их в Томске. Позднее определилось новое место эвакуации — Казань и ряд других городов .

6 июля 1941 г. из Ленинграда в  Новосибирск были эвакуированы рукописи А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, М. Е. Салтыкова-Щедрина и  других писателей. Сопровождал эти рукописи хранитель Рукописного отдела Института литературы Л. М. Добровольский, который являлся уполномоченным по эвакуации и  хранению архивных фондов этого института. Позднее вместе с  сокровищами Эрмитажа вывозятся в  Свердловск библиотека Пушкина и часть собраний фонограмм архива. В Казань были эвакуированы многие книги, рукописи и музейные экспонаты .

Трудными были условия труда и  быта эвакуированных ученых .

Научные учреждения испытывали острый недостаток в  помещениях, топливе, оборудовании, реактивах, ощущался недостаток в жилье и продовольствии. Но с помощью местных органов управления, населения все эти трудности по мере возможности преодолевались .

Многие деятели науки города были вывезены в  декабре 1941 г .

В «Списке профессоров, докторов наук и сотрудников АН СССР, эвакуированных из Ленинграда» — документе, датированном 19 декабря 1941 г., упомянуты и филологи С. Г. Бархударов и Б. А. Ларин. В июне– июле 1942 г. большинство научных сотрудников Института литературы выехали из Ленинграда. В городе остались лишь В. А. Мануйлов (он стал уполномоченным института), М. И. Стеблин-Каменский и В. М. Глинка. В 2012 г. вышла в свет книга Владислава Михайловича Глинки «Воспоминания о блокаде». Нельзя без боли в сердце и содрогания читать правду не только о тех неимоверно трудных условиях, в которых музейщикам приходилось сохранять культурные ценности в  блокадном Ленинграде (ее автор провел в  городе всю блокаду  — от первого до последнего дня, он отвечал за сохранность коллекций ИРЛИ и являлся хранителем в Эрмитаже), но и о жизни города в целом1 .

Ученые Института языка и мышления им. Н. Я. Марра были эвакуированы в  Алма-Ату, Ташкент, Сталинабад и  другие города. Там они не только выполняли заказы оборонных организаций: в короткий срок составили краткие двуязычные словари, военный немецкий терминологический словарь, но одновременно вели исследования по русскому, тюркским, северокавказским, иранским и финно-угорским языкам, продолжали подготовку очередных томов «Истории русской литературы», писали монографии и брошюры для «Оборонной серии» .

В 1945 г. Академия наук издала труды академиков И. И. Мещанинова «Члены предложения и части речи» и О. П. Обнорского «Очерки по истории языка старшего периода (о древнерусском литературном языке)», созданные в эвакуации .

Не прекращая исследования, академик И. И. Мещанинов проводил большую работу в  области организации науки. Он оказывал помощь Азербайджанскому филиалу АН СССР. В 1945 г. ученый возглавлял комиссию Президиума АН СССР, которая решала вопросы, связанные с  преобразованием этого филиала в  Академию наук Азербайджанской ССР .

Член-корреспондент АН СССР В. Ф. Шишмарев занимался исследованиями по проблемам романских языков и  литературы. По поручению Общего собрания АН СССР он выполнял обязанности уполномоченного Президиума АН СССР по Узбекистану. На этом трудном посту В. Ф. Шишмарев проявил себя как умелый организатор, содействовавший улучшению быта эвакуированных научных работников .

Характеризуя работу института в  эвакуации, в  1946 г. И. И. Мещанинов писал: «Более чем двухгодичное пребывание вне обычных академических стен расширило кругозор исследователя, вплотную столкнувшегося с живым языковым материалом и с актуальными научными потребностями мест»2 .

В числе учреждений АН СССР, эвакуированных в  Ташкент, был Институт востоковедения, во главе которого стоял академик В. В. Струве. Опираясь на фонды местных библиотек и архивов, сотрудники института развернули работы по истории народов Средней Глинка В. М. Воспоминания о блокаде. СПб., 2012 .

Язык и мышление. М., 1948. XI. С. 12 .

Азии, изучали их культуру, литературу и  искусство. Совместно с учеными Узбекского филиала АН СССР ленинградские востоковеды участвовали в подготовке труда по истории Узбекистана3 .

О плодотворной деятельности востоковедов в  эвакуации свидетельствуют два выпуска «Рабочей хроники Института востоковедения», изданных в  Ташкенте в  1943 и  1944 гг. В первом выпуске содержались сведения об исследованиях института в 1943 г., во втором — в первом полугодии 1944 г. Среди авторов статей, вошедших во второй выпуск, были академики И. Ю. Крачковский, В. В. Струве, член-корреспондент АН СССР Е. Э. Бертельс, сотрудники института А. А. Драгунов, А. Н. Кононов, Д. Н. Тихонов и др. В «Рабочую хронику» включена информация о  сессиях, конференциях и  совещаниях, проведенных институтом в Ташкенте. В частности, в январе 1944 г. на организованной институтом сессии рассматривались проблемы изучения истории и культуры уйгуров .

В мае 1943 г. на совместном собрании сотрудников центральных академических учреждений и Узбекского филиала АН СССР председатель его президиума Т. Н. Кары-Ниязов тепло говорил о  помощи, которую оказывали эвакуированные русские ученые своим узбекским коллегам. Он отмечал роль Института востоковедения в подготовке научных кадров для Узбекистана, упомянул о  заслугах В. В. Струве как руководителя авторского коллектива по составлению первого тома учебника по истории народов Узбекистана и Е. Э. Бертельса в организации и развитии исследований по истории узбекской литературы4 .

Академик В. М. Алексеев жил в Боровом. В 1942–1943 гг. в письмах, адресованных И. Ю. Крачковскому, он сообщал о  своей работе над переводами на русский язык китайской литературы. Будучи в  Боровом, академик А. П. Баранников завершил труд «Тулси Дас Рамаяна, или Рамачаритаманаса. Море подвигов Рамы», изданный в 1948 г. Создание этого труда стало крупным событием в индологии5 .

Основная группа сотрудников Института литературы находилась в  Казани. Среди них был член-корреспондент АН СССР И. И. Толстой, старшие научные сотрудники А. М. Астахова и Д. С. Лихачев, заведующий Рукописным отделом Л. Б. Модзалевский и другие .

Помимо Казани ученые института работали в Ташкенте (члены-корреспонденты АН СССР В. П. Адрианова-Перетц, В. М. Жирмунский, Н. К. Пиксанов, В. Ф. Шишмарев и  другие), а  также в  Саратове Азиатский музей  — Ленинградское отделение Института востоковедения АН СССР. М., 1972. С. 59–63 .

Кары-Ниязов Т. Н. Размышления о пройденном пути. М., 1970. С. 221 .

Алексеев В. М. Наука о Востоке. Статьи и документы. М., 1982. С. 53–56 .

(М. П. Алексеев, С. Д. Балухатый, Г. А. Бялый, Б. М. Эйхенбаум и  другие). О том, в  каких нелегких условиях приходилось трудиться литературоведам, свидетельствует следующий факт, приведенный в книге Д. С. Лихачева «Прошлое — будущему». В Казани они жили в канцелярских помещениях Дворца профсоюзов, а служебные площади института ограничивались единственной комнатой, расположенной в одном из флигелей Казанского университета .

Литературоведы продолжали подготовку очередных томов «Истории русской литературы», писали монографии и научно-популярные брошюры для «Оборонной серии». Не прекращалась работа над кандидатскими и  докторскими диссертациями. Пять сотрудников института стали докторами наук: А. М. Астахова, И. И. Векслер, Б. С. Мейлах, Л. А. Плоткин и М. О. Скрипиль6 .

Находясь в эвакуации в Боровом, академик А. С. Орлов приступил к подготовке книги «Казахский героический эпос». Для этого он изучал казахский язык, что позволило ему раскрыть своеобразие казахского эпического творчества. Книга была опубликована в  1945 г .

и получила высокую оценку специалистов .

Деятельность ученых филологического факультета университета протекала в  Саратове. По специальному заданию они составляли военные иностранные словари, разговорники, различного рода описания. Основной коллективной темой литературоведческих кафедр была «Литература и война», в центре внимания которой находились проблемы героизма и мужества. Ее глубокое осмысление нашло отражение в трудах профессоров С. Д. Балухатова, Г. А. Бялого, В. Е. Евгеньева-Максимова, Б. М. Эйхенбаума и др. Эвакуированные ученые ЛГУ создали в Саратове университетский лекторий, который пользовался большой популярностью. Тематика лекций и  докладов была посвящена героическому прошлому Родины, славным страницам истории отечественной науки и культуры. Только в 1942 г. профессор филологического факультета В. Е. Евгеньев-Максимов прочитал в нем свыше 200 лекций по русской литературе. Выступления профессоров и  преподавателей университета перед трудящимися способствовали патриотическому воспитанию народа, укрепляли их уверенность в неизбежности разгрома фашизма. В апреле 1942 г .

ученые-филологи возобновили занятия на базе Саратовского университета7 .

Во второй половине 1944 г. стала возможной массовая реэвакуация ленинградских академических учреждений и  вузов. Часть Баскаков В. Н. Пушкинский Дом. Л., 1980. С. 91 .

Хроника событий по истории университета в годы войны // 275 лет. СанктПетербургский университет. 1724–1999. СПб., 1999. С. 332–337 .

ученых Института востоковедения вернулась в  Ленинград летом 1944 г. Уже с конца года в городе работали 13 научных сотрудников института, в том числе академики М. В. Алексеев, А. П. Баранников, С. А. Козин, И. Ю. Крачковский и  др. Осенью 1944 г. возобновилась планомерная деятельность Института литературы, большинство сотрудников которого вернулись в Ленинград. В 1944 г. в Пушкинский Дом из Новосибирска были возвращены собрания Рукописного отдела. Что касается последней партии рукописей, а также экспонатов Литературного музея, эвакуированных в Казань, то они были возвращены в Пушкинский Дом в марте 1945 г. Всего к ноябрю 1944 г. в ленинградских академических учреждениях работали 915 сотрудников, в том числе 106 докторов наук .

Признанием заслуг ленинградских ученых стало то, что на состоявшейся в  сентябре 1943 г. в  Москве сессии Общего собрания АН СССР в числе 36 вновь избранных академиков и 58 членов-корреспондентов были и наши земляки. Академиком был избран филолог Л. В. Щерба. Членами-корреспондентами по Отделению литературы и языка — В. П. Адрианова-Перецт, С. Д. Балухатый и Е. С. Истрина .

Многие ученые-филологи были удостоены правительственных наград. Академик И. И. Мещанинов стал Героем Социалистического Труда, академики И. Ю. Крачковский и И. А. Орбели награждены орденами Ленина .

Находясь в  эвакуации, несмотря на трудные условия военного времени, коллективы академических учреждений и вузов Ленинграда плодотворно работали в  различных областях фундаментальных и прикладных исследований и внесли выдающийся вклад в разгром фашизма. Ученые Ленинграда способствовали повышению уровня исследований в филиалах Академии наук СССР, вузах союзных и автономных республик. Предметом особой заботы ленинградских ученых являлась подготовка национальных научных кадров .

Г. В. ЕЖОВА, доктор исторических наук, профессор

В ЕДИНОМ СТРОЮ: АНТИФАШИСТЫ

В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

Великая Отечественная война была не только гигантским столкновением с  военной машиной гитлеровской Германии, но и  ареной ожесточенной идеологической борьбы воюющих сторон. На Восточном фронте шло сражение и за умы, за мировоззрение участников войны по обе стороны фронта .

Советское военно-политическое руководство не забыло об опыте большевистской пропаганды в годы Гражданской войны и иностранной интервенции, призванной будить «классовое сознание» посланных в  Россию солдат. Особое внимание уделялось политическому воспитанию военнопленных, которые после возвращения на родину должны были сыграть ведущую роль в  революционных процессах в своих странах .

Этот первый опыт «экспорта революции» оказался востребованным с первых дней войны. В Красной Армии был создан разветвленный аппарат так называемых 7-х отделов, осуществлявший идеологическое и психологическое воздействие на личный состав германского вермахта и его союзников. В этой работе участвовали политэмигранты из Коминтерна, к ней привлекались давшие на то согласие военнопленные .

В мае 1943 г. было проведено Всеармейское совещание представителей 7-х отделов со всех фронтов. Выступавший на нем куратор этой службы от ЦК ВКП(б) Д. З. Мануильский заявил, что пора «переходить к ведению пропаганды на войска противника силами самих немцев». Это было воспринято как начало нового этапа в нашей работе .

Идея создания организации немецких военнопленных вызревала после поражения вермахта под Сталинградом как в советских органах, так и  в  кругах немецких коммунистов-эмигрантов. В лагерях военнопленных было начато создание антифашистских комитетов и групп .

В июле 1943 г. в  Красногорске под Москвой состоялась учредительная конференция Национального комитета «Свободная Германия» (НКСГ) в  составе 25  военнопленных и  13  гражданских лиц. Тон в Комитете задавали представители компартии Германии — В. Пик, В. Ульбрихт, Г. Матерн, но в его составе были люди различных политических взглядов. Объединяющей была общая цель  — борьба с гитлеровским фашизмом. Президентом НКСГ был избран писатель Эрих Вайнерт .

Вскоре группа военнопленных генералов и  офицеров вермахта образовала «Союз немецких офицеров», входящий в  состав Национального комитета. Его президентом стал генерал артиллерии Вальтер фон Зайдлиц. В руководстве Комитета он занимал также пост вице-президента .

По своему составу и целям НКСГ был уникальной организацией, не имевшей прецедентов в мировой истории. Впервые одна из воюющих сторон создала массовое движение из военнопленных противника, подчинив его своим интересам .

По согласованию с советским командованием на каждый фронт был направлен уполномоченный НКСГ. Им создавалась организация Комитета на фронте, включавшая доверенных лиц в армиях и их помощников в дивизиях. Постепенно формировался актив Комитета из числа военнопленных-антифашистов .

С конца июля 1943 г. таким уполномоченным на Ленинградском фронте стал один из учредителей НКСГ Эрнст Келер, командир роты связи, попавший в плен в конце 1941 г. Непросто было пленному немецкому офицеру находиться в осажденном Ленинграде. Келер сумел преодолеть недоверие, с которым он сперва сталкивался. Постепенно он стал «Эрнстом Павловичем» для людей, с  которыми он работал .

В  нем увидели мужественного человека, убежденного противника фашизма. Ему была предоставлена возможность выпускать от своего имени листовки и обращения. Он регулярно вел передачи по радио и через звуковещательные станции .

До немецких солдат и офицеров под Ленинградом было доведено, что на фронт прибыл Уполномоченный НКСГ и приступил к выполнению своих обязанностей. В официальном сообщении, подписанном президентом Комитета Эрихом Вайнертом, указывалось, что попавшие в  плен военнослужащие вермахта могут попросить русских офицеров о  разрешении встретиться с  уполномоченным Комитета .

Немецкие военнопленные, принимавшие участие в его работе, подписывали обязательство «из верности немецкой нации бороться в рядах Национального комитета „Свободная Германия”» .

Оценивая деятельность НКСГ на фронте, следует отметить, что ведущаяся им пропаганда вызывала больший интерес немецких солдат и офицеров, чем идущая от русской стороны. Для одних он оставался лишь орудием «вражеской пропаганды», других заставлял задуматься о коренных вопросах войны, о судьбе Германии .

В период снятия блокады в  январе 1944 г. в  войсках немецкой 16-й армии было распространено почти три миллиона листовок НКСГ. Представители Комитета провели тысячи звукопередач. Келер и его помощники работали на сборных пунктах и в лагерях военнопленных, участвовали в допросах, в отборе и обработке трофейных документов .

Весной 1945 г. войска Ленинградского фронта окружили прижатую к морю Курляндскую группировку вермахта. Фронтовая группа НКСГ, насчитывавшая более 50 человек, в своих обращениях к личному составу окруженных частей указывала на полную бесперспективность и бессмысленность продолжения сопротивления в Курляндии, призывала немецких солдат и  офицеров не умирать «за пять минут до окончания войны». В листовках Комитета указывалось, что путь к  разумному выходу из войны открывает приказ командующего войсками Ленинградского фронта маршала Л. А. Говорова № 24 от 20 марта 1945 г. «Об отношении к капитулирующим немецким частям и к немецким военнопленным» .

В Курляндии активно действовали боевые группы Комитета, которые забрасывались через линию фронта для непосредственного ведения пропаганды за скорейший выход из войны. В ряде частей Курляндской группировки были созданы подпольные группы НКСГ .

Такая группа существовала в  563-й дивизии, в  540-м штрафном батальоне. В 12-й танковой дивизии в  составе антифашистской организации, руководимой оберефрейтором радистом Кайзером, насчитывалось несколько десятков человек. Они планировали открыто выступить и склонить на свою сторону сначала один батальон, а затем и  другие подразделения, добиваясь капитуляции всей дивизии .

Деятельность группы была раскрыта, семь ее участников расстреляны на месте, а Кайзер как опасный государственный преступник на самолете был отправлен в Берлин .

Есть один аспект, связанный с  деятельностью НКСГ, который редко упоминается. Имеется в виду, так сказать, рикошет, идущий от самого факта существования «немецкого комитета» в сторону военнослужащих Красной Армии.

Работа членов Комитета на фронте, ведущих на переднем крае передачи, нередко под обстрелом немецкой стороны, меняла у наших солдат и офицеров представление обо всех немцах как фашистах, вызывала интерес к антифашистскому движению, к будущему Германии .

Пребывание Эрнста Келера на Ленинградском фронте вылилось в многолетние дружеские отношения с его русскими коллегами. Они не раз встречались с ним в послевоенном Берлине, а Келер часто приезжал в Ленинград .

М. В. ЕЖОВ, доктор исторических наук, профессор

КРАХ «ПОХОДА НА ВОСТОК»

В историю Великой Отечественной войны 1943 г. вошел как год коренного перелома в ходе войны. В ходе сражений у стен Сталинграда и Ленинграда, под Курском и в битве за Днепр были окончательно похоронены планы вермахта на победу в войне с Советским Союзом .

Эти победы были подготовлены самоотверженным трудом всего советского народа, героизмом воинов Красной Армии. Уже с первых дней война приобрела народный характер. Надежды военно-политического руководства Германии на то, что с  началом войны в  советском обществе произойдет раскол по национальному и социальному признакам, не оправдались. В условиях войны советские люди сплотились перед общей опасностью, проявили чудеса патриотизма .

Миллионы людей добровольно, не дожидаясь призыва вступали в ряды действующей армии. За годы войны, по далеко не полным данным, более 20 млн человек подали заявления с просьбой о добровольном зачислении в армию .

Победы 1943 г. были бы невозможны без теснейшего единства фронта и  тыла, народа и  армии. Родившийся в  годы войны лозунг «Все для фронта, все для победы!» довольно точно отражает содержание задачи, которую пришлось решать советскому тылу, чтобы обеспечить разгром гитлеровской Германии. Не было ни одного участка тыла, где бы рабочие, крестьяне, интеллигенция, героически перенося все тяготы войны, не трудились бы по-фронтовому, с полной отдачей моральных и физических сил .

Благодаря сплоченности, единению рабочих, крестьян, интеллигенции стало возможным перестроить на военный лад народное хозяйство страны и  обеспечить успешную реализацию военно-экономической политики государства. В то же время этот далеко не простой процесс способствовал дальнейшему упрочению социального, межнационального и нравственного единства советских людей, убедительно показал его роль как одного из решающих факторов перелома в ходе войны. Успеху военной перестройки способствовал ряд факторов, в том числе: сознательная, осознанная самоотверженность патриотически настроенных советских людей; централизация и активизация структуры управления на всех уровнях по вертикали и  во всех звеньях по горизонтали; консолидация прогрессивных патриотических сил, в полной мере проявившаяся в союзе рабочих, крестьян и интеллигенции, в дружбе народов СССР, чему не могли помешать даже имевшие место деформации в общественно-политической жизни страны; наличие мощной и  авторитетной политической силы  — Коммунистической партии, оказавшейся способной возглавить традиции превращения страны в  единый военный лагерь, борьбу с фашистским агрессором .

События 1943 г. не просто связаны с  военными победами над агрессором, они сыграли огромную роль в победе над нацизмом, олицетворявшим «поход на восток», мечту всей Европы. Именно 1943 г .

отчетливо показал, что Советский Союз сражался не против одной Германии. Война шла со всей Европой, со всеми объединенными ее силами. Не только формальные союзники, но и так называемые порабощенные Гитлером страны вполне поддержали исторический «натиск на восток». Но в том-то и дело, что коренной перелом в ходе войны невозможно объяснить случайностями  — это результат громадного и великого противостояния. Против нас шла военная машина, состоящая из немцев и  итальянских фашистов, к  которым присоединилась вся «цивилизованная Европа». По отношению к России они были именно захватчиками .

Сражения 1943 г. как раз убедительно подтверждают, что по мере истощения сил вермахта его потери возмещались за счет союзников нацизма. Об этом убедительно свидетельствуют следующие цифры .

Сталинградская битва: безвозвратные потери: СССР  — 1 млн 130 тыс. чел.; Германия и союзники — 1,5 млн чел .

Курская битва: безвозвратные потери: СССР  — 254 тыс. чел.;

Германия — 500 тыс. чел .

Битва за Днепр: безвозвратные потери: СССР  — 417 тыс. чел.;

Германия — 400 тыс. убитых (по другим источникам, около 1 млн чел.) .

Уже после Сталинградской битвы в Германии начинается призыв молодежи в возрасте 16–17 лет, а то и 15-летних! Даже командование вермахта в период Курской битвы называет ряд дивизий «детскими»

из-за обилия в них юных солдат. Подобный дисбаланс командование вермахта и попыталось компенсировать за счет увеличения союзных контингентов Румынии, Италии, стран Прибалтики и  других зарубежных формирований. Это подтверждают и данные о составе военнопленных. К сожалению, данные о потерях в этих формированиях не систематизированы до сих пор!

С отчетностью по потерям союзников Германии дело обстоит едва ли не хуже, чем у самой Германии. По данным исследования «Россия и СССР в войнах XX в. Потери вооруженных сил» (М.: Олма-Пресс, 2001), Италия за всю войну потеряла на Восточном фронте военнопленными  — 48 957 человек, убитыми  — 43 910. При этом, по официальным данным итальянского генерального штаба, с  11 декабря 1942 г. по 31 января 1943 г. итальянская армия на советском фронте потеряла убитыми, пропавшими без вести и пленными 84 830 человек, ранеными и  обмороженными  — 29 690. Нестыковка цифр очевидна: потери меньше чем за два месяца из одного источника практически равны совокупным потерям за всю войну в другом источнике .

Венгрия: военнопленных  — 513 766, убито ~ 300 000; Румыния: военнопленных  — 229 682, убито ~ 245 388; Финляндия: военнопленных — 2,3 тыс., убито ~ 82 000. Однако это не все. Против СССР воевала испанская «Голубая дивизия» (через ряды которой прошло, по разным оценкам — от 40 до 50 тыс. человек), а также многочисленные части, сформированные из коллаборационистов и добровольцев голландского, датского, французского происхождения и пр. Также можно привести в качестве иллюстрации количество пленных некоторых национальностей, захваченных Красной Армией: чехи и  словаки  — 69 977; поляки — 60 277; французы — 23 136 .

Итак, победы 1943 г. уничтожили мечту о победном «крестовом походе» против нашей страны, попытка немецко-фашистского руководства победить Советский Союз силами единого блока провалилась .

Великая Отечественная война была самой тяжелой из всех войн, когда-либо пережитых нашей Родиной. По масштабам ведения боевых действий и участия народных масс, по использованию огромного количества техники, по ожесточенности и напряженности, людским и материальным потерям Великая Отечественная война превосходит все войны прошлого .

Народ жив, пока жива его память; кто чтит свои прошлые победы, тот способен побеждать и в настоящем. Вот поэтому нам нужно сохранить самое главное — историческую Память и Правду!

История войны еще раз подтвердила историческую закономерность: политика пособничества агрессии оборачивается против тех, кто ее проводит, а  любой агрессор будет повержен, зло наказано .

Опыт истории учит, что военной опасности следует решительно, настойчиво и постоянно противостоять. Война не может и не должна являться средством решения спорных вопросов .

А. Г. ЗАЙЦЕВ, Герой Российской Федерации, писатель;

В. М. АРУТЮНЯН, доктор исторических наук, профессор

МУЖЕСТВО И ГЕРОИЗМ СОВЕТСКИХ ВОИНОВ,

ПРОЯВЛЕННЫЕ В БИТВЕ ЗА СТАЛИНГРАД

Героизм — способность к совершению подвига .

Герой — исключительный по смелости или по своим доблестям человек .

Подвиг — доблестный, героический поступок, важное по своему значению действие, совершенное в трудных условиях .

Толковый словарь русского языка Планируя в  ходе кампании 1942 г. овладеть Кавказом, фашистское руководство рассчитывало лишить СССР важнейших экономических ресурсов, прежде всего нефти, и проникнуть на Ближний Восток. Гитлеровская ставка преследовала далеко идущие цели: подтолкнуть Турцию к  войне против СССР, перерезать единственную сухопутную связь Советского Союза с внешним миром через Иран .

Наступление на Сталинград рассматривалось как вспомогательное .

Гитлеровцы считали, что они легко овладеют городом силами только 6-й армии до 25 июля. Содействовать ей должны были диверсантыпарашютисты и агенты, массовая заброска которых велась, как говорилось, весной 1942 г .

Однако события развивались не так, как планировало фашистское командование. Упорное сопротивление советских войск на кавказском и  воронежском направлениях, в  большой излучине Дона и  особенно в  районе Сталинграда привело к  тому, что сталинградское направление стало главным. Гитлеровская ставка бросала сюда все новые и новые войска, снимая их с других участков фронта, в том числе с кавказского. В частности, приказом от 31 июля на Сталинград была двинута 4-я танковая армия. Позже в сражение были втянуты две румынские и одна итальянская армии. Если в июле на Сталинград вели наступление 30 дивизий, то в  конце августа  — 69, а  через месяц — 81 дивизия .

Желание захватить Сталинград объясняется рядом обстоятельств военного, экономического и политического характера .

Во-первых, фашистское руководство стремилось перерезать Волгу, которая являлась важнейшей водной артерией, связывающей центр Советского Союза с его южными районами. Учитывали гитлеровцы и военно-промышленное значение Сталинграда .

Во-вторых, группировка советских войск в  районе Сталинграда угрожала левому крылу группы армий «А», наступавшей на Кавказ .

Фашистская ставка считала, что «судьба Кавказа решается под Сталинградом» .

В-третьих, от исхода Сталинградской битвы зависела позиция Турции и Японии. И турецкий, и японский послы в Берлине не раз намекали, что их правительства вступят в войну против СССР сразу же, как только падет Сталинград. Турецкая военщина сосредоточила на южной границе СССР 28 дивизий. В турецкой печати публиковались подстрекательные статьи. Так, газета «Сон Телеграф»

писала: «Турецкие всадники веками поили своих коней в  Волге» .

В Маньчжурии находилась Квантунская армия, в состав которой входило более 1 млн солдат, две трети танковых соединений и около половины авиации, имевшихся тогда у Японии. На Токийском процессе генерал Мацумура Томокацу показал, что «в 1942 г. планировалось… предпринять наступление главных сил против Приморского края» .

Гитлеровцы вынашивали планы овладеть «жемчужиной британской короны» — Индией, чтобы «в сердце Азии» встретиться с войсками Японии .

В-четвертых, фашистская ставка недооценивала силу Красной Армии под Сталинградом. Бывший начальник штаба верховного главнокомандования генерал-фельдмаршал В. Кейтель на допросе 17 июня 1945 г. показал: «Сейчас можно сказать, что немецкое командование не рассчитало ни сил, ни времени, ни ударных способностей войск. Однако в  то время Сталинград был настолько соблазнительной целью, что казалось невозможным отказаться от него». Кейтель подчеркивал, что на Сталинграде «базировались главные стратегические расчеты сторон» .

И, наконец, со взятием Сталинграда Гитлер связывал свой личный престиж и престиж германской армии. Он неоднократно заверял немецкий народ, что Сталинград будет взят и война победоносно закончится .

Таковы основные причины, которые привели к  тому, что Сталинград стал эпицентром борьбы не только на советско-германском фронте, но и всей мировой войны, препятствием на пути гитлеровцев к мировому господству .

Это понимали и  друзья, и  враги СССР. Слово «Сталинград» не сходило со страниц мировой печати, ежедневно звучало в  эфире на всех языках планеты. «Внимание всего мира сейчас приковано к  грандиозному сражению под Сталинградом»,  — констатировало 27 августа 1942 г. контролируемое нацистами радио Парижа. «Можно смело сказать, что сражение у Сталинграда не имеет примера во всей истории советско-германской войны, — говорилось в передаче радио Лондона 5 сентября. — Весь план немцев в том и состоит, чтобы закончить войну на Востоке и  покончить с  СССР еще в  этом году» .

Берлинское радио 15 сентября 1942 г. сообщило: «События, происходящие в Северной Африке, имеют большое значение, но тем не менее положение советских войск у Сталинграда остается главным стержнем всей мировой войны» .

Сталинградская битва начиналась в невероятно трудных и сложных условиях. Ошибки пришлось исправлять уже в  ходе сражения .

Ставка ВГК выдвинула на сталинградское направление 62-ю, 63-ю и  64-ю армии, а  12 июля был создан Сталинградский фронт. Перед ним стояла задача: обороняясь в  полосе шириной 520 км, остановить дальнейшее продвижение противника. Выполнение этой задачи фронт начал, располагая всего 12 дивизиями (160 тыс. человек, 2,2 тыс. орудий и минометов и около 400 танков). Сухопутные войска поддерживали 8-я воздушная армия и  авиация противовоздушной обороны, насчитывавшие в общей сложности 700 самолетов .

Противник превосходил советские войска в  людях в  1,7 раза, в  артиллерии и  танках  — в  1,3 раза, в  самолетах  — более чем в  2 раза. Превосходство в  силах позволило фашистским войскам вести наступление. В ночь с  11 на 12 июля они вторглись в  пределы Сталинградской области. 14 июля на ее территории было объявлено военное положение. 17 июля передовые отряды 62-й и  64-й армий вступили в бой с авангардами 6-й немецкой армии под командованием генерал-полковника Ф. Паулюса. Великая битва началась… Сталинградская битва продолжалась 200 дней и ночей .

По характеру действий советских войск и  решаемых ими задач сражение делится на два основных периода: оборонительный (17 июля — 18 ноября 1942 г.) и наступательный (19 ноября 1942 г. — 2 февраля 1943 г.). Первый период включал три этапа: бои на дальних подступах к Сталинграду, бои на ближних подступах и в самом городе .

Вместе с воинами Красной Армии сражались ополченцы и бойцы истребительных батальонов. Борьба за главную полосу обороны 62-й и 64-й армий началась 23 июля. В этот день фашистская ставка издала приказ «нанести удар по Сталинграду… захватить город, а также перерезать перешеек между Доном и Волгой». Войска Паулюса, насчитывавшие 270 тыс. солдат, 3 тыс. орудий и минометов, около 500 танков и до 1200 боевых самолетов, пытались охватывающими ударами по флангам советских войск в большой излучине Дона окружить их, выйти в район города Калача и с запада прорваться к Сталинграду .

Однако в  результате упорной обороны 62-й и  64-й армий и  контрударов 1-й и 4-й танковых армий замысел противника потерпел крах .

ГКО издал директивы ни под каким видом не сдавать Сталинград .

На Сталинградский фронт было направлено 5 тыс. коммунистов и 50 тыс. комсомольцев. 28 июля народный комиссар обороны Сталин издал приказ № 227, известный в истории как приказ «Ни шагу назад!» .

В нем говорилось о  смертельной опасности, нависшей над Советской страной, и  выдвигалось требование остановить врага .

«Отныне,  — подчеркивалось в  приказе,  — железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно явиться требование  — ни шагу назад без приказа высшего командования». Виновных в нарушении данного требования командиров и  политработников приказывалось лишать должностей, званий, наград и  предавать суду военного трибунала. От военных советов фронтов и  армий требовалось создать штрафные батальоны и  роты, в  которые направлять бойцов и  командиров, проявивших трусость и  малодушие, чтобы «они своей кровью искупили свою вину». Верховный Главнокомандующий приказал также создать заградительные отряды и  поставить их позади тех частей, которые проявили в бою неустойчивость. Это был, пожалуй, самый жесткий приказ за всю войну. Но он диктовался суровой действительностью .

Сдача Сталинграда, выход гитлеровцев к Волге могли привести к непоправимым последствиям .

Советским войскам пришлось обороняться в трудных условиях безводных донских степей, под палящими лучами солнца. На открытой местности негде было укрыться от непрерывных массированных ударов вражеской авиации, которая господствовала в воздухе. Войска Сталинградского фронта располагали всего лишь 63 зенитными пушками среднего и  106 пушками малого калибра. И это на 500 км фронта. Враг имел превосходство также в  танках и  артиллерии. Но советские воины стойко защищали свои рубежи. Участник похода на Сталинград генерал-майор Г. Дерр отмечает, что после распространения в советских войсках приказа № 227 «на всех участках фронта было отмечено усиление сопротивления противника» .

Благодаря исключительному героизму советских войск все попытки гитлеровского командования с  ходу захватить Сталинград провалились. В истории сражения за Сталинград на первом этапе сохранились имена 58 героев, совершивших подвиги .

Вот описание подвигов некоторых из них .

23 июля 1942 г. 30 танков противника, отделившись от общей массы в  250 танков, ворвались в  расположение 2-го батальона 33-й гвардейской стрелковой дивизии, начали заходить во фланг и в тыл 3-му батальону и  во вторые эшелоны полка. Два героических расчета, окруженные 30 танками, не отступили ни на шаг и  открыли огонь. Меткими выстрелами они уничтожили 15 вражеских танков, а остальные повернули назад. В этом бою гвардии младший сержант Болото Петр Осипович, 1-й номер расчета ПТР, лично подбил 8 танков. В начале боя он заявил товарищам: «Лучше умереть, но не пропустить врага к Сталинграду». На клочке бумаги они написали: «Туча немецких танков движется на нас. Если умрем, считайте нас коммунистами». Имея два противотанковых ружья, они вступили в  бой с 30 немецкими танками. За один день герои уничтожили 15 танков и не пропустили врага через свои позиции .

16 бойцов под командованием младшего лейтенанта В. Д. Кочеткова стойко сражались у  хутора Дубового. За первый день боя они отбили пять атак роты гитлеровцев. На рассвете следующего дня на их позиции двинулись 12 вражеских танков. Неравный поединок продолжался несколько часов. И вот уже из 16 бойцов в живых осталось только четверо, кончились боеприпасы. Стремясь нанести врагу максимальные потери, герои со связками гранат бросились под танки. Когда подошло подкрепление, на склоне высоты пылали шесть танков .

7 августа 1942 г. красноармеец Ермаков Афанасий Иванович, пулеметчик 716-го стрелкового полка 157-й стрелковой дивизии, с  группой бойцов оборонял высоту 89,9 у  населенного пункта Новоаксайский. Эскадрон противника с  пехотой пытался обойти батальон. Защитники рубежа отразили восемь атак. В этом бою А. И. Ермаков истребил более сотни гитлеровцев. Всего за время боев с  22 июля по 9 сентября 1942 г. он огнем своего пулемета вывел из строя свыше 300 солдат и  офицеров противника. В боях под Сталинградом А. И. Ермаков являлся примером героизма, мужества и самоотверженности .

20–21 августа 1942 г. сержант Хвастанцев Михаил Поликарпович, исполняющий должность командира огневого взвода 43-го гвардейского артиллерийского полка на подступах к Сталинграду, в районе села Дубовый Овраг, отражал танковые атаки противника. 21 августа его орудия вели огонь с открытых огневых позиций по наступающим танкам, которые поддерживала авиация. В течение 6 часов вражеская авиация вывела из строя 13 человек расчетов орудий и уничтожила все тягачи. Под прикрытием авиации более 20 танков, расстреливая батарею, приблизились на расстояние 200–300 м. Пренебрегая опасностью, Хвастанцев поднял оставшиеся расчеты и  открыл огонь из орудий. Прицельным огнем были подбиты 2 танка, оставшиеся танки приблизились на расстояние 100 м. Кончились снаряды, кругом раненые и  убитые, и  тогда Хвастанцев принял решение эвакуировать раненых, а  сам остался прикрывать их отход. Из противотанкового ружья подбил передний танк, остальные, разбившись на две группы, стали обходить батарею с флангов. Хвастанцев с гранатой в руке бросился на один из танков и  подбил его, но не уничтожил. Подбитый танк переехал окоп, в котором находился храбрец, но Михаил метко брошенной гранатой заставил его остановиться. Следующие танки раздавили героя своими гусеницами… Что же такое герой и  героизм? Вот как оценивает это качество писатель Александр Крон, написавший книгу о  подвиге Героя Советского Союза А. Маринеско .

«…Героем можно быть лишь однажды, это скорее характер человека, чем оценка его деяний, и нередко, называя человека героем, мы имеем в виду не столько объективную значимость совершенного им деяния, сколько те черты личности, которые подвигли его на вызывающий наше восхищение поступок. В своем основополагающем определении толковый словарь говорит: „Герой — человек, совершающий подвиги”; и хотя слово „подвиг” тоже многозначно и многооттеночно, в нем как бы закапсулированы два находящихся в сложном взаимодействии элемента: высокая общественная ценность поступка, дающая ему право называться подвигом, и те высокие нравственные качества, подвигнувшие человека преодолеть все трудности и опасности на пути к его свершению. Чтобы совершить подвиг во время войны и тем более в мирное время, как правило, уже недостаточно самоотверженности и готовности рисковать собой — подвиг сегодня может совершить только человек, хорошо вооруженный. Вооруженный, конечно, в самом широком смысле — не только оружием, но и умениями, знаниями, навыками. Наконец, вооруженный идейно, отлично знающий, во имя чего он идет на подвиг». Только с этой точки зрения можно понять воина, совершающего подвиг в бою .

Величайший героизм в защите города проявили воины всех родов войск: пехотинцы, артиллеристы, танкисты, летчики, саперы и связисты, моряки Волжской военной флотилии и  речники. Артиллерист украинец В. Я. Болтенко, оставшись у  орудия один, смело вступил в  единоборство с  15 вражескими танками и  одержал над ними победу. Связисты В. П. Титаев и  М. М. Путилов во время исправления повреждения телефонной линии были смертельно ранены. Теряя сознание, соединив зубами концы оборванного провода, они восстановили связь. Боец 10-й дивизии войск НКВД А. Е. Ващенко закрыл своей грудью амбразуру вражеского дзота. Вражеский пулемет на мгновение замолчал, но этого оказалось достаточно, чтобы его товарищи совершили бросок. Такой же подвиг совершили в дни Сталинградской битвы 11 человек, в том числе наш земляк сержант Н. Ф. Сердюков .

Летчик сержант В. А. Рогальский направил свой горящий самолет на скопление вражеской техники. Всего бессмертный подвиг капитана Гастелло повторили 14 сталинградских авиаторов. Морской пехотинец Михаил Паникаха, объятый пламенем, бросился на фашистский танк и поджег его бутылкой с горючей смесью. Когда гитлеровцам удалось поджечь танк капитана Нечаева, он повел его в последнюю атаку, настиг немецкий танк и таранил его .

Самоотверженно действовал медицинский персонал. Медсестра Анна Бессчастнова вынесла с  поля боя сотни раненых. Ее подвиг увековечен на полотне панорамы «Сталинградская битва». В прославленной дивизии полковника Л. Н. Гуртьева девушки-санитарки А. Егорова, Л. Барлина, Л. Новикова и  другие спасли жизнь сотням бойцов и  командиров. Так, Людмила Барлина вынесла с  поля боя 92 раненых. Представляя санинструктора Е. Ф. Богданову к награждению орденом Ленина, командование части 26 сентября 1942 г. отмечало, что она «вынесла с поля боя 120 раненых бойцов с их оружием .

Уничтожила в атаках 8 немцев, в одной из последних атак была ранена, но с поля боя не ушла» .

В октябре 1942 г. в  районе завода «Баррикады» связист 308-й стрелковой дивизии Матвей Мефодьевич Путилов под огнем противника выполнял задание по восстановлению связи. Когда он искал место обрыва провода, осколком мины его ранило в плечо. Превозмогая боль, Путилов дополз до места обрыва провода, но был вторично ранен: вражеской миной ему раздробило руку. Теряя сознание и не имея возможности действовать рукой, сержант сжал концы провода зубами, и по его телу прошел ток. Восстановив связь, Путилов умер с зажатыми в зубах концами телефонных проводов .

Снайперскую винтовку Василий Зайцев получил из рук командира 1047-го полка вместе с медалью «За отвагу». К тому времени из простой «трехлинейки» Зайцев убил 32 гитлеровцев. В период с 10 ноября по 17 декабря 1942 г. в боях за Сталинград уничтожил 225 солдат и офицеров противника, в том числе 11 снайперов. Непосредственно на переднем крае обучал снайперскому делу бойцов и  командиров, подготовил 28 снайперов. В январе 1943 г. Зайцев был тяжело ранен в голову. Зрение ему спас профессор Филатов в московском госпитале .

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» Василию Григорьевичу Зайцеву присвоено 22 февраля 1943 г. Ему принадлежат слова, разлетевшиеся по всему Сталинградскому фронту — «…Отступать некуда, за Волгой для нас земли нет!». Они стали боевым лозунгом каждого воина .

Получив в  Кремле Звезду Героя Советского Союза, Зайцев вернулся на фронт. Закончил войну на Днестре в  звании капитана .

В войну он написал два учебника для снайперов, а  также изобрел применяемый до сих пор прием снайперской охоты «шестерками» — когда одну и ту же зону боя перекрывают огнем три пары снайперов (стрелок и наблюдатель) .

О знаменитой дуэли Зайцева и  Хорвальда сняты два фильма:

«Ангелы смерти» (1992 г., режиссер Ю. Н. Озеров, в  главной роли Федор Бондарчук) и  фильм «Враг у  ворот» (2001 г., режиссер ЖанЖак Анно, в роле Зайцева — Джуд Ло) .

31 января 2006 г. прах Василия Григорьевича Зайцева был торжественно перезахоронен в Волгограде на Мамаевом кургане .

Историческое значение воинского подвига защитников Сталинграда состоит в  том, что на берегах Волги ими окончательно был положен предел победному шествию немецко-фашистского вермахта, начатому им еще в  августе 1939 г. Одержанная под Сталинградом победа явилась победой всего советского народа, результатом несгибаемой стойкости, мужества и  героизма советских воинов. За боевые отличия, проявленные в  ходе Сталинградской битвы, 44 частям и  соединениям были присвоены почетные наименования Сталинградских, Донских, Среднедонских, Тацинских, Кантемировских, Котельниковских, Абганеровских, Басаргинских, Воропоновских и Зимовниковских; 55 награждены орденами; 183 части, соединения и  объединения преобразованы в  гвардейские .

Десятки тысяч солдат и офицеров награждены орденами и медалями, а  112 человек удостоены звания Героя Советского Союза. Медалью «За оборону Сталинграда» (учреждена 22 декабря 1942 г.) было награждено более 707 тыс. участников битвы .

Пройдут века, а  немеркнущая слава доблестных защитников волжской твердыни будет вечно жить в памяти народов мира как ярчайший образец беспримерного в военной истории мужества и героизма. Имя «Сталинград» золотыми буквами навечно вписано в историю нашего Отечества .

С. Э. ЗВЕРЕВ, кандидат педагогических наук, доцент

РЕЧЕВОЕ ВОСПИТАНИЕ СОВЕТСКИХ ВОЙСК

В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

От заблуждений о  классовом характере «последних счетов труда и  капитала» (оборот, часто встречавшийся в  военной риторике М. В. Фрунзе), насаждавшихся социальным пафосом общественной речи в  предвоенный период, советская государственная и  военная пропаганда не могла избавиться вплоть до ноября 1941 г .

После неудач первых месяцев войны для советского руководства становилось все очевиднее, что националистическому угару немецко-фашистских войск надо было противопоставлять призывы к  национальному единству, национальной гордости, апеллирующие к  государственно-патриотическим, историческим и  культурным ценностям русского народа. В этот период направление воспитания войск, как и  прежде, целиком определяемое «генеральной линией»

партии, претерпело некоторые изменения. Заключалось это в трансформации самой «генеральной линии», выражаемой мнением вождя Советского государства И. В. Сталина. В речи Сталина перед войсками, участвовавшими в параде на Красной площади 7 ноября 1941 г., впервые прозвучал героико-патриотический пафос, под знаком которого и  проходило речевое воспитание советских войск на протяжении всего времени борьбы против немецко-фашистской агрессии .

«Доминирование державно-русской лексики над советско-коммунистической», по выражению В. В. Смолененковой, с  тех пор будет характерно для всей военной риторики Сталина периода Великой Отечественной войны1 .

Следует отметить, что воспитанию войск Сталин всегда уделял неослабное внимание. В ответ на нервозность, панику и неразбериху первых месяцев войны вместе с  организационными мерами, выражавшимися в  формировании заградительных отрядов (по директиве Ставки ВГК № 001919 от 12 сентября 1941 г.), предпринимались меры по ограничению распространения бессудного насилия и  необоснованного применения оружия командным составом Красной Армии. Вышедший в  самое тяжелое для страны время приказ наркома обороны № 0391 от 4 октября 1941 г. «О фактах подмены воспитательной работы репрессиями» требовал «восстановить в правах воспитательную работу, широко использовать метод убеждения Смолененкова В. В. Риторика Сталина военного времени. Приказ № 70 .

[Электронный ресурс]. Режим доступа: http//www: genhis.philol.msu.ru›article_105 .

html. Дата обращения: 23.03.2012 .

(выделено нами.  — Авт.)… Всем командирам, политработникам и  начальникам повседневно беседовать с  красноармейцами, разъясняя им необходимость железной воинской дисциплины, честного выполнения своего воинского долга, военной присяги и приказов командира и начальника…»2 .

Беседы, клонившиеся к  разъяснению боевой обстановки, задач воинского подразделения и  отдельного бойца, политики и  требований партии, правительства и военного руководства, боевое и политическое информирование были основными формами воспитательной работы в Красной Армии в годы Великой Отечественной войны .

Тематика политического информирования охватывала важнейшие вопросы внутренней и  внешней политики Советского Союза, боевые успехи его союзников по антигитлеровской коалиции. В боевом информировании до личного состава доводились все имевшиеся данные о  противнике, его вооружении и  способах его действий, разъяснялись задачи части, подразделения и условия их выполнения, пропагандировались эпизоды из боевой практики, факты боевого мастерства, героические поступки военнослужащих. Применение в речевом воспитании метода убеждения, безусловно, облегчалось наличием во всех звеньях военного управления неплохо подготовленного института политработников, непосредственно отвечавших за политико-моральное состояние войск .

Метод убеждения был основным в  арсенале средств речевого воспитания армии и  народа и  для самого И. В. Сталина. К последним, по наблюдению В. В. Смолененковой, относились приказы, речи и выступления вождя Советского государства. Все эти речевые жанры служили источником авторитетной информации о положении на фронте, разъясняли задачи, вдохновляли на новые боевые и трудовые подвиги. Таким образом, в военной риторике Сталина в годы войны получили распространение все основные жанрообразующие роды речи: информационная, убеждающая и вдохновляющая .

Все выступления Сталина начинались с  детализированного обращения ко всем категориям военнослужащих и граждан СССР и заканчивались цепочкой лозунгов-здравиц и лозунгов-призывов. Этот композиционный принцип, берущий начало еще в дореволюционных листовках РСДРП, впоследствии стал своеобразным клише всех советских партийных и государственных документов. Предельно персонифицированное обращение вождя создавало у слушателей впечатление личного общения с оратором, что крайне важно для успеха речи перед массовой разнородной аудиторией. Широко использовалось и повторное развернутое обращение с целью привлечения внимания Сталин И. В. Сочинения. Тверь: Союз, 2006 .

слушателей к важным для восприятия местам речи, чем дополнительно реализовывалась и контактоустанавливающая функция .

Стиль военных речей Сталина был подчеркнуто статичен, имперски монументален, по выражению С. В. Ярова. Некоторая сухость и  директивность его военных речей приобретала столь ценимое российской массовой аудиторией качество непреложности и  авторитетности, свойственное скорее государственному документу, чем ораторской речи. Эта же статичность как бы демонстрировала независимость оратора от аудитории. «Не бойкая речь фельетониста, расцвечивающего свои рассказы десятком прибауток и анекдотов, а тяжеловесные, торжественные изречения, в своей эпической простоте годные только для заучивания, а не для приглашения к дискуссиям — таково содержание сталинского языкового проекта», — так превосходно характеризует сталинский стиль С. В. Яров3 .

В то же время риторика Сталина была чрезвычайно богата и разнообразна; ряд наиболее важных приказов, как, например, приказ № 227 от 28 июля 1942 г., приказ № 70 от 1 мая 1944 г., получал солидную риторическую разработку, развитую систему аргументации; широкое применение в них находили средства усиления выразительности речи .

Сюда можно отнести риторические вопросы, повторы, градации и метафоры. Особенно часто использовались повторы, призванные надежно внедрить в сознание аудитории ключевые понятия речи. Например, слово наши в различных вариантах встречается в речи 7 ноября 1941 г .

13 раз; такое частое его употребление способствовало решению главной задачи сталинских речей первого этапа войны  — консолидации советского общества перед лицом внешней агрессии .

К сожалению, гибкая и  доходчивая военная риторика Сталина, в  действенности которой ему не отказывали даже его противники, была достоянием только самого Сталина. В приказах советских военачальников, за редким исключением (в пример можно привести отдельные приказы маршала С. Т. Тимошенко, выпущенные в  первые месяцы войны), не наблюдалось попыток самостоятельно «своими словами» сформировать боевой настрой возглавляемых ими войск .

Все они, как правило, в обоснование своих требований не шли дальше цитирования и ссылок на приказы, требования и указания вождя или, совсем уже курьезно, на классиков марксизма-ленинизма .

Единственным жанром, еще находившим применение в речевой деятельности войсковых начальников (преимущественно армейского звена), был жанр благодарственного приказа, к  сожалению, сильно Яров С. В. Источники для изучения общественных настроений и культуры России ХХ века. СПб.: Нестор-История, 2009 .

потерявший силу своего воздействия из-за неумения военачальников пользоваться средствами выразительности (за исключением, пожалуй, эпитетов) по сравнению с аналогичными документами русской армии. Исключение составляли только, пожалуй, политдонесения политуправлений фронтов (особенно первого периода войны) «о героизме личного состава» в борьбе с «фашистской мразью», «оголтелыми фашистскими бандами» и т. п., самые яркие факты из которых обычно перекочевывали в  тексты сообщений Совинформбюро. Однако столь воинственная «риторика», как представляется, больше служила целям государственной пропаганды, нежели средством воспитания боевого духа войск .

Это было естественным следствием сосредоточения «права на речь» на одном человеке, дополненное господством в общественной речи единой идеологии, отрицающей наличие какой бы то ни было многоголосицы мнений в  строго иерархизированном государстве .

Опасность, крывшаяся в  таком положении дел, заключалась в  том, что основная масса ответственных речедеятелей в  масштабе государства воспитывалась в условиях, как это ни парадоксально, не располагавших к  выработке твердых убеждений. Это привело к  росту бюрократизации управления, постепенному превращению верхушки партноменклатуры в чиновников от партии, что впоследствии и обусловило гибель СССР. Искусственная замена всей совокупности пафосов общественной речи идеологией, как показывает история, может быть оправдана только при наличии угрозы общественному бытию, которая поневоле заставляет общество жертвовать «правом голоса» отдельной личности в пользу сплочения сил народа .

И все же советские войска в  Великую Отечественную обладали мощным средством речевого воспитания  — партийными и  комсомольскими собраниями. Это средство пробуждения речевой активности масс, актуализации целей и задач боевой и политической подготовки в сознании военнослужащих, мобилизации психики воинов на качественное выполнение боевых задач было верно нащупано еще в  годы Гражданской войны и  широко применялось во всех предвоенных конфликтах. Не случайно партийные и комсомольские ячейки подразделений служили источником самых сознательных и  мужественных бойцов. По свидетельству С. И. Гусева, в  период Гражданской войны части, в  которых «коммунистическая прослойка» составляла менее 6% общего числа красноармейцев, были фактически небоеспособны4. С проникновением в  армию и  на флот комсомольской Гусев С. И. Гражданская война и Красная Армия. М.; Л.: Госиздат, 1925 .

организации эта прослойка количественно возросла и  качественно усилилась, в силу возрастной активности и объективно высоких боевых качеств, присущих молодежи, которые целенаправленно развивались системой политучебы .

Каждый серьезный этап жизни и боевой деятельности советских войск — переход в наступление, подготовка к формированию серьезной водной преграды, удержание позиций в обороне, освоение новой техники и т. п. — обычно сопровождался серией собраний партийных и  комсомольских организаций подразделений и  частей, дивизионными, армейскими и  фронтовыми совещаниями партийного и  комсомольского актива. На этих собраниях, пользуясь принципом относительного «демократического централизма», принятого в ВКП(б) и  ВЛКСМ, свободой слова в  выражении позитивного мнения, мог выступить каждый коммунист и комсомолец. Строгие субординационные рамки речевой деятельности военнослужащих на собраниях значительно смягчались. В постановлении собрания, формировавшем незыблемую установку в сознании каждого коммуниста и комсомольца, выражалась самими красноармейцами коллективная воля организации .

Немаловажно и то, что партийные и комсомольские организаторы (прежде всего низового звена, секретари парт- и комячеек подразделений) избирались, как правило, из самых уважаемых и известных воинскими подвигами военнослужащих. Мнение такого, в современных терминах, члена референтной группы было особенно авторитетно, поскольку исходило не из среды командования, а из среды самих красноармейцев .

По устоявшейся с  Гражданской войны традиции каждый член партии и  комсомола был обязан участвовать в  агитационно-пропагандистской работе в  красноармейской массе. В этой связи боевой актив подразделений и  частей, партийно-политические органы зачастую выступали инициаторами и  организаторами всевозможных слетов, съездов и  конференций боевого и  профессионального мастерства (например, снайперов), организаторами соревнований в боевой деятельности между военнослужащими, экипажами, командами и  расчетами. Эти мероприятия позволяли существенно расширить сферу участников речевого воспитания войск, активизировать речевую и служебно-боевую деятельность военнослужащих .

Таким образом, некоторая «стагнация» советской общественной речи на «верхах» военной иерархии успешно компенсировалась высокой речевой активностью «снизу», особенно в боевых условиях, на фронте. Это и обуславливало и проявление массового героизма личным составом на полях сражений, и высокую боеспособность армии и флота в целом .

П. В. ЗУЕВ, кандидат политических наук, профессор

НАЧАЛО ОПЕРАЦИИ «ИСКРА»

ПО ДЕБЛОКИРОВАНИЮ ЛЕНИНГРАДА

В конце ноября 1942 г. Ставка Верховного Главнокомандующего и  Генеральный штаб приступили к  разработке операции под кодовым названием «Искра». Цель операции — разгромить группировку противника южнее Ладожского озера и  восстановить сухопутные коммуникации, связывающие Ленинград со страной. Операция получила кодовое наименование «Искра» и  проводилась в  ходе общего наступления Красной Армии, развернувшегося в зимнюю кампанию 1942–1943 гг. после окружения немецко-фашистских войск под Сталинградом .

Наступательная операция такого масштаба готовилась тщательным образом. На подготовку операции был отведен почти месяц, за который в  войсках развернулась всесторонняя подготовка к  предстоящему наступлению. Было принято решение, что если войска одного из фронтов не сумеют дойти до намеченной для них линии, то войска другого не приостанавливают продвижения, а  продолжают двигаться навстречу1. Поскольку советские войска не имели опыта преодоления эшелонированной обороны противника, особое место в подготовке заняло обучение соединений наступательным действиям в лесисто-болотистой местности и штурму укрепленных позиций противника. Для этого в тылу были созданы учебные поля и специальные городки .

Командующий Ленинградским фронтом Л. А. Говоров шел на оправданный риск  — поочередно выводил с  передовой во второй эшелон подразделения и  части с  целью проведения тренировок по действию подразделений в наступлении. Еще не получив окончательного приказа от Ставки ВГК на наступательную операцию, он заблаговременно, последовательно готовил войска к предстоящему прорыву блокады Ленинграда2. Кроме того, войска 67-й армии отрабатывали в городской черте форсирование Невы по льду и наведение переправ для тяжелой артиллерии и  танков. Командующим Ленинградским фронтом были разработаны методы и  принципы действия артиллерии в  предстоящей операции. По решению Л. А. Говорова были Блокада Ленинграда в  документах рассекреченных архивов / под ред .

Н. Л. Волковского. СПб.: Полигон, 2005 .

Великая Отечественная война 1941–1945: энциклопедия / под ред .

М. М. Козлова. М.: Советская энциклопедия, 1985 .

образованы артиллерийские группы: дальнего действия, особого назначения, контрминометная. В отдельную группу были сведены гвардейские минометные подразделения «катюши» .

К началу операции, благодаря усилиям разведки, советское командование имело достаточно подробное представление о вражеской обороне, при этом удалось скрыть от противника направление главного удара. В конце декабря из-за оттепели лед на Неве оказался недостаточно прочным, а болота — труднопроходимыми, поэтому, согласившись с предложением командующего Ленинградским фронтом, Ставка ВГК перенесла начало операции на 12 января 1943 г. В начале января представитель Ставки ВГК К. Е. Ворошилов доложил И. В. Сталину, что «об „Искре”, по всем признакам, пока противник не смекает» и выразил уверенность в успехе операции3. Несмотря на это, для большей уверенности «все ли сделано для того, чтобы операция „Искра“ прошла успешно», Государственным комитетом обороны было принято решение послать на Волховский фронт Г. К. Жукова4. Для наступления были сформированы ударные группировки Ленинградского и  Волховского фронтов, которые были значительно усилены артиллерийскими, танковыми и инженерными соединениями, в том числе и  из резерва Ставки ВГК. Всего ударные группировки двух фронтов насчитывали 302 800 солдат и офицеров, около 4900 орудий и минометов, более 600 танков и  809 самолетов. Советские войска обладали более чем пятикратным превосходством над противником в силах и  средствах и  были хорошо обеспечены в  материальном отношении для ведения длительных боевых действий5 .

Основой ударной группировки Ленинградского фронта являлась 67-я армия, построенная перед наступлением в два эшелона. Первый эшелон состоял из 45-й гвардейской, 268-й, 136-й, 86-й стрелковых дивизий, 61-й танковой бригады, 86-го и 118-го отдельных танковых батальонов. Второй эшелон составили 13-я, 123-я стрелковые дивизии, 102-я, 123-я, 142-я стрелковые бригады, а  армейский резерв  — 152-я и 220-я танковые бригады, 46-я стрелковая дивизия, 11-я, 55-я, 138-я стрелковые, 34-я и  35-я лыжные бригады. Поддержку наступления осуществляли артиллерия армии, фронта и Балтийского флота — всего около 1870 орудий и минометов и 13-я воздушная армия силами 414 самолетов. Соединениям 67-й армии предстояло форсировать Неву на 12-километровом участке между «Невским пятачком»

Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК. Документы и материалы. 1943 год. М.: Терра, 1999. Т. 16 .

История Второй мировой войны 1939–1945 годов: в  12 т. М.: Воениздат, 1973–1976 .

Русский архив… и Шлиссельбургом, прорвать оборону противника и, нанося главный удар в направлении на Синявино, овладеть Арбузовом, Рабочими поселками № 6 и № 1, Синявино и Шлиссельбургом. А после соединения с  войсками Волховского фронта  — развивать наступление на юговосток и достичь рубежа на реке Мойке .

Ударную группировку Волховского фронта составили 2-я ударная армия, часть сил 8-й армии. Первый эшелон 2-й ударной армии составили 128-я, 372-я, 256-я, 327-я, 314-я, 376-я стрелковые дивизии, 122-я танковая бригада, 32-й гвардейский танковый полк прорыва, четыре отдельных танковых батальона. Во второй эшелон входили — 18-я, 191-я, 71-я, 11-я, 239-я стрелковые дивизии, 16-я, 98-я и 185-я танковые бригады. Резерв армии составили 147-я стрелковая дивизия, 22-я стрелковая, 11-я, 12-я и 13-я лыжные бригады. На левом фланге наступления действовала часть сил 8-й армии: 80-я, 364-я стрелковые дивизии, 73-я бригада морской пехоты, 25-й отдельный танковый полк и два отдельных танковых батальона .

Поддержку наступления осуществляли артиллерия фронта и двух армий силами около 2885 орудий и минометов и 14-я воздушная армия силами 395 самолетов. Соединениям 2-й ударной армии предстояло прорвать оборону противника на 12-километровом участке фронта Липки — Гайтолово, овладеть узлами сопротивления Липки, Рабочий поселок № 8, роща Круглая и Гайтолово, а затем, продвигаясь в западном направлении и в сторону Синявино, овладеть Рабочими поселками № 1, 5, 7 и  Синявино. После соединения с  войсками Ленинградского фронта на линии Рабочий поселок № 2  — Рабочий поселок № 6 развивать наступление в направлении на юг. Соединения 8-й армии должны были прорвать оборону противника на участке Гайтолово  — Мишино и  наступать в  направлении Тортолово  — Михайловский6. Оборону Шлиссельбургско-Синявинского выступа осуществляли основные силы 26-го и часть дивизий 54-го армейских корпусов 18-й армии .

Ввиду значительного превосходства Советской Армии в  живой силе и технике немецкое командование рассчитывало удержать позиции прежде всего за счет мощи своей обороны: большинство поселков являлись опорными пунктами, передний край и позиции в глубине обороны были оборудованы минными полями, проволочными заграждениями и  укреплены дотами и  дзотами. В полосе наступления 67-й армии оборону держали один полк 227-й пехотной дивизии, 170-я пехотная дивизия в полном составе и один полк 5-й горнострелковой дивизии7. На первой линии главными узлами обороны Блокада Ленинграда в документах… Там же .

являлись сооружения 8-й ГРЭС, 2-го Рабочего поселка и дома города Шлиссельбурга. Второй рубеж обороны проходил через Рабочие поселки № 1 и № 5, станции Подгорная, Синявино, Рабочий поселок № 6, поселок Михайловский. В полосе наступления 2-й ударной и 8-й армий оборону держали 227-я пехотная дивизия, 1-я пехотная дивизия и по одному полку из 223-й пехотной дивизии и 207-й охранной дивизии. Главными узлами сопротивления были Липки, Рабочий поселок № 8, роща Круглая, деревни Гайтолово и Тортолово .

Ночью 12 января советские бомбардировщики нанесли массированный удар по позициям противника в полосе прорыва, а также по аэродромам и железнодорожным узлам в тылу. В 9.30 одновременно артиллерия обоих фронтов начала артподготовку, которая продолжалась в полосе наступления 67-й армии 2 часа 20 минут и 1 час 45 минут на участке наступления 2-й ударной армии8. В 11.50 под прикрытием «огненного вала» и пулеметного огня 16-го укрепрайона четыре дивизии первого эшелона 67-й армии начали форсирование Невы .

Каждая дивизия была усилена четырьмя–пятью артиллерийскими и  минометными полками, истребительно-противотанковым артиллерийским полком и одним-двумя инженерными батальонами. Атаку также поддерживали 147 легких танков и бронеавтомобилей, вес которых мог выдержать лед на Неве .

В первый день успех был достигнут на центральном участке благодаря артподготовке 38-го гвардейского минометного полка и  последующего наступления  — 268-й дивизией и  86-м отдельным танковым батальоном в районе севернее 2-го Городка и 136-й дивизией и батальоном 61-й танковой бригады в районе Марьино. К концу дня, сломив сопротивление 170-й пехотной дивизии противника, советские войска сумели захватить на левом берегу Невы плацдарм шириной около 6 километров и глубиной до 3 километров. Сразу же после этого инженерные части приступили к постройке переправы в районе Марьино для средних и тяжелых танков, которая была закончена только к 14 января .

Менее удачно развивалось наступление на флангах. Днем 45-я гвардейская стрелковая дивизия и  118-й отдельный танковый батальон в  районе «Невского пятачка» сумели овладеть лишь первой траншеей противника. 86-я стрелковая дивизия и батальон 61-й танковой бригады в районе Шлиссельбурга не сумели форсировать Неву и  в  конце дня были переправлены на плацдарм в  районе Марьино с задачей наступать на Шлиссельбург с юга. В 11.15 перешла в наступление 2-я ударная армия, а  в 11.30  — части 8-й армии. Поскольку Русский архив… артиллерия не сумела подавить все огневые точки, а торфяные болота даже зимой оказались труднопроходимыми, наступление развивалось с большим трудом. На правом фланге и на центральном участке наступления 128-я, 372-я, 256-я стрелковые дивизии сумели прорвать оборону немецкой 227-й пехотной дивизии и продвинуться до 2 километров вперед, но опорные пункты Липки и Рабочий поселок № 8 взять не удалось. На левом фланге наступления успеха добилась лишь 327-я стрелковая дивизия, которая сумела овладеть большей частью опорного пункта в  роще Круглая. 376-я стрелковая дивизия в районе южнее рощи Круглая, а также 80-я, 256-я стрелковые дивизии и  73-я бригада морской пехоты 8-й армии успеха не добились .

Оборона частей 1-й немецкой дивизии сломлена не была, и дальнейшего развития наступление на этом участке не получило до конца операции9 .

Уже в  первый день советского наступления немецкое командование было вынуждено усилить свою оборону, введя в  бой части 96-й пехотной и  5-й горнострелковой дивизий, а  затем два полка 61-й пехотной дивизии. В период 13–17 января бои приняли затяжной и ожесточенный характер. Противник оказывал упорное сопротивление, опираясь на многочисленные узлы обороны. Для окончательного перелома в  ходе сражения советское командование уже со второго дня операции начало вводить в бой вторые эшелоны армий .

В полосе наступления 67-й армии решающие значение имело продвижение 136-й стрелковой дивизии и 61-й танковой бригады в направлении Рабочего поселка № 5. Для обеспечения флангов группировки, наступавшей на Рабочий поселок № 5, 13 января была введена в бой 123-я стрелковая бригада в направлении Рабочего поселка № 3, а в последующие дни — 123-я стрелковая дивизия и 152-я танковая бригада в направлении Синявино и Рабочего поселка № 6 .

После нескольких дней ожесточенных боев 123-я бригада сумела взять Рабочий поселок № 3 и выйти к окраинам Рабочих поселков № 1 и № 2, а 136-я дивизия вышла к Рабочему поселку № 5, но с ходу взять его не смогла10. Несколько дней на подступах к Шлиссельбургу вели ожесточенные бои 86-я стрелковая дивизия и батальон бронеавтомобилей 61-й танковой бригады. Наступление на город также поддерживали 34-я лыжная бригада на правом фланге и 55-я стрелковая бригада, наступавшая по льду Ладожского озера. К вечеру 15 января советские части вышли к  окраинам города. Немецкий гарнизон Шлиссельбурга оказался в  критическом положении, но продолжал Русский архив… Там же .

удерживать город. На правом фланге 67-й армии наступление 45-й гвардейской и 268-й стрелковой дивизий успеха не имело. Советская артиллерия не сумела уничтожить опорные пункты противника в 1-м, 2-м Городках и 8-й ГРЭС. Кроме того, немецкие войска, получив в подкрепление части 5-й горнострелковой и 96-й пехотной дивизий, постоянно предпринимали яростные контратаки, в  том числе при поддержке 502-го тяжелого танкового батальона. К 20 января советские войска, несмотря на ввод в бой на этом участке 13-й стрелковой дивизии, 102-й и 142-й стрелковых бригад и неоднократные атаки, сумели только блокировать 2-й Городок и 8-ю ГРЭС с востока11 .

В полосе наступления 2-й ударной армии противник, опираясь на опорные пункты в Липке и Рабочих поселках № 7 и № 8, продолжал яростно сопротивляться. В день 13 января, несмотря на ввод в  бой 18-й стрелковой дивизии, 98-й танковой бригады в  направлении Рабочего поселка № 5 и 71-й стрелковой дивизии южнее рощи Круглая, соединения 2-й ударной армии не смогли добиться значительного продвижения ни на одном направлении. В последующие дни командование 2-й ударной армии продолжило наращивать ударную группировку главным образом на участке от рощи Круглая до Гайтолово, введя в  бой 11-ю, 191-ю, 239-ю стрелковые дивизии, 13-ю лыжную и 122-ю танковую бригады. Однако попытки расширить фронт прорыва к югу закончились практически безрезультатно. Единственного успеха на этом направлении добилась 256-я стрелковая дивизия, которая 14 января сумела взять станцию Подгорную, Рабочий поселок № 7 и выйти на подступы к Синявино. В центре наступления 2-й ударной армии 15 января 372-я дивизия взяла Рабочие поселки № 8 и № 4, а 17 января вышла к Рабочему поселку № 1. К этому моменту 18-я стрелковая дивизия и 98-я танковая бригада уже несколько дней вели ожесточенный бой на подступах к Рабочему поселку № 5, который с запада также атаковали 136-я дивизия и 61-я танковая бригада 67-й армии. К 18 января войска Ленинградского и Волховского фронтов разделяли всего несколько километров. Немецкое командование, понимая серьезность ситуации, разрешило оставшимся в окружении частям 227-й, 96-й пехотных и 5-й горнострелковой дивизий в районах Шлиссельбурга и Липки пробиваться на юг к Синявино, для чего должны были удерживаться Рабочие поселки № 1 и № 5 до последней возможности .

Днем 18 января немецкие войска нанесли контрудар из района Рабочего поселка № 5 по 136-й стрелковой дивизии для обеспечения прорыва своих окруженных частей. Атака была отбита, и 136-я Русский архив… стрелковая дивизия, преследуя противника, ворвалась в Рабочий поселок № 5, где соединилась с  частями 18-й стрелковой дивизии 2-й ударной армии .

К этому времени передовые части 123-й стрелковой бригады 67-й армии уже встретились с частями 372-й дивизии 2-й ударной армии на восточной окраине Рабочего поселка № 112. Чуть позже в этот же день соединения 86-й стрелковой дивизии и батальон бронеавтомобилей 61-й танковой бригады полностью очистили от противника Шлиссельбург, а в конце дня передовые части 34-й лыжной бригады установили связь с  128-й стрелковой дивизией и  12-й лыжной бригадой 2-й ударной армии, которые захватили Липки. Таким образом, первый этап операции по прорыву блокады 18 января 1943 г. был завершен, блокада Ленинграда была прорвана, но полное освобождение города от блокады произошло через год .

–  –  –

ПРОБЛЕМЫ ОСВЕЩЕНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙН

В ИСТОРИОГРАФИИ БЛИЖНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ

В последнее время проблемы фальсификации российской истории сделались настолько острыми, что о  них заговорили на самом высоком уровне. В 2009 г. при Президенте РФ была даже создана специальная Комиссия по противодействию фальсификации истории, которая ставит в качестве основной задачи необходимость адекватного реагирования на попытки искажения исторических фактов и нейтрализацию их возможных негативных последствий1 .

Решающий импульс переосмыслению истории нашей страны, нашего общего исторического пространства, безусловно, дал распад СССР и  обретение бывшими советскими республиками государственной независимости. Неизбежно возникшие между новыми государственными образованиями противоречия и разногласия породили попытки пересмотреть многое, в  том числе и  наше общее историческое прошлое, поставить под сомнение устоявшиеся концепции, использовать историю в угоду сиюминутным политическим интересам и целям. В странах ближнего зарубежья нашу общую историю, как досоветскую, так и советскую, стали изображать преимущественно в черных тонах2 .

Долгое время на теме Великой Отечественной войны, казалось бы, лежало некое негласное табу. По-видимому, слишком очевидным был масштаб вклада народов СССР в победу, да и свидетели тех событий  — ветераны, одолевшие главную чуму ХХ в.  — фашизм, все еще оставались живы и  не позволяли подвергнуть сомнению этот легендарный период нашей общей истории. Но чем меньше остается живых свидетелей злодеяний фашизма, чем дальше от нас уходит это трагическое время, тем более уверенно заявляют о себе силы, пытающиеся пересмотреть историю .

Указ Президента Российской Федерации от 15 мая 2009 г. № 549 «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в  ущерб интересам России». URL: http://www .

rg.ru/2009/05/20/komissia-dok.html .

Турченко Ф. Г., Панченко П. П., Тимченко С. М. Новiтня iсторiя Украiни. Частина друга (1939–2001). Пiдручник для 11-го кл. сред. загальноосв. нови. закл .

Киiв: Генеза, 2006 .

Сегодня со всей очевидностью можно говорить о  целом ряде фальсификаций и  подмен в  освещении истории Второй мировой и  Великой Отечественной войн, прочно укрепившихся в  школьных и вузовских учебных программах в странах ближнего зарубежья3 .

Во-первых, это связано с попытками «омолодить» дату вступления Советского Союза в войну, представить СССР, наряду с фашистской Германией, одним из главных виновников развязывания Второй мировой войны. Согласно этой точке зрения, наша страна вступила во Вторую мировую войну не в июне 1941 г., а в сентябре 1939 г., после заключения пресловутого пакта Молотова–Риббентропа4 .

Подобную версию вряд ли можно признать убедительной. Вторая мировая война, несомненно, явилась логическим следствием заключения странами-«победительницами» Версальского мира 1919 г., блистательно реализовавшего древнеримский принцип «Горе побежденным!», который невероятно унизил немецкую нацию и  породил почву для возникновения реваншистских настроений .

Россия, которая сыграла в  ходе войны значительную роль, как известно, также не была представлена в  Версале. Именно здесь находилась точка соприкосновения советско-германских интересов, способствующая стремительному послевоенному сближению СССР и  Германии. Страницы советско-германского сотрудничества, правда, тоже изобилуют массовыми «научными» откровениями времен 1990-х годов, доходящими до откровенно бредовых утверждений о том, что «фашистский меч» якобы ковался в Советском Союзе5. На самом деле это сотрудничество в  условиях политической и  экономической изоляции СССР было выгодным прежде всего для нашей страны .

Не случайно приход к власти Адольфа Гитлера, заявившего о необходимости завоевания Третьим рейхом «жизненного пространства» на востоке, вызвал на Западе вздох облегчения, так как позволял вбить клин в  набиравшее темпы советско-германское сотрудничество. Серьезным препятствием на пути реализации одобренного Западом германского плана становились поспешно созданные самими же западными демократиями буферные государства  — Польша, Освещение общей истории России и  народов постсоветских стран в школьных учебниках новых независимых государств / под ред. А. А. Данилова и А. В. Филиппова. М.: Государственный Клуб, 2009. С. 148–187 .

Богдасарян В. Э. и др. Школьный учебник истории и государственная политика. М.: Научный эксперт, 2009 .

Дьяков Ю. Л., Бушуева Т. С. Фашистский меч ковался в СССР: Красная Армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество. 1922–1933. Неизвестные документы. М.:

Советская Россия, 1992 .

Чехословакия и страны Балтии. В новых политических условиях санитарный кордон утратил свое былое значение, и Запад готов был им пожертвовать ради более значимых целей .

Мюнхенский сговор 1938 г., а  затем затягивание англичанами и французами переговоров военных миссий в Москве в 1939 г. продемонстрировали истинные цели политики «умиротворения агрессии», не оставив Советскому Союзу другого выбора, как стратегический союз с фашистской Германией .

Вместе с  тем даже проведение Красной Армией военной операции в Польше и последующее заключение советско-германского договора о «дружбе и границе» не означали автоматического вступления СССР в мировую войну на стороне Германии. В отличие от будущих сателлитов Германии, Советский Союз никогда не имел союзнических отношений с Германией, находясь с ней в состоянии нейтралитета .

В контексте национальных интересов СССР заключение «пакта о ненападении» с Германией было победой сталинской дипломатии .

Столкнув друг с другом своих потенциальных противников, Сталин переиграл Запад, значительно отсрочил вступление СССР в мировую войну и существенно отодвинул наши западные границы .

Во-вторых, предметом оживленных дискуссий стал вопрос о причинах «сокрушительного поражения» Красной Армии в первые месяцы Великой Отечественной войны. Одной из основных причин неудач Красной Армии в начале войны считают внезапность нападения Германии на СССР, которая якобы была обусловлена «слепой верой»

Сталина в обязательства Гитлера. Как правило, в качестве аргумента приводится то, что Сталин не поверил донесениям советских разведчиков, в  частности Р. Зорге. Подобные рассуждения вряд ли заслуживают серьезного внимания. Сталин действительно пытался любой ценой отсрочить нападение Германии на СССР. Он также хорошо понимал, что прямо противоположных целей добивается Черчилль, видевший практически единственный шанс в спасении Англии в войне Германии против СССР. Не случайно Сталин очень осторожно относился к  донесениям наших разведслужб, не без оснований опасаясь английской провокации .

Сталин не поверил Р. Зорге в июне 1941 г., но поверил его сообщению в  декабре 1941 г. о  том, что Япония в  текущем году не нападет на СССР. И свежие, хорошо вооруженные, полностью укомплектованные дивизии, переброшенные с Дальнего Востока, оказались для немцев полной неожиданностью, что в результате во многом предопределило не только победу под Москвой, но, может быть, и победу во всей войне. Почему же об этом не говорят?

Но стоит ли вообще столь серьезное значение придавать фактору внезапности. Определение даже самого точного времени вторжения немецко-фашистских войск на территорию нашей страны вряд ли существенно изменило бы ситуацию, которая сложилась на начальном этапе советско-германского противостояния. Слишком разным было соотношение сил. К моменту нападения на СССР Германия провела полную мобилизацию, имела укомплектованные, развернутые дивизии, обладающие опытом ведения современной войны, в ее распоряжении оказалась, из-за попустительства западных демократий, экономическая мощь Европы. У СССР не было реальной возможности для проведения открытой мобилизации, так как это грозило разрывом пакта. Сталин хорошо помнил, как Россия, объявившая в 1914 г .

всеобщую мобилизацию, оказалась втянутой в Первую мировую войну. Поэтому, чтобы не оказаться в подобной ловушке в очередной раз, СССР мог осуществлять лишь скрытую мобилизацию, что, собственно говоря, и делалось, но, к сожалению, не было доведено до конца .

Просто не хватило времени .

Кроме того, Запад никак не хочет признать факт того, что так называемое нападение Германии на СССР в действительности представляло собой объединенный крестовый поход Запада против Советской России, который проходил под девизом из эпохи крестовых походов — «Drang nach Osten!». Начертанный на пряжках ремней солдат вермахта девиз «Gott mit uns» (нем. «С нами бог») — девиз, обращенный не только к немцам. Этот девиз был объединяющим для всей Европы. На стороне Германии против СССР воевали войска Румынии, Венгрии, Италии, Финляндии, Словакии, Хорватии .

В крестовом походе против СССР приняли участие добровольческие подразделения, состоящие из испанцев, бельгийцев, голландцев, французов, датчан, норвежцев. К последним после оккупации части территории нашей страны «подтянулись» эстонцы, литовцы, латыши, украинцы и др .

В-третьих, под сомнение ставится патриотизм и массовый героизм советских воинов на начальном этапе войны. Распространяются суждения о  массовой сдаче не желавших воевать за Сталина советских солдат в  плен, о  том, что перелом в  войне был достигнут не стойкостью и  героизмом советских солдат и  талантом командиров, а  страхом перед заградительными отрядами и  штрафбатом, что победы достигались за счет «заваливания трупами» и т. д .

На самом деле лозунг «За Родину, за Сталина!» имел колоссальное морально-психологическое значение. В нем удивительным образом переплелись две, казалось бы, несовместимые идеи. В символе «Родина» заключалась идея России, общей для всех Отчизны, с  ее тысячелетней историей, в  символе «Сталин»  — идея советской цивилизации, которая многими воспринималась как более справедливая социальная организация общества, как надежда на «светлое будущее». Война сплотила коммунистов и  беспартийных, атеистов и верующих — новую и старую Россию. В этом заключался главный источник победы. Нависшая перед страной смертельная опасность способствовала соединению расколотой российской истории: были реабилитированы имена Александра Невского, Дмитрия Донского, А. В. Суворова, Ф. Ф. Ушакова, М. И. Кутузова, П. C. Нахимова, возвращены погоны и  офицерские звания, наконец, восстановлена Патриархия Русской православной церкви .

Несмотря на колоссальную мощь вермахта, мобилизационный потенциал СССР оказался гораздо выше, и несшая огромные потери в первые месяцы войны Красная Армия в итоге выстояла, а территория СССР, вопреки ожиданиям нацистов, не развалилась на отдельные национальные районы. Даже на оккупированной территории, за исключением Прибалтики и Западной Украины, фашисты не смогли найти значительной социальной опоры своему режиму. Более того, они столкнулись здесь с массовым подпольным и партизанским движениями .

Предпринимающиеся сегодня попытки радикального переписывания истории Второй мировой и  Великой Отечественной войн заключают в  себе огромную угрозу нашей национальной идентичности, так как разрушение истинной картины общего прошлого может кардинальным образом изменить существование современных наций и государств на постсоветском пространстве, не допустить их интеграции, посеять враждебность и подозрительность .

Это особенно опасно в условиях зарождающейся евразийской интеграции. Образование на постсоветском пространстве Евразийского Союза, которое диктуется временем, требует разбора не только политических, но также серьезных исторических завалов, накопившихся на постсоветском пространстве за 20 лет «свободного плавания» .

С. Г. КОЛОСОВА, Ю. М. СТОДОЛИНА

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА НА СТРАНИЦАХ

ПЕЧАТНЫХ ИЗДАНИЙ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА

Города-герои— это понятие, появившееся в печати в годы Великой Отечественной войны, возвращает к истории 70-летней давности .

Начало 1943 г. ознаменовано прорывом блокады Ленинграда (18 января) и  победоносным завершением Сталинградской битвы (2 февраля) .

Ленинград и Сталинград как символы мужества и стойкости известны всему миру. Бойцы и жители этих двух городов первыми из четырех — Ленинграда, Одессы, Севастополя и Сталинграда награждены, соответственно, медалями «За оборону Ленинграда» и «За оборону Сталинграда» .

Защитники Ленинграда, несмотря на блокадное кольцо и трагизм бытия, внимательно следили за ходом Сталинградской битвы .

Свидетельства этому находятся на страницах периодической печати и сборников, вышедших в свет в период блокады. Такой уникальный фонд находится в библиотеке «Музей книги блокадного города» Централизованной библиотечной системы Московского района Петербурга .

Среди изданий есть ряд произведений, авторы которых никак не могли обойти стороной события, разворачивающиеся на театре военных действий в Сталинграде .

Книжный фонд музея-библиотеки содержит только издания, увидевшие свет в  блокадном Ленинграде. Этот факт особенно примечателен тем, что, несмотря на тяжелейшую обстановку как для защитников города, так и для горожан, соучастие, сочувствие проявились и в отношении к воинам-защитникам Сталинграда и сталинградцам .

Вот некоторые имена ленинградских писателей, писателей-фронтовиков, военных корреспондентов, в чьих произведениях отражена Сталинградская битва: Николай Тихонов, Михаил Дудин, Вера Инбер и другие .

В 1942 г. на страницах газет «Правда», «Красная звезда», «На страже Родины» публикуются статьи Л. Высокоостровского «Бои за Сталинград в октябре», «На окраине Сталинграда», «Приемы немецкой тактики под Сталинградом», майора В. Лапина — «Организация связи в уличных боях». На первой странице «Красной звезды» 22 сентября 1942 г. напечатана статья «Стойко защищать каждую улицу Сталинграда». В 1943 г. эти и другие статьи были объединены в книгу «Уличные бои в Сталинграде: сборник материалов в помощь изучающим опыт уличных боев Красной Армии против немецких оккупантов», изданную Лениздатом тиражом 10 000 экземпляров, Несмотря на то что в Ленинград не ступала нога захватчика, считалось важным изучить опыт уличных боев в  Сталинграде. «…При надлежащей защите населенного пункта можно даже при полном окружении удерживать врага. Важно только непреклонная решимость каждого бойца драться до победного конца…»

37 раз на страницах «Ленинградской правды» печатался А. Е. Решетов. Александр Ефимович Решетов, член Союза писателей с 1931 г., в годы Великой Отечественной войны был в рядах Красной Армии в  качестве военного корреспондента на Ленинградском фронте. После разгрома фашистов под Ленинградом служил в  газете 21-й армии, с  которой прошел по дорогам Польши, Германии, Австрии .

Кроме газетных публикаций были изданы его сборники:

«Северные стихи» (1941 г.), «Ленинградская доблесть» (1942 г.), «В строю» (1943 г.). В сборник «В строю» вошло стихотворение «Сталинграду», увидевшее свет в газете в сентябре 1942 г. В нем есть такие строки: «Волга вольною будет!» .

Еще один достойный особого внимания факт — владельческая запись Ю. И. Колосова свидетельствует, что книга приобретена в 1943 г .

и сохранена в домашней библиотеке до передачи в музей .

В фонде музея есть книга известного коллекционера блокадника Всеволода Владимировича Инчика. Это сборник стихотворений Александра Прокофьева «Атака». А. А. Прокофьев с  1930 г. профессионально занимался литературой. В годы Великой Отечественной войны работал в политуправлении Ленинградского фронта. В ноябре 1942 г.

в стихотворении «Сталинград» он писал:

Богатырь — Сталинград! Как мы верим в твой отважный, в твой воинский путь!

Близок срок — кровавому зверю Ты ногою наступишь на грудь!

В газетах «Ленинградская правда» и  «На страже Родины» печатался М. А. Дудин. Важной вехой в жизни Михаила Александровича стало событие, произошедшее в  апреле 1942 г. в  деревне Агалатово, где выездной секретариат Союза писателей Ленинграда в  редакции газеты 23-й армии «Знамя победы» принял Дудина в Союз писателей .

Через несколько месяцев его перевели в газету «На страже Родины» .

Сотрудничал он также с  молодежной газетой «Смена». В ноябре 1942 г.

был опубликован цикл стихотворений «Сурово молчаливые курганы», где в первом стихотворении «Волга» поэт уверенно сообщает о победе над врагом:

…Столбы земли встают над Сталинградом, Здесь битва небывалая идет… Очевидно, что военные корреспонденты, писатели-фронтовики должны были освещать положение на фронтах, но поскольку они были на Ленинградском фронте, то испытывали все тяготы блокады .

Понятия долга, чести, мужской ответственности, заботы о  родном доме в  самом высоком смысле слова были основным стержнем их творчества .

В одном ряду с  фронтовиками Вера Инбер, уроженка Одессы, переехавшая в  1922 г. в  Москву, в  качестве корреспондента наших газет побывавшая в  Бельгии, Германии, Франции, оказалась в  конце лета 1941 г. в  Ленинграде и  прожила в  нем до окончания войны .

Свою поэму о Ленинграде она написала в 1942 г., но в 1943 г. вышел сборник «О Ленинграде», в котором в феврале 1943 г., под впечатлением о  Сталинградской битве она писала: «Пехота, спасительница Сталинграда. Царица приволжских полей».

В стихотворении «Он — наш» Вера Михайловна пишет:

Как воплощенье мужества и долга, Он жив для нас. Навек сроднились мы… Так неразрывны Сталинград и Волга, Так Ленинград немыслим без Невы .

Задолго до окончания боевых сражений, как символ боевого братства, Владимир Лифшиц написал стихотворение «Перекличка городов»:

Из блиндажей и баррикад Воздвигнув грозную преграду, Шлет легендарный Сталинград Привет герою — Ленинграду .

В огне пожаров и дыму

Он встал и говорит:

— Мы братья!

Он руку протянул ему Для братского рукопожатья .

И подкрепляют не слова Величье воинского долга — Овеяна отныне Волга Военной славой, как Нева!

Во все времена преодолевать жизненные трудности и невзгоды, бороться с  судьбой и  обстоятельствами, подниматься над трагизмом ситуации людям помогал смех. Осознавая это, поэты-сатирики по-своему отражали происходящее. Так, Александр Флит и Михаил Дудин посвятили несколько сатирических стихотворений разгрому фашистов в  Сталинграде.

Одно из них «Фельдмаршал поднимает руки…», опубликованное в сборнике «Шрапнель» в 1943 г., заканчивается такими словами:

Вместо торта и окрошки И других приличных блюд Для фельдмаршала из кошки Отбивные подают… Руки подняли устало, С тайным трепетом в груди Двадцать с лишним генералов И фельдмаршал впереди .

Ю. И. КОЛОСОВ

ПЕРВАЯ «МЕДАЛЬ ЗА БОЙ, МЕДАЛЬ ЗА ТРУД»,

УЧРЕЖДЕННАЯ В ДНИ

ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

К концу 1941 г. заканчивался первый тяжелейший оборонительный период Великой Отечественной войны (22.06.41 г. — 18.11.42 г.) .

Прошло уже 70 лет после начала войны, но и сегодня еще нет полной и достоверной информации и ясности относительно неудач Красной Армии в этот период. Первоначально в исторической литературе говорилось только о  победах и  не говорилось о  поражениях. Сегодня в  погоне за сенсациями превалируют негатив и  ложь. Появляются мифы, искажающие истинную картину событий. В результате неблагоприятного исхода приграничных сражений в  Литве, Латвии, Белоруссии, Западной Украине, Заполярье и  Карелии, под Киевом, Смоленском и других стратегических и самостоятельных фронтовых операций, за 515 суток Красная Армия потеряла 11 162 000 человек, или 37,7% сражавшихся, в  том числе 6 155 000 безвозвратно, т. е .

54,6%1, а также большое количество военной техники и с тяжелыми боями была вынуждена отступать в глубь страны .

Фашистская армия была самой мощной армией по тому времени и имела почти двухлетний опыт ведения крупных наступательных операций, чего не было у  Красной Армии. Следует также помнить, что в  боях против нашей страны вместе с  вооруженными силами Германии активно участвовали отдельные армии и  армейские формирования из Финляндии, Румынии, Италии, Болгарии, Венгрии, Словакии, Испании и Хорватии — союзников Германии. В отдельных подразделениях вермахта служили австрийцы, бельгийцы, датчане, нидерландцы, люксембуржцы, норвежцы, шведы, французы, поляки, чехи, а  также латыши и  эстонцы2. На стороне Германии выступали, хотя и  не входили в  состав вермахта, ряд частей, сформированных из русских эмигрантов, казаков и  части граждан СССР, а  также военнопленных и  гражданских лиц, оказавшихся на оккупированной фашистами территории. Последние использовались главным образом в качестве вспомогательного персонала по обслуживанию транспортных средств, включая конные обозы, а также подсобных рабочих в мастерских и строителей .

Оккупировав 12 европейских государств, Германия получила в  свое распоряжение военную технику и  материальные ресурсы Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь. М.,

2009. С. 71 .

Там же. С. 367, 369 .

92 французских, 30 чехословацких, 22 бельгийских, 18 голландских и 6 норвежских дивизий и подразделений армий других стран. Всего для оснащения 150 своих дивизий Германия увеличила численность населения на 27 млн человек и могла сильно увеличить военное производство за счет заводов Франции и  Чехословакии. Оккупация Польши и Чехословакии позволила Германии развернуть свои ударные группировки в непосредственной близости от наших границ .

Для блицкрига, короткой схватки, запланированной генеральным штабом Германии, имелись явные качественные и даже количественные преимущества перед Страной Советов. К этому следует добавить, что серьезные просчеты и  ошибки были допущены руководством Советского Союза и военным командованием3. Очевидно, что страна по целому ряду причин не была в полной мере готова к войне .

Буквально с  первых же минут вторжения наша страна приняла на себя основную тяжесть удара не менее 75% всех наземных и воздушных сил Германии, в том числе 86% танковых и 100% моторизованных дивизий, четырех из пяти воздушных флотов. По всей линии столкновения шли тяжелые ожесточенные бои. Люди самого разного возраста, независимо от национальности, социального положения, своих взглядов и вероисповеданий сплотились на самоотверженную борьбу с врагом. Враг этого не ожидал. Да, советские воины проигрывали отдельные сражения, отступали, но германские войска несли большие потери. Только в  ожесточенных боях в  августе и  сентябре 1942 г. в боях на советском фронте вышло из строя около 300 000 немецких солдат и  офицеров4. Тщательно разработанный график немецкого плана «Барбаросса» был окончательно сорван в этот первый период войны. Тогда же были заложены основы нашей Победы .

Думаю, что это понимали и  руководители Советского государства. Именно поэтому к концу оборонительного периода, а конкретно в  октябре 1942 г., Народный Комиссариат Обороны обратился в Президиум Верховного Совета СССР с предложением об учреждении для награждения граждан, отличившихся в боях, и в ознаменование важных событий в борьбе с фашистской Германией первых боевых медалей Великой Отечественной войны — медалей за оборону Ленинграда, Одессы, Севастополя и Сталинграда .

Подобная практика награждения за военные подвиги существовала с древнейших времен во многих странах мира, в том числе в ХI– ХII вв. в Киевской Руси. На Руси роль наградной медали выполняла Калашников К. А., Феськов В. И., Чмыхало А. Ю., Голиков В. И. Красная Армия в июне 1941 года: стат. сб. Новосибирск, 2003. С. 36 .

The German Campaign in Russia: Planning and Operations, 1940–1942 .

Вашингтон, 1955, С. 169 .

«золотая деньга». Петр I в конце ХVII — начале ХVIII в. в связи с событиями Северной войны учредил впервые в России специально изготовленные нагрудные почетные знаки отличия. Это были двусторонние медали, на лицевой стороне которых помещался портрет царя, а на оборотной — сцена события, послужившая причиной ее учреждения. Впервые такие золотые медали получили все участники захвата двух шведских военных кораблей в устье Невы в мае 1703 г. и взятия шведской крепости Нотебург на Неве в  октябре того же 1703 г .

После смерти Петра I эта традиция массовых награждений была утрачена и восстановлена только в 1759 г. за победу над прусским королем Фридрихом II при Кунерсдорфе5. Здесь важно отметить особенность медали за оборону Севастополя в  1854–1856 гг. Впервые в  истории Российского государства этой медалью награждались не только военнослужащие, но и гражданские лица за проявленное мужество, бесстрашие и храбрость при обороне Севастополя. Эту медаль получили отличившиеся женщины и даже дети. Важным элементом наградных медалей была лента, на которой ее носили. Каждая медаль имела ленту своего цвета или комбинированных цветов, соответствующих цветам лент русских орденов. Таким образом, исторический опыт был .

Уже 10 апреля 1942 г. по поручению И. В. Сталина начальник тыла Красной Армии генерал А. В. Хрулев создал специальную группу по разработке эскизов новых орденов и медалей, которые должны отражать отвагу и мужество защитников нашей Отчизны и вселять веру в  победу. Организация всей этой работы была возложена на Технический комитет Главного интендантского управления Красной Армии. Председателем комитета был генерал-майор интендантской службы С. В. Агинский. Непосредственно всеми работами по подготовке проектов наград и  необходимой документации руководил Главный интендант Красной Армии генерал-лейтенант интендантской службы П. И. Драчев. Задания на разработку орденов от медалей от И. В. Сталина получал лично генерал армии А. В. Хрулев .

Представления на утверждение отобранных проектов наград, разработанных для них статутов и  положений, делались совместно А. В. Хрулевым и П. И. Драчевым .

В официальной справке указывается, что работа над проектами началась 24 ноября 1942 г. Действительно, правительственное задание на выполнение рисунков медалей и их представление было получено 25 ноября 1942 г. Были определены очень сжатые сроки — 5 декабря 1942 г. Однако художник-консультант Центрального дома Красной Краснов В., Дайнес В. Русский военно-исторический словарь. М., 2001, С. 350 .

Армии Н. И. Москалев в  своей «Пояснительной записке» писал:

«Работать над проектами медалей четырех городов-героев я  начал с июля месяца 1942 г. Я не имел в это время специальных заданий или указаний для этой работы, и  первые мои наброски относились исключительно к  стремлению художника нащупать формы и  образы, которые могли бы послужить мне материалом для труда над этими медалями. Своими мыслями и  с первыми набросками я  познакомил в  августе месяце 1942 г. председателя Технического комитета ГИУ Красной Армии генерал-майора С. В. Агинского и главного интенданта Красной Армии генерал-лейтенанта П. И. Драчева. Они одобрили мое желание работать с медалями четырех городов-героев и дали предварительные тексты для лицевых и оборотных сторон медалей»6 .

К разработке медалей были привлечены уже известные мастера, принимавшие ранее участие в  разработке орденов Александра Невского, А. В. Суворова и  М. И. Кутузова: художник Военпроекта КЭУ ГИУ КА, автор ордена Александра Невского И. С. Телятников, автор ордена М. И. Кутузова Н. И. Москалев, художники Бархин и Кабаков, скульптор Конгисер и целая бригада художественной мастерской «Бюробин». Уже 28 ноября художники Кабаков, Москалев и Телятников представили первые 12 проектов. Остальные проекты были представлены в срок. Всего было 42 проекта. Предварительный просмотр первых проектов позволил отобрать 6 эскизов, авторам которых было рекомендовано заняться их окончательной отделкой и продолжить работу над новыми вариантами. 5 декабря 1942 г. начальник тыла Красной Армии дополнительно отобрал еще 6 эскизов Н. И. Москалева и  2 эскиза бригады художников «Бюробин» .

Отобранные 14 проектов генерал армии А. В. Хрулев 21 декабря 1942 г. представил на утверждение И. В. Сталину. Среди представленных работ были и варианты проектов медалей за оборону Ленинграда и  Сталинграда с  соответствующими портретами. Руководители Технического комитета ГИУ и некоторые авторы считали это уместным с  учетом названий городов. На других проектах портреты отсутствовали. Верховный главнокомандующий очень внимательно рассмотрел все проекты. Ему понравились работы только одного автора, Николая Ивановича Москалева. В своей «Пояснительной записке» художник описывает итоги просмотра и утверждения проектов И. В. Сталиным: «Медали „За оборону Севастополя” и  „За оборону Одессы” были утверждены им без изменения. В медалях же „За оборону Ленинграда” и „За оборону Сталинграда” тов. Сталиным были внесены изменения… После этого проекты были выполнены мною «За оборону Ленинграда». История медали. СПб., 1993. С. 9–10 .

вторично в духе указаний тов. Сталина и сданы в Технический комитет ГИУ КА для передачи Монетному двору Гознака на предмет чеканки и опубликования в печати 24 декабря 1942 года»7 .

Какие изменения внес И. В. Сталин? В проекте медали «За оборону Ленинграда» он убрал знамя с портретом В. И. Ленина, древком которого служил шпиль Адмиралтейства. Н. И. Москалев выполнил это указание и сдвинул шпиль Адмиралтейства к центру. Медаль обрела симметричность и  стала лучше выглядеть, но на вершине вместо известного всем кораблика оказалась звезда. Композиция получилась очень удачной, хотя и  сегодня есть критики такого решения .

Что касается медали «За оборону Сталинграда», то здесь И. В. Сталин сделал больше изменений на лицевой и  оборотной сторонах медали. На лицевой стороне он решительно удалил свой портрет и девиз «Ни шагу назад» и предложил вместо него разместить надпись «За оборону Сталинграда», а на обороте вместо слов «За оборону Сталинграда»

дать текст «За нашу Советскую Родину», уже имевшийся на оборотных сторонах других медалей. Так все четыре медали приобрели единый стиль, сохраненный в  будущем для всех аналогичных медалей .

Есть еще одна особенность, на которую хочется обратить внимание .

Медали за оборону Ленинграда, Одессы, Севастополя и Сталинграда стали первыми медалями Советского Союза, носимыми на пятиугольных колодках. Это была новинка. Тогда, в  1942 г., и  появился новый облик наших государственных наград, привычный сегодня .

22 декабря 1942 г. последовал Указ Президиума Верховного Совета СССР. В первом пункте указа записано: «Удовлетворить ходатайство Народного Комиссариата Обороны СССР и учредить специальные медали „За оборону Ленинграда”, „За оборону Одессы”, „За оборону Севастополя” и  „За оборону Сталинграда”». Этим же указом утверждались Положение о  медалях, их образцы и  описания. Второй пункт указа требовал: «Наградить медалями „За оборону Ленинграда”, „За оборону Одессы”, „За оборону Севастополя” и  „За оборону Сталинграда” всех участников героической обороны Ленинграда, Одессы, Севастополя и Сталинграда». Этот пункт снова восстанавливал древнюю русскую традицию выдачи особой медали всем участникам решающего сражения или победной кампании, сохраненную Петром I и впоследствии утраченную .

Позднее в указ от 22 декабря пришлось внести некоторые изменения, особенно после указа от 19 июня 1943 г. «Об утверждении образцов и описания лент к орденам и медалям СССР и правил ношения орденов и медалей, орденских лент и знаков отличия». Этот указ «За оборону Ленинграда»… С. 37 .

вместо «шелковой красной муаровой ленты с серебристыми полосками по краям» устанавливал для медали «За оборону Ленинграда» ленту оливкового цвета с зеленой полоской шириной 2 мм посередине, а носить ее полагалось не на правой, а на левой стороне груди8 .

«Ленинградская правда» опубликовала указ 24 декабря 1942 г .

В  связи с  этим на всех предприятиях и  в  учреждениях Ленинграда прошли митинги, а  «Правда» свою передовую статью, посвященную этому событию, назвала «Города-герои». Так в  то время называли в  народе эти города за беспримерный подвиг их защитников .

Официально такого статуса еще не было .

1 февраля 1943 г. заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров СССР В. М. Молотов подписал распоряжение № 2173-р, в  котором давались конкретные поручения с  указанием фамилий народных комиссаров и  руководителей ведомств по выполнению заказа Президиума Верховного Совета СССР на изготовление Монетным двором в  срок с  15 февраля по 15 августа 1943 г. 1 млн медалей для участников обороны Ленинграда, Одессы, Севастополя и  Сталинграда. Основной изготовитель всех советских знаков отличия Ленинградский Монетный двор в  1941 г. был эвакуирован в г. Краснокамск Пермской области, а  часть его оборудования уехала в Москву. С 24 августа 1941 г. завод находился на консервации. На нем осталось всего 10 человек охраны. Практически все кадровые заводчане находились в армии, народном ополчении или эвакуации .

В Краснокамске уже началось освоение производства новых орденов Отечественной войны. Однако в  Ленинград пришла срочная телеграмма заместителя управляющего Гознаком П. А. Пирогова, в которой предлагалось рассмотреть вопрос о целесообразности и возможности изготовления ленинградских медалей .

Надо сказать, что эта проблема появилась в  Ленинграде буквально сразу после появления указа. Через пять дней после его опубликования, 29 декабря 1942 г., в Петроградский райком ВКП(б) был приглашен исполняющий обязанности директора Монетного двора Г. В. Васильев. 31 декабря появилась его «Докладная записка по вопросу организации изготовления медали „За оборону Ленинграда” на Ленинградском Монетном дворе». Весь февраль 1943 г. прошел в  интенсивной переписке и  согласовании технологии изготовления медалей. В этой работе принимали участие секретарь Ленинградского ГК ВКП(б) Я. Ф. Капустин, секретарь Петроградского РК ВКП(б) Королев, заместитель Наркомфина СССР П. Малетин, заместитель Сборник законодательных актов о  государственных наградах СССР. М., 1984 .

управляющего Гознаком П. А. Пирогов и  другие. Одновременно началось возрождение Монетного двора в блокированном Ленинграде .

Петроградский райком партии мобилизовал 100 человек для выполнения первоочередных работ по расконсервации. Начались ремонтно-восстановительные работы в  цехах, установка оборудования, наладка прессов. Решались вопросы снабжения завода электроэнергией и топливом, получения необходимых материалов, укомплектования рабочей силой и  обучения рабочих требуемым специальностям. Были отозваны с фронта специалисты-технологи Н. В. Журкин, А. Н. Клярфельд и другие. Для помощи им была направлена бригада инженеров экспериментально-ремонтного завода Дома техники машиностроения. Ленинградский художник С. Л. Тульчинский при нехватке инструмента и необходимого оборудования сумел выполнить важную и очень трудную работу по изготовлению штампов .

В конце 1942 г. окончательные эскизы всех четырех медалей были доставлены в Краснокамск для изготовления единых штампов по одной технологии. В Краснокамске, в  соответствии с  распоряжением Совнаркома СССР от 1 февраля 1943 г., широко развертывалась работа по подготовке к выпуску новых медалей. Из отчета завода следует, что в 1943 г. Краснокамский Монетный двор изготовил: медалей «За оборону Одессы» — 64 916, «За оборону Севастополя» — 86 432, «За оборону Сталинграда»  — 889 457 и  опытную партию «За оборону Ленинграда»  — 8787 штук9. Все они изготовлялись по единой технологии, разработанной в  нашем городе. При переводе производства ленинградской медали на наш Монетный двор в подготовке штампов и другой оснастки для вырубки основы медалей и колодок активно участвовали подростки: токарь завода им. Карла Маркса К. Д. Легоньков и слесарь В. А. Лукин .

В городе началось изготовление медалей. Для выполнения этой работы Ленинградский ГК ВКП(б) поручил прокат латунной ленты и  вырубку основы медали заводу «Красный выборжец» .

«Сталепрокатный и проволочно-канатный завод» выполнял заказ на прокат ленты для колодок и  производство латунной проволоки для крепления колодки с  медалью и  изготовление стальной проволоки для булавок. Предприятия местной промышленности изготавливали булавки и кольца для соединения медали с колодкой. Чеканка и окончательная полная сборка медалей выполнялась на Монетном дворе .

На второй квартал 1943 г. управление Гознака НКФ СССР установило Ленинградскому Монетному двору первый государственный план по производству медалей «За оборону Ленинграда» в количестве История медали. С. 62 .

350 000 штук. Он был перевыполнен. Вся работа по правительственному заказу выполнена в  декабре 1943 г. и  всего изготовлено 2 200 000 медалей10. 8 декабря прекратили работу монтировщики, а  с  28 по 31 декабря работа была прекращена на всех участках .

Исполком Ленгорсовета 29 декабря 1943 г. наградил грамотами за досрочное выполнение правительственного задания 58 инженерно-технических работников, рабочих и служащих Монетного двора .

Первое вручение медалей «За оборону Ленинграда», согласно Протоколу № 92 Исполнительного комитета Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся, состоялось 3 июня 1943 г .

Протоколом утверждены первые списки награждаемых на 100 000 человек, включая подростков  — юных участников обороны города. В  тот же день в  Смольном среди получивших медали были генерал-лейтенант А. А. Жданов, генерал-полковник Л. А. Говоров, генерал-майор А. А. Кузнецов, адмирал В. Ф. Трибуц, летчик-истребитель П. А. Покрышев, директор Балтийского завода В. С. Боженко, врач И. П. Виноградов, писатель В. В. Вишневский, поэтесса О. Ф. Берггольц, художник В. А. Серов, народная артистка СССР В. А. Мичурина-Самойлова, председатель Исполкома Ленгорсовета П. С. Попков, школьник И. Артюхин и  другие. Тогда же состоялись вручения медалей в  Володарском, Выборгском, Кировском, Московском, Красногвардейском и Октябрьском районах города, а на следующий день, 4 июня, во всех остальных районах .

14 июня 1943 г. в  Москве медали «За оборону Ленинграда»

были вручены маршалам Советского Союза К. Е. Ворошилову и  Г. К. Жукову, маршалу авиации А. А. Новикову, маршалу артиллерии Н. Н. Воронову, генерал-полковнику М. С. Хозину и  генераллейтенанту И. И. Федюнинскому11. В августе 1943 г. медаль вручалась непосредственно на передовой и  даже на поле боя, в  партизанских отрядах и  на кораблях Балтийского флота. Вместе с  медалью и  удостоверением каждому бойцу вручалась книжечка стихов Б. Лихарева .

В Центральном Государственном архиве Санкт-Петербурга хранятся многочисленные документы о награждении медалью граждан Ленинграда: списки с краткими характеристиками, личные карточки награждаемых, решения Исполкома Ленгорсовета и  акты вручения медалей. По данным статистики, на 1 января 1980 г. медалью «За оборону Ленинграда» было награждено 1 470 000 человек, в  том числе 552 000 гражданских лиц12. На 25 января 2013 г. в Петербурге проживали 19 000 кавалеров этой медали .

История медали. С. 63 .

Там же. С. 66 .

Там же. С. 75 .

И. А. КОЛЬЦОВ, доктор исторических наук, профессор

ВКЛАД УЧЕНЫХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В ПОДГОТОВКУ НАЦИОНАЛЬНЫХ НАУЧНЫХ КАДРОВ

В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

23 июня 1941 г. состоялось внеочередное расширенное заседание Президиума АН СССР, на котором был рассмотрен вопрос «О разбойном нападении фашистской Германии на СССР и о работе АН СССР в  условиях военного времени». В принятом постановлении отмечалось, что все учреждения Академии наук в  самый короткий срок должны перестроить свою деятельность в соответствии с требованиями фронта и тыла. 28 июня 1941 г. Академия наук СССР обратилась с призывом к ученым всех стран сплотить свои силы «во имя защиты свободы мировой науки и спасения культуры, служащей всему человечеству» .

Процесс перестройки деятельности Академии наук и  высшей школы осложнялся эвакуацией ученых из Москвы, Ленинграда и других городов в  восточные районы страны. В результате эвакуации ведущие научные учреждения и  вузы СССР были сосредоточены в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии .

Однако в годы войны сеть научных учреждений СССР не только не сократилась, но продолжала расти. Свидетельством этому являются, в частности, такие факты: в октябре 1943 г. Совнарком СССР одобрил постановление правительства РСФСР о создании Академии педагогических наук РСФСР, а в июне 1944 г. была учреждена Академия медицинских наук .

Одновременно расширялась сеть вузов. В период войны было организовано 60 новых вузов, из них 5 стали работать на Урале, 5 — в Сибири и 12 — в республиках Средней Азии1 .

Одной из важнейших задач, стоящих перед Академией наук и вузами в военный период, стала работа по подготовке научных кадров, в  том числе национальных, в  связи с  тем, что в  1941–1943 гг. количество молодых научных сотрудников и  аспирантов резко сократилось — многие ушли на фронт .

В августе 1942 г. Президиум АН СССР, озабоченный сокращением численности аспирантов, предложил руководителям академических учреждений провести с 1 октября по 1 декабря 1942 г. прием в аспирантуру. 21 июня 1943 г. на заседании президиума рассматривался Высшая школа СССР за 50 лет. М., 1967. С. 80 .

вопрос о состоянии научных кадров АН СССР. Как указывал президиум, «Академия наук СССР по всем основным специальностям отделений имеет высококвалифицированные кадры, которые, несмотря на условия войны, благодаря поддержке партии и правительства, сохранены и привлечены к решению оборонных и народнохозяйственных задач» .

16 октября 1943 г. Президиум АН СССР принял постановление «О научных кадрах филиалов и баз АН СССР». В нем намечались конкретные мероприятия по повышению квалификации и подготовке национальных научных кадров. В частности, Киргизский, Таджикский и  Туркменский филиалы должны были усилить подготовку кадров через аспирантуру .

Благодаря принятым в годы войны мерам в 1945 г. академическая аспирантура превышала довоенный уровень. Особенно значительным был рост докторантуры. В 1945 г. 926 молодых ученых готовились в Академии наук к защите кандидатских и 703 — к защите докторских диссертаций. Расширение аспирантуры и докторантуры — наглядное свидетельство заботы старшего поколения ученых о будущем науки, о развитии исследований в послевоенный период .

В едином строю с защитниками Родины находились ученые филиалов и  баз АН СССР. Расположенные в  глубоком тылу, филиалы и  базы оказали неоценимую помощь эвакуированным научным учреждениям и вузам, что позволило им в самые короткие сроки возобновить научно-педагогическую деятельность. В свою очередь, ученые центральных академических учреждений и  вузов по-братски делились с учеными филиалов и баз своими знаниями и опытом, участвовали в  проводимых ими исследованиях, помогали в  работе по подготовке национальных научных кадров. Свидетельством совместных усилий по подготовке национальных научных кадров служат следующие данные. В 1945 г. в аспирантуре научных учреждений и вузов обучалось 305 аспирантов2 .

В Казахстане работал ряд эвакуированных в республику научных учреждений и вузов. Среди них были институты Академии наук: географии, экономики, философии, истории и др. В Боровом трудились В. И. Вернадский, Н. Д. Зелинский, А. Н. Крылов, Л. И. Мандельштам и другие ученые. В ноябре 1941 г. Президиум АН СССР назначил своим уполномоченным в Казахской ССР В. Г. Фесенкова .

Руководящие органы Казахстана, Президиум Казахского филиала АН СССР, все его сотрудники тепло встретили эвакуированных Левшин Б. В. Советская наука в  годы Великой Отечественной войны. М.,

1983. С. 90 .

ученых, стремились помочь им в создании условий, необходимых для продолжения исследований. Учреждения филиала работали в тесном сотрудничестве с эвакуированными учеными .

Успешно осуществлялась подготовка научных кадров. В начале 1944 г. в аспирантуре Казахского филиала обучалось 114 человек, в том числе 59 казахов. К концу 1945 г. численность аспирантов филиала выросла до 237 человек. Представление о росте кадров филиала можно получить на основании следующих данных. К 1 января 1944 г .

в филиале работали 810 человек, среди них 558 научных и научно-технических сотрудников. К концу 1945 г. его штат состоял из 1177 человек, при этом количество научных и научно-технических сотрудников достигло 864. С 1942 г. председателем Президиума филиала был К. И. Сатпаев3 .

Во время войны в  Казахстане совместными усилиями эвакуированных ученых Института истории АН СССР и  сотрудниками Казахского филиала был подготовлен труд «История Казахской ССР с  древнейших времен до наших дней», который был издан в  1943 г .

Среди авторов этого издания находились видные российские историки — будущие академики Н. М. Дружинин, А. М. Панкратова, казахский писатель Мухтар Ауэзов, другие ученые-казахи .

Ведущую роль в исследовании Средней Азии и Казахстана играл ленинградский историк М. П. Вяткин. В годы эвакуации ученый не только продолжал научную деятельность, но и осуществлял научное руководство аспирантами-казахами. И после войны М. П. Вяткин поддерживал связи с  казахскими учеными, имел много учеников, руководил аспирантами. В письме, полученном историком в  1957 г .

от директора Института истории, археологии и  этнографии имени Ч. Валиханова А. Нусупбекова, отмечалась его роль в подготовке национальных кадров для Казахстана в годы войны и выражалась надежда в том «…что Вы и впредь поможете нашему институту в подготовке квалифицированных кадров историков»4 .

Большую помощь в  подготовке национальных научных кадров для Казахстана в годы войны оказал коллектив Ленинградского электротехнического института сигнализации и связи, эвакуированного в Алма-Ату. Ленинградские ученые вели занятия и в других вузах республики, значительно повысив уровень подготовки специалистов .

Академия наук Казахской ССР. Алма-Ата. 1978. С. 42 .

Исиналиева М. И. Ленинградцы в  годы Великой Отечественной войны в  Казахстане (ученые, деятели культуры) // Дух и  культура Ленинграда в  тылу Советского Союза в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. СПб.,

2010. С. 219 .

Несмотря на суровые условия военного времени, продолжалась подготовка научных кадров в Таджикистане. В 1941 г. в соответствии с  постановлением Президиума АН СССР при Таджикском филиале была открыта аспирантура. В 1944 г. в  его учреждениях обучалось 14 аспирантов. В период войны филиал подготовил двух докторов и 10 кандидатов наук. Показательно, что в ряде случаев соискателей ученых степеней консультировали и выступали оппонентами во время защиты диссертаций эвакуированные в  республику ученые-россияне. К концу 1945 г. количество научных и  научно-технических сотрудников филиала превышало 250, здесь трудились 13 докторов и  42 кандидата наук. Эти цифры свидетельствуют о  стремительном росте, по меркам военного времени, национальных научных кадров, подготовленных при непосредственном участии российских ученых .

Совместными усилиями сотрудников эвакуированного Института истории, языка и литературы и учеными-таджиками в 1942 г. был составлен и сразу издан «Военный русско-таджикский словарь», который использовался при обучении бойцов и подразделений всеобуча .

В период войны в  Туркмению был эвакуирован ряд научно-исследовательских институтов и вузов. В их числе находились некоторые факультеты Московского университета, Одесский университет, Харьковский гидрометеорологический институт и другие вузы. В республике работал Московский ботанический сад. Эвакуированные ученые оказывали большую помощь филиалу в проведении исследований и подготовке научных кадров .

В 1943 г. в целях подготовки научных кадров при Туркменском филиале Академии наук была учреждена аспирантура, в которой в 1945 г .

обучались 20 аспирантов. К 1 декабря 1945 г. в  филиале трудились 115 научных сотрудников, в том числе 35 туркмен, среди них — один академик, девять профессоров и докторов, 51 кандидат наук .

В июне 1942 г. стал функционировать объединенный ученый совет биологических учреждений филиала и Московского ботанического сада, завершивший свою работу в мае 1943 г. На заседаниях совета были приняты к защите шесть докторских и 10 кандидатских диссертаций5 .

В 1941–1943 гг. в  Узбекской ССР работал ряд эвакуированных в республику институтов Академии наук и вузов. Сразу же по приезде установилось плодотворное сотрудничество эвакуированных ученых с их узбекскими коллегами. Главные совместные усилия русских и узбекских ученых были сосредоточены на исследовании природных ресурсов республики, но и  подготовке научных кадров уделялось Академия наук Туркменской ССР. Ашхабад, 1982. С. 16 .

должное внимание. Только в  1943 г. пять сотрудников Узбекского филиала защитили докторские и  13  — кандидатские диссертации .

Защиты диссертаций проходили на объединенных ученых советах филиала, центральных учреждений АН СССР и вузов. Так, секцией гуманитарных наук совета руководил академик Б. Д. Греков, секцией технических наук — М. А. Шателен. Пребывание русских ученых в Узбекистане оказало исключительно благотворное влияние не только на развитие науки в  республике, но и  подготовку национальных научных кадров .

В первые годы войны в  Казани, столице Татарской АССР, работали 33 учреждения АН СССР. Местные руководящие органы Татарской АССР сделали максимум возможного, чтобы обеспечить эвакуированных ученых всем необходимым для продолжения научно-педагогической работы. Казанский университет предоставил свои помещения для продолжения ими этой деятельности. В ноябре 1942 г. при Госплане Татарской АССР был образован научно-технический совет, призванный содействовать развитию производительных сил республики и мобилизации местных ресурсов на нужды обороны. Большой авторитет этому органу придавало и то обстоятельство, что наряду с профессорами Казанского университета и сотрудниками местных исследовательских учреждений в его работе участвовали академики А. Е. Порай-Кошиц, В. Г. Хлопин и другие ученые .

В годы войны в Казань был эвакуирован Ленинградский химикотехнологический институт им. Ленсовета. Прибывшие ленинградские технологи активно включились в работу Казанского химико-технологического института, что, в свою очередь, положительно сказалось на деятельности объединенного коллектива. Объединенный институт стал единственным после Академии наук, который вел систематическую научно-исследовательскую работу в области химии в интересах обороны страны. И в труднейших условиях военного времени, эвакуации важнейшей задачей объединенного института была подготовка высококвалифицированных специалистов. В 1942/1943 учебном году восстанавливается нормативный 5-летний срок обучения. Всего за годы пребывания в Казани вуз выпустил 749 специалистов. В его стенах было защищено 3 докторские и  12 кандидатских диссертаций6 .

Однако не все диссертации, защищенные в  годы войны в  Казани, были одобрены Высшей аттестационной комиссией. На заседании ВАК 3 января 1942 г. было указано ученому совету Казанского государственного зооветеринарного института на несерьезное отношение Гуркин А. Б., Щербинина О. В. Ленинградский технологический институт в годы эвакуации в Казани // Дух и культура Ленинграда в тылу Советского Союза в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. СПб., 2010. С. 113–114 .

к допуску на защиту диссертаций и на недостаточно актуальные темы при явном неудовлетворительном их выполнении7 .

Пребывание в Татарской АССР институтов Академии наук СССР и  вузов способствовало повышению уровня научной и  учебно-воспитательной деятельности Казанского университета, что, в свою очередь, оказало значительное воздействие на подготовку высококвалифицированных национальных кадров. В годы войны в университете работали академики И. И. Виноградов, А. Ф. Иоффе, П. Л. Капица, О. Ю. Шмидт и другие ученые .

Война была суровым экзаменом для российской науки. Ученые с честью выдержали этот экзамен. Их плодотворный труд в годы войны — вдохновляющий пример высокого патриотического служения Отечеству. В историю науки войдет тот знаменательный факт, что в  годы войны при участии российских ученых были организованы три национальные академии наук, два филиала и две базы АН СССР .

В республиках Средней Азии были созданы 12 высших учебных заведений. «Дружба народов нашей страны, скрепленная кровью на фронтах Великой Отечественной войны против фашизма, ярко демонстрирует свою плодотворную силу в росте науки и расцвете культуры в  национальных республиках при активном содействии братского русского народа — носителя великих традиций науки и культуры», — отмечал в декабре 1943 г. академик А. А. Байков8 .

–  –  –

СЛАВНАЯ ПОБЕДА ПОД ЛЕНИНГРАДОМ

(К 70-ЛЕТИЮ ПРОРЫВА БЛОКАДЫ ЛЕНИНГРАДА

В ЯНВАРЕ 1943 г.) Особое место в наступательных действиях Советской Армии зимой 1942/43 г. занимает прорыв блокады Ленинграда. Эта операция, небольшая по пространственному размаху и количеству вовлеченных в  нее сил, завершилась важной победой советских войск. В течение почти полутора лет население блокированного города, личный состав фронта и флота вели неравную борьбу с врагом, выдерживая варварские авиационные и артиллерийские налеты, испытывая недостаток топлива и продуктов питания. Однако тяжелые лишения не сломили волю его защитников. Ленинградцев поддерживал весь советский народ. Каждый труженик города являлся бойцом, фронт и тыл слились воедино. Десятки тысяч гитлеровцев нашли смерть на его подступах .

К концу 1942 г. основные силы Ленинградского фронта (42-я, 55-я, 67-я армии), которым командовал генерал Л. А. Говоров, оборонялись на рубеже Урицк, Пушкин, южнее Колпино, Пороги, правый берег Невы до Ладожского озера. 67-я армия действовала в 30-километровой полосе вдоль правого берега Невы от Порогов до Ладожского озера, удерживая на левом берегу реки, в районе Московской Дубровки, небольшой плацдарм. Ее 55-я стрелковая бригада обороняла с юга военно-автомобильную дорогу, проходившую по льду Ладожского озера. 23-я армия, находившаяся на Карельском перешейке, прикрывала северные подступы к  Ленинграду. На ораниенбаумском плацдарме находилась Приморская оперативная группа. Действия войск и флота поддерживали 13-я воздушная армия и авиация Балтийского флота .

Краснознаменный Балтийский флот под командованием вице-адмирала В. Ф. Трибуца, базировавшийся в устье Невы и в Кронштадте, прикрывал приморские фланги войск фронта и  поддерживал их действия авиацией и огнем артиллерии. Кроме того, удерживая ряд островов в восточной части Финского залива, флот надежно прикрывал западные подступы к  Ленинграду с  моря. Противовоздушную оборону города осуществляла Ленинградская армия ПВО в  тесном взаимодействии с  авиацией и  зенитной артиллерией войск фронта и сил флота. Военно-автомобильную дорогу по льду Ладожского озера и перевалочные базы на его берегах прикрывали от ударов воздушного противника части отдельного Ладожского района ПВО .

Волховский фронт под командованием генерала К. А. Мерецкова действовал в 300-километровой полосе от Ладожского озера до озера Ильмень. На его правом крыле от Ладожского озера до Кировской железной дороги находились соединения 2-й ударной и  8-й армий .

Правофланговая 2-я ударная армия силами четырех дивизий обороняла 15-километровую полосу от Новоладожского канала до Гайтолово .

Немецко-фашистское командование после провала попыток захватить Ленинград 1942 г. было вынуждено прекратить бесплодные атаки и  отдало приказ войскам о  переходе к  обороне. Войскам Ленинградского и Волховского фронтов противостояла 18-я немецкая армия, насчитывавшая до 26 дивизий. Ее поддерживала авиация 1-го воздушного флота. На северо-западных подступах к Ленинграду против 23-й армии Ленинградского фронта находилось более 4 финских дивизий из состава оперативной группы «Карельский перешеек» .

Наиболее плотную группировку войск противник имел в шлиссельбургского-синявинском выступе (глубина его не превышала 15 км). Здесь между п. Мга и  Ладожским озером находилось около пяти дивизий. В их составе насчитывалось почти 700 орудий и  минометов, до 50 танков и штурмовых орудий. Дивизии были хорошо укомплектованы личным составом (до 10–12 тыс. человек в каждой) .

Разработка плана операции по прорыву блокады Ленинграда началась осенью 1942 г .

Военный совет Ленинградского фронта во второй половине октября и первой половине ноября подготовил предложения о действиях войск фронта на ближайший период, и  18 ноября командующий фронтом генерал-лейтенант Л. А. Говоров доложил их в Ставке .

Войскам Ленинградского и Волховского фронтов противостояла 18-я полевая немецкая армия группы армий «Север», действовавшая в 450-километровой полосе от побережья Балтийского моря до озера Ильмень. В своем составе она имела 26 соединений (19 пехотных, три авиаполевых, две охранных, одну горнострелковую дивизии и пехотную бригаду СС). Почти все соединения армии находились в первой линии и только две дивизии (96-я пехотная в районе Мги, 13-я авиаполевая в  районе Чудово)  — в  армейском резерве. Кроме того, для усиления некоторых направлений немецко-фашистское командование привлекало отдельные части 207-й и  285-й охранных дивизий .

С воздуха их поддерживала авиация 1-го воздушного флота .

Особое внимание командование группы армий «Север» уделяло обороне шлиссельбургско-синявинского выступа шириной от 12 до 17 км и глубиной около 15 км. Немцы называли его «Фляшенхальс» — бутылочное горло. Они считали, что этот выступ — замок в блокаде города и  вместе с  тем  — самый уязвимый участок для его прорыва и окружения .

Непосредственно 67-й армии Ленфлота противостояли по левому берегу Невы 328-й пехотный полк 227-й пехотной дивизии, 170-я пехотная дивизия, 100-й полк 5-й горнострелковой дивизии и 2-й полк полицейской дивизии СС .

Против 2-й ударной армии и  правого фланга 8-й армии Волховского фронта на линии Липка  — Гайтолово  — Поречье оборонялись 227-я пехотная дивизия (без одного полка), 1-я пехотная дивизия, 374-й полк 207-й охранной дивизии и 425-й пехотный полк 223-й пехотной дивизии .

Для прорыва этой сильно укрепленной, плотно насыщенной огневыми средствами и живой силой обороны требовалось значительное превосходство в силах и особенно тщательная подготовка войск .

Командование Ленинградского и  Волховского фронтов отчетливо представляло трудности операции по прорыву блокады на шлиссельбургско-синявинском выступе. Для проведения операции «Искра»

в  соответствии с  директивой Ставки ВГК от 8 декабря 1942 г. и  согласно решениям командующих войсками фронтов были созданы две ударные группировки .

К началу операции наши войска значительно превосходили противника: по личному составу в  4,3 раза, по артиллерийским орудиям и минометам в 5,7 раза, по танкам в 10 раз, по боевым самолетам в 3,6 раза. Следует особо подчеркнуть, что предстоящая операция отличалась от всех предыдущих. В прежних четырех попытках прорыва блокады главные усилия направлялись с внешней стороны блокадного кольца, т. е. со стороны Волховского фронта. Теперь планировалось нанести одинаково мощные удары с двух сторон: изнутри блокадного кольца и извне его .

Несмотря на упорное сопротивление противника, к исходу 12 января передовые соединения и  части ударных группировок обоих фронтов продвинулись навстречу друг другу до 5–6 км, а  расстояние между ними сократилось до 8 км. К исходу следующего дня — до 5–6 км, 14 января — до 2 км .

17 января вновь разгорелись яростные бои на главном направлении 67-й армии. Их вели 136-я и  123-я стрелковые дивизии и  123-я стрелковая бригада. На левом фланге 330-й стрелковый полк 86-й дивизии и 34-я лыжная бригада продолжали вести бои за Шлиссельбург. Немецкое командование все еще рассчитывало удержать «бутылочное горло» и продолжало лихорадочно перебрасывать все новые резервы в районы Мги, Келколово, Мустолово, Синявино .

123-я стрелковая бригада Ленинградского фронта после решительной атаки захватила Рабочий поселок № 1, а ее первый батальон встретился с  первым батальоном 1240-го полка 327-й стрелковой дивизии Волховского фронта. Это произошло в  9 часов 30 минут 18 января 1943 г .

Развивая наступление, части 136-й дивизии во взаимодействии с  61-й танковой бригадой, быстро продвигаясь вперед, стали обходить Рабочий поселок № 5 с юга и севера. И здесь 18 января в 11 часов 45 минут произошла встреча воинов 269-го полка 136-й дивизии Ленинградского фронта с  передовыми подразделениями 424-го стрелкового полка 18-й стрелковой дивизии Волховского фронта .

Вражеское кольцо блокады было прорвано. Шлиссельбургскосинявинский выступ  — замок фашистской блокады  — был срезан, приладожская крепость врага сокрушена .

Блокада была прорвана, но бои не прекращались… 18 января 1943 г., как только в Ставку поступили сведения о прорыве блокады, ГКО постановил прекратить сооружение свайно-ледовой железнодорожной линии через Ладожское озеро и направить все силы и средства на строительство новой железнодорожной линии Шлиссельбург  — Поляны и  низководного железнодорожного моста через Неву у Шлиссельбурга .

На создание новой линии отводилось всего 20 дней. Но то, что в других условиях считалось невозможным, было сделано. Зимой, несмотря на артиллерийские обстрелы, строители проложили железнодорожную линию протяженностью 33 км за 18 дней .

Несмотря на незавершенность операции «Искра», прорыв блокады явился переломным моментом в исторической битве за Ленинград .

По своему пространственному размаху и количеству участвовавших в ней войск операция по прорыву блокады не относится к крупнейшим операциям Великой Отечественной войны. Ширина коридора, прорванного войсками Ленинградского и Волховского фронтов южнее Ладожского озера, составляла всего 8–11 км. Ленинград продолжал оставаться прифронтовым городом, подвергавшимся артиллерийским обстрелам и воздушным ударам врага. Тем не менее победа под Ленинградом имела огромное военно-политическое значение .

В результате прорыва блокады был окончательно сорван замысел Гитлера задушить голодом жителей города и его защитников. Эта победа окончательно устранила угрозу соединения немецких и финских войск в районе Ладожского озера. Восстановление прямой железнодорожной связи со страной способствовало не только улучшению положения города (улучшилось обеспечение города продовольствием, электроэнергией, промышленным сырьем и  топливом, заметно выросло производство вооружения), но и  значительно укрепляло положение войск Красной Армии на северо-западном стратегическом направлении .

Одновременно с этим прорыв блокады Ленинграда явился крупной военной победой, свидетельствовавшей о возросшем мастерстве командования и войск Ленинградского и Волховского фронтов и сил КБФ. Это одна из первых наступательных операций на северо-западном театре военных действий в  период Великой Отечественной войны, обогатившая войска Красной Армии ценным опытом прорыва сильно укрепленной обороны противника в  лесисто-болотистой местности в зимних условиях. Под Ленинградом впервые в истории современных войн был осуществлен разгром противника, блокировавшего длительное время крупнейший город, ударом извне в сочетании с мощным ударом из осажденного города .

Верховный главнокомандующий в приказе от 25 января 1943 г. за успешные боевые действия по прорыву блокады Ленинграда объявил благодарность войскам Ленинградского и Волховского фронтов, поздравил их с одержанной над врагом победой. За мужество и отвагу, проявленные в боях, около 19 тыс. воинов двух фронтов и Балтийского флота были награждены орденами и медалями, а 26 самых отважных и  храбрых из них были удостоены звания Героя Советского Союза .

136-я и  327-я стрелковые дивизии были преобразованы, соответственно, в  63-ю и  64-ю гвардейские стрелковые дивизии. 61-я отдельная танковая бригада стала 30-й гвардейской, а 41-й отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон  — 1-м гвардейским .

Орденом Красного Знамени были награждены 122-я танковая бригада, 270-й стрелковый полк и 3-й дивизион 351-го зенитного артиллерийского полка .

Однако после прорыва блокады полностью проблема снабжения населения и войск всем необходимым для жизни и обеспечения боевых действий не была решена. Ленинградцам предстояли еще новые сражения и большие испытания .

А. В. КУТУЗОВ, доктор исторических наук, доцент ЛЕНИНГРАД: 1943 ГОД Война началась неожиданно и для граждан СССР, и для населения Германии. Пресса воздействовала на настроения людей, противопоставляя пессимизм солдат противника оптимизму советских граждан1. Немецкая пропаганда запускает информацию о  бесполезности сопротивления и  бездарном командовании Красной Армии .

Советская пресса поднимает на щит идеи о защите Ленинграда, колыбели пролетарской революции. В январе 1942 г. ожидается, что блокада Ленинграда будет вот-вот прорвана. В 1943 г. союзники рассматривали оборону Ленинграда и прорыв блокады как героические победы .

Огромную роль в этом процессе сыграли газеты и журналы, освещавшие события 1943 г. На страницах издававшегося в СССР еженедельника «Британский союзник» говорилось о роли города на Неве:

«Мы знали, что СССР ведет напряженную борьбу, что он непобедим .

Это сознание стало еще более отчетливым, когда прошла первая блокадная зима»2.

Генерал сэр Аллан  Брук, начальник Имперского генерального штаба, давал следующую оценку военных событий:

«Героическая оборона Ленинграда, освобождение Кавказа и Кубани, прорыв блокады Ленинграда — все эти победы наполняют радостью наши сердца»3 .

Джон  Брофи, редактор британского литературного журнала «Джон О’Лондонс Уикли», в  книжном обзоре отметил: «Появилась новая книга капитана Лиддль Харта … “The Expanding War” рецензировалась почти во всех английских журналах с восхищением. Эта книга в  большей части состоит из газетных статей, написанных по поводу различных военных операций — в Греции, на Крите, в Ливии, в  Сингапуре, на Украине, под Ленинградом, под Москвой (относительно последних двух надо заметить, что в момент написания статей операции не были еще завершены). … Лиддль Харт отдает должное мужественной борьбе Советского Союза и значению оказанного ею деморализующего воздействия на немцев»4. Так в массовом сознании Кутузов А. В. «Моральное состояние граждан в Ленинграде высочайшего качества». Блокада Ленинграда и Великобритании: различия и сходство // Военно-исторический журнал. 2010. № 9. С. 50–52; Он же. Блокада Ленинграда в исторических параллелях. СПб.: СЗФ РПА Минюста России, 2010 .

Гаррисон Т. Что мы думаем о вас // Британский союзник. 1943. 24 янв .

Красной Армии горячие поздравления от Вооруженных сил Великобритании. От Начальника Имперского генерального штаба // Там же. 1943. 14 февр .

Брофи Д. Книги о войне // Там же. 1943. 14 февр .

оборона Ленинграда, наряду с другими сражениями, была включена в идеологическую концепцию защиты Великобритании .

Мы можем говорить о  сходстве оценки событий союзниками и  официальными советскими документами: «Навсегда сохранит наш народ память о героической обороне Севастополя и Одессы, об упорных боях под Москвой и в предгорьях Кавказа, в районе Ржева и  под Ленинградом, о  величайшем в  истории войн сражении под Сталинградом»5 .

А когда блокада Ленинграда была прорвана, советская печать с  гордостью сообщала: «В последний час. Успешное наступление наших войск в  районе южнее Ладожского озера и  прорыв блокады Ленинграда .

На днях наши войска, расположенные южнее Ладожского озера, перешли в  наступление против немецко-фашистских войск, блокировавших г. Ленинград. … За многие месяцы блокады Ленинграда немцы превратили свои позиции на подступах к  городу в  мощный укрепленный район с  разветвленной системой долговременных бетонированных и  других сооружений, с  большим количеством противотанковых и  противопехотных препятствий. … После семидневных боев войска Волховского и  Ленинградского фронтов 18  января соединились и  тем самым прорвали блокаду Ленинграда .

… СОВИНФОРМБЮРО»6 .

В описании этого судьбоносного события принимали участие и писатели: «Блокада Ленинграда прорвана! … Ленинград вытерпел много. Ленинград выдержал всю жестокость блокады, выдержал голод, холод, бомбежки, бомбардировки, штурмы, он выстоял. Он ни на час не покидал своего боевого поста. Женщины, дети, старики работали на оборону, и они мечтали о том часе возмездия, который должен наступить для гитлеровских банд. Эти банды, пришедшие в  летние месяцы сорок первого года к  стенам Ленинграда, сначала предвкушали легкую победу, потом, разъяренные сопротивлением, бросились на кровавый приступ, но их заставили ленинградцы закопаться, зарыться по уши в землю, потом они с трудом поняли, что этого города им не видать, как своих ушей. Они стали зверствовать, они хотели превратить Ленинград в  развалины. Не вышло это мрачное дело! Они нагнали под город всю шпану Европы, все свои „легионы”, всю каторжную сволочь Голландии, Норвегии, Бельгии, Франции, Испании  — но ничто уже не могло им помочь: сейчас они хлебнули смертельного огня. Они валяются на снегу или бредут в  плен, Приказ Верховного Главнокомандующего № 95. 23 февраля 1943 года // Ленинград. 1943. № 3–4. Февраль. С. 1 .

В последний час // Ленинград. 1943. № 1. Январь. С. 1 .

а великий город стоит как стоял, так и будет стоять вечно — памятником русской народной доблести. … Бегущий Ганс будет оглядываться с ужасом на те места, где кончилось его житье, где он потерял надежду на победу, на отдых, на мир»7 .

«Перед нами несколько последних номеров журнала „Ленинград”, выходящего в  героическом городе. „Ленинград” обслуживает главным образом фронт … Редакция чутко прислушивается к запросам читателей и отдает страницы журнала тому, что связано с войной, защитой города, с  разгромом ненавистного врага»8. «В Ленинграде вышел новый (второй) номер литературно-художественного журнала „Звезда”. Прорыв блокады великого города нашел свое отражение на страницах журнала»9 .

С недосягаемой политической высоты заслуги СССР подтвердил и Уинстон Черчилль: «Смотря на все, что делает Россия, на огромные успехи советской армии, я чувствовал бы себя не на том уровне, которого требуют события, если бы я не был уверен всем сердцем и сознанием в том, что делается и будет делаться все доступное человеческим силам для того, чтобы с предельной быстротой и энергией и в самых широких масштабах ввести в  действие английские и  американские вооруженные силы против врага»10 .

Британцы говорили: «Наша пропаганда правдивей вражеского вранья»11. «В этой войне британские моряки, британские солдаты, британские летчики сражаются за те же принципы равенства и свободы, за которые сражаются героические защитники Сталинграда, Ленинграда и  Кавказа…»12. Именно поэтому, по справедливому замечанию писателя Дж. Б. Пристли, «в течение последних двенадцати месяцев английский народ узнал о России больше, чем за все предшествующие двадцать лет»13 .

В 1943 г. министр продовольствия лорд Вультон рассказал советским читателям, что «…в такой стране, как Великобритания, которая производит только около половины потребного ей продовольствия, физически невозможно создать запасы … К началу войны запасы продовольствия в  Британии были, вероятно, меньше, чем в  любой Тихонов Н. Исторический день // Ленинград. 1943. № 1. Январь. С. 2–3 .

Эрлих А. Наш ленинградский собрат // Огонек. 1943. № 6. 14 февраля. С. 15 .

Литературные новости Ленинграда // Огонек. 1943. № 25–26. 30 июня. С. 13 .

Черчилль У. Борцы за демократию берут верх // Британский союзник. 1943 .

21 февраля .

Propaganda and Truth // PUNCH or The London Charivari. 1942. December,

2. P. 460 .

Годовщина сталинской Конституции // Британский союзник № 16. 1942 .

29 ноября. Л. 1 .

Пристли Д. Учиться друг у друга // Там же. № 4. 1942. 6 сентября. Л. 2 .

стране с  таким же населением. … Система планового продовольственного снабжения Британии построена таким образом, что она дает возможность точно установить потребность страны в  тех или иных продуктах и  обеспечить правильное их распределение»14 .

Том Гаррисон объяснял военную целесообразность карточной системы распределения: «В первый период борьбы некоторые считали, что разнообразные ограничения в области снабжения продуктами питания не являются необходимыми, и ворчали по этому поводу. Сейчас подавляющее большинство считает, что необходимы еще более строгие ограничения»15. Не последнюю роль в этом мироощущении сыграла блокада Ленинграда .

Адам  Рут заметил: «Детям, как это ни странно, нравится нормирование продуктов. Им доставляет удовольствие, что все делится между всеми»16. Но и эти строчки были опубликованы лишь в 1943 г., когда основные трудности снабжения Великобритании канули в Лету .

Так же поступали и  в  СССР: «Ленинградцы, и  прежде всего ленинградские женщины, могут гордиться тем, что в  условиях блокады они сохранили детей. Значительная часть детей была эвакуирована из Ленинграда, — речь идет не о них. Речь идет о тех маленьких ленинградцах, которые прошли все тяготы и  лишения вместе со своим городом. В Ленинграде создана была широкая сеть детских домов, которым голодный город отдавал лучшее из того, что имел. За три месяца я побывал во многих детских домах в Ленинграде. … В апреле 1942 г., когда я впервые увидел ленинградских детей, они уже вышли из самого трудного периода своей жизни, но печать тяжелой зимы еще лежала на их лицах и сказывалась на играх. Это сказывалось в  том, что многие дети играли в  одиночку. И в  том, что даже в коллективную игру дети играли молча. Я видел лица детей, полных такой взрослой серьезности, видел детские глаза, исполненные такой думы и грусти, что эти лица и эти глаза могут сказать больше, чем все рассказы об ужасах голода»17. Сегодня мало кто задумывается о том, что современные молочные кухни, где вскармливаются лишенные материнского молока младенцы, — наследие блокадного времени .

Учительница В.  С.  Никольская вспоминала: «Конец 1943 г. Уже по-иному стали выглядеть наши детские учреждения. В них тепло и уютно, дошкольники сыты, вволю резвы. Школьники учились в теплых классах; налажено было школьное питание; учебные программы Вультон. Распределение продовольственных запасов // Там же. 1943 .

21 марта .

Гаррисон Т. Что мы думаем о вас .

Рут А. Мы сберегли здоровые нервы нашим детям // Там же. 1943. 11 июля .

Фадеев А. Дети (из книги Ленинград) // Ленинград. 1943. № 15–16. С. 14 .

выполнялись. Без помех работали и школы рабочей молодежи, куда учащиеся приходили после полного рабочего дня»18 .

Во время возложения венков на могилу знаменитого ленинградского снайпера Феодосия Смолячкова в  1943 г. «немцы нас заметили и стали обстреливать шрапнелями. Духовой оркестр еле убрался восвояси с дудками. Нас засняли на кинопленку. Я тогда успела произнести речь. Затем начался обстрел…»19  — вспоминала секретарь горкома комсомола по агитации и  пропаганде Ф. С. Октябрьская .

27 декабря 1943 г. в  рассмотренном цензурой письме Л. Г. Шермана говорилось: «никому не секрет о том, что немцы и финны обстреливают Ленинград, а бомбить не бомбят, но скоро им придет конец под Ленинградом, и тогда ленинградцы вздохнут свободно»20 .

Действительно, ленинградские военные корреспонденты описывали артобстрелы: «Ленинград жил под сильным огнем дальнобойных орудий, но на улицах его царили чистота и порядок. …Десятки военных предприятий Ленинграда досрочно завершили выполнение программы 1943 года и выпустили большое количество оружия сверх плана»21 .

Н. Д. Козлов отметил, что со времени изменения положения дел на фронтах и укрепления тыла в СССР «с 1943 года в официальных заявлениях и  пропаганде усиливается объективность»22. Добавим, это характерно не только для советской пропаганды. В 1943 г. мы наблюдаем интересную взаимосвязь между изменением положения на фронте и более объективным отражением событий 1941–1942 гг .

Оборона Ленинграда наряду с другими победами все более активно включалась в информационную концепцию защиты Великобритании .

Огромное воздействие на этот процесс оказали военные события 1943 г., в том числе — прорыв блокады Ленинграда .

–  –  –

РОЛЬ СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ В КУРСКОЙ БИТВЕ

Как ни стремился враг держать в  тайне планы своего наступления, как ни отвлекал внимание советской разведки от районов сосредоточения основных своих ударных группировок, нашей разведке удалось определить не только общий замысел врага на летний период 1943 года, направление ударов, состав ударных группировок и резервов, но и  установить время начала фашистского наступления .

Маршал Советского Союза А. М. Василевский По расчетам Гитлера и немецких стратегов, Курский выступ казался особенно удобным для взятия реванша после Сталинграда .

Одновременное немецкое наступление с севера и с юга способствовало бы окружению русских войск. Более того, ликвидация этого выступа чрезвычайно сократила бы длину линии фронта1. Большую роль в определении направления и сроков немецкого наступления сыграли донесения нашего агента в Великобритании Энтони Бланта (1907– 1983), члена Кембриджской пятерки. Он являлся троюродным братом британской королевы Елизаветы II и был завербован в 1937 г. Блант получил задание перейти на военную службу, а в дальнейшем — в военную разведку2. С началом Второй мировой войны он вступает в корпус военной полиции, получает звание капитана. Однако вскоре его чуть не отчислили: за связь с коммунистами в Кембридже и поездку в СССР в 1935 г. Однако он сумел остаться, так как готовилась высадка во Францию, а он великолепно знал французский язык. Во время разгрома англичан, французов и  бельгийцев под Дюнкерком (1940 г.) Блант покинул Францию на последнем корабле, нагруженном взрывчатыми веществами, по возвращении получил орден Почетного легиона .

Первые месяцы он провел в секции «Д» отдела «Д». Секция занималась безопасностью военных заводов и  некоторыми проблемами безопасности армии. Значительная часть документов проходила через Ричелсон Дж. Г. История шпионажа XX века. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000 .

С. 217 .

Попов В. И. Советник королевы  — суперагент Кремля. М.: Новина, 1995 .

С. 68–73 .

руки Бланта3. Вскоре его перевели в  отдел «Б», где он осуществлял наблюдения за иностранными посольствами и  тайный обзор дипломатической почты. Самые ценные сведения, переданные им в то время в  центр,  — материалы о  готовящемся наступлении немцев под Курском. Бланту удалось получить оперативные приказы немецкого командования на советско-германском фронте, радиограммы немецкой разведки, их данные о  дислокации и  перемещении Красной Армии. Куратор Бланта и  Кернкросса (о нем речь пойдет дальше) К. М. Кукин (1897–1979) получил орден Ленина, а  наркомат Госбезопасности СССР объявил Бланту благодарность. В своем ответе «советским товарищам в  центр» Блант писал: «Трудно передать, как я  горд, чувствуя, что работа, которую я  выполняю, имеет ценность в  борьбе против фашизма, в  которой мы все принимаем участие. В сравнении с  героическими задачами, которые выполняются нашими товарищами в  Красной Армии на родине, наша работа кажется тривиальной, но это доказательство, что она имеет ценность и, я  надеюсь, будет стимулировать достижение лучших результатов»4 .

Значительную роль в добывании секретов сыграл и другой член Кембриджской пятерки, завербованный, как и Блант, в 1937 г., Джон Кернкросс (1913–1995)5, служивший тогда в правительственном училище кодов и  шифров, где в  его задачу входил анализ переговоров, перехваченных у  люфтваффе. На основе сообщений Кернкросса и  данных воздушной разведки штаба ВВС была спланирована самая крупная операция советской авиации за все годы Великой Отечественной войны. В ней участвовало шесть воздушных армий. Не зная еще точных сроков наступления немцев, которые неоднократно переносились, Ставка решила провести воздушную операцию с 6 по 8 мая 1943 г. в полосе протяженностью более 1000 км — от Смоленска до Азовского моря. Скрытность подготовки обеспечила внезапность и  высокую эффективность первого массированного удара по семнадцати аэродромам противника. Под вечер 6 мая наша авиация нанесла повторный удар, налеты продолжались утром 7 и 8 мая. К сожалению, повторные удары не были столь эффективны. Противник усилил противовоздушную оборону аэродромов, привел в  боевую готовность истребительные части, успел рассредоточить и  замаскировать технику, частично перебазировать свою авиацию в тыл. Всего Попов В. И. Указ. соч. С. 83 .

Там же. С. 107 .

Любимов М. Пятый. Кернкросса мучила совесть, что мало помогал НКВД // Совершенно секретно. 1995. № 11. С. 14 .

немцы потеряли свыше 500 самолетов, наши потери составили 122 самолета6 .

План немецкого наступления под Курском передал в  Центр руководитель разведывательной группы «Крон», которая действовала параллельно с  «Красной капеллой» Леопольда Треппера и  группой Шандора Радо сначала из Цюриха, затем из Парижа. В отличие от вышеназванных групп, группа «Крон» во главе с  Дженом (Яном Черняком) действовала до конца войны7 .

Важные сведения поступали и от партизанского отряда Медведева «Победители». Легендарный разведчик Н. И. Кузнецов при аудиенции у рейхскомиссара Украины Коха узнал, что скоро состоятся решающие события под Курском8. Эту информацию вместе с данными о  перемещении войск к  Курскому выступу, полученными из других источников, доложили в  Центр. По заданию Ставки информация Кузнецова о  подготовке немцами крупной стратегической наступательной операции была перепроверена и подтверждена посланными в оккупированный Орел разведчиками Алексахиным и Воробьевым9 .

В мае–июне 1943 г. наша контрразведка на Центральном фронте осуществила операцию по дезинформации «Опыт». Советские контрразведчики, задержав несколько вражеских агентов, заброшенных в наш тыл, перевербовали их и использовали в дальнейшем для дезинформации фашистского командования относительно дислокации, численности и  вооружения частей и  соединений Красной Армии в районе Курской дуги. Работавшие на девяти рациях перевербованные вражеские агенты через каждые два–три дня передавали в свои разведцентры радиограммы, разработанные в  Генеральном штабе Красной Армии. Дезинформация подтверждалась двумя агентурными радиостанциями, находившимися в  Москве, и  тремя радиоточками в Пензе и Саратове. Благодаря дезинформации фашистскому командованию накануне проведения стратегической операции «Цитадель» так и  не удалось собрать нужную информацию о  готовящемся сосредоточении советских войск на Орловско-Курской дуге Кутузов В. А. «Она была на высоте…»: советская разведка накануне Курской битвы. Мы победу приближали как могли // Междунар. науч. конф., посвященная Великой Отечественной войне (с акцентом на события 1943 г.). Москва, 18–19 апреля 2003 г. / под общ. ред. проф. В.С. Порохни. Смоленск: Смядынь,

2003. С. 309 .

Нечипоренко В. «Джен», не ведавший провалов // Секретные материалы ХХ века. 2013. № 4. С. 10 — 11 .

Гладков Т. С места покушения скрылся. М.: Гея, 1998. С. 246; Медведев Д. Это было под Ровно. М., 1956. С. 135 .

Гладков Т. Указ. соч. С. 246–247 .

в начале июля 1943 г., оборонительных сооружениях в районе Орла, Курска и Белгорода10 .

Органы СМЕРШ, созданные в апреле 1943 г. из чисто контрразведывательных органов, превратились в разведывательно-контрразведывательную службу. Они занимались не только розыском вражеской агентуры, но и агентурной разведкой во фронтовом тылу врага11 .

Сыграла свою роль радиоразведка. 3 апреля 1943 г. директивой Ставки Верховного Главнокомандования перед военной разведкой была поставлена задача постоянно следить за всеми изменениями в группировке противника и своевременно определять направления, на которых он проводит сосредоточения войск и особенно танковых частей. Наряду со стратегической агентурной разведкой эту задачу решала разведка фронтовая. К началу Курской битвы органы фронтовой разведки контролировали практически все передвижения войск противника, а в его тылу действовало большое число разведывательно-диверсионных групп. Так, разведотделы Брянского (начальник — полковник А. А. Хлебников) и Центрального (начальник — генералмайор П. Н. Чекмазов) фронтов имели в тылу противника по 20 групп, а  разведотдел Воронежского фронта (начальник генерал-майор И. В. Виноградов) — 30 групп. В общевойсковых соединениях, частях Центрального и Воронежского фронтов с апреля по июль 1943 г. было организовано более 2700 разведывательных наблюдательных пунктов, свыше 100 раз проводилась разведка боем, осуществлено более 2600 ночных поисков, было устроено около 1500 засад, захвачено несколько сот пленных12, в том числе — один из немецких саперов, разминировавших проходы для наступления в ночь с 4 на 5 июля, который и сообщил точное время .

Несмотря на неоднократный перенос начала операции «Цитадель»

с 3 на 15 мая и далее, именно войсковая разведка точно установила, что наступление начнется в  3 часа 50 минут 5 июля 1943 г. Именно это и позволило советскому командованию принять решение о проведении артиллерийской контрподготовки по войскам противника, занимавшего исходные позиции для наступления13. Об эффективности этого удара существуют различные точки зрения, однако не подвергается сомнению тот факт, что немецкое наступление задержалось на несколько часов .

Коровин В. В. Советская разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны. М.: Русь, 1998. С. 94–95 .

Абрамов В. Смерш. Советская военная разведка против разведки Третьего рейха. М.: Яуза, Эксмо, 2005. С. 137 .

Колпакиди А., Прохоров Д. Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки. Кн. 1. М.: ОЛМА-Пресс, 2000. С. 314 .

Там же .

Немецкий генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн позже отмечал: «Провал ”Цитадели” можно приписать ряду причин, причем одной из существенных явилось отсутствие момента внезапности»14 .

Сыграла свою роль и  воздушная разведка. Перед Курской битвой было сделано около 6000 разведывательных вылетов. По ценности добытой информации воздушная разведка на Курском фронте вышла на второе после радиоперехвата место15. Приведем в  связи с  этим воспоминания начальника разведки Воронежского фронта И. В. Виноградова: «В ночь на 12 июля противник изменил направление главного удара с  Обояни на Прохоровку. Первоначально это заметил воздушный разведчик. А через 5–6 минут радиоразведка доложила, что танковые дивизии СС „Викинг”, „Великая Германия”, „Мертвая голова” и „Адольф Гитлер” повернули с обоянского направления и  продвигаются в  направлении Прохоровки. Эти данные тут же были доложены командующему войсками фронта генералу армии Н. Ф. Ватутину. В это время он отдавал приказ командующему 5-й танковой армии генералу П. А. Ротмистрову на переброску армии из района Прохоровки на обоянское направление. Получив эти данные и  убедившись в  их достоверности, командующий фронтом отменил свой прежний приказ и обязал П. А. Ротмистрова готовить подчиненную ему танковую армию к встречному сражению с наступающими танковыми дивизиями противника»16 .

Своевременно разгадав планы врага, советское Верховное Главнокомандование сосредоточило в  районе Курской битвы крупные силы, что позволило разгромить противника. Не последнюю роль в этой победе сыграли данные разведки .

Гладков Т. Указ. соч. С. 247 .

Кристофер Э., Гордиевский О. КГБ: история внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева. М.: Nota bene, 1992. С. 322 .

Колпакиди А., Прохоров Д. Указ. соч. С. 315 .

С. М. ЛАНЬКОВА

В 12-й ПРИМОРСКОЙ ПАРТИЗАНСКОЙ БРИГАДЕ

Юности моей матери посвящается .

С осени 1943 г. в  Ленинградской области партизанское движение испытало массовый приток новых бойцов, связанный с  «…началом всеобщего народного восстания советского населения оккупированных районов… И скрытое в  течение двух с  половиной лет сопротивление народа захватчикам вылилось в открытую борьбу» — так охарактеризовал этот этап партизанского движения секретарь Ленинградского обкома партии Михаил Никитич Никитин в  газете «Ленинградский партизан» от 15 апреля 1944 г. Ко времени освобождения ленинградского региона от оккупантов в области действовало тринадцать партизанских бригад, многие из них приняли активное участие в разгроме врага зимой и весной 1944 года, сражаясь вместе с частями Красной Армии .

12-я Приморская партизанская бригада (12ППБ) была создана приказом Ленинградского штаба партизанского движения от 15 декабря 1943 г. в целях расширения боевой и  разведывательной деятельности в  интересах Ленинградского фронта, контроля и  срыва железнодорожных перевозок на Варшавской и  Балтийской железной дороге (на участках Нарва  — Красногвардейск (Гатчина) и  Кингисепп  — Гатчина  — Сиверская), а  также для защиты населения от угона в  фашистское рабство. Личный состав  — 889 человек .

Командир бригады  — Александр Адольфович Ингинен, комиссар  — Георгий Иванович Мосин, начальник штаба  — Александр Иванович Трубников, заместитель комбрига по разведке  — Александр Павлович Павлов. В бригаду вошли несколько отрядов Волосовского, Кингисеппского и  Осьминского районов, а  также отряд А. И. Трубышева, ранее воевавший в составе 9-й Ленинградской партизанской бригады (9ЛПБ), сформированной еще в марте 1943 г .

из сланцевских, гдовских, лужских и  осьминских партизан под командованием комбрига Ивана Герасимовича Светлова и  комиссара Ивана Дмитриевича Дмитриева .

Комбриг 12ППБ А. А. Ингинен писал: «К этому времени в тылу у  врага была освобождена от оккупантов территория, где размещались четыреста семьдесят деревень. Комбриги распределили, где какая бригада расположится. Нашей бригаде выпали деревни вдоль реки Луги: Загорье, Дубо, Заозерье, Ликовское, Данилово и другие»1. Место базирования 12ППБ  — севернее деревни Данилово, зона боевых Ингинен А. А. «Буран» действует. Л.: Лениздат, 1976 .

действий — полностью Кингисеппский, Осьминский и Волосовский районы. В деревне Ликовское произошло формирование бригады, которую разбили на шесть отрядов. К январю 1944 г. численность бригады увеличится до тысячи двухсот человек, но структура бригады уже не изменялась .

В леса под защиту партизан пришли жители деревень Княжево, Раково, Рабитицы, Ухоры, Веденской. Для них партизаны нашли удобные и малодоступные районы, где можно было разместить гражданское население. Срочно вырыли и утеплили землянки, сделали загоны для коров, лошадей. Всего партизанами было создано два крупных лагеря — Введенский и Ухорский. Узнав о существовании лагерей гражданского населения, фашисты направили туда свои карательные отряды, но потерпели разгром от боевых действий партизан 9ЛПБ и 12ППБ. А из лесных лагерей гражданское население партизанам отправляло сшитое ими теплое обмундирование .

Разведке в  партизанских бригадах придавалось первостепенное значение. Она не только обеспечивала данными командование бригад, но и  часто выполняла конкретные задания армейских и  фронтовых штабов. Самым надежным источником информации являлось население Ленинградского партизанского региона. Недаром английские военные историки Ч. О. Диксон и О. Гейльбруни в книге «Коммунистические партизанские действия» писали: «Никто не смог ни в какой другой войне создать такую огромную разведывательную сеть в столь обширном районе оккупации, как это было во время германской кампании». По этому поводу комбриг А. А.

Ингинен писал:

«Партизанские разведчики уточняли силы противника, их численность и  боеспособность. Выясняли, где расположены штабы врага и их возможные перемещения. Узнавали, какова система обороны, где находятся аэродромы и сколько там самолетов, где и какие размещаются склады и как они охраняются. Мосты, переправы, дороги — все интересовало штаб. Наша авиация бомбила врага, исходя из данных, передаваемых нами. Фронт, готовившийся к наступлению, благодаря партизанам знал почти все, чем располагал противник. Фашисты не могли укрыться от всевидящего партизанского ока: теперь нас было много, и связь со штабом была налажена отлично. И конечно, это не могло устраивать гитлеровцев, поэтому они сделали несколько попыток расправиться с партизанами»2 .

В разведку отбирали самых инициативных, волевых, храбрых и выносливых бойцов и командиров. Особенно тяжело было женщинампартизанкам. «В числе одного миллиона партизан и  подпольщиков Ленинградский партизан. 1944. 24 марта .

всех партизанских районов страны сражалось не менее 185 тысяч женщин»3. Были девушки и  в  12ППБ. С бойцами 9ЛПД в  12ППБ пришли и две двадцатилетние девушки-разведчицы, комсомолки, которые дружили еще со школы в деревне Монастырек: Раиса Краснова и Галина Румянцева. Свои медали «За отвагу» (эта медаль особо ценилась среди фронтовиков, поскольку ею награждали исключительно за храбрость, проявленную в бою) девушки получили за операцию по разгрому гарнизона железнодорожной станции Вервянка .

К тому времени фашисты усилили свои гарнизоны в  Большом Сабске, Яблоницах, Веймарне, Волосове, Кингисеппе. В планы 12ППБ входило уничтожение этих опорных пунктов врага. Вот как описывает эту операцию комбриг А. А. Ингинен: «…отряду Мансура Фахрустдиновича Халитова поручено разгромить гарнизон станции Вервянка. Прежде чем приступить к  операции, командир отряда отправил в район станции разведчиц Раису Краснову и Галину Румянцеву. В деревне Вороново, недалеко от Вервянки, девушки разузнали все, что требовалось: состав гарнизона, какие и  где огневые точки, охраняется ли железная дорога только в  районе железнодорожной станции или часовые патрулируют вдоль всего полотна, как часто они меняются .

Девушки вернулись в отряд и доложили результаты разведки .

Нападение на Вервянку решено было провести ночью. Возглавлял операцию смелый человек, командир роты Николай Иванович Гладилин. Раиса Краснова сама вызвалась незаметно провести отряд к станции Вервянка, хотя могла остаться отдыхать в штабе после выполнения разведзадания. Вервянка была взята в кольцо. Партизаны забросали станцию гранатами. Фашисты в  ответ начали стрельбу .

На помощь гарнизону на дрезинах подоспел еще один отряд гитлеровцев. Это, вероятно, были охранники дороги, находившиеся не в  самой Вервянке, а неподалеку. Бой продолжался, пока все гитлеровцы не были уничтожены»4. Вот как описывала эти события Р.

Краснова в  своей статье «Рассказ разведчицы» в  газете «Ленинградский партизан»5:

«В конце ноября 1943 года мне с подругой Румянцевой был дан приказ — узнать о численности и вооружении немецкого гарнизона, расположенного на железнодорожной станции Вервянка. Путь предстоял далекий и опасный. Шли мы несколько часов по лесам и болотам .

Фрейдзон М. М. Репортаж из-за линии фронта. Партизанская война в Ленинградском партизанском регионе (1941–1944 гг.). М.: Русь. 2010 .

Ингинен А. А. Указ. соч .

Ленинградский партизан. 1944. 24 марта .

Наконец, свернули в деревню Вороново. Здесь у нас был верный товарищ. Через него получили мы нужные сведения .

Вернулись в деревню Дубоем. Здесь нас встретили разведчики отряда Трубышева. Вместе с ними без отдыха прошли еще километров тридцать. Чтобы быстрее вернуться в отряд, мы с подругой, не ожидая проводников, пошли по дороге, заминированной партизанами .

Прошли благополучно .

В деревне находилась рота тов. Халитова. В эту ночь она готовилась провести налет на ст. Вервянка. Изложив командованию полученные сведения, я изъявила желание идти проводником на станцию .

До железнодорожной станции было около 15 км. Преодолев болота и валежник, мы вышли на окраину станции .

Окружив здания, в которых находились гитлеровцы, партизаны по сигналу командира забросали их гранатами. На станции открылась оживленная стрельба. Трассирующие пули прорезывали темень ноябрьской ночи. Операция была удачной, вражеский гарнизон был перебит .

Обратный путь был еще труднее. Мороз сковывал мокрое платье, затруднял движение. Немцы бросили за нами крупный отряд солдат .

Началось преследование. Один из партизан отставал и  не мог продолжать путь. Я взяла его винтовку и, подбадривая, вела за товарищами .

…Вспоминается другой эпизод  — разведка вражеского гарнизона в  Кингисеппе и  железной дороги в  районе этого города. Путь был сложный и опасный. Но мы его преодолели и задание выполнили .

Возвращаясь, наша группа зашла в одну деревню. На улице я наткнулась на немецкого офицера, стоявшего у  легковой машины. Офицер увидел меня и, подойдя вплотную, ударил пальцем по носу, сказав пришептывая: «Курносая». Я вспыхнула от гнева, но прикинулась безразличной. Как только офицер ушел, мои товарищи выскочили из-за угла, и все мы сели в машину. Вслед за нами трещали немецкие выстрелы .

Однако нам удалось избежать погони» .

Позже, в 1944 г., в передовице газеты «Ленинградский партизан»6, посвященной 12ППБ, будет сказано: «Налеты на железнодорожные станции Вервянка, Тугалы, Веймарн войдут в  историю бригады как выдающиеся образцы крупных боевых операций» .

Чтобы дела партизан стали известны всей бригаде и  населению, живущему на освобожденной ими территории, с  конца 1943 г .

12ППБ выпустила пять номеров газеты «Народный мститель». Она печаталась в  походной типографии «Лилипут» вместе с  листовками Фрейдзон М. М. Указ. соч .

и  сводками Совинформбюро. Тираж ее составлял 300 экземпляров .

Формат издания был небольшим, чтобы удобнее читать, а главное — легче доставлять в деревни и села. Газеты и листовки, быстро откликавшиеся на события в  районе, распространялись как среди партизан, так и, главным образом, среди населения .

С очередным заданием по распространению свежих газет и  листовок вечером Раиса Краснова зашла в  одну деревню, которая, по имевшимся сведениям, была свободна от фашистов. Постучалась в  крайний дом, но старая женщина, не открывая двери, отправила ее в  дом старосты. Когда Раиса вошла к  старосте, объяснив, что идет к знакомой девушке в следующую деревню, и назвала фамилию девушки, действительно жившей там, староста тихо вывел ее в сени и  сказал, что в  его избе спят немцы, а  ее знакомую с  семьей недавно расстреляли, так что ей самой срочно надо домой возвращаться .

А свежие газеты забрал у нее и засунул за трубу. Она тихо выскользнула на улицу и завернула в проулок. К ее удивлению, в проулке стояла немецкая легковая машина без охраны. Внутри она заметила портфель. Быстро вернувшись в  отряд, доложила про немцев в  деревне и про машину. Ее расспросили, что изображено на номере машины (там обычно фигурки зверей и цифра наносились). Опытные разведчики по ее донесению определили, что это штабная машина, поэтому партизаны быстро собрали боевую группу, которая отправилась к деревне. Оттуда зазвучали очереди и взрывы гранат, как видно, немцы заметили партизан. Позже Раиса узнала, что портфель, который содержал важную боевую информацию о  противнике, удалось захватить и  передать в  ЛШПД, а  ее саму представили к  награде медалью «Партизану Великой Отечественной войны» 1-й степени .

Не все операции проходили бескровно. В первый период партизанской войны самым страшным для партизан было ранение или болезнь. Медикаментов почти не было, лечили себя сами. В 12ППБ уже была хорошо налаженная санитарная служба, которую возглавлял Александр Григорьевич Гришин, который был в партизанах с 1 июня 1942 г. Имелся свой госпиталь, где работали квалифицированные врачи, сестры и другой медицинский персонал. Через партизанский госпиталь за весь период действия 12ППБ прошло пятьдесят пять раненых партизан. Смертельных исходов было только два. Остальные партизаны поправились и  вернулись в  строй. Благодаря отличной санитарной службе в бригаде не было случаев инфекционных заболеваний. Гришин и другие врачи и сестры лечили также сотни местных жителей, ведь кроме них некому было оказывать населению медицинскую помощь. Так как теперь у бригады была регулярная связь с советским тылом и свой аэродром, где постоянно принимали самолеты, то тяжелораненых в бригадном госпитале не оставляли .

В результате боевых действий суммарно 12ППБ подорвала 1514 рельсов, 8000 м железнодорожного полотна, три железнодорожных моста, одну станцию, уничтожила 7000 м проводной связи. По другим источникам, было вырезано более 12 км телефонно-телеграфных линий связи, пущено под откос 12 военных составов (выведены из строя 12 паровозов и разбиты в щепки 120 вагонов с военными грузами), направлявшихся на Ленинград. Только с 15 по 30 января взлетело в воздух около 2 тысяч железнодорожных рельсов. Работа Балтийской железной дороги была приостановлена. Но в  распоряжении врага оставались грунтовые дороги. Партизаны бригады взяли под контроль и  удерживали до подхода частей Красной Армии грунтовые дороги Ивановская — Сланцы, Сабск — Осьмино и др. Интересно отметить, что широко используемый в  литературе термин «рельсовая война»

происходит от кодового названия операции с 3 августа по 15 сентября 1943 г. «Рельсовая война (РВ)». А следующим наименованием операции советских партизан с 19 сентября по 1 ноября 1943 г. по выводу из строя железнодорожных коммуникаций противника на оккупированных территориях страны было «Концерт». Причем партизаны направляли свои удары не столько на подрыв рельсов, сколько на вывод из строя труднозаменяемых железнодорожных стрелок .

На стыке сорок третьего и  сорок четвертого годов, ко времени освобождения Ленинградского региона от оккупантов, армия ленинградских партизан состояла уже из тринадцати бригад общей численностью около 35 тыс. человек. Они приняли активное участие в разгроме врага зимой и весной 1944 г., сражаясь вместе с частями Красной Армии. Размах и  эффективность этого взаимодействия не сравним с другими наступательными операциями Красной Армии .

Начальник штаба партизанского движения М. Н. Никитин докладывал члену Военного совета Волховского фронта генерал-лейтенанту Т. Ф. Штыкову: «Отряды 12-й Приморской бригады, заняв крупные населенные пункты, переправы в тылу противника на оборонном рубеже река Луга  — село Ивановское, Б. Сабск, Костятино и многие другие населенные пункты Кингисеппского, Волосовского, Осьминского районов, контролируют большую часть территории этих районов. С приходом наступающей 68 СД под командованием т. Лещенко партизаны и население быстро восстановили для совместных действий с  наступающими частями Красной Армии разрушенные мосты через р. Луга, Долгая, Саба, Самро…» .

Парализовав Балтийскую железную дорогу, а  также шоссейные и проселочные дороги, партизаны 9ЛПБ и 12ППБ не допустили подхода к  линии фронта вражеских оперативных резервов. 27 января 1944 г. Красная Армия заняла Волосово. 12ППБ вместе с  9ЛПБ участвовала 1 февраля 1944 г. в  освобождении города Сланцы и, преследуя фашистов, дошла до Эстонии. И только на следующий день в  Сланцы вошли наши регулярные части. Особенно сложным было освобождение станции Плюсса. Общий штурм Плюссы состоялся 18 февраля, когда совместные действия 6ЛПБ (командир В. П. Объедков, комиссар В. Д. Зайцев), 9ЛПБ и  четырех отрядов 12ППБ (в общей сложности около 6 тысяч человек) были поддержаны подоспевшими частями Красной Армии. Первым военным комендантом Плюссы был назначен командир отряда 6ЛПБ В. А. Печкуров .

К середине февраля с наступавшими советскими войсками соединились шесть партизанских бригад, к концу месяца — все тринадцать .

Ущерб, нанесенный врагом, был огромен. В одном лишь Волосовском районе Ленинградской области гитлеровцы уничтожили свыше 3000 жилых домов, более 4000 надворных построек, 250 скотных дворов, 37 школ, 23 клуба, 2 больницы, 40 магазинов. Но самое тяжелое было то, что они угнали в рабство 20 с лишним тысяч человек. В районе оставалось всего 11 500 человек из 50 с половиной тысяч живших здесь до войны, предстояло восстанавливать промышленность, сельское хозяйство, советские, партийные организации, поднимать из руин все, что было уничтожено во время фашистской оккупации .

В конце февраля партизанские бригады получили приказ следовать пешим маршрутом к  Ленинграду (через Гатчину и  Красное Село). Сдав оружие, с  воодушевлением и  огромным подъемом партизанские колонны одна за другой входили в Ленинград: 1 марта — 2ЛПБ им Н. Г. Васильева, 6ЛПБ, 9ЛПБ, 11ЛПБ и три отряда 12ППБ, которые были отозваны с  фронта: А. В. Исакова, Г. И. Панкратова и  А. М. Попова (среди них были и  девушки-партизанки Раиса Краснова и  Галина Румянцева); а  6 марта вошла наиболее крупная бригада — 5ЛПБ. Были торжественные митинги, награждения, встречи на предприятиях. Затем часть партизан была направлена в  действующую армию, а другие вернулись к мирной жизни — ее ведь тоже кто-то должен был уже налаживать. Восемьсот бойцов 12ППБ влились в воинские подразделения, пошли громить врага дальше — под Псковом, в Карелии, Эстонии .

12ППБ был посвящен весь выпуск газеты «Ленинградский партизан» от 24 марта 1944 г. «Рожденная в  боях за Ленинград»  — эти слова, набранные крупным шрифтом, открывают первую страницу .

В передовой статье говорится: «Гордые достигнутым, гордые тем, что с  честью выполнили свой долг перед Родиной, пришли партизаны 12-й Приморской бригады в Ленинград. По улицам и проспектам города-героя они пронесли свои боевые знамена как символ победной славы». Это был один из счастливейших дней для партизан 12ППБ .

Прошло много лет, ушли из жизни многие бывшие партизаны. Но оставшиеся по-прежнему несут «боевое дежурство» в  школах, гимназиях, лицеях, воспитывая молодежь в патриотических традициях .

Каждый год перед 9 Мая ветераны-партизаны 12ППБ традиционно встречались в школе № 268 Невского района Санкт-Петербурга, в которой существует школьный музей Боевой славы 12ППБ и  9ЛПБ, созданный еще 13 декабря 1982 г. при активном участии ветерановпартизан. Но в  последние лет восемь по состоянию здоровья Раиса Федоровна Ланькова (Краснова) посещает «Уроки мужества» в школе № 534 им. Героя России Тимура Сиразетдинова Выборгского района, расположенной в  ее микрорайоне. Сейчас в  группе ветеранов 9-й и 12-й партизанских бригад осталось в живых трое. В начале 2013 г. в  Выборге скончалась подруга и  партизанская соратница Р. Ф. Ланьковой Галина Ивановна Румянцева .

Г. А. МОХОРОВ, доктор исторических наук, профессор 1943 ГОД: ИСТОЧНИКИ ПОПОЛНЕНИЯ

ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АPМИИ

Попытка фашистской Германии сокрушить в  1942 г. Советский Союз, уничтожить его вооруженные силы, как и «блицкриг» 1941 г., закончилась полным крахом. Количественное и  качественное соотношение сил на советско-германском фронте на земле и  в  воздухе изменилось в пользу Красной Армии. Начальник генерального штаба сухопутных сил Германии генерал Ф. Гальдер вынужден был признать, что все больше и больше ощущается «постепенное истощение наступающих немецких войск» .

Однако война продолжалась, предстояли ожесточенные сражения, тем не менее ход ее был уже предопределен. В этот период Государственный Комитет Обороны (ГКО) поставил задачу добиться коренного перелома и вырвать у врага стратегическую инициативу .

При подготовке войск к  переходу в  решительное наступление в  тылу страны проводились крупные мероприятия по накоплению и мобилизации материальных и людских ресурсов, соответствующей подготовке и своевременному направлению их на восполнение боевых потерь действующей армии, а  также на укомплектование стратегических резервов Ставки ВГК. Как свидетельствуют документальные источники, решение этой задачи давалось нелегко. За первые полтора года общие безвозвратные и  санитарные потери личного состава Советских Вооруженных Сил составили 11 843 тыс. человек1 .

Следовательно, мобилизационные возможности страны были значительно утрачены. Кроме того, имели место по разным причинам серьезные просчеты и упущения в работе военно-мобилизационных органов по организации учета всех военнообязанных запаса и  призывников, годных к службе в армии .

Высшее руководство государства вынуждено было учитывать реальные источники пополнения фронта и  изыскивать самые многообразные формы использования имеющихся людских резервов .

С учетом опыта и уроков первого периода войны теперь новые контингенты готовились не тогда, когда они требовались в неотложном порядке, а планомерно с расчетом на перспективу .

В связи с  этим были уточнены функции Главного управления формирования и  укомплектования войск Красной Армии Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание. М.: Вече, 2010. С. 59–61 .

(Главупраформа). В апреле 1943 г. было введено новое Положение о Главупраформе2. В соответствии с положением на него возлагалась разработка учетно-мобилизационных мероприятий по планам, утвержденным ГКО по представлению Генштаба, а также контроль над работой, проводимой военными округами по мобилизациям и призывам в Красную Армию. Оно курировало обучение пополнения для действующей армии в запасных и учебных частях военных округов, выполнение нарядов по укомплектованию курсантским составом военных училищ по заявкам соответствующих главных управлений НКО. Главупраформ также руководил укомплектованием и  формированием частей и соединений, оказывая помощь военным округам в  формировании специальных частей и  соединений, принимал от округов готовые формирования и  сдавал их перед отправкой представителям фронтов и армий, отвечал за своевременную подготовку и отправку маршевых пополнений в действующую армию3 .

В целях улучшения комплектования и использования обученных пополнений все вопросы комплектования и создания обученных резервов для всех родов войск были сосредоточены в его ведении4 .

С октября 1943 г. направление пополнения из запасных и  учебных частей фронтам для всех родов войск, а  также для новых формирований и  доукомплектование соединений и  частей, выводимых в  резерв Ставки ВГК, стали производиться только распоряжением Главупраформа. Планы этих мероприятий утверждались Верховным Главнокомандующим. Для объединения руководства подготовкой резервов и  улучшения боевой подготовки учебных и  запасных стрелковых частей в военных округах Главное управление Всевобуча было передано в  подчинение военного совета Главупраформа Красной Армии. Были созданы единое управление инспектирования и боевой подготовки, а также единое управление запасных и учебных стрелковых частей5 .

Все эти мероприятия позволили существенно улучшить практическую работу по мобилизации людских резервов, укомплектованию и формированию запасных и учебных частей, подготовке необходимых для фронта пополнений в системе Всевобуча .

В декабре 1942 г. было принято постановление Государственного Комитета Обороны, в  котором определялись конкретные меры по восполнению потерь на фронте с целью сохранения боевого состава Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 4. Оп. 11. Д. 75 .

Л. 636–640 .

РГВА. Ф. 4. Оп. 11. Д. 75. Л. 637–638 .

Там же. Ф. 4. Оп. 11. Д. 76. Л. 200 .

Там же. Л. 210 .

и некоторого повышения численности Советских Вооруженных Сил, гарантировавших наращивание боевых действий войск на всем советско-германском фронте6. Это постановление стало фактически программным документом в  деятельности центральных и  местных государственных и военных органов власти по проведению военномобилизационных мероприятий и подготовке военнообязанных к защите Родины в сложившейся обстановке на данном этапе войны .

Новым было то, что призыв на военную службу мужчин в 1943 г .

проводился в два этапа. В январе — призывники, не работающие на предприятиях наркоматов боеприпасов, вооружения, авиационной и  танковой промышленности, черной металлургии, угольной и  нефтяной промышленности, электростанций, а  в июне–июле  — все занятые на работе в перечисленных наркоматах после их замены негодными к  военной службе и  нестроевыми. Общий объем призыва составлял 974,5 тыс. человек7 .

Весь призывной состав 1925 г. рождения, кроме 100 тыс. человек, направленных на Дальневосточный и Забайкальский фронты для замены убывающих на западные фронты, сосредоточивался в военных училищах, спецшколах, запасных частях для шестимесячного обучения. При этом категорически запрещалось досрочное направление их на доукомплектование частей действующей армии. Одновременно с этим была развернута работа по выявлению и постановке на списочный учет граждан мужского пола 1926 г. рождения .

К сентябрю 1943 г. в девяти военных округах и пяти фронтах было приписано к призывным пунктам 946,4 тыс. человек, годных к строевой и нестроевой службе8. Следует заметить, что большую часть призывников поставлял Московский военный округ (МВО). Так, например, из 3691 тыс. граждан СССР 1923–1925 гг. рождения в МВО было приписано 667 тыс. человек, преобладающая часть из них была признана годной к военной службе и призвана в армию9 .

Среди основных военно-мобилизационных мероприятий ГКО и  Наркомата обороны особое место занимало изыскание дополнительных людских ресурсов для укомплектования соединений и  частей вооруженных сил. С этой целью проводились регулярные проверки работы военных советов и местных военкоматов по вопросам изучения, накапливания и мобилизации неиспользованных людских ресурсов. Так, проведенные в  начале 1943 г. проверки военкоматов Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО) РФ. Ф. 56. Оп. 12234 .

Д. 160. Л. 50–53 .

ЦАМО. Ф. 56. Оп. 12234. Д. 160. Л. 79–84 .

Там же. Д. 176. Л. 81 .

Там же. Ф. 12а. Оп. 11577. Д. 52. Л. 118 .

Челябинской, Омской, Горьковской, Пензенской, Саратовской, Сталинградской и других областей выявили многочисленные факты грубого нарушения учета военнообязанных запаса и  допризывной молодежи. Штабы военных округов не контролировали деятельность соответствующих работников военкоматов и местных советов по выявлению потенциально имевшихся региональных мобилизационных ресурсов, в результате чего десятки тысяч мужчин, годных к нестроевой и даже к строевой службе, исключались с учета. Только в Уральском, Сибирском и Московском военных округах среди списанных насчитывалось до 15% подлежащих призыву в армию10 .

В июне 1943 г. была проведена повсеместная проверочная регистрация всех военнообязанных запаса и призывников, а также военнослужащих, находившихся в отпусках по болезни. В ходе этой работы была значительно укреплена военно-учетная дисциплина, выявлено большое число военнообязанных граждан, значительно пополнивших мобилизационные резервы. Так, свыше 55 тыс. человек нестроевых старших возрастов заменили годных к  строю военнослужащих в автобронетанковых, артиллерийских и противовоздушных войсках .

Одновременно были пересмотрены ранее предоставленные отсрочки от мобилизации. В итоге освобождалось для военной службы около 200 тыс. человек, годных к строю, в возрасте до 40 лет, за исключением лиц, работавших на оборонных заводах .

Определенное значение для удовлетворения потребностей фронтов имели мероприятия по сокращению численности Советских Вооруженных Сил и  соблюдению штатной дисциплины. По решению ГКО, летом 1943 г. штатная численность вооруженных сил сокращалась с  13 394  724 до 12 053 759 человек11. Так, списочный состав Военно-Морского флота, войск ПВО страны, Дальневосточного и  Забайкальского фронтов уменьшался на 485 тыс. человек .

Сокращению подлежали целые части и подразделения во всех округах и родах войск .

Это мероприятие было обусловлено следующими обстоятельствами: во-первых, действующая армия в  нараставшем количестве насыщалась новыми видами боевой техники и  оружия и  в  достаточном количестве подготовленным пополнением, что обеспечивало неуклонный рост превосходства Красной Армии в  численности войск и  вооружении над армией Германии; во-вторых, постоянно накапливался боевой опыт командного состава и  войск; в-третьих, тыловые части и  учреждения были укомплектованы значительным РГВА. Ф. 4. Оп. 11. Д. 75. Л. 628–635 .

См.: Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941–1945 гг .

М.: Воениздат, 1961. С. 507 .

количеством боеспособного личного состава, большое число строевых офицеров и  солдат находилось в  управленческом аппарате .



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«КОММЕНТАРИИ Предлагаемое издание призвано споспешествовать нынешнему поко лению филологов русистов — историков русской литературы конца XIX— начала XX века — в изучении творческого пути одного из...»

«“Контроль и руководство”: литературная политика советской партийной бюрократии в 20-х годах. В западной и российской историографии последних лет воцарилось полное согласие о том, что в 20-х годах в Советском государстве была построена система всеохватывающего идеологического контроля. Как правило, в качестве пра...»

«11 гъ ЯФЗПЫЭ-ЗПМЛЪРЬ и.цц.аыгм1вь зьимилфр )1 ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР ^шаш1ча!|ш1]шБ ^^штр^шбСкг № 3, 1956 Общественные науки О первом томе Русско-армянского словаря Руоско-армянская лексико...»

«К О М ИТ А С И М И Р О В О Е М У З Ы К А Л Ь Н О Е ИСКУССТВО Г. Ш. Г Е О Д А К Я Н О творчестве и личности Комитаса существует обширная и во многом ценная литература. Знакомство с ней дает возможность проследить историческую эволюцию взглядов на роль и значение Комитаса. К а ж дое поколение с...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГУБЕРНАТОРА ПЕРМСКОГО КРАЯ ДЕПАРТАМЕНТ ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРМСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ОТДЕЛ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ФГБОУ ВПО "ПЕРМ...»

«Любовь Дмитриевна Блок КЛАССИЧЕСКИЙ ТАНЕЦ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Издательство "Искусство" 1987 г. ББК 85.335.42 Б 70 Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина Редакцио...»

«Социальная история отечественной науки и техники А. Б. КОЖЕВНИКОВ ИГРЫ СТАЛИНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В СОВЕТСКОЙ НАУКЕ: 1947-1952 гг.* От редакции Наш журнал продолжает знакомить читателей с историей широкомасштаб...»

«СВЯЗЬ ВРЕМЕН Г. П. ГРЕБЕННИК МИФ, АНТИМИФ И АНЕКДОТ В САКРАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ИДЕОЛОГИИ В статье анализируетcя подрыв советской идеологической мифологии на уровне сакрального . Уровень сакрального – это уровень, где расположена корневая...»

«Д.А. Комиссаров СЮЖЕТ О ПЕРВОЙ МЕДИТАЦИИ В БУДДИЙСКОЙ АГИОГРАФИИ Cтатья посвящена сюжету о первой медитации Будды, как он представлен в литературе различных школ буддизма. В западной индологии господствует мнение об историчности данного сюжета. Однако сравнительный анализ всех его сохранивши...»

«ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ СЕМАНТИКА 1. Цель освоения дисциплины Представить студентам теорию, методологию и методику учения о значении и смысле.2. Место дисциплины в структуре ОПОП Дисциплина "Теоретическая семантика" о...»

«УДК 94(4201.01 ОТНОШЕНИЕ К ОТШЕЛЬНИКАМ В КОНТЕКСТЕ ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ АНГЛИЙСКИХ ЦЕРКОВНЫХ АВТОРОВ РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ Проблемы восприятия окружающ его пространства средневеко­ выми авторами относятся к числу актуальных для историков сознания сегодня. В иерар...»

«ГРУППОВЫЕ ЭКСКУРСИИ к круизу "Золотая Ривьера и Адриатика" на лайнере Crown Princess 5* LUX 15 дней / 14 ночей с 28 июля по 11 августа 2018 года 27 Июля – Вечерние Афины + традиционный у...»

«СЕРИЯ "КОГНИТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ЭМПИРИЧЕСКИЙ ОПЫТ" ФЕНОМЕН ЕВРЕЙСТВА КАК ЗАГАДКА ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ ВЫПУСК ПЕРВЫЙ ПОД РЕДАКЦИЕЙ ПРОФЕССОРА В.А. ЧИГИРЕВА Санкт-Петербург УДК 332.856:339.138(075.8) ББК 65.422.5-2я7...»

«УДК 654.19 (091) ПЕЧАТНАЯ ПРОПАГАНДА И АГИТАЦИЯ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ НАКАНУНЕ И В ПЕРИОД КУРСКОЙ БИТВЫ © 2011 А. Р. Бормотова канд. ист. наук каф. истории России e-mail: bormotova_a@mail.ru Курский государств...»

«005005996 Симонов Александр Николаевич История канонизации русских святых в конце XVII первой четверти XVIII в. Специальность 07.00.02 Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук 2...»

«ГОЛИКОВА АННА АНАТОЛЬЕВНА ИЗОБРАЖЕНИЕ ПРОСТРАНСТВА В СРЕДНЕВЕКОВОЙ АЛЛЕГОРИЧЕСКОЙ ПОЭМЕ ("ПСИХОМАХИЯ" ПРУДЕНЦИЯ И "РОМАН О РОЗЕ" ГИЙОМА ДЕ ЛОРРИСА И ЖАНА ДЕ МЕНА) Специальность 10.01.03 литература народов стран зарубежья (европейская и американская литература) АВТОРЕФЕРАТ д...»

«К 50-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ АЛЕКСАНДРА КОЙРЕ От редколлегии. В сентябре 2014 г. в Институте философии РАН состоялось заседание Круглого стола на тему "Современное значение идей Александра Койре". Круглый стол, приуроченный к 50-летию со дня смерти французского мыслителя, был организован секто...»

«Людмила Михайловна Мартьянова Легенды и мифы о растениях. Легенды Древнего Востока, языческие мифы, античные предания, библейские истории Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6706742 Л.М. Мар...»

«Ганишина Ирина Сергеевна Концепция и методология психологической профилактики наркотической зависимости личности 19.00.01 – Общая психология, психология личности, история психологии Автореферат диссертации на...»

«прот. Владимир Швец АГИОГРАФИЯ КИРИЛЛА СКИФОПОЛЬСКОГО "Рука, державшая перо, со временем истлеет, но написанное живет вечно." С лова д ревнего ка ллиг ра фа В се время своего сознательного бытия и интереса к изучению богословского наследия за многие век...»









 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.