WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 


«ОПЫТ ПОЛЕВОЙ РАБОТЫ В ХОРВАТИИ В 2016 г. К истории вопроса. В г. Задаре (хорв. Zadar, ит. Zara, лат. Iadera) (Далмация, Республика Хорватия) до настоящего времени ...»

А.А. Новик 

АРБНЕШИ ЗАДАРА:

ОПЫТ ПОЛЕВОЙ РАБОТЫ В ХОРВАТИИ В 2016 г .

К истории вопроса. В г. Задаре (хорв. Zadar, ит. Zara,

лат. Iadera) (Далмация, Республика Хорватия) до настоящего времени сохраняется этнолокальная группа албанцев — арбнеши

(алб. arbnsh, -t, хорв. Arbanasi). Предки арбнешей, исповедовавшие католицизм, переселились из северных районов албаноязычного ареала (центром которых традиционно был город Шкодра)

в первой половине XVIII в. Миграция была вызвана притеснениями христианского населения со стороны османской администрации. Основным местом поселения арбнешей стал квартал Арбанаси в приморской зоне Задара .

Местами проживания предков нынешних арбнешей, первыми переселившимися на север Далмации, были следующие поселения: Шестан (алб. Shestan), Бриск (алб. Brisk) и Лярья (алб. Larja), находящиеся в районе Шкодранского озера. Вся зона к северу от города Шкодры, населенная албанцами-католиками и албанцамимусульманами, в наше время поделена государственными границами между Албанией и Черногорией. Полоса поселений албанцев, исповедующих христианство и ислам, идет от портового города Улцинь (черн. Ulcinj, алб. Ulqin) на берегу Адриатического моря до берегов Шкодранского озера, самого большого по площади на Балканском полуострове, где располагаются как албанские, так и славянские (черногорские) населенные пункты .

К XVIII столетию все указанные земли входили в состав Османской империи .

Первые десятилетия и даже века турецкого господства на западе Балканского полуострова (начиная с XIV– XV вв.) характеризовались относительной либеральностью центральных властей к покоренным народам: Порта усматривала большую целесообразность в извлечении экономической прибыли от присоединенных территорий. Со временем власть османов упрочилась, и местным властям было предоставлено больше полномочий в управлении землями и народами, входившими в состав Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-324-8/ © МАЭ РАН империи. С населения, исповедовавшего христианство (равно как и иудаизм) собирались высокие налоги и подати (хара дж — налог для немусульман, так называемая «плата за веру»), размер которых зачастую становился не выполнимым для подданных султана .

Паши, аги и беи пытались извлечь максимальную прибыль от взимания налогов. Это вынуждало христиан задумываться о бегстве из Османской империи .

Данную причину переселения предков арбнешей Задара (равно как и арбрешей Италии) указывают, с отсылкой на архивы, практически все историки [Stipeviq 2012: 3]. Другой немаловажной причиной являлась эпидемия чумы, свирепствовавшей на территориях, управляемых турками. Страшная болезнь периодически накрывала разные страны мира, однако в Европе считали, что турецкие власти почти ничего не предпринимают для борьбы с эпидемиями. Подобные слухи способствовали критическим настроениям среди части христиан и подталкивали их к эмиграции .

Третью причину, подтолкнувшую часть албанцев переселиться на север Далмации, указал К. Крстич: в Османской империи был объявлен военный призыв в связи с турецко-персидской войной 1722–1736 гг. Вечный враг Блистательной Порты, шахская Персия вела упорные войны на протяжении десятилетий за господство в Передней и Малой Азии. Спасаясь от рекрутства (в других обстоятельствах христиан не призывали на военную службу), албанцы-католики поспешили переселиться из региона г. Шкодры в г. Зару (славянское название Задар), входившую в Венецианскую республику [Krsti 1987]. Венецианцы сделали все возможное, чтобы облегчить переселение единоверцев из магометанской Турции на север Далмации. Операция по переселению состояла из множества этапов и растянулась на целых семь лет — с 1726 по 1733 г. В транспортировке албанцев-католиков были задействованы венецианские суда .





В Зару прибыло 450 душ переселенцев из региона Шкодры .

Власти предусмотрели выдачу земельных наделов всем бежавшим от османов. На окраине Зары, за городскими воротами, была выделена территория для возведения жилых домов. Важно, что жилье для прибывших было построено за счет венецианского бюджета. Вокруг каждого дома был предусмотрен небольшой земельный участок — для хозяйственных нужд .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-324-8/ © МАЭ РАН Современная ситуация. К вопросу идиома. До настоящего времени сохраняется около 500 носителей арбнешского говора (информация Максимилианы Баранчич) [АМАЭ: Новик 2016 А] .

Большая часть активных носителей идиома — пожилые люди 1940-х годов рождения и старше. В повседневном общении с родными (супругами, родителями, детьми), а также соседями и друзьями они использовали прежде и используют до настоящего времени арбнешский говор. При этом в их речи фиксируется постоянное переключение кодов. При беседе на темы, для которых лексический запас идиома недостаточен, они переходят на хорватский язык. Люди младшего (относительно упомянутого выше) возраста (начиная с 1960-х годов рождения) владеют говором в меньшей степени: как правило, их знания ограничены умением поддержать диалог на бытовые темы, а также способностью порождать несложные тексты (также с незамысловатым сюжетом).

Люди среднего возраста и молодежь (1980-х годов рождения и младше) в большинстве случаев очень слабо владеют идиомом:

обычно их знания ограничены умением понимать арбнешскую речь старших родственников и компатриотов, а также давать краткие ответы на обращения к ним и вопросы. При этом лексический запас родного идиома у арбнешей среднего и молодого возраста является исключительно ограниченным, во многих случаях они заменяют сохраняющиеся в речи старших арбнешские слова хорватской лексикой .

Практически не фиксируется арбнешская речь у детей: во всяком случае, в ходе экспедиционной работы 2016 г. нами не было зарегистрировано ни одного случая, когда по-арбнешски в семье или на улице с друзьями говорили подростки или маленькие дети1 .

Тем не менее ситуация в каждой арбнешской семье исключительно индивидуальна. Так, есть семьи, в которых на идиоме, по свидетельствам наших информантов, говорят постоянно, включая детей. Некоторые представители сообщества, которым около 40 лет, нередко демонстрируют высокую степень владения идиК примеру, у албанцев Украины, предки которых покинули родные края в Юго-Восточной Албании задолго до миграции предков арбнешей Задара, до настоящего времени часть родителей говорит с младенцами по-албански — «чтобы родной язык знали и продолжали» [АМАЭ: Новик 2011 А] .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-324-8/ © МАЭ РАН омом (здесь можно привести пример семьи Эди) [АМАЭ: Новик 2016 А] .

В любом случае, как и в большинстве островных говоров, наблюдается значительная дифференциация владения идиомом различными представителями и отдельными группами этнолокального сообщества — от почти свободного владения до практически полного незнания.

Тем не менее в самом сообществе оценка знания или незнания идиома носит весьма субъективный характер:

нередко владение ограниченным набором лексических единиц и элементарное понимание арбнешской речи на бытовые темы оценивается как знание родного языка, автоматически приводящее к приобщению к своей группе .

Иначе обстоит дело с оценкой владения арбнешским говором представителями сообщества, фиксируемой у окружающего населения. Так, хорваты и представители других этносов, живущие в Далмации, нередко утверждают, что арбнеши «вовсе албанского не знают, используют хорватские слова, дают им только свои окончания», «а так ничего там албанского нет» [АМАЭ: Новик 2016 А]. Сами арбнеши знают такие оценочные суждения их языковой компетенции со стороны окружения, однако главными возражениями в подобных случаях являются следующие: «Мы очень давно здесь живем — многие наши слова забылись», «Когда наши предки сюда переехали, таких понятий не было, поэтому мы и используем хорватские слова», «Все новые реалии мы называем похорватски, откуда нам взять албанские?» [АМАЭ: Новик 2016 А] .

Связь с «той Албанией». К вопросу идентичности. После Второй мировой войны исключительным образом оживился интерес к арбнешам Задара и их говору. В немалой степени этому способствовала научная деятельность таких исследователей, как лингвист Идриз Айети, археолог Александар Стипчевич и др. Научные знания, публикации в периодических изданиях и СМИ вызвали интерес со стороны представителей этнолокальной группы к своим корням, своей исторической родине, албанскому языку .

Новый всплеск такого интереса фиксируется в последнее десятилетие у представителей разных поколений. В свете такого «возрождения этничности» у арбнешей, даже не владеющих говором, фиксируется исключительно устойчивое этнолокальное самосоЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-324-8/ © МАЭ РАН знание — причисление себя к данной группе албанской диаспоры (общее число — около нескольких тысяч) .

В последние годы отмечается и рост внимания к проблемам диаспор и национальных меньшинств со стороны властей: стимулируется изучение этнической истории, идиомов, традиционных культур. В свете такой политики в Арбанаси открыт культурный центр, в котором предполагается преподавание арбнешского говора всем желающим местными активистами и знатоками, а также проведение мероприятий, посвященных культуре арбнешей. Данная инициатива была поддержана администрацией г. Задара, а помещение (одноэтажный дом на центральной площади квартала, напротив главного католического храма — церкви Божьей Матери Лоретской) было подарено местному обществу любителей арбнешского говора и культуры .

Очень подвижным в последние десятилетия является самоотнесение к этнолокальной группе. Как уже было отмечено, в Задаре насчитывается около 500 носителей арбнешского говора .

Практически все они причисляют себя к албанской диаспоре и позиционируют свою албанскую идентичность. Не меньшее число горожан уже не владеют арбнешским говором, однако причисляют себя к данному этнолокальному сообществу. Здесь стоит упомянуть, что в Задаре активно работает «Общество задарских албанцев», многие члены которого (включая и председателя) не говорят по-арбнешски (что вызывает активную критику многих членов сообщества). Однако деятельность данного общества характеризуются высокой активностью: им проводятся многочисленные культурные мероприятия, встречи, собрания .

Как и в большинстве островных диаспоральных групп, среди арбнешей есть значительное число людей, которые целиком и полностью на декларативном уровне позиционируют свою принадлежность к этнолокальному сообществу. При этом владение идиомом не служит главным критерием такого «приобщения» .

Нередки случаи, когда одни из самых видных активистов группы вовсе не говорят на языке, являющимся главным символом и маркером своей этнической идентичности для других представителей группы. При этом фиксируется немалое число арбнешей, которые владеют идиомом (в разной степени компетентности), однако не Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-324-8/ © МАЭ РАН позиционируют свою принадлежность к группе. В основном это члены смешанных семей, в которых изначально представители разных поколений говорили на двух языках — арбнешском и хорватском (либо каком-нибудь другом), но представители младшего поколения (дети), усваивая оба языка в той либо иной мере, выбирали самоидентификацию с ориентиром на кого-нибудь из родителей .

Также насчитывается немалое число жителей Задара и округи, у которых арбнешами были не родители или кто-нибудь один из них, а дед или бабка либо прадед или прабабка. В этом случае приобщение себя к этнолокальной группе албанцев исключительно индивидуально и всегда имеет определенные доводы и резоны .

Кому-то нравится быть «не таким», как окружающее большинство, кому-то важно сохранить «албанский род», кто-то усматривает очевидную «экзотику» в таком выборе самоидентификации (ответы наших информантов демонстрируют значительную вариативность) [АМАЭ: Новик 2016 А] .

Не менее значимый факт, фиксируемый при изучении албанской диаспоры в Задарской жупании — это нежелание части местного населения, имеющего арбнешские корни, каким-либо образом соотносить себя с данной этнолокальной группой. Так, в ходе экспедиционных исследований 2016 г. нами у двадцатилетней девушки, родом из села общины Свети-Филип-и-Яков, обучающейся в настоящее время в университете г. Риеки, был записан следующий нарратив: «У меня вообще-то бабушка родом из Арбанаси, из Задара. Она албанка. Я слышала, как она все время говорила по-албански. Но я его, язык этот, не знаю. И знать не хочу .

Я хорватка. А языки — это не мое, ух, не мое! Я кроме хорватского, никакой язык не знаю. Все английский теперь учат, а я не могу .

Мне сложно. Я на математика учусь. Буду учительницей математики. Мне это нравится, не с языками» [АМАЭ: Новик 2016 А] .

Подобные суждения присущи немалой части молодого поколения Далмации .

В этих обстоятельствах любые подсчеты числа арбнешского населения Далмации достаточно условны. При неофициальной цифре численности арбнешей в несколько тысяч (из них только около 500 владеет идиомом) мы можем утверждать, опираясь на Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-324-8/ © МАЭ РАН материалы наших полевых исследований, что количество тех, кто имеет албанские корни, достигает в Далмации 3–5 тысяч человек .

В любом случае, при проведении экспедиционной работы в сентябре 2016 г., мы фиксировали арбнешских предков (дедушек, бабушек и проч.) у многих жителей не только Задара и ближайших к нему поселений, но и общин Свети-Филип-и-Яков, Биоград-наМору и др .

Другой важной характеристикой этнолокальной группы арбнешей Задара является следующая. Представители группы, при достаточно интенсивных культурных, образовательных и научных связях с Албанией, Косово, югом Черногории и другими странами, где живут албанцы, практически не имеют контактов с мигрантами новой волны из этих государств. Так, практически в каждом курортном городе Далмации традиционно в последние десятилетия бизнес по продаже мороженого держат албанцы из Македонии. Их кафе и палатки перешли уже ко второму поколению владельцев — от отца к сыну или даже внуку. Однако никаких попыток установить связи либо развивать какие-то отношения с ними арбнеши даже не предпринимали. Возможно, причина этого кроется в конфессиональной принадлежности новых мигрантов: албанцы Македонии исповедуют ислам. Поэтому не фиксируется даже единичных браков между представителями этнолокальной группы арбнешей и приезжими последних лет .

Между тем не отмечается и браков между арбнешами и албанцами-католиками Северной Албании, юга Черногории или Косово. Все эти факты свидетельствуют, скорее всего, в пользу предположения исключительной замкнутости исследуемой группы диаспоры .

Архитектура и урбанистика квартала Арбанаси. С самого момента переселения албанцев на север Далмации сложился архитектурный и урбанистический облик района, в котором они были размещены венецианскими властями. Из архивных документов, хранящихся в Задаре, известно, что архиепископом Змаевичем, приложившим немало усилий для того, чтобы переселение состоялось, албанцам были выделены земли за городской стеной, вдоль Адриатического моря. В первой трети XVIII столетия этот участок находился на достаточном расстоянии от историческоЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-324-8/ © МАЭ РАН го центра города. На средства бюджета венецианские власти на предусмотренных планом территориях возвели дома для переселенцев: практически каждая семья получила жилье безвозмездно .

Каждый дом был окружен небольшим участком под огород и для хозяйственных нужд. Дополнительно каждой семье выделялись земли для ведения сельского хозяйства. Эти пахотные угодья располагались недалеко от квартала, в котором поселились выходцы из региона Шкодры. По замыслам церковных и светских чиновников, такой подход должен был обеспечить мигрантов работой, дать возможность им безбедно сосуществовать, а заодно и способствовать снабжению портового города сельскохозяйственной продукцией. Планам суждено было сбыться. На каменистых почвах, при отсутствии ирригационной системы переселенцы на свой страх и риск создали с годами цветущие нивы и оливковые рощи, позволявшие собирать значительные урожаи овощей и маслин .

Собранный урожай реализовывался на городском рынке, являясь гарантией стабильного снабжения города свежими продуктами, вне зависимости от складывавшейся конъюнктуры в торговле с другими регионами .

Албанские мигранты, успешно развивая овощеводство и сельское хозяйство, очень быстро заняли нишу уважаемых граждан города, имеющих стабильный доход и исправно платящих налоги в управу. Все этапы развития квартала Арбанаси хорошо прослеживаются по архитектуре жилых и общественных зданий, а также по самому урбанистическому облику .

Изначально квартал застраивался типовыми для всего региона Далмации зданиями, стиль которых в научной среде, в искусствоведении получил условное название «адриатическое барокко» .

В действительности его аскетические формы простой геометрики, почти полное отсутствие (а отнюдь не излишества!) любого украшательства, малочисленные декоративные детали очень далеки от помпезного барокко, узнаваемого по обилию «лепоты» даже глазом неискушенного наблюдателя. В качестве строительного материала первые застройщики Арбанаси использовали природный камень, который был востребован в данной местности еще в античную эпоху (из него, к примеру, римляне возвели Форум в Ядере). Жилые дома первых поселенцев в квартале представЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-324-8/ © МАЭ РАН ляли собой небольшие одно- и двухэтажные здания, сложенные из желто-серого камня, с двускатной крышей. Каменными же были и хозяйственные постройки. Небольшая часть возведенных в XVIII столетии домов сохранилась до нашего времени. Арбнеши считают их знаковыми для своего квартала и неизменно показывают гостям .

Со времени переселения сохраняется и планировка улиц квартала: это сеть узких дорог, переулков и тупиков, большинство которых не приспособлено для современного автотранспорта: проехать по ним можно разве что на велосипеде или мотоцикле .

Со временем квартал арбнешей развивался. Богатевшие семьи строили себе большие дома, с верандами, террасами, значительным количеством комнат. Их примеру следовали соседи — фактор престижа действовал безотказно в условиях довольно замкнутой этнолокальной группы .

Современный квартал Арбанаси представляет собой достаточно эклектичную городскую застройку. Здесь встречаются старые дома из природного камня небольших размеров (многие из них находятся в обветшалом состоянии и требуют вмешательства для дальнейшего сохранения). Есть по соседству большие двух- и трехэтажные современные дома, возведенные из кирпича и оштукатуренные. Есть и роскошные виллы, построенные по индивидуальным проектам и не имеющие аналогов в квартале .

Можно увидеть многоквартирные дома малоэтажной застройки, возведенные в годы Югославии. Схожие варианты жилых домов мы можем найти практически в любом районе Задара и в целом на далматинском побережье, но то, что в Арбанаси живут не хорваты, определяется сразу: об ином этническом составе населения сигнализирует цветовая гамма большинства построек .

В Арбанаси соседствуют дома, покрашенные розовой, желтой, сиреневой, ярко-зеленой, голубой краской, а также массой других цветов и оттенков.

В Далмации такое не встречается более нигде:

редкие дома, отели, рестораны имеют здесь яркую окраску стен, в большинстве же архитектурный стиль и урбанистический вид исключительно выдержаны: практически повсеместно доминирует старая архитектура и новострой, чей стиль и оформление тщательно подгоняются под «адриатическое барокко» .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-324-8/ © МАЭ РАН Разноцветные дома Арбанаси находят параллели в подходах к архитектуре, дизайну, оформлению жизненного пространства в землях с албанским населением на западе Балкан — в Албании, на юге Черногории и т.д. Вне сомнения, мы не можем утверждать, что данные традиции сохраняются со времени переселения арбнешей: разноцветные дома получили распространение лишь с изобретением анилиновых красителей и новых подходов к строительству и ремонтным работам. Однако и отрицать очевидный факт — почти идентичные черты в урбанистике и архитектуре у арбнешей Задара и албанцев региона Шкодры — мы не можем .

Возможно, ответ надо искать либо в сохранении в течение длительного времени предпочтений ярких цветов в оформлении жизненного пространства (а также в текстиле, вышивках, декоративно-прикладном искусстве), либо во влиянии информационных связей последних десятилетий: многие арбнеши Задара ездят на экскурсии, участвуют в фестивалях, встречах соотечественников в Албании, Косово и Черногории .

Подводя итоги. Полевая работа у арбнешей Задара сопряжена с множеством трудностей, так как сообщество является исключительно замкнутым для исследователя «со стороны». Чтобы влиться в него и получить необходимую информацию, нужен проводник — человек (или люди), которые считаются авторитетными и своими. Экспедиция 2016 г. благодаря новой методике сбора материала (привлечение членов этнолокального сообщества для работы по конкретным программам и вопросникам) позволила автору зафиксировать новые данные по языку и традиционной культуре арбнешей .

Исследовательским полем антропологии давно являются диаспоры и полиэтничные регионы. Процессы глобализации и «размывания этничности», оказывающие сильнейшее влияние на представителей европейских диаспор, должны стать в наши дни предметом особого внимания .

Источники АМАЭ: Новик 2011 А — Новик А.А. Каракурт–2011. Традиционная культура албанцев, болгар и гагаузов Буджака. Полевая тетрадь. Ксерокопия. Апрель-май 2011 г. // Архив МАЭ РАН. К-1. Оп. 2. № 2039. 100 л .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-324-8/ © МАЭ РАН АМАЭ: Новик 2016 А — Новик А.А. Арбнеши Задара. Хорватия. Полевая тетрадь. Автограф. Сентябрь 2016 г. // Архив МАЭ РАН. К-1. Оп. 2 .

б/н. 30 л .

Библиография Krsti K. Doseljenje Arbanasa u Zadar. Zadar: Mjesna zajednica Arbanasi,

1988. Lib. 3 .

Stipqevi A. Kultura tradicionale e Arbneshve t Zars / prktheu nga kroatishtja Sadri Fetiu. Prishtin: Instituti Albanologjik i Prishtins, 2012 .

XVII, 440 f .

–  –  –

Антропогенная трансформация флоры, в том числе городской, имеет как общие, так и культурно специфичные черты, которые должны быть предметом совместных исследований антропологов, биологов и географов. До недавнего времени флорой городов занимались в основном ботаники. Наибольшую глубину описания имеют города Европы, в первую очередь Англии: книги, посвященные флоре Лондона, выходят с XVI в. В России подобные исследования появились на два века позже. Первой была описана флора Санкт-Петербурга трудами хорошо известного этнографам исследователя «земли Камчатки» С.П. Крашенинникова2 и Г.Ф. Соболевского [Krascheninnikow, Gorter 1764; Sobolewsky 1799] (краткую библ. см. в [Горышина 1991, 2010; Ильминских Благодарю А.А. Оскольского за консультации по ботанической терминологии .

Как и его младший современник Н.Н. Миклухо-Маклай, С.П. Крашенинников умер в 42 года; рукопись его была дополнена и издана Д. Гортером .

–  –  –





Похожие работы:

«ТЕЛЕКИНЕТ 2018 май. # 1(2) УДК 791.43 КазючицМ.Ф. "Дикие предки": с чего начинается родина mkazuchitz@gmail.com Аннотация В статье анализируется анимационный фильм "Дикие предки" английского режиссера Ника П...»

«Александрова Оксана Сергеевна ПОНЯТИЕ УБИЙСТВА, СОВЕРШЕННОГО В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА, В ИСТОЧНИКАХ УГОЛОВНОГО ПРАВА СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА Статья посвящена рассмотрению понятия убийства, совершенного в состоянии аффекта, в источн...»

«Александр Павлович Лопухин Толковая Библия. Евангелие от Матфея ТОЛКОВАЯ БИБЛИЯ или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов Издание преемников А. П. Лопухина Евангелие от Матфея Введение...»

«ПРОГРАММА вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 14.03.06 "Фармакология, клиническая фармакология" История развития фармакологии. Введение в фармакологию Развитие лекарствоведения в России. Роль отечественных ученых в развитии фармакологии..Основоположник отечественной фармакологич...»

«Субъективные заметки о пермской социологии О.Л. ЛЕЙБОВИЧ Оставим будущим историкам общественной мысли искать ответ на вопрос, существовали ли в советской социологии научные школы, или ее теоретическую продукцию составляли собрания бледных оттисков чужих (американских, или французских) текстов, выполненных к тому же на мало пригодн...»

«Любовь Дмитриевна Блок КЛАССИЧЕСКИЙ ТАНЕЦ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Издательство "Искусство" 1987 г. ББК 85.335.42 Б 70 Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина Редакционная коллегия: В. В. Васильев, | П. А. Гусев. В. М. Красовская, Е. Я. Суриц Составитель...»

«Реаниматология как один из ликов современной медицины Царенко Сергей Васильевич, д.м.н., руководитель центра анестезиологии и реанимации ЛРЦ Минздрава РФ, профессор ФФМ МГУ им.М.В.Ломоносова РАН и РАМН – история вопроса Медицина? Это не наука! Петр I Квантовый подход и...»









 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.