WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 

«зАРУБЕЖьЕ Д. С. Ермолин КУльТУРА КлАДБищА с. ЖОвТНЕвОЕ Материалы экспедиции 2011 г. В апреле–мае 2011 г. состоялась комплексная этнолингвистическая экспедиция в Буджак — ...»

НА РУБЕЖЕ XX и XXI вЕКОв .

ЭТНОГРАФиЧЕсКиЕ исслЕДОвАНиЯ:

зАРУБЕЖьЕ

Д. С. Ермолин

КУльТУРА КлАДБищА с. ЖОвТНЕвОЕ

Материалы экспедиции 2011 г .

В апреле–мае 2011 г. состоялась комплексная этнолингвистическая экспедиция в Буджак — историческую область на юге Бессарабии, расположенную в междуречье Прута и Днестра. В экспедиции

приняли участие А. А. Новик, Н. Г. Голант, Д. С. Ермолин (МАЭ РАН)

и М. С. Морозова (ИЛИ РАН). Основным пунктом пребывания было выбрано полиэтничное село Жовтневое (историческое название Каракурт, Болградский р-н, Одесская обл.), в котором компактно проживают албанцы, гагаузы и болгары, а также представители других этнических групп (русские, белорусы, молдаване и пр.) .

Данная публикация является логическим продолжением описания культуры кладбищ албанских сел, расположенных в Приазовском районе Запорожской области [Ермолин 2010; Ермолин, Новик 2009 и др.], поэтому материал, собранный в с. Жовтневое, в некоторых случаях будет сопоставляться с тем, что удалось зафиксировать по рассматриваемой проблематике в Приазовье. Указанный подход, как предполагается, обеспечит комплексность и полноту охвата при изучении культуры погребений албанцев (и шире — балканских колонистов) Украины .

Местом компактного проживания трех этнических групп (албанцев, гагузов и болгар) с. Жовтневое (Каракурт) становится уже Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www .



kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ © МАЭ РАН 78 Д. С. Ермолин с момента своего основания — первой половины XIX в. [Десницкая 1968: 374; История 1978: 385; Жугра, Шарапова 1998: 120; Иванова 2006: 302; Новик 2011: 75–76], поэтому собранный в Буджаке материал несет в себе информацию скорее не об этнической (албанской, болгарской или гагаузской), а о локальной специфике культуры (в т.ч. и погребения), выработанной балканскими колонистами за время совместного проживания .

В настоящее время не существует территориального разделения кладбища по этническому принципу, а это значит, что албанские, болгарские и гагаузские могилы могут располагаться по соседству .

Имела ли место в прошлом ситуация, при которой погребения представителей различных этнических групп осуществлялись на разных частях кладбища (или кладбищах), сейчас однозначно мы ответить не можем: самая старая часть ныне действующего кладбища превращена в лужайку для выпаса лошадей, а намогильные камни свалены в канаву-гандек (будж. алб. handek-u), в прошлом обрамлявшую всю кладбищенскую территорию (рис. 1). В селе как минимум до 1930-х годов сохранялась эндогамность браков, поэтому можно предположить, что в прошлом кладбище было разделено на различные секторы по этническому принципу, поскольку члены одной семьи (и шире — рода) погребались рядом .

Как в целом принято в данном регионе, подавляющее большинство памятников установлено со стороны головы погребенного; данные о покойнике размещаются с восточной стороны монумента .

В отличие от сел Приазовья [Ермолин, Новик 2009], в Жовтневом наблюдается непрерывность в традиции бытования каменных намогильных памятников, начиная с монументов, датированных 1910-ми годами. Несмотря на этот, в целом положительный, факт, данная ситуация лишь частично проливает свет на особенности и закономерности культуры кладбища в прошлом. Дело в том, что сохранившиеся памятники (с 1910-х годов) представляют собой типы, широко распространенные в Буджаке (и шире — в Бессарабии) среди различных этнических групп1 (рис. 2). Вероятно, они изготавливались в с. Каракурт местными мастерами, ориСр. с намогильными памятниками, зафиксированными в болгарском селе Городнее (Чийшия) [Степанов 2003: 521–524] .





–  –  –

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ © МАЭ РАН Культура кладбища с. Жовтневое Рис. 3. Стелообразные намогильные памятники (1910–1920-е годы) .

С. Жовтневое. 2011 г. Фото автора ентировавшимися на образцы, которые были в моде в тот или иной промежуток времени. Помимо памятников в форме трилистного креста, в первых десятилетиях ХХ в. распространяются стелообразные монументы (рис. 3) с рельефным рисунком (христианской символикой и геометрическим орнаментом). На многих памятниках такого типа у основания имеется ниша для свечей, возжигаемых на кладбище. Обращает на себя внимание высокое качество исполнения некоторых стел — очевидно, это зависело, в первую очередь, от материального благосостояния семьи усопшего. Традиционная для начала ХХ в. форма стелы нашла отражение и в более поздних памятниках (1970–1990-е годы) .

Примерно с середины 1940-х годов и вплоть до середины 1980-х намогильные кресты не вытесывали из цельной каменной плиты, а изготавливали из бетона с использованием металлической арматуры. Подобное технологическое решение не могло не сказаться на внешнем облике памятников, которые в указанный период отличаются крайней однообразностью (рис. 4) .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ © МАЭ РАН Рис. 4. Отлитые из бетона намогильные памятники, распространенные в 1930–1960-е годы. С. Жовтневое. 2011 г. Фото автора Рис. 5. Каменный, бетонные и гранитные намогильные памятники различных хронологических периодов (1910–1960-е годы) .

С. Жовтневое. 2011 г. Фото автора

–  –  –

Параллельно с этими крестами с начала 1960-х годов в культуре захоронений с. Жовтневое происходит ориентация на городские образцы намогильных памятников: в моду входят типичные прямоугольные или трапециевидные плиты (возможно, с цветочницей), выполненные из гранита или цемента (рис. 5) .

Как и в селах Приазовья, в с. Жовтневое некрещеных детей и самоубийц было принято хоронить на периферии кладбища, у его ограды. Однако в этой местности, в отличие от Приазовья, никто из информантов не сообщил, что границей и одновременно местом погребения нечистых покойников (некрещеных детей, самоубийц) служила канава-гандек. Поскольку следы рва сохранились лишь на самой старой части кладбища, вероятно, данный способ маркирования границ при увеличении площади перестал использоваться довольно давно .

Наиболее старые из дошедших до нас намогильных памятников, как уже отмечалось, были свалены в гандек: большинство из них раскололось на части, а те, что были выполнены из мягкого известняка, отсырели и подверглись эрозии, поэтому в настоящее время для изучения доступны лишь фрагменты плит и крестов с минимальным количеством текстовых и декоративных изображений, поддающихся распознаванию и временной идентификации (рис. 6) .

–  –  –

Анализ фрагментов показывает, что со второй половины XIX в .

до 1910-х годов наиболее типичными формами намогильных памятников были лапчатые и трилистные кресты, а также плиты с полуциркульным завершением .

На фрагментах памятников, по большей части, присутствует христианская символика в виде различных по типу крестов, как правило, четырехконечных равносторонних, в том числе вписанных в круг. На одном фрагменте отчетливо видно изображение человеческой головы, которая может либо символизировать Главу Адама, либо отсылать к антропоморфной природе намогильного памятника. В качестве особенностей, отличающих сохранившиеся монументы с. Жовтневое от намогильных плит и крестов Приазовья, стоит отметить практически полное отсутствие солярной символики (зафиксирована лишь на одном памятнике 1880 г., рис. 7) и наличие знаков тамгообразной формы (рис. 8), являющихся особенностью гагаузских намогильных камней [Курогло 1980: 109–111] .

Поскольку целостность многих памятников была нарушена, мы не можем сделать однозначные выводы относительно их изначальной формы, но ясно следующее: в Буджаке и Приазовье имело место лишь малое количество общих типов монументов. В основном памятники в регионах различались, возможно, потому что проживавшие в Каракурте албанцы были выходцами из различных сел на территории нынешней Болгарии, и эта локальная специфика могла отражаться и в намогильных камнях .

Одной из самых ярких особенностей современной культуры кладбища с. Жовтневое является наличие резных деревянных намогильных досок (болг. кукла), которые бытовали вплоть до 2000-х годов и вышли из употребления вследствие политики местного духовенства (рис. 9). Эти памятники отличаются от приазовских как формой, так и многообразием типов (рис. 10, ср.: [Ермолин, Новик 2009: 112–115]). Как и в Приазовье, женские доски маркируются вырезами в форме полукруга (рис. 11), другим обязательным элементом доски является зигзагообразный пропил, причем количество зубьев с одной стороны доски варьируется от 1 до 8. На памятнике могут быть вырезаны прямоугольные фигуры, образующие крест. Как правило, данные намогильные памятники выкрашены

–  –  –

Рис. 10. Типы деревянных намогильных досок, бытовавших в с. Жовтневое до 2000-х годов. Верхний ряд — мужские, нижний — женские памятники. 2011 г. Рисунок А. Н. Ермолиной Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ © МАЭ РАН Культура кладбища с. Жовтневое в зеленый или голубой цвет безотносительно пола усопшего. Рисунки схожих досок, преимущественно из Южной и Северной Добруджи (последняя — территория современной Румынии), можно найти в альбоме болгарского художника И. Енчева-Видю [ЕнчевВидю 1994: 74, 125 и др.] .

Однако на этом в описании культуры кладбища с. Жовтневое нельзя поставить точку. Из рассказов местных старожилов стало известно о том, что, помимо действующего, в селе существует второе, заброшенное кладбище. Действительно, в левобережной части Жовтневого (село поделено на две части р. Карасулак), в которой проживают преимущественно гагаузы, на склоне холма нами были обнаружены следы старых захоронений .

В настоящее время не представляется возможным выяснить чтолибо конкретное о данных могилах, однако совершенно очевидно, что на протяжении какого-то времени два кладбища существовали параллельно друг с другом. Об этом, в частности, свидетельствует чудом сохранившийся единственный каменный крест, на котором удалось расшифровать год смерти погребенного Константина Иванова (?) — 1862 г. (рис. 12). Носители этой фамилии, проживающие в селе сейчас, являются преимущественно албанцами, но какой ситуация была в прошлом, мы сказать не можем, поэтому этническая принадлежность усопшего также пока остается под вопросом .

Возможно, в прошлом два кладбища были необходимы селу в связи с большими расстояниями между разными его частями, однако напрашивается и другая трактовка — в каждом квартале села (т.н. махала2) существовало свое кладбище, на котором погребались родственники, проживавшие в данной части села. Подобная архаичная организация населенного пункта, построенная по принципу родственных уз (количество родов в селе = количество кварталов = количество кладбищ), до сих пор встречается на Балканах3 .

Махала (лит. алб. mёhall|ё-a, болг. махала, от тур. mahalle) — квартал балканского села или города; термин вошел в употребление вследствие османского административно-политического и социально-культурного влияния .

В частности, подобная ситуация была зафиксирована в с. Требишт (краина Голоборда, Восточная Албания) .

–  –  –

Рис. 12. Памятник на могиле Константина Иванова (?) (1862 г.) на заброшенном кладбище с. Жовтневое .

2011 г. Фото автора Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ © МАЭ РАН Рис. 13. Общий вид кладбища в с. Жовтневое. 2011 г. Фото автора Рис. 14. Албанка А. К. Узун во время обрядового акта поливания могилы .

С. Жовтневое. 2011 г. Фото автора

–  –  –

Подводя итог, следует подчеркнуть, что за последние сто пятьдесят лет (таков возраст наиболее старых памятников) в культуре кладбища с. Жовтневое произошли колоссальные изменения, основным результатом которых явилось почти полное отсутствие маркеров этнической принадлежности и микрорегиональной специфики в современном типе захоронения. В качестве сохраняющихся особенностей организации кладбищенского пространства в селах балканских колонистов можно назвать: а) фиксируемую до последнего времени традицию намогильных памятников в виде резных досок;

б) практику маркирования границ кладбища частично сохранившейся канавой-гандеком; в) бльшую глубину могильной камеры (доходящую до двух метров) по сравнению с тем, как принято у восточнославянского населения региона .

Кладбищенская территория с. Жовтневое опрятная и облагороженная (рис. 13), этим она отличается от захоронений 1950–1960 годов, расположенных на территории албанских сел в Приазовье. Последние заросли кустарниками (малиной, сиренью) или высокой травой, а намогильные памятники этих кладбищ подвергаются разрушению или вовсе отсутствуют. В с. Жовтневое люди стараются поддерживать могилы родных и близких в порядке, в некоторых случаях это касается и захоронений 1930–1940 годов (рис. 14). Возможно, причина различий между кладбищами двух регионов кроется в разнице общей социально-экономической ситуации, которая затрагивает все сферы жизни людей, включая вопросы организации личного и общественного пространства (к которым также можно отнести и кладбища). Кроме того, состояние и поддержание культуры кладбища в с. Жовтневое определяется спецификой, характерной для данного региона в целом .

Итак, изучение захоронений албанских сел Буджака и Приазовья (2007–2011 гг.) показало, что принципы организации кладбищенского пространства являются менее устойчивыми к инновациям, нежели погребально-поминальный комплекс. На изменения в данной сфере оказывают влияние соседнее окружение, социальноэкономическая ситуация и, вероятно, активная позиция и миссионерская деятельность религиозных центров .

–  –  –

Библиография Десницкая А. В. Албанский язык и его диалекты. Л.: Наука, 1968 .

380 с .

Енчев-Видю И. Български народен кръст / Гл. ред. Н. Тенева. София:

Маринов Дринов, 1994. 182 с .

Ермолин Д. С. Христианская символика и общебалканские мотивы каменных намогильных крестов приазовских албанцев. Предварительные замечания // Материалы полевых исследований МАЭ РАН. Вып. 10 / Отв .

ред. Е. Г. Федорова. СПб.: МАЭ РАН, 2010. С. 77–93 .

Ермолин Д. С., Новик А. А. К вопросу изучения похоронных обрядов албанцев Приазовья // Материалы полевых исследований МАЭ РАН. Вып. 9 / Отв. ред. Е. Г. Федорова. СПб.: МАЭ РАН, 2009. С. 99–117 .

Жугра А. В., Шарапова Л. В. Говор албанцев Украины // Этнолингвистические исследования: Взаимодействие языков и диалектов. СПб.: ИЛИ РАН, 1998. С. 117–151 .

Иванова Ю. В. Албанцы и их соседи. М.: Наука, 2006. 367 с .

История городов и сел Украинской ССР: В 26 т. Одесская область / АН УССР. Ин-т истории. Киев: Гл. ред. Укр. сов. энцикл. АН УССР, 1978 .

865 с .

Курогло С. С. Семейная обрядность гагаузов в XIX — начале XX в .

Кишинев: Штиинца, 1980. 136 с .

Новик А. А. Самосознание албанцев Украины: исторический, лингвистический и экстралингвистический контексты // Этнографическое обозрение. 2011. № 5. С. 75–90 .

Степанов В. П. Похоронно-поминальная обрядность // Чiйшiя: Нариси iсторiї та етнографiї болгарського села Городнє в Бессарабiї. Одеса, 2003 .

С. 492–527 .

–  –  –




Похожие работы:

«Россия, взятая в целом, думается мне, доросла до требования свободы, но не иной как соединенной с трудом и выполнением долга. Виды и формы свободы узаконить легко прямыми статьями, а надо еще немал...»

«Михаил Соколов СОБЛАЗН АК ТИ ВИ ЗМ А Русская республиканско-демократическая эмиграция 20—30-х гг. XX века и ОГПУ СССР Москва УДК 94(48).082 ББК 63.3(2)6-4 С59 Издание осуществлено при финансовой поддержке Рос...»

«РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ПЕСНЬ В ПРОЗЕ СОДЕРЖАНИЕ Строфа первая ПРИЗРАК МАРЛИ Строфа вторая ПЕРВЫЙ ИЗ ТРЁХ ДУХОВ Строфа третья ВТОРОЙ ИЗ ТРЁХ ДУХОВ Строфа четвёртая ПОСЛЕДНИЙ ИЗ ДУХОВ Строфа пятая ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЧАРЛЬЗ ДИККЕНС РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ПЕСНЬ В ПРОЗЕ ПРИЗРАК МАРЛИ Начать с того, что Марли был мёртв. Сомневаться в этом не приходилось. Свидетель...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н....»

«1. ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ Дисциплина "Исторический архитектурный словарь" предназначена для студентов 1-го курса. Целью дисциплины является дать только что поступившей в университет молодежи более полное представление о многообразии форм деятельности, с которыми приходится встречаться архитектору на пра...»

«Статья Tektronix о перекрестном джиттере Анализ джиттера и временных диаграмм в присутствии перекрестных помех Дин Майлс (Dean Miles), Tektronix Стандарты последовательной передачи данных продолжают стремительно совершенствоваться, существенно повышая производительность ПК и серверных систем. Для обеспечения долговременной стабильности и до...»

«Издание Интернет-ресурса Geschichte der Wolgadeutschen И Г НА Т И Й А ВР Е ЛИ Й ФЕССЛЕР БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК Игнатий-Аврелий Фесслер оставил по себе память и в Австрии, и в Германии, и в России. Его восьмидесятитрехлетняя жизнь (1756 — 1839 г.) связана с интересами католицизма, лютеранства и православия, и в...»

«Методические материалы для занятий Народный костюм Введение. В течение многих веков в произведениях народного творчества, в народном костюме, обычаях и обрядах отражалась любовь народа к своей родной земле, природе и родному очагу. Издревле эти этнические стереотипы обеспечивали не только выживание народа, но и сохранение...»























 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.