WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 


«Роль Австрии в процессе кризиса Версальской системы. В 1989 г. человечество отмечает один из наиболее мрачных юбилеев в своей истории — пятидесятилетие с начала второй ми­ ровой войны. Эта ...»

Д.. МИРОНОВ

Свердловский медицинский институт

Роль Австрии в процессе

кризиса Версальской системы .

В 1989 г. человечество отмечает один из наиболее мрачных

юбилеев в своей истории — пятидесятилетие с начала второй ми­

ровой войны. Эта по-своему знаменательная годовщина застав­

ляет вновь обратиться к урокам войны, унесшей миллионы ж из­

ней, осмыслить и проанализировать ее причины. Современный

уровень состояния исторической наук

и позволяет уже в полном

объеме «рассматривать, например, такую исключительно важную в этом плане проблему, как кризис Версальской системы. Совет­ ские ученые немало сделали для изучения этого вопроса. Но ос­ новное внимание историков до настоящего времени было при­ влечено к позиции и роли великих держав в процессе углубля­ ющегося кризиса Версальской системы .

Однако не меньшую роль в нем сыграли, на наш взгляд, и малые страны Европы, в том числе Австрия. Исследование ее роли в процессе распада Версальской системы послевоенного устройства мира, борьбы рабочих партий страны против нара­ стающей угрозы войны является целью данной статьи. Такой подход станет первой попыткой ликвидации заметного пробела в отечественном австроведении и истории международных отно­ шений в целом .

Сен-Жерменский мирный договор сделал Австрию важным составным элементом Версальской системы. Как в советской, так и в зарубежной исторической литературе проблемы развития страны в период Первой республики в таком аспекте фактически не рассматривались. Хотя нельзя не отметить, что некоторые аспекты австрийской ситуации в контексте общего развития Версальской системы анализировались в работах отечественных ученых В. М. Турока, М. А. Полтавского, Е. И. Рубинштейн, К. П. Аврамова, Г. Я. Короткевича [1] и ряда иностранных бур­ жуазных и реформистских авторов [2] .

Вопрос о роли любой европейской страны в процессе углуб­ ляющегося кризиса Версальской системы надо рассматривать в соответствии с марксистской методологией, конкретно-истори­ чески. Значение Австрии в этом аспекте определяется прежде всего спецификой исторической ситуации, сложившейся после окончания первой мировой войны и крушения империи Габсбур­ гов. Австро-венгерская монархия была многонациональным госу­ дарством. По данным переписи 1910 г., здесь проживало 12 млн немцев, 10 млн венгров, 6,5 млн чехов, 2 млн словаков, 5 млн поляков, 4 млн украинцев, 0,8 млн итальянцев, 3,2 млн румын, 5,5 млн сербов и хорватов, 1,2 млн словенцев, 0,5 млн — прочих национальностей [3]. Особую роль в жизни государства играла Вена. Она «была столицей не только одной страны. Несмотря на все противоречия,— отмечает австрийский историк-марксист Ева Пристер,— она была сердцем целой империи, центром огром­ ной хозяйственной системы, распространившейся на большук часть Срединной и Восточной Европы. Она была местом, куда стекались люди многих национальностей, обмениваясь своими мыслями, и взаимно оказывали друг на друга влияние» [4] .

Обострение внутренних противоречий, экономическая отста­ лость, недальновидная и непоследовательная внешняя политика обусловили поражение страны в первой мировой войне. Австрий­ ская делегация на Парижской мирной конференции прилагала немало усилий к тому, чтобы облегчить последствия военного* краха. Например, был внесен меморандум, в котором указыва­ лось на полную ответственность отдельных наций старой Авст­ ро-Венгрии за итоги войны [5]. Но эти попытки не увенчались успехом .





После заключения Сен-Жерменского договора зани­ мавшая в Европе второе место по размерам территории и третье место по численности раселения империя превратилась в не­ большое государство, в котором на площади 84 тыс. кв. км про­ живало всего 6,5 млн человек [6. С. 33]. А Вена, по меткому выражению британского премьер-министра Черчилля, «важная столица, приют так долго хранимой культуры и традиций, место пересечения таких значительных шоссейных и речных магист­ ралей и железнодорожных линий, была поставлена в ужасное положение голодной нужды, как пустая базарная площадь в обедневшей местности, которую іпокинули почти все жители» [7] .

Страна оказалась в трудном экономическом положении; по­ скольку лишилась не только значительной части производствен­ ных мощностей, но и продовольственной базы. В полицейском., донесении в конце ноября 1918 г. говорилось: «Сознание того,!

что германо-австрийское государство на собственной территории, не имеет продовольствия, чтобы облегчить нужду, а также нет ни единой возможности для оказания ей реального противодей­ ствия, действует угнетающе» [8]. Ситуация немного улучшилась после подписания 4 июня 1920 г. Трианонского мирного догово­ ра. По его условиям к Австрии отошла приграничная область Бургенланд, что вызвало острое недовольство со стороны Венг­ рии. В свою очередь это привело к сближению Австрии и Чехо­ словакии. По условиям заключенного между ними соглашения Чехословакия предоставляла кредит в 500 млн крон на поставки угля и сахара в обмен на недвусмысленное признание Австрией послевоенных границ [6. С. 47] .

Новое государство во многом утратило и былое политическое влияние. «Если ’мы как «подданные большой и могущественной империи,— отмечает известный политический деятель К. Вальд­ хайм,— прямо или косвенно были вовлечены практически в большинство европейских конфликтов, то после 1918 г. население Австрии было неожиданно поставлено перед фактом принад­ лежности к маленькому слабому государственному объединению, которому лучше всего было оставаться в стороне от всех кон­ фликтных ситуаций» [6. С. 205] .

Своеобразие экономического и политического положения Австрии оказало определяющее воздействие на психологический климат в стране. Наиболее сильное потрясение пережила бур­ жуазия, вырванная из цепи устоявшихся экономических связей и лишенная основных источников получения доходов. В своих мемуарах Ф. Фундер, видный деятель христианско-социальной партии, так описывал панические настроения, которые царили среди представителей буржуазных кругов, воспринимавших вступление в 1919 год как «переход в иной мир»: «Империя.. .

была разрушена, оставшееся жилище было вырвано из выращи­ ваемого веками хозяйственного организма; из великой европей­ ской державы Австрия превратилась в маленькое государство без свободного выхода к морю, без гарантированных границ, с сомнительной способностью к существованию» [9. S. 603]. В кол­ лективной монографии «История фашизма в Западной Европе»

подчеркивается схожесть социально-психологических ситуаций в Германии и Австрии в данный период, выражавшаяся в уяз­ вленности утратой былого величия [10. С. 344] .

Сложившаяся в результате историческая ситуация привела к появлению в Австрии ряда факторов экономического, полити­ ческого и идеологического характера, которые и обусловили важную и специфическую роль страны в процессе нараставшего* кризиса Версальской системы .

Убежденная в нежизнеспособности нового государства, бур­ жуазия лихорадочно искала внешние пути восстановления своей прежней мощи. Талантливый писатель и публицист Р. Мюзилы с иронией Писал: «Добрый австриец, подобно Буриданову ослу,, стоит между Дунайской федерацией и Великой Германией» [11] .

Планы образования федерации дунайских стран в скором вре­ мени влились в проект создания пан-Европы. «Мысль об евро­ пейской интеграции,— считает К. Вальдхайм,— глубоко коренит­ ся в сознании австрийцев. Возможно, этому способствовало то,, что австро-венгерская монархия была многонациональным госу­ дарством и поэтому именно в Австрии отчетливее, чем в любом другом государстве, проявилось стремление к более интенсивно­ му сотрудничеству европейских народов. Распад монархии и воз­ никновение маленькой альпийской республики не только не ос­ лабили эти стремления, но, наоборот, усилили их; не в послед­ нюю очередь это произошло по экономическим соображениям, поскольку Первой республике не хватало хинтерланда, необхо­ димого для ее экономической консолидации. Отсюда понятно, что, когда европейские интеграционные тенденции получили но­ вый толчок, не кто иной как австриец, граф Рихард КуденговеКалерги, после распада старой монархии положил начало панъ­ европейскому движению» [6. С. 116] .

Более популярной в буржуазных кругах с 1919 г. становится идея аншлюса. «В интересах будущего,— вспоминает Ф. Фундер,— надо было искать путь между внутренним разладом, бес­ порядком, насильственным разрушением, страхом, унынием и отчаянием. Объединение с Германией, «возвращение» в большой немецкий фатерланд казалось многим естественным решением .

Оно вдохновлялось национальными идеалистами и поэтами...»

[9. S. 603]. Буржуазные ученые начали разрабатывать и пред­ лагать различные пути к осуществлению планов присоединения .

«Союз между Австрией и Германией,— заявлял в солидном юри­ дическом журнале профессор Венского университета Г. Кельзен,— как переходная стадия к завершенному союзному госу­ дарству великогерманской республики — имея при этом в виду /лишь краткосрочный, временный характер такой формы связи — имел бы достоинством то, что во время этого переходного перио­ да получила бы всестороннюю ясность любая проблема, стоя­ щая перед австрийским народом, когда должно было бы решить­ ся, стать ли составной частью германской республики как еди­ ное федеративное государство средней величины или же раздробленным на 7—9 мелких государств, если не государством-карликом» [12] .

Тот факт, что главным носителем идеи аншлюса являлась австрийская буржуазия, признается и немарксистскими истори­ ками. «При изучении позиции германо-националистического ла­ геря по отношению к рабочему классу,— отмечает Р. Ардельт,— становится очевидным, что германо-националистические идеи прежде всего понимались как оборонительная идеология, харак­ терная для «среднего слоя» [13]. Выделяя в качестве сближаю­ щего фактора схожую слабость демократических традиций в Гер­ мании и Австрии вследствие незначительной роли парламентов в предвоенные годы [14. S. 298], английский исследователь Ф. Карстен считает: «Можно считать установленным, что нацио­ нальный призыв был особенно воспринят студентами и группа­ ми недовольной городской мелкой буржуазии, главным образом в Вене и некоторых других городах...» [14. S. 97] .

Однако в ходе бурных событий 1918— 1919 гг. идея аншлюса получила довольно широкое распространение и в среде рабочего класса. Часть рабочих попала под влияние широко пропаган­ дируемой теории о «нежизнеспособности» Австрии. В условиях развала австрийской экономики представители квалифициро­ ванной верхушки рабочего класса питали надежды, что объеди­ нение с Германией, обладавшей более мощным промышленным потенциалом, поможет им вернуть утраченные привилегии. П ла­ ны аншлюса активно поддерживались социал-демократической и христианско-социальной партиями, пользовавшимися нэибольшим авторитетом среди рабочих. «В железных клещах держат нас с севера и юга славяне...— писала, например, газета ХСП «Рейхспост».— Поворот нашей судьбы могут совершить только* решительные, трезво мыслящие и истинно национальные мужи, чувствующие себя единым целым с великим германским наро­ дом» [15] .

Но для большинства трудящихся тяга к аншлюсу вызывалась надеждой на помощь германского пролетариата в осуществлении радикальных демократических и социалистических преобразова­ ний. «Там пролетариат уже завоевал власть,— писала рабочая пресса,— завтра он произведет экспроприацию экспроприаторов .

Мы объединимся с красной, пролетарской, социалистической Германией. Аншлюс к Германии есть аншлюс к социализму»

[16]. «Мы, солдаты и рабочие Австрии, посылаем ликующий привет нашим братьям в рейхе и торжественно клянемся в не­ рушимой вере в необходимость установления социалистического общественного устройства»,— писала газета СДПА уже на сле­ дующий день после провозглашения республики [17]. На втором конгрессе Советов в Германии в марте 1919 г. присутствовали австрийские представители, которые имели, фактически, статус делегатов одной из германских областей [18] .

После поражения революции в Германии руководство СДПА продолжало активно пропагандировать планы аншлюса. На съезде 1923 г. делегат из Вены Айзингер заявлял: «Задача съез­ да — констатировать, что воля и намерение присоединиться к Германии и вместе с германским пролетариатом создать социа­ листическую республику независимо от того или иного внешнеи внутриполитического положения» [19]. На съезде 1925 г. апло­ дисментами были встречены слова одного из партийных лидеров Зейца: «Идея воссоединения всех немцев в Центральной Европе, мысль об аншлюсе Австрии к муттерланду должна постоянно присутствовать в политике рабочего класса» [20. S. 172] .

Но значительная часть рабочего класса Австрии, и прежде всего его передовой авангард, осознали изменение обстановки и решительно отказались от планов аншлюса. Уже летом 1919 г .

на первой странице главного печатного органа КПА была опуб­ ликовала карикатура: лидеры СДПА Реннер и Бауэр обращ а­ ются к сидящему на трупах рабочих с окровавленным мечом в руках Носке со словами: «Мы просим Вас разрешить нам при­ соединиться к Германии» [21]. Резолюция IV съезда КПА, со­ стоявшегося в январе 1921 г., гласила: «Лозунг «аншлюса к рейху» в устах австрийской буржуазии является лишь вы раж е­ нием контрреволюционного желания подавить революционный пролетариат Австрии. В устах австрийской социал-демократии лозунг «аншлюса к Германии» является, с одной стороны, улов­ кой шовинистов, с другой — средством посеять под прикрытием стремления к национальному единству и «нрвым возможностям для демократии и социализма» мелкобуржуазно-утопично-паци­ фистских иллюзий, что таким способом пролетариат смог бы избежать как революционного, так и контрреволюционного ре­ шения классовых конфликтов... Поэтому коммунисты расцени­ вают лозунг аншлюса как иллюзорный и контрреволюционный .

Иллюзией они считают также идею, что аншлюс к Германии соответствует интересам пролетариата» [22. 1921. 25 Jan.], .

Однако роль Австрии в процессе углубляющегося кризиса Версальской системы заключалась не только в том, что именно здесь получили развитие те теории, которые самым недвусмыс­ ленным образом были нацелены на коренное переустройство послевоенного мира. Противоречия Версальской системы, при­ сущие ей изначально и своеобразно проявляющиеся в каждом конкретном случае (в том числе и Австрии), привели в этой стране к появлению раньше, чем во многих других государствах, главного могильщика Версаля — фашизма .

В ноябре 1918 года в Вене, Зальцбурге и Инсбруке были ‘ созданы отряды так называемой гражданской обороны. С по­ явлением этих боевых групп, объединенных позже в «Союз защи­ ты родины» (хеймвер), в Австрии впервые заявил о себе фа­ шизм. «С момента своего образования,— отмечает Ф. Карстен,— идеология хеймвера была резко антимарксистской, критически настроенной против современной демократии и той роли, кото­ рую играли политические партии. Но он не обладал позитивной идеологией, у хеймверовцев не было ясного представления, что должно быть на месте демократических институтов» [14. S. 156] .

Довольно четкой позитивной программой обладали зато две другие ветви австрийского фашизма — великогерманская партия и национал-социалисты. Их курс на создание авторитарного государства пользовался широкой поддержкой ХСП и других буржуазных партий. Именно предприниматели финансировали создание профашистских «союзов фронтовиков» и,штрейк­ брехерских организаций «Техническая прмощь» [22. 1923 .

8 M rz] .

Наряду с разнообразием течений фашизм в Австрии обладал другой специфической чертой: он находился в теснейших кон­ тактах и под сильным влиянием германской реакции. Австрий­ ский фашизм имел немало общих корней с нацизмом — пангер­ манизм Шенерера, социальный клерикализм Люэгера, нацио­ нальный социализм Юнга. Не случайно одним из организаторов хеймвера был непосредственный участник убийства К. Либкнехта и Р. Люксембург майор Пабст, а будущий глава этого союза князь Штаремберг, находясь в Баварии, принимал участие в «пивном путче» [10. С. 344] .

С* 1923 г. фашизм в Австрии перешел в открытое наступле­ ние. Первой жертвой фашистского террора стал социал-демократ Франц Бирнеккер, погибший 17 февраля [22. 1923. 20 Febr.] .

Затем было совершено убийство командира шуцбунда Мейдлинга Мюллера, нападение на гимнастический праздник рабочих в Клостернейбурге [20. S. 38], ряд других преступлений. Раз- .

гул реакции происходил при полном попустительстве властей, которые не только не препятствовали фашистским убийцам, но даже брали их «под свою защиту. Как сообщал из Вены коррес­ пондент РОСТА, после смехотворно проведенного суда убийцы рабочего социал-демократа были отпущены на свободу [23] .

Активизация фашизма, начавшееся «поправение» республи­ канского государства вызывали резкое недовольство и протест тру­ дящихся. Характерный эпизод произошел 17 апреля 1923 г. на собрании членов рабочей кассы в Айзенштадте. Несмотря на при­ сутствие наряда полиции, присланного для «наблюдения за поряд­ ком», выступавшие обрушились с критикой на действия властей [24]. Росло стремление рабочих оказать действенный и реши­ тельный отпор реакции, которое находило свое выражение в са­ мых различных формах, носящих часто и стихийный характер .

23 июня 1920 г. рабочие Инсбрука, например, захватили и пере­ дали полиции грузовик с хеймверовским оружием [25]. А толь­ ко за одну из летних недель 1923 г. состоялись массовые анти­ фашистские митинги в четырех районах Вены, в Линце, Граце, Марктле и Нейкирхене, а в Штейермаркте, Нижней и Верхней Австрии прошли мощные молодежные демонстрации [26]. Вес­ ной 1923 г. был создан республиканский шуцбунд — первая бое­ вая организация австрийского рабочего класса .

Особенно ярко протест рабочих масс проявился в июльских событиях 1927 г. Оправдание буржуазным судом фашистских убийц, расправившихся в городке Шаттендорф с рабочим — чле­ ном СДПА М. Чмарицем и 9-летним И. Грессингом, явилось последней каплей, переполнившей чашу терпения. Утром 15 июля на предприятиях начались бурные митинги, на которых прини­ мались решения немедленно идти к парламенту и выразить там свой протест. Вскоре запылали Дворец юстиции, ставший в гла­ зах рабочих символом буржуазного судопроизводства, полицей­ ский участок и здание редакции газеты «Рейхспост». В выступ­ лениях участвовали не только трудящиеся столицы. В эти дни в Граце, например, прошло 15. массовых собраний, на которых возмущенные рабочие осудили действия властей и полиции. На некоторое время была даже приостановлена работа на большин­ стве предприятий города [27] .

Приведенные факты позволяют, таким образом, сделать важ ­ ный вывод о существовании своего рода «порочного круга» .

Противоречия Версальской системы приводили к недовольству, неудовлетворенности большей части населения во многих стра­ нах Европы. Умело спекулируя на этом, развивался и набирал силу фашизм. А укрепление позиций фашрзма вело к дальней­ шему углублению кризиса Версальской системы .

Конкретно-исторический подход предполагает выявление взаимосвязи между этапами развития Версальской системы в целом и каждой отдельной, входящей в нее страны. История Австрии в период Первой республики дает убедительное подЗаказ 627 тверждение этой закономерности. Этапы развития страны в межвоенный период со всей очевидностью показывают, как прояв­ лялось и к чему приводило в конкретном случае углубление кри­ зиса Версальской системы .

Послереволюционный период развития Австрии увенчался провалом попыток оздоровления экономики страны. Идея «сани­ рования» родилась в среде буржуазии в условиях царившей в стране разрухи, нехватки продовольствия, тяжелейшей инфля­ ции. Смысл ее заключался в том, чтобы найти выход из кризиса, жертвуя прежде всего интересами трудящихся .

В начале 1922 г. австрийское правительство обратилось вЛигу наций с просьбой о предоставлении кредитов. Начавшиеся затем переговоры по данному вопросу наглядно показали обост­ рение противоречий между Англией и Францией — главными версальскими «миротворцами». Ланский договор, подписанный между Австрией и Чехословакией в декабре 1921 г., рассматри­ вался прежде всего как средство сближения альпийской респуб­ лики с Малой Антантой и укрепления здесь позиций Франции .

Это вызывало серьезное беспокойство со стороны Англии. В фев­ рале 1922 г. англичане тоже поспешили предоставить Австрии аванс в счет будущих кредитов, получив в качестве залога бес­ ценные гобелены из Бельведерского дворца Габсбургов в Вене [28. С. 288] .

4 октября 1922 г. были подписаны так называемые Женев­ ские протоколы, которые показали не только истинные намере­ ния держав-победительниц, но и углубляющийся кризис всей Версальской системы, проявляющийся в неспособности прими­ рить соперничавшие государства, обуздать их агрессивные уст­ ремления и устранить тем самым опасность новой войны. Га­ рантами предоставляемых кредитов выступали Англия, Франция, Италия и Чехословакия. Первый из трех Женевских протоколов подтверждал действие 88-й статьи Сен-Жерменского мирного договора, запрещавшей аншлюс. Для контроля за использова­ нием международного займа Лига Наций назначила генераль­ ного комиссара [28. С. 316—317] .

Последующий период в истории Австрии (1923—1934) пока­ зал невозможность реального улучшения подобными методами положения широких масс населения. Как сообщалось в бюлле­ тене торппредствё СССР в Австрии, она вынуждена была вы­ возить 75 % всей производимой продукции, а ввозить 75 % по­ требляемого сырья и 70 % продовольствия [29]. Продолжал расти уровень безработицы: в декабре 1923 г. безработных было 98050 чел., а в декабре 1924 г.— уже 154413 [30]. На съезде СДПА в 1925 г. делегат Барвикиус из Винер-Нойштадта сооб­ щал, что в некоторых районах этой области без работы нахо­ дятся до 85 % всех жителей [20. S. 235] .

Женевские протоколы создали, однако, экономическую осно­ ву для усиления политической борьбы империалистических дер­ жав за влияние и укрепление своих позиций в Австрии. Быст­ рыми темпами происходила «германизация» австрийской про­ мышленности, что незамедлительно отражалось и на политиче­ ской жизни. Уже в 1925 г. большинство акций крупнейшего кон­ церна Австрии «Альпине» перешло к германскому стальному тресту «Ферайнигте Штальверке». Трест «И. Г. Фарбениндустри» в январе 1928 г. заключил картельное соглашение с авст­ рийской химической промышленностью, установив уровень цен и разграничив рынки сбыта [28. С. 472—473]. Это способство­ вало активизации фашизма и раопространению планов аншлюса .

От Германии старались не отставать Англия, Франция и США. В конце 1927 г. магистрат Вены получил в CI1I заем в 30 млн дол., а немного позже, в мае 1928 г., один из банков Нью-Йорка приобрел пакет акций венского «Меркурбанка», кредитовавшего многие австрийские предприятия [28. С. 474] .

В этот же период в среде австрийской социал-демократии сложилась определенная позиция в отношении тенденций раз­ вития Версальской системы, что имело особое значение для раз­ вития классовой борьбы рабочих Австрии, среди которых СДПА пользовалась наибольшим влиянием. Главным источни­ ком угрозы войны на рубеже 20—30-х гг. считался итальянский фашизм. «Фашистская диктатура,— писал главный теоретиче­ ский орган СДПА журнал «Кампф»,— вступившая в противо­ речие со всей демократической Европой, силой втянула Австрию в фашистский итало-венгерский союз. Австрия является стра­ тегическим мостом между Италией и Венгрией. Под предводи­ тельством Муссолини складывается блок фашистских государств от Средиземного моря до Карпат» [31. 1930. Н. 1. S. 1] .

Причину нестабильности в международной обстановке один из авторов журнала, специализировавшийся на проблемах внеш­ ней политики, видел в бессилии Лиги наций, порожденном от­ ходом США от европейской политики. Говоря об углубляющемся кризисе Версальской системы и называя главный источник на­ пряженности, он тем не менее отдавал дань традиционному для социал-демократии антисоветизму: «Муссолини хочет объеди­ нить побежденные государства под лозунгом ревизии Версаля .

Это очень опасно, так как в Венгрии, Болгарии, Турции у власти находятся фашистские правительства. Им ничего не стоит снова начать военную авантюру. Положение становится все более за­ путанным еще и потому, чтб Муссолини в последнее время хо­ чет заключить союз с Германией и Россией. Ведь большинство большевиков считает, что нет другого способа совершить миро­ вую революцию, кроме как начать мировую или хотя бы евро­ пейскую войну» [31. 1931. Н. 2. S. 64]. Такая позиция препят- .

ствовала созданию системы коллективной безопасности и объ­ единению всех демократических сил, борющихся против фашизма .

Приход к власти германского фашизма заставил социалдемократию Австрии'пересмотреть свои взгляды по вопросу об основном источнике угрозы послевоенному устройству мира и новой войны. «Кампф» писал: «Генеральная линия гитлеровской внешней политики: создание фашистско-ревизиониСтского блока государств, великогерманская политика, политика «Дранг нах Остен» и, наконец, политика вооружения и ревизии Версальско­ го договора» [31. 1933. Н. 8/9. S. 339] .

В период 1934— 1938 гг. борьба за аншлюс, который стал одним из первых проявлений непосредственного краха Версаль­ ской системы, очередным шагом гитлеровской Германии в на­ правлении пересмотра послевоенных границ, вступила в реша­ ющую фазу. Политика гарантий неприкосновенности австрий­ ской территории, проводимая Англией и Францией, потерпела провал. Во многом это определялось постепенным изменением позиции Италии, особенно наглядно проявившимся с начала 1936 г. Итальянская агрессия в Абиссинию обусловила необхо­ димость более энергичного и тесного сближения режима Муссо­ лини с фашистской Германией, что неизбежно вело к его отказу от многих притязаний в Дунайском бассейне и на Балканах .

В январе 1936 г. советский полпред в Италии Б. Е. Штейн услы­ шал от бывшего итальянского посла в СССР Аттолико, Ято Ита­ лия готова пойти на значительные жертвы в австрийском воп­ росе, лишь бы договориться с Берлином [32] .

Следствием такой политики явилось заключение 11 июля 1936 г. австро-германского соглашения, ставшего важным шагом на пути к аншлюсу. Наряду с вводом немецких войск в демили­ таризованную Рейнскую зону условия этого соглашения, раз­ вязавшие руки нацистам в Австрии, стали прямым нарушением Версальского договора .

Вместе с тем представляется неправомерной позиция многих авторов, изучающих европейские международные отношения, которая заключается в том, что Австрия рассматривается обыч­ но лишь как «разменная монета» в политике великих держав .

На наш взгляд, Австрия проводила самостоятельную внешнюю политику (определяемую, конечно, спецификой внутренней си­ туации), которая, как показано выше, в не меньшей степени, чем английская или французская, выражала непрочность и противо­ речивость Версаля. Проведенный ранее анализ некоторых аспек­ тов австрийской международной политики подтверждает этот тезис [33]. Проводя реакционную в целом политику, канцлер Дольфус пытался опереться на Италию, чтобы противопоставить этот союз, оформленный в марте 1934 г. Римскими протоколами, растущей угрозе с севера. Лавирование Дольфуса, убитого во время нацистского путча 25 июля 1934 г., а затем и его преем­ ника на посту канцлера Шушнига во многом было обусловлено непоследовательной политикой великих держав по важнейшим вопросам международной жизни. Однако для окончательной* вывода необходимо комплексное исследование австрийской внеш­ ней политики, что выходит за рамки данной статьи .

История Австрии межвоенного периода наглядно демонст­ рирует и еще одну грань углублявшегося кризиса Версальской системы. Ее создатели и защитники вынашивали замысел уст­ ранить или по крайней мере существенно снизить накал клас­ совой борьбы трудящихся против своих угнетателей. Однако и этим мечтам версальских миротворцев сбыться не удалось .

Даже іпосле вооруженной расправы над рабочими в феврале 1934 г. и последовавшего за этим запрета всех пролетарских ор­ ганизаций трудящиеся Австрии продолжали борьбу за свои пра­ ва, за восстановление демократии в стране. Все это наглядно проявилось уже весной 1934 г., когда правящий режим попытал­ ся упрочить свое положение, пропагандируя идею создания корпоративного государства. Австрийский рабочий класс четко и определенно высказал свое отношение к попытке примирить трудящихся с авторитарной профашистской диктатурой. «Пока мы не имеем свободы,— писал безымянный рабочий,— не можем иметь свободных организаций, мы не полюбим государство и будем приветствовать все, что разрушает эту тюрьму. Как силь­ но живет это дознание в массах, указывает тот факт, что каж ­ дый второй классово сознательный рабочий говорит, что скорей бы началась война, чтобы сломать эксплуататорскую машину, и мы переживем второй 1918 г., когда мы сможем учесть и при­ менить уроки 1933/1934» [34. S. 131]. Другой рабочий писал, обращаясь к вице-бургомистру Вены Э. Винтеру, ярому пропа­ гандисту идеи создания корпоративного государства: «Вы хоти­ те привести рабочих в объятия сегодняшней диктатуры. Мы это отклоняем... Мы, рабочие, не хотим быть ее рабами, потому что наш свет — свобода» [34. S. 166]. «Мы не верим, что время де­ мократии прошло,— говорилось в одном из посланий.— Можно запретить союзы и объединения, но нельзя дать нам новые серд­ ца и умы... Мы победим» [34. S. 175]. «Царящая в рабочих кру­ гах враждебность сегодняшней системе так велика, что она не может быть ограничена с помощью прессы» [34. S. 197] .

Все эти письма наглядно отражали настрой рабочих, их ре­ шимость на борьбу с реакцией, что и вызвало дальнейшее раз­ витие рабочего движения в Австрии, несмотря на все усилия правящей диктатуры [33] .

Таким образом, рассматривая процессы, связанные с углуб­ ляющимся кризисом Версальской системы, ни в коей мере не следует ограничивать рамки исследования лишь историей вели­ ких держав. Малые страны Европы, в том числе и Австрия, тоже играли в этом существенную роль. История Австрии меж­ военного периода отразила в себе все проявления кризиса Вер­ сальской системы, наглядно показала ее основные противоре­ чия. Без учета этого фактора невозможно комплексно и целост­ но осветить историю возникновения, развития и краха Версаля .

1 Турок В. М. Очерки истории Австрии, 1918— 1929. М., 1955; Он же .

Очерки истории Австрии, 1929— 1938. М., 1962; Полтавский М. А. Австрий­ ский народ и аншлюс 1938 г. М., 1971; Аврамов К. П.

Это не повторится:

Из истории захвата Австрии гитлеровской Германией в 1938 г. М., 1961;

Короткевич Г. Я. Австрия на первом этапе общего кризиса капитализма (1918— 1938 гг.) М., 1956; Рубинштейн Е. И. Крушение австро-венгерской монархии. М., 1963 .

2 Вальдхайм /С Австрийский путь. М., 1976\ Aridics H. Der Staat den kei­ ner wollte. Wien, 1962; A rdelt R. Zwischen Demokratie und Faschismus. Wien, Д972; Carsten F. Faschismus in sterreich: Von Schnerer zu Hitler. Mnchen, 1977; M ommsen H. Arbeiterbewegung und Nationale Frage. Gttingen, 1979;

u. a .

3 Урьяс E. JI. Рабочее движение в Австро-Венгрии в 1867— 1914 гг. М.,

1959. С. 3 .

4 Пристер Е. Краткая история Австрии. М., 1952. С. 427—428 .

5 Politische Chronik. Mit Benutzung amtlicher Quellen. 1919. H. 7. S. 3il5 .

6 Вальдхайм К. Австрийский путь. М., 1976 .

7 Frass О. Quellenbuch zur sterreichischen Geschichte. Wien, 1967. Bd 4 (1918—1955). S. 43 .

8 sterreich im Jahre 1918: Berichte und Dokumente. Mnchen, 1968 .

S. І57 .

9 Funder F. Vom Gestern ins Heute. Aus dem Kaiserreich in die Republik .

Wien, 1952 .

10 История фашизма в Западной Европе. М., 1978 .

11 Der Friede. 19119. N 56. S. 82 .

12 Zeitschrift fr ffentliches Recht. 1919. H. \ —2. S. 122^ 13 A rdelt R. Zwischen Demokratie und Faschismus. Wien, 1972. S. 36 .

14 C arsten F. Faschismus in sterreich: Von Schnerer zu Hitler. Mn­ chen, 1977 .

15 Reichspost.,1919. 16. Febr .

16 Arbeiter-Zeitung. 1918. 10—12. Nov .

17 Der Freie Soldat. 1918. 13. Nov .

18 M iller S. Das Ringen um “die eftizige grodeutsche Republik”. Die So­ zialdemokratie in sterreich und im Deutschen Reich zur Anschlufrage 19 18/19 //A rchiv fr Sozialgeschichte. Jahrbuch der Friedrich-Ebert-Stiftung .

Bonn,,1971. Bd 111. S. 48 .

19 Protokoll des Parteitages 1923. Die Verhandlungen der Sozialdemokrat!-, sehen Arbeiterpartei Deutschsterreichs. Wien, 1903. S. 166 .

20 Protokoll des sozialdemokratischen Parteitages 1925. Wien, 1925 .

21 Die soziale Revolution. 1919. 25. Juni .

22 Die Rote Fahne .

23 ЦГАОР. Ф. 391. On. 2. Д. 22. Л. 271 .

24 Der Rote Soldat. 1923. 1. Mai .

25 Protokoll der Verhandlungen des Parteitages der sozialdemokratischen Arbeiterpartei Deutschsterreichs. Abgehalten in Wien vom 25. bis 27. Novem­ ber 1901. Wien, 1922. S. 26 .

28 Internationale Jugendkorrespondenz. 1923. N 7. S. 20 .

27 Волин Б. Восставшая Вена. M.; Л., 1927. C. 115 .

28 Турок В. М. Очерки истории Австрии, 1918^—1929. М., 1955 .

29 Торговый бюллетень торгпредства СССР в Австрии. 1925. № 2. С. 6 .

80 W irtschaftsstatistisches Jahrbuch 1924. Wien, 1925. S. 49—50 .

31 Der Kampf .

32 ДВП СССР. M., 1974. T. 19.. 7. C. 21 .

33 См.: М иронов Д. A. Усиление опасности аншлюса и позиция партий австрийского рабочего класса (февраль 1934 — июль 1936) //Политика вели­ ких держав на Балканах и Ближнем Востоке в новейшее время. Свердловск,

1983. С. 71—85; Он же. Позиция партий австрийского рабочего класса в пе­ риод усиления опасности аншлюса (июль 1936 — нояб. 1937) // Политика великих держав на Балканах и Ближнем Востоке, 1932— 1945. Свердловск,

1984. С. 47—55 .

34 Winter Е. К Arbeiterschaft und Staat: Dokumente. Wien, 1934 .

В. A. БУХАНОВ ^ Уральский университет

Формирование внешнеэкономической концепции германского фашизма 1933) (1929— Германский национал-социализм, как и фашистские движе­ ния в других странах, представлял собой полную, противополож­ ность коммунистическому движению. Он выражал коренные ин­ тересы наиболее реакционных кругов империалистической бур­ жуазии в новых, необычных для нее условиях начавшегося об­ щего кризиса капитализма. Глубинная сущность национал-со­ циализма проявилась, однако, не сразу. Только со временем в нем обнаружилась крайняя, кризисная форма реализации про­ цесса государственно-монополистического развития современ­ ного капитализма [1. С. 164]. Первоначально она не осознава­ лась ни многими представителями финансовой олигархии, ни тем более фюрерами НСДАП .

В первое время крупные банкиры и промышленники видели в нацистской партии лишь одну из крайне правых группировок, в великом множестве расплодившихся в послевоенной Германии .

Им были понятны и близки фашистские идеи тоталитарной дик­ татуры, а также агрессивной внешней политики. В то же время их не могли не настораживать некоторые зафиксированные в «Двадцати пяти пунктах» НСДАП лозунги, такие, например, как национализация трестов и участие рабочих в прибылях крупных предприятий [2. С. 28]. Монополисты требовали внести ясность в этот важнейший вопрос. Им хотелось получить опре­ деленное представление и о внешнеэкономической концепции фашизма, но вплоть до конца двадцатых годов ее просто-на­ просто не существовало .

Гитлера в то время волновала главным образом проблема организации массовой партии, опираясь на которую можно было бы претендовать на власть. В своей первой книге, «Майн кампф», он, по существу, пытался дать ответ на вопросы о том, как превратить национал-социалистскую партию в массовую, хорошо организованную и слепо повинующуюся ему силу; как, используя эту силу, захватить власть в стране; как употребить узурпированную государственную власть на подготовку и раз­ вязывание мировой войны. С циничной откровенностью в книге излагались способы овладения обыденным сознанием немец-





Похожие работы:

«В.П. Мишин ДНЕВНИКИ Записи и воспоминания (1960-1974 годы) ТоМ I Воронеж 2014 Кварта В.П. Мишин Дневники. В 3-х томах. / Воронеж: Кварта, 2014. – Том I. – 348 с. В трехтомном издании представлены днев...»

«Толкачева Е.Т., член историко-архивного клуба "Краевед Хакасии" Георгий Иванович Тутатчиков – актёр театра и доброволец фронта Георгий Иванович Тутатчиков (1924 г.р.) первенец в семье Ивана Аркадьевича Тутатчикова (1891), качинский сеок прт. Иван Аркадьевич воевал с японскими самураями на острове Хасане и в рукопашной схватке получил штыковое...»

«Иерей Александр Веберов. Годовщине отречения святого мученика Государя Императора Николая 95 лет назад в ночь со 2/15 на 3/16 марта 1917 года  святым мучеником, благоверным царем Николаем II, был подписан "Манифест об отречении от Престола". Многие видят в этом признаки слабости и малодушия последнего Российского Императора, однако, ка...»

«ISSN 1694-5751 ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ КЫРГЫЗСКО – КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ Серия 6. Труды кыргызско – Выпуск 1 . китайского института ISSN 1694-5751 Вестник КНУ им. Ж. Баласагына: Серия 6. Труды Кыргызско Китайского института Выпуск 1. Проблемы и перспективы развития кыргызско-китайских...»

«Предисловие (из книги Дж. Боффа "История Советского Союза") Следует объяснить, как и почему я написал эту книгу. Я довольно долго жил в Советском Союзе. Первый раз я приехал сюда 28 декабря 193 г. Сталин умер всего несколько...»

« ГВОЗДЕВА Дарья Ивановна ИДЕАЛЫ ОБРАЗА ЖИЗНИ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ– ВЫПУСКНИКОВ РАЗЛИЧНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ Специальность 19.00.01 – "Общая психология, психология личности, история психологии" (психологические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой сте...»

«Гершкович  Валерия Александровна Ц еленаправленное игнорирование в м немическои деятельности 19.00.01 —общая психология, психология личности, история психологии Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических  наук Са н  тПетербург к Работа  выполнена на кафедре  общей пси...»

«Российская академия наук Уральское отделение Коми научный центр Институт языка, литературы и истории В.И. МЕНЬКОВСКИЙ, К. УЛЬ, М.А . ШАБАСОВА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ 1930-х ГОДОВ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Сыктывкар 2013 УДК 930 (4...»









 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.