WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ФРИДМАН Михаил Феликсович ГЛОБАЛЬНАЯ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА: ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ НОВОЙ КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования

"РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И

ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

при ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

На правах рукописи

ФРИДМАН Михаил Феликсович

ГЛОБАЛЬНАЯ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ

ПОЛИТИКА ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА:

ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ

КОНЦЕПЦИЯ НОВОЙ КУЛЬТУРНОИСТОРИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ

Специальность 09.00.13 – философская антропология, философия культуры Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук

Научный консультант Семедов С.А., доктор философских наук, доцент Москва – 2018

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 4 Глава 1 . Становление и развитие информационного обще- 32 ства как философская проблема § 1. Информационное общество: общая характеристика понятия 32 и философский анализ проблемного поля § 2. Информационное общество как архетип коллективного со- 46 знания и тип мировоззрения личности, определяющий феномен человеческой субъективности и идентичности: философскоантропологический аспект § 3. Информационное общество как форма существования об- 62 щественного сознания интеллектуальной элиты, определяющая стимулы и механизмы становления индивидуума, культуры и цивилизации § 4 .
Информационное общество как историческая эпоха разви- 75 тия человеческой цивилизации, определяющая механизмы трансляции культуры Выводы к первой главе 90 Глава 2 . Роль и место глобальной научно-образовательной 92 политики в становлении и развитии информационного общества: научно-исторический анализ концептуальных и методологических подходов § 1. Научно-образовательная политика в условиях глобализации 92 социального управления: современное состояние и преобладающие тенденции развития § 2. Предпосылки и условия формирования новой научно- 119 образовательной парадигмы и методологии в контексте развития философской мысли § 3. Вклад отечественных философов и исследователей в разра- 152 ботку концептуальной основы глобальной научно-образовательной политики информационного общества Выводы ко второй главе 173 Глава 3 . Теоретические основы глобальной научно-образова- 178 тельной политики информационного общества § 1. Глобальные проблемы современной цивилизации: краткая 178 характеристика и философский анализ § 2. Основные положения и методологические принципы тео- 193 рии глобальной научно-образовательной политики информационного общества: концептуальные подходы и пра

–  –  –

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В настоящее время человечество переживает беспрецедентный по своим масштабам мировой системный (политический, экономический, демографический, социальный, культурный, технологический, экологический) кризис, который представляет собой не только поражение существующих подходов к управлению сложной системой общественных отношений, а закономерную смену культурно-исторической парадигмы, эволюционно обусловленную возникновением нового этапа в жизненном цикле человеческой цивилизации, основанной на упадке постиндустриального общества – общества потребления, с одной стороны, и на развертывании интеллектуального потенциала информационной среды, с другой .





В условиях интенсивно формирующегося многополярного мира с активно конкурирующими государствами, меж- и надгосударственными объединениями, с неизбежностью возникают и усугубляются глобальные проблемы, затрагивающие не только судьбы современников, но и самым существенным образом влияющие на будущее всего человечества и практически на все аспекты существования современного человека и как индивида, и как вида, и как универсума. Эти проблемы носят надгосударственный характер, а потому не могут быть решены средствами внутренней или внешней политики отдельно взятой страны. Это проблемы изменения биопсихосоциодуховной природы человека, его сознания и культуры .

Вступая в информационное общество, основывающееся на экономике знаний и обеспечении информационной безопасности, становится очевидной низкая эффективность научно-образовательной политики в мире. Сегодня формирование готовности человеческой цивилизации к решению существующих и возникающих проблем глобального масштаба требует продиктованного исторической ответственностью эпохи объединения усилий всего земного шара .

Рассматривая выбор концептуальных оснований для формирования глобальной научно-образовательной политики в качестве фундаментальной философско-антропологической и одновременно с этим культурфилософской проблемы в контексте развертывания новой культурно-исторической парадигмы, оптимизации международных отношений, глобального и регионального развития, ориентирующейся на создание конструктивного диалога между субъектами подготовки и принятия соответствующих политических решений, следует отметить, что указанный подход предлагает новый инструмент реализации, защиты и гармонизации национальных интересов, способный создать идейнотеоретическую и институциональную основу для решения общих проблем человечества .

Проблема реформирования науки и образования давно уже назрела .

Глобализация, информатизация общества, переход к экономике знаний, интеграция во Всемирную торговую организацию, появление Европейского Союза, Союзного государства России и Беларуси, возникновение и развертывание деятельности таких международных альянсов и организаций, как БРИКС, ЕврАзЭС, ШОС и пр. – эти обстоятельства в числе первых, на наш взгляд, определяют необходимость кардинального пересмотра стратегических ориентиров и приоритетных направлений модернизации образования и науки как во внутренней политике государства, так и во внешней и на всемирном уровне .

Работ, затрагивающих общие вопросы глобализации науки и образования в условиях перехода к информационному обществу, достаточно, однако исследований, детально рассматривающих конкретные аспекты данной проблемы и предлагающих внятные конструктивные решения, буквально единицы. Указанным обстоятельством во многом и обусловлено внимание к существующей проблеме .

В настоящее время теория глобальной научно-образовательной политики информационного общества только формируется, поэтому очень важно определить ее сущность и предназначение .

Степень разработанности проблемы. Опыт философского осмысления роли и места реализации интеллектуального потенциала человека в становлении и развитии общества имеет историю, вероятно, соизмеримую с историей формирования человеческой цивилизации, философии, педагогики, культуры и социального управления. Вместе с этим следует выделить несколько имен современных исследователей, работы которых напрямую связаны с разработкой теории информационного общества .

Сам термин “информационное общество” нередко приписывают Ю .

Хаяши, профессору Токийского технологического института, хотя еще одна японская версия происхождения этого словосочетания относится к беседе Кисё Курокава и Тадао Умесао в 1961 году. Термин прочно закрепился, вошел в научный оборот и уже в 1962 году был использован в работе Ф.Махлупа (The production and Distribution of Knowledge in the United States. Princeton, 1962) .

Зачастую в научной литературе можно встретить отождествление понятий “информационное общество” и “постиндустриальное общество” .

Основоположниками разработки проблемы изучения сущностных признаков указанной понятийной системы являются Д.Белл, Э.Тоффлер, Ф.Махлуп, М.Порат, Ё.Масуда, Т.Стоуньер, А.Турен, М.Кастельс, А.А.Зиновьев, В.Л.Иноземцев и др .

Изучением различных аспектов формирования и существования информационного общества наряду с перечисленными исследователями занимались 3.Бауман, З.Бжезинский, Ж.Бодрийяр, Э.Гидденс, П.Друкер, А.Кинг, Г.Молитор, Д.Несбит, Ф.Уэбстер, Ю. Хабермас, Г.Шиллер и мн.др .

Теоретические основы формирования и реализации глобальной научнообразовательной политики информационного общества в трудах отечественных и зарубежных исследователей не нашли широкого освещения, отдельные вопросы государственной образовательной политики рассмотрены в ряде работ философов, политологов, социологов, педагогов, психологов, экономистов, культурологов, определяющих ракурс и опирающихся на фундаментальные положения каждой из предметных областей .

Основные концептуальные подходы к анализу выбора оснований для целеполагания в образовании отражены в работах Д. Дьюи, Э. Дюркгейма, К. Мангейма, Т. Парсонса и других исследователей, подчеркивающих важнейшие политические, экономические и социальные функции образования как социального лифта и механизма развития общества .

Проблему влияния образования на общественные отношения рассматривали С. Боулз, Г. Гинтис, Р. Коллинз, А.Хоннет, М.Эпл и мн.др .

Анализ образовательной политики с точки зрения философии образования был освещен в исследованиях В.А. озчикова, А.Ф.Малышевского, Н.Менди, В.В.Миронова, И.Б.Романенко, В.А.Садовничего, И.П.Сафронова, А.Н.Чумакова и мн.др .

Определение понятия “образовательная политика” было раскрыто политологами Ж.Аньон, А.П.Кошкиным, И.Ю.Крутовой, Л.Л.Шпаковской и др .

Широкий спектр исследовательских вопросов, посвященных генезису и эволюции университета и университетского образования в контексте их рассмотрения в качестве социокультурных феноменов, освещается в трудах В.Гумбольдта, Г.-Г.Гадамера, Дж.Ньюмена, X.Ортега-и-Гассета, Ю.Хабермаса, К.Ясперса и мн.др .

Проблеме концептуализации университетского образования посвящены работы Дж.Бентама, М.Вебера, Г.Денифле, Э.Дюркгейма, К.Мангейма, Г.Решдолла, Д.Риккардо, Р. Хатчинса, С. Хука и мн.др .

Сегодня в России довольно плотно, с дискуссионной степенью эффективности, научно-прикладными разработками в области образовательной политики занимается ряд сложившихся научных сообществ, среди которых Институт развития стратегии образования (Боголюбов Л.Н., Богуславский М.В., Вульфсон Б.Л., Иванова С.В., Корнетов Г.Б., Левицкий М.Л., Лукацкий М.А., Пружинин Б.И., Ткаченко Е.В. и др.), Федеральный институт развития образования (Асмолов А.Г., Блинов В.И. и др.), Высшая школа экономики (Болотов В.А., Каспржак А.Г., Ушаков К.М., Фрумин И.Д. и др.), Московская высшая школа социальных и экономических наук (Коган Е.Я., Лебедев О.Е., Ленская Е.А .

и др.), система высшего и последипломного педагогического образования (МГПУ, МПГУ, РГПУ имени А.И. Герцена, АПКиПРО и др.) и Международный научно-образовательный центр имени А.А.Зиновьева МГУ имени М.В. Ломоносова (Бабурин С.Н., Баландина Э.Г., Бочарников И.В., Зиновьева О.М., Луков В.А., Назаров О.Г., Солодухин Ю.Н. и др.) .

Научная политика как понятие только формируется в современном мире, однако до недавнего времени в эпоху развитой индустриализации широко применялся термин “научно-техническая политика”, видимо, потому что свое развитие человечество в ХХ веке определяло развитием естественных наук, техники и технологии .

В настоящей работе мы сконцентрируем свое внимание на глобальной научно-образовательной политике информационного общества, ограничив поле исследования философско-антропологическими и культурфилософскими проблемами развертывания новой культурноисторической парадигмы в контексте формирования, принятия и реализации стратегических решений по преодолению общих проблем человечества средствами науки и образования. Вопросы научнотехнической политики мы сознательно не будем рассматривать, так как они предполагают отдельный большой объем работы и существенное изменение целей, содержания и методов исследования. Принципиально нас интересуют в данном исследовании общие закономерности взаимоотношений человека как вида и как индивида с новой культурноисторической парадигмой развития человеческой цивилизации – информационным обществом, а именно их взаимовлияния на сущность, существование и сосуществование друг друга .

Цель исследования: осмысление существующих и философское (философско-антропологическое и культурфилософское) обоснование разработки новых концептуальных подходов к формированию и реализации методологических принципов глобальной научнообразовательной политики, направленной на становление и развитие очередной культурно-исторической парадигмы – информационного общества в условиях глобализации социального управления .

Задачи исследования, обусловленные его целью, состоят в следующем:

1. Выявить и описать основные методологические подходы к изучению проблемы становления и развития информационного общества, дать философско-антропологическое и культурфилософское обоснование новой культурно-исторической парадигмы .

2. Уточнить понятийный аппарат новой культурно-исторической парадигмы — информационного общества, определить ее сущностные характеристики .

3. Сформулировать предпосылки и условия перехода к информационному обществу, проанализировать кризис традиционных социальных институтов, определить субъекты, методы, средства и основные этапы формирования информационного общества .

4. Систематизировать и обобщить результаты исследования процессов формирования и реализации научно-образовательной политики в России и за рубежом как комплексной (в т.ч. философско-антропологической и культурфилософское) проблемы становления и развития информационного общества .

5. Определить роль и место глобальной научно-образовательной политики в становлении и развитии информационного общества в условиях кризиса гуманитарных наук. Выяснить характер влияния глобализации на формирование нового человека и новой культуры .

6. Оценить современное состояние и ведущие тенденции развития глобальной научно-образовательной политики информационного общества, определить предпосылки, условия и основные этапы формирования новой культурно-исторической парадигмы и методологии .

7. Выявить причины и потенциальные возможности решения глобальных проблем человечества средствами науки и образования .

8. Обосновать и сформулировать теоретико-методологические основы, принципы и методы формирования новой – глобальной – парадигмы научно-образовательной политики информационного общества .

9. Определить роль и место университета в структуре социального управления стратегическим развитием интеллектуального потенциала общественных отношений в контексте становления глобальной научнообразовательной политики информационного общества .

10. Разработать и обосновать концептуальные подходы к модернизации университета как социального института информационного общества .

Объект исследования: информационное общество, философские (философско-антропологические и культурфилософские) условия его становления в качестве новой культурно-исторической парадигмы .

Предмет исследования: методологические принципы глобальной научно-образовательной политики информационного общества .

Методологическая база исследования. Методологическая программа исследования построена на основе анализа с учетом выявления, обобщения и осмысления проблем философской антропологии и философии культуры в контексте ее взаимоотношений с индивидуумом, социумом и цивилизацией, а также на основе изучения теоретических подходов, отраженных в работах ведущих философов и исследователей, и накопленного в результате опытноэкспериментальной работы материала .

В ходе работы над исследованием был проведен анализ философской и научной литературы, изучен отечественный, зарубежный и международный опыт социального управления, осуществлена диагностика практического состояния научно-образовательной политики, организованы моделирование и проектирование новых типов университета как социальных институтов информационного общества .

Теоретические построения и допущения в работе основываются также на ряде положений философского конструктивизма и социологии знания, в том числе на зависимости теоретической модели исследуемого объекта от свойств познающего субъекта, его «картины мира»; на «социальной относительности» знания, первичности и интерсубъективности повседневного знания, его влияния на язык и мышление учёного; на повышенное внимание к терминологии исследования; на потенциальную множественность и комплементарность теоретических моделей объекта .

Концептуальной основой исследования наряду с основоположниками марксизма (К.Маркс, Ф.Энгельс), неомарксизма (Г.Лукач), либерализма (Л .

фон Мизес, Ф.А. фон Хайек), теории массового общества (Х.Ортега-иГассет), теории менеджериального общества (Дж.Бернхэм), теории тоталитарного общества (Э.Юнгер, Х.Арендт, К.Мангейм), теории развитого индустриального общества Франкфуртской школы (М.Хоркхаймер, Т.Адорно, Г.Маркузе), теории общества «позднего модерна» (Э.Гидденс) и теории имперского глобализма (М.Хардт и А.Негри) стали создатели теории постиндустриального общества и информационного общества (Д.Белл, Э.Тоффлер, Ю.Хаяши, Ф.Махлуп, Т.Умесао, М.Порат, Ё.Масуда, Т.Стоуньер и др.), а также основатель интеллектологии А.А.Зиновьев и др .

Основополагающие работы по философской антропологии, посвященные вопросам исследования биопсихосоциодуховной природы человека, принадлежат Л. Бинсвангеру (взаимосвязь экзистенциального, антропологическго и личностно-ориентированого подходов), А.Гелену (взаимообусловленность природосообразного и кульутросообразного в человеке), Э.Г.А.Гуссерлю (феноменологическая сущность субъектности), В.Дильтею (жизнь и психика человека как бесконечность), Х.Плеснеру (природа человеческой бытийности), М.Шелеру (комплексный подход к изучению природы человека); Аблееву С.Р. (философские основания психофизиологии), Ф.Ю.Албаковой (культурно-антропологические основания региональной модернизации, антропология социальной памяти), Н.А.Бердяеву (влияние объективации и трансцендирования на инновационный прорыв человеческой цивилизации), В.Ю.Бельскому (роль философии образования в становлении информационного общества), П.С.Гуревичу (философские и методологические основания научного статуса философской антропологии), Т.В.Черниговской (влияние языковых и когнитивных функций на интеллектуальное развитие человека) и др .

Фундаментальные основы философии культуры, применительно к аспектам нашего исследования, были заложены Г.Зиммелем (жизнь как поток культурно-исторических переживаний в условиях творческого становления личности), Э.Кассирером (влияние мысли на формирование опыта), Г.Риккертом (культура как эволюция всеобщих социальных ценностей), О.Шпенглером (влияние морфологии всемирной истории на смену культурно-исторических парадигм); Астафьевой О.Н. (ориентиры культурной политики при смене культурно-исторических парадигм), Барковой Э.В. (влияние культуры на развитие экофилософской картины мира), Богатыревой Т.Г. (сущность и функции человека в информационном обществе), Делокаровым К.Х. (развитие человека в условиях глобализации), Егоровым В.К. (политика государства в сфере образования и науки), Киричком П.Н. (роль культуры в становлении информационного общества), Митрошенковым О.А. (культурфилософские аспекты социально-экзистенциального позиционирования индивида и общества), Никоноровой Е.В. (влияние культурной политики на развитие информационного общества), Роцинским С.Б. (влияние культуры на управление обществом и государством), Садохиным А.П. (методологические ресурсы формирования общероссийской идентичности в процессе становления информационного общества), Сайко Е.А. (креативный потенциал культурной политики информационного общества) и др .

Ключевые подходы к пониманию взаимосвязи научно-образовательной политики и основных социальных институтов рассмотрены в трудах Данненберга А.Н., Джохадзе Д.В., Иваненко С.И., Ивановой С.В., Ильина И.В., Иноземцева В.Л., Кантерова И.Я., Лекторского В.А., Миронова В.В., Мчедловой М.М., Поканиновой Е.Б., Семедова С.А., Ситникова А.В., Солодухина Ю.Н., Сторчака В.М., Чумакова А.Н., Шахова М.О., Шмидта В.В. и др .

Информационная база исследования. Теоретической и эмпирической базой исследования послужили: а) классические философские тексты зарубежных и отечественных мыслителей; б) исследования современных отечественных философов; в) исследования современных зарубежных философов в переводе; г) международные документы и нормативноправовая база РФ; д) данные мониторинга и статистики органов государственной власти и независимых организаций; е) экспертные оценки представителей профессионального сообщества, руководителей государственных органов власти и лидеров общественного мнения .

Научная новизна результатов исследования:

1. Уточнены и описаны основные методологические подходы к изучению проблемы становления информационного общества, включающие в себя комплексное (философско-антропологическое и культурфилософское) обоснование новой культурно-исторической парадигмы, расцвет которой, с завершением переходного периода, будет характеризоваться тем, что большинством населения планеты станут интеллектуальные лидеры, являющиеся элитой информационного общества, его господствующим классом, который в условиях ограниченности ресурсов на планете неизбежно придет к необходимости добровольного самоограничения потребностей. Таким образом, воспитание человека должно быть направлено не на интенсивное освоение ресурсов, а на разумное и добровольное сокращение собственных потребностей. Появление нового человека будет сопровождаться появлением новых потребностей и новых инстинктов, связанных с его эффективным существованием в информационной среде .

2. Уточнено понятие “информационное общество” и в целом понятийный аппарат новой культурно-исторической парадигмы, предложены определения ее сущностных признаков. Информационное общество – это одновременно и новая историческая эпоха развития человеческой цивилизации, характеризующаяся глобальным объединением людей на основе обобществления интеллектуальных ресурсов человечества для решения важнейших проблем современности (культурно-историческая парадигма); и идеология (форма существования общественного сознания), основывающаяся на совокупности коллективных представлений о лидирующей роли интеллекта в общественно-историческом развитии; и тип мировоззрения – система взглядов на мир с позиции интеллектуального лидера - «архитектора информационной среды», продуцирующего и продвигающего идеи, объединяющего вокруг их развития и реализации единомышленников и создающего на основе информационно-коммуникационного взаимодействия новую социокультурную среду .

3. Сформулированы и обоснованы предпосылки перехода к информационному обществу в условиях кризиса традиционных социальных институтов, определены субъекты, методы, средства и основные этапы формирования информационного общества. Общество развивается во многом благодаря диалектическому взаимодействию трех основных сфер человеческой деятельности: творчества, технологии и культуры. Философское осмысление творчества — искусство, технологии — наука, культуры — образование .

4. Доказано на основе систематизации и обобщения результатов исследования процессов формирования и реализации научнообразовательной политики в России и за рубежом как философской проблемы становления и развития информационного общества, что всегда на земле были люди, для которых информация, знания, мышление, идеи представляли наивысшую ценность, они во все исторические эпохи интеллектуально обеспечивали инновационный прорыв цивилизации, они определяли ее качество и потенциал. Информация способствовала удовлетворению их потребностей, т. к. они знали, где, когда, как и что им надо делать, т.е. информация выступала ключевым фактором их благополучия. Она же позволяла им экономить их ресурсы (время, материю, пространство, энергию), что делало их успешными и эффективными. Синергетические свойства информации люди тоже заметили довольно рано, что привело их к неизбежности объединения усилий. Так отдельные интеллектуальные лидеры стали объединяться в философские и научные школы, развитие которых повлекло за собой возникновение соответствующих институтов (Платоновская академия, Аристотелевский ликей, средневековый университет и пр.), образующих целое сословие интеллектуальных лидеров (жрецы, брахманы, мудрецы и пр.). Влияние этих школ, институтов и сословий (класса, варны и т.п.) стало условием перехода к новому формату общественных отношений, к новой парадигме — информационному обществу, движителем институциональной основой которой становилась научно-образовательная политика .

5. Определены роль и место научно-образовательной политики в становлении и развитии информационного общества в условиях кризиса гуманитарных наук. Выяснен характер влияния глобализации на формирование нового человека и новой культуры. Важнейшую роль в строительстве информационного общества играет глобальная научнообразовательная политика, под которой в настоящей работе понимается разработка, реализация и продвижение системы политических мер, направленных на развитие общества средствами образования и науки, из чего с неизбежностью следует вывод, что выбор концептуальных основ новой методологии, являющийся философской проблемой становления и развертывания информационного общества, опирается на разработку эффективных подходов к социальному управлению стратегическим развитием интеллектуального потенциала человеческой цивилизации в условиях закономерной смены культурно-исторической парадигмы, в контексте которой человечество стремится высвободить максимум времени на то, чтобы за одну биологическую жизнь прожить не только несколько социальных (как в парадигме индустриального общества), но и несколько духовных жизней (жизней-попыток, нацеленных на спасение человечества и мира посредством преодоления глобальных проблем современности) .

6. Оценено современное состояние и доминирующие тенденции развития научно-образовательной политики, определены предпосылки, условия и основные этапы формирования новой парадигмы и методологии научнообразовательной политики. Политические меры предполагают управление долгосрочными проектами, нацеленными на достижение синергетического эффекта в поиске эффективных решений глобальных проблем человечества в ходе непрерывного повышения качества коммуникации, мышления и управления действующих субъектов. Таким образом, научнообразовательная политика в информационном обществе призвана кардинально пересмотреть и гарантированно обеспечить эффективное управление производством, хранением, передачей и развитием социально значимой информации, в результате чего у “нового” человека появляются новые – другие – потребности, которые, в свою очередь, порождают новые стимулы и мотивы, а это значит, что Человек Вчерашний и Человек Завтрашний – принципиально разные объекты социального управления .

Формирование планетарного масштаба мышления приближает человека к идее отождествления Бога и информации в массовом сознании .

Социальное управление в информационном обществе предполагает, что его объектом становится интеллектуальный потенциал человека, сообщества и человечества в их взаимосвязи .

7. Установлены причины и потенциальные возможности решения глобальных проблем человечества средствами науки и образования .

Глобальные проблемы современности заставляют человечество объединяться для их совместного решения, что подразумевает коренное изменение целей, содержания и структуры общественных отношений, направленных на обобществление и развитие общего интеллектуального потенциала существующей цивилизации. Исходя из того, что почти семимиллиардное население планеты представляет собой совокупность носителей разной (и по содержанию, и по масштабу, и по структуре, и по культурно-языковой принадлежности) информации, объединить которых быстро и конгруэнтно не представляется возможным, поэтому необходимо рассматривать данную проблему в долгосрочном стратегическом аспекте .

Таким образом, подготовка человека к участию в спасении (определении будущего) человечества является основной функцией научнообразовательной политики, и очередная реформа в этой сфере не является исключением, даже если она продиктована условиями небывалого по своим масштабам мирового кризиса. Полноценный и максимально безболезненный переход к информационному обществу возможен только при проведении соответствующей научно-образовательной реформы, способной научить нового человека жить в новых условиях. Мы полагаем, что требуется научно-образовательная реформа, которая сможет изменить существующие подходы к формированию мировоззрения современного человека, вооружив его необходимыми знаниями, ценностями и установками для преодоления сложившихся обстоятельств на фоне установления нового мирового порядка .

8. Выявлены, сформулированы и обоснованы теоретико-методологические основы формирования новой парадигмы научно-образовательной политики информационного общества, определены предмет, метод, ключевые концептуальные положения, принципы и подходы. Информационное общество опирается на то, что в нем информация позволяет человеку как биопсихосоциодуховному существу самостоятельно принимать решения по удовлетворению своих соответственно биологических, психологических, социальных и духовных потребностей в социально приемлемых формах, эффективно преодолевать возрастные кризисы, трудные жизненные ситуации, предупреждать и разрешать конфликты, и способствует объединению интеллектуальных ресурсов человечества для эффективного решения глобальных проблем на основе синергетического эффекта. Во многом именно эти тенденции и определяют приоритетные направления глобальной научно-образовательной политики. Предметом теории глобальной научно-образовательной политики информационного общества является изучение интеллектуального лидерства как движущей силы общественно-исторического процесса на основе поиска философских оснований формирования подходов к разработке, принятию и продвижению политических решений по вопросам становления и развития информационного общества средствами науки и образования. Метод — представляет собой философский анализ научно-образовательных реформ, заключающийся в сопоставлении, обобщении и систематизации их идеологии, теории, методологии и практической реализации в контексте смены культурно-исторических парадигм, идеологий и мировоззрений .

9. Определены роль и место университета в структуре социального управления стратегическим развитием интеллектуального потенциала общественных отношений в контексте становления глобальной научнообразовательной политики информационного общества. Предпосылки и условия возникновения новой парадигмы и методологии научнообразовательной политики во многом связаны с необходимостью преодоления кризиса современного университета, перед которым открываются совершенно иные перспективы, позволяющие его рассматривать в качестве особой средообразующей платформы с высоким научным, образовательным, производственным, культурным, политическим, экономическим, технологическим и экологическим влиянием. Университет, а не иные социальные институты, в информационном обществе должен стать площадкой для переговоров, организатором конструктивной дискуссии по поиску и гарантированному обеспечению взаимных интересов различных социокультурных групп .

Университет в новых экономических условиях представляется в новом качестве – в качестве среды обитания сознания современного человека, выстраивающего свои взаимоотношения с человечеством. Университет — сама себя создающая среда, характеризующаяся конструктивной активностью сообщества, структурирующего бесконечный информационный поток на основе построения оптимальной траектории развития человеческой цивилизации .

10. Впервые разработаны и обоснованы концептуальные подходы к модернизации университета как социального института информационного общества. Сегодня назрела необходимость коренного преобразования университета, которое должно четко определить его назначение в жизни общества. Университетское образование должно быть дифференцированным и обеспечивать непрерывное интеллектуальное сопровождение человека в течение всей жизни, побуждая его к проявлению самостоятельной познавательной мотивации и деятельностной инициативы. Университет должен быть университетом для всех – для всех, кто хочет приобщиться к его ценностям, он должен принимать каждого, не отказывая никому, однако окончанием обучения должно считаться завершение освоения программы решения научной задачи, а не официального срока, т.е. нельзя спрогнозировать заранее, кому сколько времени и сил потребуется на освоение той или иной научнообразовательной программы .

Положения, выносимые на защиту

1. Переход к новой культурно-исторической парадигме — информационному обществу — предполагает решение трех основных задач, среди которых следующие: 1) появление и развитие технической возможности массовой коммуникации (изобретение и производство устройств; проведение и администрирование сетей; организация равного доступа к информационным ресурсам), 2) формирование, развитие и организация движения контента, 3) формирование и развитие информационной среды (в т.ч. управление познавательной мотивацией и коммуникацией) .

2. Анализируя условия перехода к информационному обществу с позиций сравнительного анализа культурно-исторических парадигм (то есть посредством сопоставления сущностных признаков различных исторических эпох развития человеческой цивилизации с выявлением условий их возникновения, развертывания и упадка), требуется обратить внимание на то, что, вероятно, существует три основных подхода к реформированию социального управления: декларативный (или лозунговый), формальный (или нормативный) и институциональный (или деятельностный). Осмысленный переход к информационному обществу возможен только в результате проведения соответствующих – большей частью научно-образовательных – реформ: одних только лозунгов и документов недостаточно – требуется реинституционализация общественных отношений. Наступление новой культурно-исторической парадигмы возможно только в связи появлением интеллектуального лидерства как господствующего класса, образующего большинство .

3. Структура информационного общества на этапе его становления крайне неоднородна, ее следует рассматривать в соответствии со степенью и характером погруженности человека в единое информационное пространство как в среду существования, обитания и познания, сопротивление и адаптация к которой, и порождает личность. Очевидно, на ранних стадиях формирования информационного общества в его структуре можно выделить четыре основных класса: 1) аскеты, обеспечивают баланс сил между аффилированными объединениями носителей идеологии информационного общества; 2) операторы автоматизированных средств информационно-коммуникационного взаимодействия, обслуживают технические средства массовой информации, коммуникации и производства; 3) программисты, создают и оптимизируют технические средства массовой информации, коммуникации и производства; 4) модераторы, формируют и управляют общественным сознанием, организуют коммуникацию и наполнение контента. При этом каждый участник информационного общества стремится стать архитектором информационной среды, который организует среду, самостоятельно формируя ее цели, принципы, содержание и структуру, определяя участников и контексты коммуникации. Таким образом, образование в информационном обществе нацелено на подготовку интеллектуальных лидеров .

4. Рассматривая информационное пространство в качестве среды обитания сознания, мы выделяем, по аналогии с экологической классификацией организмов, различные типы его участников, считая, что оно объединяет своих – информационных – продуцентов (занимаются творчеством, формируют смыслы, т.е. создают новое), консументов (формируют методы, превращают результаты творчества в технологию, делая ее доступной для всех современников) и редуцентов (формируют ценности, превращают технологию в культуру, делая ее доступной для потомков). При этом мы настаиваем на позиции, что у каждого человека в информационном обществе формируется новая потребность (группа потребностей), заключающаяся в наличии постоянного доступа к информационным ресурсам человечества, человек становится информационно зависимым. Зависимость человека от информации, его информационная потребность, превращает информацию в эффективное средство управления. Таким образом, доступ к информационным ресурсам, отбор и структурирование информации, формирование навыков оценки актуальности, достоверности и полезности информации и пр. является основным фактором социального управления. Учитывая, что образование — инструмент общества по насаждению идеологии, человек становится заложником информационной среды. Человек есть продукт своей информационной среды .

5. И сознание, и мир калейдоскопичны и самодостаточны, т. е. в них все сущее уже есть в полном объеме: вся материя, вся энергия, все время, все пространство, вся информация (все идеи), только упакованы они не в языке, а в ощущениях (у человека) и в явлениях (у мира). Образование — лишь передача ракурса, видения. Статичной истины нет — есть лишь ракурсы, а истина динамична и созидаема (истина — то, как оно есть, существует лишь в хаосе, в бесконечном и непрерывном движении) .

Человек живет в бесконечности, сознание — это ощущение жизни, способ ориентации в бесконечности. Информация — форма существования осознаваемых свойств сущего. Бытие, сознание и информация образуют единство мира. Настройка мировоззрения может осуществляться самостоятельно индивидом (через мышление, рефлексию), а может и при помощи общества (образование) .

6. Человек участвует в обновлении картины мира, в приеме, преобразовании и передаче информации. Данная функция человека закреплена в соответствующих областях знания: возникновение информации (мифология, философия и др.), развитие информации (математика, логика и др.), передача информации (педагогика, риторика и др.), применение информации (экономика, сельское хозяйство, технические науки и др.), хранение информации (культурология, архивоведение и др.) и т.д. Человек — монополист на изменение масштаба мышления. Одной из сверхзадач человека является увеличение масштаба своего мышления .

Формирование образа совершенного человека — основная культурная и научно-образовательная задача цивилизации, только он — совершенный человек может и должен стать единственным стандартом образования .

7. Жизнь, с нашей точки зрения, это форма существования информации (в т.ч. генетической, психической и исторической), а не белковых тел, составляющих большей частью кожные покровы, мышечную массу и внутренние органы туловища. Жизнь — это процесс развертывания композиции сущего (времени, пространства, материи, энергии и информации). Основой жизненного цикла является катарсис — избавление от прошлого во имя наступления будущего. Смерть — декомпозиция и даже рекомпозиция, т.е. перестройка и переход на более устойчивый уровень существования. Причины смерти — в нарушении композиции (иссякании энергии, истечении времени, исчезновения пространства, разрушении материи и исчерпании информации), смерть — смена идеей своего носителя. Умереть — значит уступить пространство, время, энергию, материю и информацию. Смерть человека — катарсис планеты. Ротация людей (миграция идей) — основа, движущая сила жизни .

Смерть возникает из-за выполнения предназначения, отторжения идеи и нарушения правил композиции жизни. Смерть — смещение диапазона восприятия сущего. Наука и образование должны быть направлены на формирование человека, эффективно обслуживающего идею, владеющего навыками работы с информацией на всех этапах ее освоения: от приема и преобразования — до передачи и катарсиса. Философская антропология как наука, изучающая на примере человека биопсихосоциодуховные свойства сущего. Ее объектом является человек, предметом — его биопсихосоциодуховная природа. Сущее можно описать сочетанием пяти факторов: времени, пространства, материи, энергии и информации. Все существующее так или иначе существует во времени, в пространстве, в материи, в энергии и в информации. Информация представляет собой взаимосвязь сущности (содержания), явления (формы) и функции (смысла). Информация является средством изменения ценностнооценочного отношения, регулирующего поведение и деятельность субъекта («вещь в себе» всегда ценнее «вещи для нас», но ценнее для нас, а не для себя и не для природы). Идеи — ориентиры человека в бесконечности, системы координат, точки отсчета в мышлении. Познание — процесс упорядочивания бесконечности. Образование в информационном обществе — это не запоминание правильных ответов, это приобретение навыков применения собственного жизненного опыта при проектировании будущего своей идеи, своего будущего .

8. Человек в информационном обществе — это не только объект познания (как в кочевом обществе), субъект познания (как в аграрном обществе) и средство познания (как в индустриальном обществе), это, прежде всего, аутентичный экзистенциальный метод познания (отличительная философско-антропологическая черта информационного общества), который можно описать пятнадцатью этапами (см.текст диссертации) .

9. Человек как аутентичный экзистенциальный метод познания и университет, предстающий в нашей логике в том же свете, в итоге объединяются в единое целое, что указывает на высокую вероятность существования в реальности двух гипотетических моделей: “университетпланета” (свободный доступ к информационным ресурсам для всех) и “университет-микрокосм” (каждый взращивает своих «детей», но не как хранителей его биологической информации, а как хранителей и преобразователей его когнитивной информации). Университет должен не опускаться до уровня студента, а задавать планку для роста последнего, активно влиять на формирование его познавательной мотивации и проектирование образовательно-трудовой и шире — жизненной траектории. Мы считаем университет постоянно расширяющейся самоорганизующейся средой обитания интеллектуалов, полагая, что для получения профессии должны быть отраслевые вузы, колледжи, программы профессиональной подготовки и повышения квалификации, если это касается освоения производственных технологий и отработки конкретных профессиональных знаний и компетенций. Основной задачей современного университета является создание институциональной основы интеллектуального лидерства в вопросах решения глобальных проблем человечества .

10. Исходя из того, что новая культурно-историческая парадигма требует новых социальных институтов научно-образовательной политики, основным из которых мы определили сетевой университет, остановимся на его моделях. Первая модель – университет-паутина. Это университет, располагающийся на суше, обладающий густой сетью филиалов и представительств в широком ряде населенных пунктов, куда вахтовым методом приезжают преподаватели со своими научно-образовательными программами. Такой подход позволит сделать высококачественное университетское образование широкодоступным и обеспечит профессорско-преподавательскому составу большие возможности для популяризации своих научных достижений. Если в таких университетах смогут учиться сотни миллионов людей по всему миру, то в университетепоезде (вторая модель), занятия в котором проходят не только в специально оборудованных для научно-образовательной деятельности вагонах скорого поезда, но и с обязательным посещением лучших лекций и мастер-классов ведущих профессоров университетов, находящихся на пути, получат привилегию обучаться тысячи. Такой подход, скажем, при подготовке высшего управленческого состава (например, для представителей крупного бизнеса, органов государственной власти и руководителей общественнополитических движений), обеспечит магистрантов и слушателей программ ДПО не только исключительным знакомством со страной и ее внешними партнерами, но и уникальной возможностью приобщиться к выдающимся интеллектуальным достижениям современности, посетив ведущие вузы страны и мира. В отличие от первой модели вторая может осуществляться только с отрывом от производства и обеспечит полное погружение в предмет исследования. Особым ее преимуществом является и другая важнейшая функция – объединение значительной части академического сообщества в одной образовательной программе. Такое образование не может быть дешевым, и, благо, что от него не требуется быть массовым .

Третья модель – университет-корабль – предполагает кругосветное путешествие на судне с заездом в университеты крупнейших городовпортов мира. Это третья ступень магистратуры, как мы ее видим. Она необходима для формирования интеллектуальных лидеров мирового масштаба, занимающихся глобальной проблематикой в области науки, искусства, литературы, политики, экономики, экологии и пр. Это образование для сотен — для проводников глобальной политики информационного общества .

Соответствие диссертации Паспорту научной специальности 09.00.13 .

Отраженные в диссертации научные положения в полной мере соответствуют паспорту специальности 09.00.13 Философская антропология, философия культуры. Основными областями диссертационного исследования в соответствии с паспортом специальности являются по направлению «Философская антропология» следующие: 2.1 .

Философская антропология в системе знаний, ее предметное поле и методы;

2.3. Человек как особый род сущего; по направлению «Философия культуры» следующие: 3.1. Философия культуры в системе знания; 3.28 .

Основные механизмы трансляции культуры .

Теоретическая значимость исследования обусловлена философскоантропологическим и культурфилософским обоснованием новой культурноисторической парадигмы — информационного общества — с позиций теоретико-методологических основ глобализации научно-образовательной политики. Исследование уточняет понятийный инструментарий, определяет ключевые концептуальные подходы и методологические принципы глобальной научно-образовательной политики информационного общества, раскрывает сущностные признаки (миссию, цели, задачи, функции, содержание и структуру) новой культурно-исторической парадигмы, обосновывает предпосылки и условия перехода к информационному обществу, устанавливает субъекты, методы, средства и основные этапы формирования информационного общества, выделяя основные исторические этапы его становления. Выявляет роль и место научнообразовательной политики в развитии информационного общества в условиях кризиса гуманитарных наук, определяет характер влияния глобализации на формирование нового человека и новой культуры .

Теоретические выводы исследования раскрывают сущность глобальной научно-образовательной политики как движущей силы и институциональной основы формирования информационного общества в философско-антропологическом и культурфилософском аспектах .

Философско-антропологическая концепция глобальной научнообразовательной политики информационного общества существенно дополняет существующие научные представления о сущности, проблемах и возможностях новой культурно-исторической парадигмы, выступает в качестве теоретико-методологической основы объяснения и прогнозирования важнейших изменений в содержании и форме общественного взаимодействия, раскрывает условия и механизмы развития культуры, способствует осмыслению роли и места человека в природе, социуме и истории .

Практическая значимость исследования. Отдельные выводы настоящей работы уже легли в основу широкого ряда официальных докладов высших должностных лиц государства, нормативных документов, справочно-аналитических материалов и образовательных программ высшего и послевузовского образования .

Разработаны и обоснованы практические рекомендации по организации и проведению научно-образовательной реформы в условиях перехода РФ к информационному обществу .

Степень достоверности и апробация результатов.

Основные положения диссертации обсуждались на международных научных и научнопрактических конференциях («Стратегическое эколого-экономическое развитие регионов и муниципальных образований в условиях глобализации» 30 марта 2017 г.; «Социально-экономические и экологические аспекты развития регионов и муниципальных образований:

проблемы и пути их решения» 31 марта 2016 г.; «Актуальные проблемы развития науки и образования» 30 апреля 2013г.; «Теоретические и практические аспекты развития современной науки» 2-3 октября 2012г.;

«Роль образования и педагогической науки в социокультурной модернизации российского общества» 24 октября 2011 г.; XIV Международные рождественские образовательные чтения “Школа и Церковь – традиции и реформы Российского образования”), а также на заседаниях Международного научно-образовательного центра имени А.А. Зиновьева факультета глобальных процессов Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, на ежемесячных семинарах Центра развития профессионального образования Академии социального управления для руководящих и педагогических работников учреждений среднего и высшего профессионального образования (2006-2013 гг., в соответствии с планом НИР и НИОКР, госзаданием и пр.), на 18 заседаниях Научно-методического совета непрерывного профессионального образования Московской области (2011-2013 гг.), на 24 научно-практических конференциях работников системы профессионального образования Московской области (2007-2013 гг., Августовские совещания педагогических работников, регулярные научнопрактические конференции в соответствии с государственным заданием и пр.), на научно-практических конференциях и научно-методических мероприятиях Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (2010-2017 гг., в рамках Президентской программы подготовки управленческих кадров в сфере образования, в рамках и пр.), НИУ “Государственный университет – Высшая школа экономики” (2012-2016 гг., в рамках программы «Управление в высшем образовании», регулярного научно-исследовательского семинара «Актуальные исследования и разработки в области образования»), НОУ ВПО “Московская высшая школа социальных и экономических наук” (2011гг., в рамках программы «Управление образованием на основании данных», научно-практической конференции «Тенденции развития образования» и пр.), Дипломатической академии при МИД РФ (2016 г., «Миротворческий потенциал молодежи в современном мире»), Россотрудничества (2016 г., цикл семинаров «25 лет Новой истории», посвященный вопросам расширения гуманитарного сотрудничества Российской Федерации с государствами-участниками СНГ, Республиками Абхазией и Южной Осетией), Департамента образования г. Москвы (2014 г., Межрегиональная научно-практическая конференция «Проблемы управления в условиях модернизации московского образования: опыт и перспективы») и Министерства образования Московской области (2005гг., Коллегии, семинары-совещания и пр.), Торгово-промышленной палаты РФ (2013 г., «Кадры для экономики — экономика для людей»), Московского областного союза промышленников и предпринимателей (2012-2013 гг., семинары в рамках расширенного заседания Правления), Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» (2016-2018 гг., «Восстановление отечественной модели образования» "Постсоветская система образования: проблемы и перспективы", “Жить и работать в России”, “Молодая Россия: вчера, сегодня, завтра”, “Наука и невежество в современном мире” и др.), Института социологии РАН (2017 г., «Социология образования») и мн.др .

Апробация результатов исследования, подтвержденная опубликованными тезисами выступлений, осуществлялась на восьми международных научно-практических конференциях и на семи всероссийских и межвузовских. В течение 6 лет вопросы диссертации обсуждались на ежемесячной научно-практической конференции руководящих работников системы профессионального образования Московской области .

Основные положения и выводы данной работы изложены автором в 8 монографиях и 67 печатных работах, 17 из которых являются статьями в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК России. Результаты исследования использовались автором при разработке и чтении лекций по программе авторского спецкурса “Основы теории глобальной научнообразовательной политики” для студентов выпускного курса факультета глобальных процессов Московского государственного университета имени М .

В.Ломоносова, курса «Философия» для студентов Института менеджмента и маркетинга Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, курса «История и философия науки» для аспирантов Центрального научно-исследовательского института туберкулеза, а также слушателей программ повышения квалификации и профессиональной переподготовки по программе “Государственная политика в области модернизации профессионального образования” .

Структура и объем диссертации. Исследование включает введение, четыре главы основной части работы, заключение, списка использованной литературы и приложения .

ГЛАВА 1. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО

ОБЩЕСТВА КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА

§ 1. Информационное общество: общая характеристика понятия и философский анализ проблемного поля В XXI веке, в условиях сложного международного положения, когда общественно-политическая ситуация складывается на основе противоречий различных и, нередко, диаметрально противоположно направленных, идеологий, интенсивно идут глобализационные, интеграционные и реструктуризационные процессы, растет напряжение во внешних сношениях развитых и развивающихся стран, объединяющихся по новым основаниям (территория, совместимая культура, единое вероисповедание, общие противники и т.п.), можно без преувеличения сказать, что угроза третьей мировой войны заметно набирает силу .

Вероятно, к этому тезису можно относиться по-разному: одни современники утверждают, что она уже идет (Папа Франциск и др.), другие

– что прошла (И. Маркос, Д. Хеккет и др.), третьи – что вот-вот наступит (С. Глазьев и др.), а четвертые придерживаются ультраоптимистичных взглядов, считая, что войны больше не будет никогда .

По нашему мнению, необходимо признать то, что война как естественный исторический процесс борьбы за существование устойчивых сообществ идет постоянно и непрерывно, последовательно сменяя фазы явного и скрытого противоборства. Общество воюет всегда, начиная от Адама Кадмона, ставшего первым агрессором и первой жертвой разрешения внутриличностного конфликта андрогина, в результате которого Адам-андрогин разделился на Адама-мужчину и Еву-женщину .

Первая библейская война, которая, по нашему мнению, может считаться первой цивилизационной войной, возникла на основе межличностного конфликта двух братьев: скотовода-кочевника Авеля и земледельца, ведущего оседлое существование, Каина – война, которая очень наглядно иллюстрирует противостояние аграрного общества кочевому образу жизни. Несмотря на то, что, по Священному Писанию, Всевышний благоволит к Авелю, Каин оказывается сильнее, он убивает младшего брата и Господь насылает на него свое проклятие. По всей видимости, это связано с тем, что обработка земли предполагает оседлый образ жизни, то есть жестко фиксированный ареал, обозначенный внешними границами и внутренними правилами. Естественно, при выборе земельного участка для возделывания предпочтение отдается наиболее плодородной почве и близостью к пресной воде. Появление подобного рода хозяйств вносит существенные коррективы в традиционный уклад, вызывает сопротивление изменениям, с которыми консервативно настроенные современники не хотят мириться. Таким образом, одни не хотят жить по-старому, другие не могут “вписаться” в новые условия жизни, а поскольку это дихотомическое деление, и сторонников в обоих лагерях достаточно, т.е., пользуясь терминологией В.И. Ленина, активно формируется революционная масса, складывается т.н. революционная ситуация .

В результате противостояния кочевой цивилизации и аграрного общества человек получает свободу выбора: или жить вместе с племенем, обрекая себя на существование в соответствии с отведенным общиной статусом, или вести независимый образ жизни: наладить собственное хозяйство, растить своих детей, возделывать свой кусок земли .

Всемирный Потоп, будучи глобальной экологической катастрофой, с нашей точки зрения, оказал очень существенное влияние на развитие человеческой цивилизации: трагедия заставила людей сблизиться. Границы (и территориальные, и моральные) стали еще более жесткими, спастись мог только тот, кто был достоин вступить в Ковчег Завета. На наш взгляд, не Каин, как говорится в Библии, а именно Ной стал основателем первого в истории города. Тут важно само разделение агарного общества на сельский и городской образ жизни.

Вторая цивилизационная война, по нашему мнению – война между городом и деревней – была разрешена Потопом:

город победил. Племя, некогда уступившее первенство сельскому образу жизни, взяло реванш: город объединил хозяйства, люди стали жить вместе и врозь .

Третья цивилизационная война, на наш взгляд, связана с другим библейским персонажем – Моисеем, создателем государства и, с нашей точки зрения, основоположником гражданского общества, который объединил народ (сплотил израильские колена) против угнетения господствующими сословиями, изменил и закрепил внешние границы (вывел из Египта в Землю Обетованную), сформулировал закон (получил от Всевышнего и передал людям скрижали с заповедями) .

Четвертую цивилизационную войну, если рассматривать Библию как книгу, повествующую об истории человечества, нам кажется, следует связать с Христом, предложившим технологию спасения наиболее уязвимым слоям населения. Если оставить религиозную сторону вопроса и перевести это на современный язык, Христос выдвинул идею “социального лифта” как технологии – идею, составляющую основу индустриального общества. С этого момента каждый его последователь – христианин – начинал заниматься своего рода “капитализацией” собственного спасения .

Постиндустриальное общество, если его характеризовать библейскими метафорами и примерами, на наш взгляд, нужно связать с Апостолом Павлом, решившим применить христианское решение проблемы спасения человечества ко всем народам, к совершенно разным культурам и традициям, которое обеспечило учению плотника популярность не только планетарного, но и исторического масштаба .

Что же касается возникновения идеи информационного общества в христианстве, так пальма первенства, по нашему мнению, тут принадлежит Мартину Лютеру, реформа которого обеспечила равный доступ условно каждому человеку к Слову Божию (т.е. к информации) .

Разумеется, приведенная последовательность религиозных деятелей прошлого является метафорой и не может восприниматься буквально на уровне официального научно-исторического знания, однако, на наш взгляд, она довольно убедительно иллюстрирует, что сами идеи существования различных форм общественного устройства имели место до наступления соответствующих исторических эпох, то есть всегда были люди, исповедовавшие ценности того или иного типа мировоззрения .

Очень интересно, как нам кажется, проследить подобную последовательность в другой античной мифологии. Любопытно, что в Древней Греции политеистический пантеон также крайне неоднороден .

Первыми древнегреческими богами, по Гесиоду, принято считать Скотоса, бога мглы, и Хаоса, бога порождений. Мгла, туман – они олицетворяют собой неведомое прошлое, т.е. даже древние греки на этапе мифологии уже понимали, что, если нам неизвестно что-то доподлинно, это еще не повод говорить, что это было или этого не было. Скотос – это неясность .

Хаос как первый творящий бог древними греками никак не характеризуется: никто ничего конкретного не сообщает о его свойствах .

Хаос всегда связан с постоянным движением и возникновением событий .

Вероятно, под Хаосом мы можем понимать олицетворение древней кочевой цивилизации .

Особое место в древнегреческом пантеоне занимает Кронос, божество времени, вооруженное сельскохозяйственным орудием труда – серпом, что, по мнению многих исследователей, указывает на то, что прежде он был покровителем земледелия. Это многое объясняет, так как основой земледелия является севооборот, самым тесным образом связанный со сменой сезонов, т.е. со временем. Кронос, с нашей точки зрения, олицетворяет сельский образ жизни в условиях становления аграрного типа общества .

Кроноса, своего отца, свергает Зевс, бог-громовержец, глава олимпийских богов, построивший свой пантеон по принципу города с распределением между богами соответствующих городскому образу жизни ролей: в числе лидеров оказываются боги – покровители ремесел и торговли (Гермес), кузнечного дела (Гефест), искусств и наук (Аполлон), мудрости и справедливой войны (Афина) и др. Очень интересно, как показана связь естества и искусства, натуры и культуры: Аполлон – младший брат-близнец Артемиды, богини охоты. В древнегреческом мифе, по нашему мнению, самое главное – это связь между богами, именно она определяет отношения между понятиями в архаичном мировоззрении. По всей вероятности, Зевс олицетворяет собой полис, город-государство, городской образ жизни аграрного общества .

Город и государство как очень устойчивые структуры существуют долго, активно сопротивляясь любым эволюционным изменениям .

Большинство современных городов и государств до сих пор функционируют по принципам, заложенным еще в Древней Греции, Древней Месопотамии и Древнего Рима .

Кто может бросить вызов государству? Как можно бросить вызов устойчивой системе общественных отношений? По всей вероятности, только ломая стереотипы в общественном мышлении, отстаивая собственные права, доказывая равенство относящихся к разным сословиям людей. Таким персонажем в древнегреческой мифологии был Прометей, именно на его долю, по нашему мнению, выпала участь олицетворять гражданское общество как закат, завершающую стадию существования аграрной цивилизации .

Аграрное общество в истории сменяется индустриальным, точнее его первой стадией – обществом производства, где Гермес становится главным богом: активно развиваются технологии, торговля объединяет людей и народы, предприимчивость становится основной чертой характера человека, обеспечивающей ему оптимальную социально-трудовую адаптацию к рыночным механизмам общественных отношений .

Перенасыщение рынка товарами и услугами, материальное обогащение человека неминуемо приводит его к гедонистической ненасытности, а затем и к агедонии. Покровителем постиндустриального общества, с нашей точки зрения, является Дионис – младший боголимпиец негреческого происхождения (т.е. вторичный, чуждый – прим.авт.), который трижды возрождается и служение которому сопровождается дикими оргиями и мистериями. Постиндустриальное общество – общество потребления, на наш взгляд, является завершающей стадией индустриального этапа развития человеческой цивилизации .

С необходимостью перехода к информационному обществу в качестве лидеров появляются Геракл и Аполлон. Один спасает человечество, совершая подвиги, держа небесный свод на своих плечах и, может быть, главное, останавливая войну всех против всех (олимпийское перемирие: Геракл признается основателем Олимпийских игр). Другой – спасает человечество, обращая внимание на познание как смысл его существования: на науку, искусство и саморазвитие. В этих двух персонажах, с нашей точки зрения, скрыты символы будущего – информационного – общества, основанного на коммунистических и гуманистических идеалах соответственно .

Очевидно, что в условиях перехода к информационному обществу заинтересованность мирового сообщества в государственном устройстве заметно сокращается, однако, государство как очень устойчивая конструкция, традиционная форма общественного договора и главное завоевание аграрной цивилизации до сей поры сохраняет высокую жизнеспособность .

Важнейшей задачей, стоящей перед любым государством, является его безопасность как от внешних, так и от внутренних врагов. В мирное время армия представляет собой особую государственную систему воспитания, отличающуюся по степени жесткости репрессивных мер от двух других (более мягкой и более массовой – школы, более жесткой и менее массовой - тюрьмой) .

Сегодня мы наблюдаем, как социальные институты, формирующиеся веками, испытывают практически непреодолимый кризис, характеризующийся, прежде всего, тем, что им человек нужен, а они человеку нет .

Исходя из того, что, по мнению C.Л. Франка, проблема социальной философии представляет собой “вопрос о том, что такое, собственно, есть общество, какое значение оно имеет в жизни человека, в чем его истинное существо и к чему оно нас обязывает”1, философский анализ проблемы перехода к информационному обществу, на наш взгляд, предполагает исследование взаимоотношения общественного человека и общества, в рамках которого необходимо дать характеристику информационного общества в целом, определить существенные признаки нового типа общественного человека, выявить содержание и методы познания общественным человеком общества, проанализировать практическое изменение общества общественным человеком в соответствии с его развивающимися материальными, социальными, духовными потребностями .

В настоящее время под информационным обществом чаще всего понимается постиндустриальное общество, формирующееся в ходе “информационной революции”, его считают исторической фазой развития Барулин B.C. Социальная философия. Ч. 1. - М.: МГУ..1993. - С. 3 цивилизации, в которой знания и информация выступают главными продуктами производства. Подобной точки зрения придерживались основоположники теории постиндустриального (информационного) общества Дэниэл Белл2, считавший себя “социалистом в экономике, либералом в политике и консерватором в культуре” и Элвин Тоффлер 3, автор идеи технологической (сверхиндустриальной) революции, рассматривавший возникновение информационного общества как закономерную смену индустриального общества, прежде сменившего аграрное .

Обычно информационным обществом характеризуют современное состояние развитых стран, в которых информационно-коммуникационные технологии обеспечивают практически все отрасли социальноэкономического развития. Большей частью становление информационного общества связывают с США, Западной Европой и Японией .

Большинство исследователей считают переход к информационному обществу следствием интенсивного развития информационнокоммуникационных технологий (ИКТ). По всей вероятности, развитие ИКТ как своего рода орудий труда действительно оказало очень ощутимое воздействие на сложившуюся систему общественных отношений, которое, с нашей точки зрения, кардинально изменило поведенческие установки людей, получивших беспрецедентный доступ к информационным ресурсам и свободу быстрой и адресной коммуникации .

В качестве признаков информационного общества американский научно-религиозный деятель Уолтер Мартин4 выделяет следующие:

структурные изменения в экономической сфере, в т.ч. при распределении рабочей силы; возрастание понимания важности информации и Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. — Москва: Академия, 1999 .

Тоффлер, Э. Третья волна. — М.: АСТ, 2010. — 784 с .

Martin, Walter R., The Rise of the Cults (Zondervan, Grand Rapids, 1955) информационных технологий; возрастающая потребность в компьютерной грамотности; широкое распространение информационных технологий;

развитие компьютеризации; информатизация общества и образования;

поддержка со стороны государства развития телекоммуникаций и компьютерной микроэлектронной технологии; широкое распространение по всему миру компьютерных вирусов и вредоносных программ. На наш взгляд, позиция У. Мартина требует уточнений. Во-первых, перераспределением рабочей силы, с нашей точки зрения, сопровождается любая смена общественных отношений: доля кочевников-скотоводов с переходом к аграрному обществу уступает доле земледельцев, “привязанных” к земле, доля пролетариев в индустриальном обществе заметно возрастает по сравнению с крестьянами и ремесленниками и т.д .

Новые технологии, становясь массовыми и прочно входя не только в структуру социального управления, но и в обиход рядового человека, естественно, требуют от последнего адаптации, т.е. закономерного целенаправленного изменения его мышления и поведения. Что касается государственной поддержки развития ИКТ, то, мы полагаем, в этом нет признака информационного общества – в этом как раз проявляется активный поиск со стороны законной власти компромиссного решения в ходе модернизации социального управления. В информационном обществе государство очень трудно задействовать, кроме разве что начального этапа его становления, однако власть сама по себе практически никогда не сдает своих позиций, и в ситуации, когда она никому не нужна и при этом уйти не готова, требуется идти на уступки, предоставляя больше прав и свобод гражданам, “играя” с ними в якобы симбиотические отношения, основанные на взаимовыгодном партнерстве. Данную модель мы считаем гражданским обществом – т.е. завершающей стадией развития аграрного .

Наблюдая за тем, как существенно изменился мир с появлением новых средств массовой информации и коммуникации, очевидно, что, высокотехнологический прорыв, сделанный в развитии информационнокоммуникационных технологий, открыл беспрецедентные возможности для человечества в части обеспечения доступности к информационным ресурсам .

Однако, вместе с этим закономерно возникает вопрос: что такое информационное общество: очередная историческая эпоха развития человеческой цивилизации до появления следующего инновационного прорыва, затрагивающего все сферы жизни, или форма существования общественного сознания, принципиально изменяющего систему общественных отношений, ценностей и смыслов в условиях развертывания нового типа мировоззрения?

Анализируя понятие информационного общества в контексте современной действительности, становится очевидно, что информационное общество – это одновременно и новая историческая эпоха развития человеческой цивилизации, характеризующаяся глобальным объединением людей на основе обобществления интеллектуальных ресурсов человечества для решения важнейших проблем современности; и форма существования общественного сознания, основывающаяся на совокупности коллективных представлений о лидирующей роли интеллекта в общественно-историческом развитии; и новый тип мировоззрения – системы взглядов на мир с позиции архитектора информационного пространства, продуцирующего и продвигающего идеи, объединяющего вокруг их развития и реализации единомышленников и создающего на основе информационнокоммуникационного взаимодействия новую социокультурную среду; и архетип коллективного сознания, подразумевающий под личностью аутентичный экзистенциальный метод познания, существующий вне времени в пространстве. Это такое общество, в котором поиск, сбор, оценка, обработка, хранение и применение информации играет ключевую роль, позволяя человеку как биопсихосоциодуховному существу самостоятельно принимать решения по удовлетворению своих потребностей в социально приемлемых формах, эффективно преодолевать возрастные кризисы, трудные жизненные ситуации, предупреждать и разрешать конфликты, и позволяя человечеству объединять свои интеллектуальные ресурсы для эффективного решения глобальных проблем на основе синергетического эффекта. Позиция, которой мы придерживаемся, проиллюстрирована на рисунке 1 .

Рис. 1. Сущностные аспекты информационного общества Сегодня, пожалуй, ни для кого не секрет, насколько существенно изменилась жизнь человека и общества с активным внедрением новейших информационно-коммуникационных технологий, с появлением многофункциональных устройств и высокоэффективных материалов .

Человек стал абсолютно иначе относится к информации: собирать, обрабатывать и сохранять ее стало значительно легче, диапазон ее применения также значительно расширился, а ее передача ускорилась если не на порядки, то в разы – в зависимости от конкретных ситуаций. При этом основной проблемой стал не поиск информации и способов допуска к ней, а определение критериев ее идентификации и оценивания на предмет актуальности, достоверности, полезности и т.п. Данное обстоятельство на начальной стадии перехода к информационному обществу привело к увеличению количества эрудитов – людей читающих и запоминающих готовую конкретную информацию. Что же касается заметного увеличения интеллектуалов – людей, обладающих критическим мышлением, то однозначно утверждать этого нельзя. Подобная тенденция не может не вызывать тревоги, т.к. массовый доступ к информационным ресурсам при условии целенаправленной организации коммуникации превращает современного человека в практически идеальный объект для скрытого управления (манипуляции) .

Подобные преобразования привели к весьма ощутимому расширению личностного пространства человека, с одной стороны, и к еще более интенсивной его интеграции в человеческое сообщество, с другой .

Вроде у личности появилась свобода выбора индивидуальной жизненной траектории на основе доступа к информационным ресурсам, однако, если человек не обладает критическим мышлением и выбирает свой вариант только из предлагаемых ему сценариев, он неминуемо становится объектом манипуляции и постепенно превращается в зависимого от информации субъекта .

Информационное общество предполагает, что большинство населения находятся в зависимости от информации и, как следствие, от ее источников. Таким образом, следует провести резкую грань между новым – массовым – типом мировоззрения современного человека, для которого информация является средой обитания, и архетипом коллективного сознания личности как метода познания, возникшего с незапамятных времен у людей (по всей видимости, еще в античности, когда интеллект стал самоценен для человека), посвятивших свою жизнь поиску информации посредством критического (креативного) мышления (философы, художники и т.д.) .

Новый тип мировоззрения, которым в информационном обществе характеризуется подавляющее большинство населения, необходимо отличать от идеологии информационного общества, которая возникла много раньше (когда интеллектуалы стали объединяться в философские, а затем и научные школы) и которая в условиях кризиса аграрного и индустриального типов общества приобрела большую актуальность .

Рис. 2. Культура, идеология, мировоззрение: три уровня организации информационного общества Идеологии информационного общества множественны, под их совокупностью мы понимаем культуру информационного общества .

Объединение носителей указанного типа мировоззрения одновременно формирует несколько идеологий, пересечение которых создают культуру, как это схематично представлено на рисунке 2. Следует подчеркнуть, что для нас мировоззрение индивидуально, идеология коллективна, а культура массова .

Таким образом, каждый человек как носитель определенного мировоззрения может быть представителем сразу нескольких идеологий в информационном обществе. Это связано с тем, что основой идеологии является учение, совокупность репродуцируемых идей, то есть бесконечность, а не динамика (индустриальное общество) или статика (аграрное общество) .

§ 2. Информационное общество как архетип коллективного сознания и тип мировоззрения личности, определяющий феномен человеческой субъективности и идентичности: философско-антропологический аспект По мнению В.Е. Кемерова5, “социальная философия, определяя общественную обусловленность развития различных типов разделения и кооперирования человеческой деятельности, перспективы ее изменений, решает не только методологическую, но и мировоззренческую задачу. Она задает систему координат, "рисует" картины социальной реальности, намечает ориентиры, благодаря которым человеческая личность может определять "траектории" своего жизненного поведения, создавать условия для своих начинаний” .

С нашей точки зрения, информационное общество дает человеку возможность разработки и принятия самостоятельных решений, позволяя ему самому выбирать, как искать, собирать, оценивать, обрабатывать, хранить, применять и передавать информацию – информацию, которая играет ключевую роль в удовлетворении биологических, психологических, социальных и духовных потребностей индивидуума в социально приемлемых формах, в эффективном преодолении его возрастных кризисов, трудных жизненных ситуаций, в предупреждении и разрешении разных типов конфликтов. В информационном обществе человек становится информационнозависимым, он нуждается в информации как в среде обитания, которая определяет его смыслы, ценности и поведенческие стратегии. Ограничение или прекращение доступа к информационным ресурсам сегодня превращается в специфическую форму депривации, проявляющейся особыми чертами, сходными с абстинентным синдромом .

Кемеров В.Е. Введение в социальную философию: Учебник для вузов. Изд. 4-е, испр. strong>

М: Академический Проект, 2001. - 314 с .

Информационная зависимость современной медициной пока не признается психическим расстройством, однако внимание к этой проблеме постоянно возрастает в последнее время. В частности, в 1995 году американским психиатром Айвеном Голдбергом6 впервые было описано Интернет-расстройство, сопровождающееся болезненным негативным стрессовым состоянием или дистрессом с причиняем ущерба физическому, психологическому, межличностному, экономическому и социальному статусу пациента .

В 1994 году психиатром Кимберли Янг7 разработан тест-опросник, направленный на выявление интернет-зависимости. Большинство из порядка 500 ответивших, по заложенным ею показателям, были признаны интернет-зависимыми. Выяснилось, что данное расстройство сопоставимо с патологической азартностью и распространяется на 1- 5 % пользователей Всемирной паутины .

В конце XX столетия (1997—1998 гг.) были созданы центры по исследованию данной проблематики, а уже в 1998—1999 годах вышли первые монографии по указанному вопросу (К. Янг, Д. Гринфилд и др.) .

Вероятно, вполне правомочно считать главной проблемой информационного общества – проблему самостоятельности, креативности и критического мышления действующего субъекта .

Человек, получающий практически неограниченный доступ к “готовой” информации, должен уметь ее воспринимать, оценивать и использовать для решения насущных задач. Исходя из того, что большинство проблем, хотя и могут быть как-то типизированы, все-таки являются вызовами конкретной личности, возникающими в ходе ее сопротивления внешThe American Psychiatric Publishing Textbook of Forensic Psychiatry Cybersex and Infidelity Online: Implications for Evaluation and Treatment - Kimberly S .

Young, James O'Mara, and Jennifer Buchanan. 107th annual meeting of the American Psychological Association, August 21, 1999. 107th annual meeting of the American Psychological Association ней среде. Сила действия, как известно, соответствует силе противодействия, а это значит, что для достижения состояния равновесия личность должна сопротивляться среде с той же силой, что и та воздействует на нее .

Если среда оказывается сильнее, личность деформируется под влиянием этого воздействия, если личность оказывается сильнее, среда изменяет свою конфигурацию. Таким образом, можно объяснить, почему существует это подвижное равновесие, в условиях которого либо субъект изменяет свое отношение к ситуации, либо изменяет саму ситуацию. Следовательно, личность – это результат противостояния человека и среды .

По нашему мнению, основных механизмов принятия самостоятельного решения всего 4, их элементы описаны К.Г. Юнгом 8 в виде т.н. “психических функций” (мышление, ощущение, интуиция и чувство). Дальнейшее развитие это представление получило в теории информационного метаболизма А. Кемпинского9 и составило концептуальную основу современной соционики .

Опираясь на идеи названных исследователей, очевидно, следует предположить, что силами, побуждающими человека принимать то или иное решение, являются мотив (как опредмеченная потребность, характеризующаяся соответствующими ощущениями), риск (как установка, продиктованная интуицией), воля (как чувство, основанное на долге) и подкрепление (как подтверждение акцептора результата, обусловленного опытом и мышлением индивида), т.к. все указанные механизмы имеют прямую зависимость от нейрогуморальной регуляции когнитивных процессов и поведения личности, именуемой нами душой. Иллюстрация данной гипотезы представлена на рисунке 3 .

Jung, C. G. Psychologische Typologie // Sddeutsche Monatshefte. — 1936 .

Кемпинский А. Меланхолия. — М.: Издательство «Наука», 2002 .

Рис. 3. Соционические механизмы принятия решений Постиндустриальное общество, с нашей точки зрения – это, прежде всего, общество потребления, основанное на высокой продуктивности массового производства, вызывающей перенасыщение рынка товарами и услугами во всевозможных сочетаниях цены, качества и формата; на тотальной автоматизации труда, быта и досуга, ослабляющего квалификацию, волю, мотивацию и когнитивные способности человека, что неминуемо приводит к диаметрально противоположным результатам, а именно: к агедонии, инфантилизму, пассивности, толерантности (как вежливой формы равнодушия), неразборчивости (всеядности) и другим социально опасным болезням современного общества. Именно поэтому, мы полагаем, что нельзя отождествлять информационное и постиндустриальное общество, последнее из которых является завершающей стадией индустриального общества .

По нашему мнению, кочевой образ жизни, характеризующийся свободным ареалом, уступил место аграрному обществу, остановившему человека в пределах политических (государство), экономических (город), социальных (семья), юридических (право) и бытовых (дом) границ, в результате чего люди стали жить ближе друг к другу: ближе и территориально, и социально. Индустриальное общество, пришедшее на смену аграрному, заставило еще плотнее людей коммуницировать друг с другом, выстроив экономический аспект общественных отношений по схеме: заказчик-организатор-исполнитель-потребитель .

Так, производители, поставщики, продавцы, покупатели, посредники и пр. в условиях развитой конкуренции в борьбе за общий рынок и использования человека в качестве ресурса стали заходить на поле интересов друг друга.

В информационном обществе, по нашим представлениям, отношения человека со средой изменились в корне:

человек растворился в информационной среде, а среда растворилась в человеке. Данные изменения схематично показаны на рисунке 4 .

Рис. 4. Смена культурно-исторических парадигм Говоря о смене культурно-исторических парадигм не в общественноисторической практике, а в сознании человека, нельзя не обратить внимания на то, как меняется его отношение к информации, в частности – к ее присвоению и оценке .

Данная тенденция нами представлена на рисунке 5 .

Рис.5. Культурно-исторические типы мировоззрения Человек, ведущий кочевой образ жизни, по нашим представлениям, воспринимает информацию как данность: его передвижения по сути являются изменением его отношений с информацией. Если его данность не устраивает, он уходит от нее к другой данности .

В аграрном обществе ситуация складывается совершенно иначе:

человек ограничен в своих передвижениях, он живет в пределах обозначенных границ селения, города, государства. Таким образом, любая информация воспринимается им с определенной точки зрения, позиции, обусловленной статическим положением. Он не переходит от одной данности к другой, он вынужден делить информацию на хорошую и плохую (на полезную и бесполезную, на важную и неважную, на актуальную и неактуальную, на приятную и неприятную и т.д.). По всей видимости, с переходом от кочевого образа жизни к аграрному обществу, человек переходит от восприятия образа (гештальта) к формированию ценностно-оценочного отношения, пытаясь его вербально идентифицировать. Индустриальное общество, в свою очередь, расширяет диапазон ценностно-оценочного отношения, связывая его с полезностью информации. Таким образом, информация может быть полезна, вредна или бесполезна и безвредна одновременно. Технология или способствует решению проблемы, или препятствует, или никак не влияет .

Информационное общество, характеризующееся огромным, практически бесконтрольным потоком информации, вносит свои коррективы, а именно:

информацию можно считать полезной, вредной и “никакой”, только при условии, что она ясна (т.е. ясны ее цели, содержание, область применения и пр.). Так появляется еще одна сторона в отношениях к информации – неясность, которая не позволяет оценивать ее полезность .

Так же, по характеру присвоения информации, можно выявить различия в отношениях индивида в соответствии с ценностями той культурноисторической парадигмы, к которой он принадлежит. Например, при кочевом образе жизни, когда человек живет в общине, он вынужден делить информацию по принципу “мое” или “наше”. В аграрном обществе, когда человек “связан” с другими общими законами, границами и традициями, ему приходится различать в своем сознании “наше” и “ чужое”. В индустриальном обществе, с широким распространением частного предпринимательства, отношения человека оценивают существующую действительность в разрезе “мое” и “чужое”. Наконец, в информационном обществе, со свойственным его замыслу утопизмом, завершается обобществление интеллектуального, и следственно, личностного пространства .

Рассматривая феномен информационного общества в широких политических контекстах, несложно прийти к выводу, что идея информационного общества – социалистическая, т.к. в ней, по замыслу, в полной мере реализуются принципы социальной справедливости, свободы и равенства. Либеральная идея, провозглашающая права и свободы личности безусловным приоритетом, требует большей ответственности от этой личности, большей готовности принять не только свои права, но и обязанности, без выполнения которых достигнуть сбалансированности общественных отношений никак невозможно. Исходя из этого, следует заключить, что пока либерализм существует исключительно в зародыше “светлого будущего”, с взращиванием которого, очевидно, торопиться не стоит. Консерваторы также не способны препятствовать естественной смене культурно-исторических парадигм, особенно, если она сопровождается глобальным прорывом, воплощенным в предоставлении потенциально равного доступа к информационным ресурсам для каждого человека .

Обобщая сказанное, следует подчеркнуть, что, по своему замыслу, информационное общество – социалистическое, в котором консерватизм выполняет функцию ингибитора, а либерализм – катализатора общественного развития, это обеспечивает внутреннюю политическую конкуренцию, сдерживание и скачкообразный рост, что за счет синергетического эффекта способствует формированию движущей силы эволюции человеческой цивилизации. И консервативная, и либеральная идеи нужны современному обществу, т.к. они задают векторы развития, начальную и конечную точки отсчета, одна из которых уже безвозвратно пройдена, а другая, сколько бы к ней ни приближались, никогда не будет достигнута в полной мере .

Чем это объясняется? В ходе эволюции человеческой цивилизации информация последовательно проходит ряд преобразований от цели (в аграрном обществе) и средства (в индустриальном) до среды (в информационном). Информация – это среда, среда существования, обитания и познания. В информационном обществе конкурируют не города и государства, как в аграрном, и не корпорации, как в индустриальном, а интеллекты. Интеллектуальная конкуренция в замкнутом пространстве корпорации, города и/или государства неминуемо превращается в холодную (корпоративную, гражданскую и т.п. – в зависимости от диапазона распространения) войну – организованное противостояние, борьбу интеллектуальных элит за власть, основанную на интеллектуальном лидерстве. Интеллектуальная конкуренция вне государственных границ, следовательно, приводит к холодной мировой войне, основанной на агрессивной пропаганде, санкционных воздействиях и внутреннем подрыве государственных устоев посредством развития сети антигосударственно настроенных некоммерческих организаций .

Говоря о мировоззрении как о совокупности взглядов человека на мир и на его место в этом мире, нельзя не отметить то, какое влияние на формирование мировоззрения оказывает познавательная мотивация личности. Достаточно вспомнить Пифагора, одного из основателей современной философии, который вместо того, чтобы именоваться мудрецом, называл себя философом, т.е. любящим мудрость, ищущим мудрости. Более того, если рассматривать вопрос о том, как организовано мировоззрение носителя идеологии информационного общества, становится очевидным, что как представители различных типов мировоззрения сосуществуют в разные исторические эпохи, так и разные исторические эпохи находят свое отражение в мировоззрении каждого человека .

Важно выделить, что идея информационного общества, как мы ее понимаем сегодня, находит свое отражение в соответствующих типе мировоззрения и архетипе коллективного сознания .

Архетип коллективного сознания “Информационное общество” характеризуется совокупностью взглядов, убеждений и установок личности, нацеленных на обобществление интеллектуальных ресурсов человечества для решения глобальных проблем цивилизации, на то, чтобы объединять и взаимно усиливать интеллекты в процессе добычи, обработки, хранения, передачи и применения информации. К этому архетипу, носителей которого мы называем архитекторами информационного пространства, прежде всего, следует отнести философов, в каких бы предметных областях те ни были бы заняты (учителя, художники, литераторы, музыканты и пр.) ив какой исторической эпохе ни жили бы. В данном случае не стоит путать архитектора информационного пространства с ремесленником, обладающим знаниями, умениями, навыками, компетенциями в части какой-либо конкретной технологии, для которых она, а не творчество, является основой деятельности. И уж тем более не стоит путать носителей этого мировоззрения с теми, кто занимается популяризацией технологий .

Таким образом, архетип коллективного сознания “Информационное общество” существует с незапамятных времен, начиная с древнейших художников наскальной живописи, аэдов, поэтов, музыкантов, скульпторов и пр., его носителями были Гесиод, Гомер, Фалес Милетский, Пифагор, Платон и многие другие выдающиеся философы из известных нам древних эллинов и не только. Этот архетип свойственен каждому народу в любую историческую эпоху, т.е. он наднационален, надконфессионален и существует вне времени и пространства. Очевидно, что наряду с архетипами коллективного бессознательного (К.Г. Юнг) существуют и архетипы коллективного сознания, объединяющие представителей различных культур, цивилизаций и исторических эпох на основе общих ценностей и смыслов .

Под типом мировоззрения “Информационное общество” мы понимаем систему отношений личности, интегрированной в информационное общество как в современную культурно-историческую парадигму, т.е .

носители данного типа мировоззрения разделяют идеологию информационного общества и руководствуются ею в своей деятельности в реальных условиях. Если архетип выражает установки коллективного сознания, то тип мировоззрения – индивидуального. Он конкретен и соответствует обстоятельствам .

В информационном обществе каждый человек стремится стать архитектором информационного пространства, каждая личность – экзистенциальным аутентичным методом познания .

На рисунке 6 представлена философская структура личности архитектора информационного пространства, символически отражающая сущность ценностно-оценочного отношения человека к информационной среде .

В качестве основных мегаобъектов познания мы выбрали Бога, Природу и Общество. Сам для себя, по нашему мнению, человек объектом не является, т.е. слова, приписываемее Сократу “познай самого себя”, мы трактуем, как освой самого себя, и это означает в наших рассуждениях, что человек в информационном обществе не объект познания, не субъект и не средство, а, прежде всего, метод .

Рис. 6. Философская структура личности архитектора информационного пространства Проблемное поле, охватывающее отрезок от Природы до Бога, мы считаем объектом мистического сознания, от Бога до Общества – религиозным, от Общества до Природы – научным. Подобная коннотация основана на том, что Природа имеет двойственную сущность, часть из которой доступна для нашего познавания, и часть, о смысле, содержании и свойствах которой мы можем только догадываться и фантазировать. Бог в наших рассуждениях – это связующее звено между Природой и Обществом, между нашей индивидуализацией и социализацией. С одной стороны, Бог непознаваем, с другой – все силы общества и человека направлены на его познание. Что касается Общества, то оно, с нашей точки зрения, существует как самостоятельный обособленный объект познания той силы, которая объединяет людей вне зависимости от Природы и Бога .

Связь личности с Природой – биологическая, с Обществом – социальная, с Богом – духовная .

Основой личности является центральный, по К.Г. Юнгу 10, архетип коллективного бессознательного Самость, определяющий, с нашей точки зрения, и смысл, и потребности, и волю действующего субъекта .

Индивидуальное бессознательное, по З. Фрейду, включает в себя Эго, Ид и Супер-Эго, которые также связаны с Самостью. В Я-концепции К .

Роджерса11 приводятся три ипостаси Я-идеальное, Я-реальное и Язеркальное. На наш взгляд, указанные аспекты одного и того же Я представляют собой связи между индивидуальным бессознательным и центральным архетипом Самостью. Говоря о коллективном бессознательном и основных мегаобъектах познания, мы находим диалектические пары, указывающие на единство и противоположность внешней и внутренней среды личности. Так, Бог и архетип бессознательного Тень, которая “персонифицирует собой всё, что субъект Юнг К.-Г. Архетип и символ. М.: Ренессанс: 1991 Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. — СПб.: Питер Пресс, 1997 не признаёт в себе и что всё-таки — напрямую или же косвенно — снова и снова всплывает в его сознании, например, ущербные черты его характера или прочие неприемлемые тенденции12”, образуют одну диалектическую пару с духовным типом связи. Общество и архетип бессознательного Персона, или Маска, предполагающая, по К.Г. Юнгу, “функциональный комплекс, возникающий для удовлетворения потребности в адаптации или для обеспечения некоторых других удобств, но отнюдь не идентичный личности как таковой”, образуют другую пару, с социальным типом связи .

Природа и Андрогин, объединенные нами гендерные архетипы бессознательного Анимус и Анима – третью, с биологическим типом связи. Указанная модель, по нашему мнению, иллюстрирует цельность личности, однако для превращения ее в аутентичный экзистенциальный метод познания, необходимо к ее скалярной структуре добавить векторные ориентиры. Считая разборчивость, т.е. активное критическое мышление, критерием интеллекта, а выбор оптимального решения – основой познания, мы пришли к необходимости в уточнении отношений между структурными компонентами личности, охарактеризованном нами Мое, Наше и Чужое соответственно .

В основу предложенной модели легли широко известные философские и психологические концепции З. Фрейда, К.Г. Юнга, К. Роджерса, А .

Маслоу и др. Достоинствами предложенной модели, на наш взгляд, являются убедительная попытка получения синергетического эффекта в понимании того, как устроены отношения человека со средой, как происходят интериоризация, опредмечивание и распредмечивание на основе сопоставления и уточнения разных концепций. Для нас принципиально выделение трех типов восприятия существующей реальности, опирающихся на отношение идентификации предметов и

Юнг К.Г. Сознание, бессознательное и индивидуация

явлений окружающего мира по признаку их онтологической ценности для личности .

Рассматривая личность как метод познания, мы должны признать, что она, пользуясь терминологией И. Канта, обладает возможностью превращения “вещи в себе” в “вещь для нас” .

Если предположить, что любая бытийность в существующей реальности имеет три ипостаси: материальную, энергетическую и информационную (структурирующую отношения времени и смысла), а каждый объект обладает скрытыми, недоступными нашему познанию, свойствами, т.е. некоей “темной информацией”, мы получаем когнитивную модель, подобно представленной на рисунке 7 .

Данная когнитивная модель показывает асимметрию отношений существующей реальности и ее отражения в сознании человека. Она наглядно демонстрирует, что каждый объект обладает широким полем познаваемых свойств, скрытыми – недоступными для познания – свойствами, характеризующими материю, энергию и информацию, и мифологическими полями, в пределах которых находятся приписываемые нами свойства объекта, в реальности ему не принадлежащие .

Рис. 7. Познание как единство и борьба “вещи в себе” и “вещи для нас”:

когнитивная модель Исходя из тезиса, что жизнь представляет собой форму существования, характеризующегося конечностью, непрерывностью и неопределенностью, следует, что человек нуждается в смысле жизни, определяющем качество и масштабы среды своего обитания в сущностном, временном и пространственном аспектах. В этой связи, как нам представляется, особенно интересно рассмотрение познания как отношения человека со временем, как это представлено на рисунке 8 .

Разделив время на прошлое, настоящее и будущее, мы выделили в каждом три масштаба: эпоху, этап и миг и попытались связать каждый из них с определенным методом свойством личности .

Рис.8. Познание как отношение человека со временем В результате мы получили довольно интересную иллюстрацию того, как организуется процесс познания во времени. Надо признать, что данная схема представляет собой попытку структурировать отношения познания и времени. Данный вопрос очень важен для понимания существенных отличий нового типа мировоззрения, на котором основывается очередная культурно-историческая парадигма – информационное общество .

§ 3. Информационное общество как форма существования общественного сознания интеллектуальной элиты, определяющая стимулы и механизмы становления индивидуума, культуры и цивилизации Сегодня, с развитием и активным распространением средств массовой коммуникации, доля участников информационного общества значительно увеличивается с явно прогрессирующей тенденцией. Информация в новом типе общества становится не ресурсом, а средой, закономерно изменяя свои сущностные признаки при переходе от единичного (в аграрном обществе знания единичны, ограничены, обрывочны и практически невоспроизводимы) и особенного (в индустриальном обществе набором определенных знаний, умений, навыков и отношений характеризуются каждая профессия, сообщество, класс и т.п.) во всеобщее (в информационном обществе у всех потенциально равные права на доступ к информационным ресурсам) .

Структура информационной среды, описываемая уровнями ее организации и типами информационных систем, существующих в природе из доступных человеческому познанию, как мы это видим, представлена на таблице 1 .

Таблица 1. Структура информационной среды Уровень Типы естественных (природных) информационных организации систем Физический 1 .

Эфир 2.Атом 3.Молекула Биологический 4.Клетка 5.Организм 6.Психика Психологический 7.Сознание 8.Личность 9.Мировоззрение Социальный 10.Идеология 11.Культура 12.Цивилизация Духовный 13.Ноосфера 14.Порядок 15.Хаос Будучи самым изученным животным на земле, человек является продуктом среды, своей биографии, т.е. отражением той системы ценностей, смыслов и связей, которые общество навязывает ему предлагаемыми условиями .

Только спасение человечества даст свободу человеку, поэтому освободить себя, т.е. получить доступ к информации, позволяющей изменить эти предлагаемые условия – и есть сверхзадача личности. Таким образом, человечество должно определиться с тем, какой человек спасет его, какими качествами должен обладать его интеллект, т.е. как должны быть организованы его когнитивные процессы. При этом важно подчеркнуть, что смена культурно-исторической парадигмы, в соответствии с теорией отражения, затронет человека всего полностью: от его мировоззрения до самого организма, как это представлено на рисунке 9 .

Рис.9. Структурно-функциональная организация действующего субъекта Новая историческая эпоха породит нового человека, качественным отличием которого станет отношение к информации, направленной на спасение человечества в ходе решения глобальных проблем цивилизации, как к истинной ценности. Информация как среда кардинальным образом изменит личность, сознание, психику и даже организм действующего субъекта: человеку придется пересмотреть свои адаптационные механизмы в условиях перехода к принципиально иному образу жизни. Питание и физические нагрузки, режим труда и отдыха, когнитивное богатство социокультурной среды, уровень развития здравоохранения и медицинской промышленности, валеология и охрана природы – эти и многие другие тренды самым существенным образом изменят человека, его мышление и поведение .

Еще один вопрос нельзя оставить без внимания: почему информационное общество становится эпохой развития человеческой цивилизации именно сейчас? Ответ очевиден: наряду с появлением новых средств массовой коммуникации, потенциально обеспечивающих свободный доступ к информационным ресурсам, протекают глобальные процессы, охватывающие весь мир и заставляющие человечество объединяться для решения мировых, глобальных проблем современности .

Именно поэтому переход к информационному обществу нельзя сегодня рассматривать как тренд внутренней политики государства – это глобальная тенденция, в условиях которой внутренняя политика каждой страны неминуемо руководствуется необходимостью реализации комплекса мер по переходу к новой – информационной – эре .

Во многом такая постановка вопроса способствует становлению информационного общества как формы существования общественного сознания интеллектуальной элиты .

Следует отметить, что именно информационное общество дает человеку новый смысл жизни, который не в преданности Родине и семье, как предполагает аграрное общество, и не в службе корпорации и собственному благосостоянию, как предписывает индустриальное общество, а в освобождении воли и спасении человечества. Человек живет, чтобы спасти человечество: кто-то должен сделать это сам (назовем его героем), кто-то обязан помочь герою, а кто-то – сделать все, чтобы помочь тому, кто сможет помочь герою.

Подобный подход объясняет многое:

неравенство и неоднородность современников, притязания и предпочтения каждого индивида в его стремлениях к достижениям (а иногда и к прорыву), естественное распределение ролей в обществе и наличие иерархии власти и т.п. Таким образом, цель информационного общества заключается в переходе от модели индустриального общества “от каждого по способностям – каждому по эффективности” к принципиально иной:

“от каждого по способностям – всем поровну”. Указанная тенденция представлена на рисунке 10 .

Рис.10. Изменение соотношения способностей и потребностей личности при смене культурно-исторических парадигм Очень важно, что в условиях кочевого образа жизни способности личности заметно уступают ее потребностям, из-за чего человек вынужден быть частью общины и постоянно менять место дислокации. Агарное общество уравновешивает потребности и способности, что обеспечивает эффективность ведения натурального хозяйства: человек может “прокормить” себя сам. Индустриальное общество посредством развития техники и технологии позволяет способностям индивидуума преобладать над потребностями. И, наконец, информационное общество приводит к тому, что способности становятся потребностями человека, побуждают его к самоактуализации по принципу: “если можешь, то должен” .

Анализируя предпосылки и условия перехода к информационному обществу, очевидно, следует опираться на сравнительный анализ культурно-исторических парадигм. Так, информационное общество, пришедшее на смену индустриальному, аграрному и кочевому в их ретроспективной последовательности, основывается на последствиях системного кризиса, имеющего довольно противоречивые политические, экономические, социальные, культурные, экологические и технологические преимущества и недостатки .

Противоречивость эта обусловлена в первую очередь тем, что каждая историческая эпоха развития человеческой цивилизации является еще и формой существования общественного сознания, характеризующегося соответствующим типом мировоззрения, хотя последний тезис носит весьма дискуссионный характер, т.к. один и тот же человек может в разных вопросах и применительно к разным обстоятельствам придерживаться точек зрения, относящихся к различным культурно-историческим парадигмам. Данное обстоятельство проиллюстрировано рисунком 11 .

Рис. 11. Структура общества: условное соотношение типов мировоззрения и соответствующих исторических этапов развития человеческой цивилизации Таким образом, в каждой исторической эпохе, с нашей точки зрения, с разной степенью эффективности и комфорта сосуществуют представители разных, т.е. относящихся к различным культурно-историческим парадигмам, типов мировоззрений. При этом важно, что относящиеся к защитникам “прошлого опыта”, т.е. консерваторы, выполняют функцию ингибиторов, сдерживающих общественно-историческое развитие, тогда как представители “будущего опыта”, т.е. либералы, являются его катализатором. Подобный подход определяет роль и место каждого человека в той или иной исторической эпохе при условии, что общая масса народонаселения принадлежит текущей. Сравнивая данную схему со строем солдат, выделим авангард (куда идет первый, туда за ним поворачивают и остальные), середину (она идет туда же, куда и все, не имея возможности менять направление движения самостоятельно) и арьергард (куда поворачивает последний не знает никто). Когда наступает кризис социального управления? Когда тот, кто должен идти позади, оказывается во главе строя, а тот, кто должен вести за собой, плетется в хвосте. По нашему мнению, кризис социального управления во многом обусловлен неверным распределением ролей в обществе .

Сегодня мы наблюдаем системный кризис постиндустриального общества – общества потребления, который выражается в победе технологий над человеческой природой, в результате которой люди вынуждены искать и находить себе новые потребности и новые ареалы .

Информационные технологии проникли практически во все сферы человеческой жизни, показав невиданную продуктивность, вызвавшую быстрое перенасыщение и отторжение. Так, например, взрыв в книгоиздании не привел к повальному росту эрудитов; масштабная борьба с плагиатом в диссертациях не открыла дорогу истинным исследователям;

а мода на ученые степени как признак принадлежности к интеллектуальной элите не сделала чиновников, коммерсантов и криминальных авторитетов лидерами академического сообщества, несмотря на все попытки лишить последнее государственного имущества и автономного академического права без участия власти и сторонних сил принимать или не принимать ученых в свое “сословие”; увеличение штатных IT-сотрудников (системные администраторы, программисты, webдизайнеры, наладчики сетевого оборудования и пр.) в организациях не привело к информатизации бизнеса; превращение диссертаций в технологию получения ученой степени не обеспечили инновационного прорыва государству; научный стиль изложения, ставший абсолютно бесстрастным, не увеличил социальной активности исследователей, т.к. он не способствует выражению их личных убеждений, которыми они руководствуются в жизни и работе, которые готовы отстаивать в споре и, если потребуется, за которые они пойдут на костер (Н.И. Вавилов) .

Подобных примеров можно привести множество .

Основными предпосылками перехода к информационному обществу, по нашему мнению, прежде всего, следует считать кризис традиционных социальных институтов аграрного и индустриального общества, который указывает на то, что ни сформировавшиеся элиты, ни основная масса народонаселения уже не могут быть участниками сложившегося типа социального управления, они не видят приемлемого для себя места в действующей модели организации общественных отношений .

Массовое и интенсивно растущее перенаселение на фоне очевидного понимания ограниченности ресурсов планеты подводят современное человечество к самому главному вопросу: “Что делать?” Как выйти из этой ситуации: обеспечить полное равноправие, предоставив каждому тот минимум, который получается в процессе простого и честного деления общего на равные части с учетом семимиллиардного населения или развернуть мировую, точнее всемирную, войну за ресурсы, сократив численность человеческого рода до минимальной?

Из этих по-настоящему страшных вопросов с неизбежностью вырастает самый острый исследовательский вопрос современности: “Можно ли найти какой-то конструктивный выход из сложившегося положения, и, если это возможно, то каковы роль и место человеческого интеллекта в поиске данного решения?

Готово ли государство делегировать свои политические функции академическому сообществу? Готово ли академическое сообщество стать действенным социальным институтом интеллектуального лидерства?

Готовы ли разработчики, производители и операторы средств массовой коммуникации обеспечить предоставление равного доступа населению планеты к информационным ресурсам? Готов ли каждый человек взять на себя ответственность за информацию, создателем, носителем, хранителем, преобразователем и переносчиком которой он является?” Перечисленные вопросы и составляют, по нашему мнению, основные условия перехода человеческой цивилизации к информационному обществу .

Разбирая сущность информационного общества, нельзя не обратить внимания на его структуру. Наряду с выделенными типами представителей информационного общества, характерных для начальных этапов его становления (аскеты, операторы, программисты и модераторы), следует отметить новые институты формирования информационного общества, к которым относятся средства массовой коммуникации (Интернет, печать, телевидение, радио, мобильная связь и пр.), меньшинства (различные социальные группы как носители соответствующих идеологий и культур) и сетевые университеты (университет-паутина, университет-поезд, университет-корабль – см. главу 4) .

Если информация – это среда, т.е. понятие еще и экологическое, закономерно возникает вопрос: кто и как ее формирует?

На него можно ответить, проведя соответствующую аналогию с экологическими типами организмов, среди которых продуценты (производят органические вещества), консументы (потребляют готовые органические вещества) и редуценты (разрушают отмершие останки живых существ, превращая их в неорганические и простейшие органические вещества). Информация, по нашему мнению, не является исключением: она также объединяет своих – информационных – продуцентов (занимаются творчеством, формируют смыслы, т.е. создают новое), консументов (формируют методы, превращают результаты творчества в технологию, делая ее доступной для всех современников) и редуцентов (формируют ценности, превращают технологию в культуру, делая ее доступной для потомков) .

Основные этапы формирования информационного общества, с нашей точки зрения, начинаются с кочевого образа жизни человеческой цивилизации, с возникновения потребности в объединении людей для решения общих задач. С появлением технической возможности организации массовой коммуникации, обусловленной интенсивным развитием науки и технологии, по нашему мнению, у человека формируется новая потребность, заключающаяся в наличии постоянного доступа к информационным ресурсам человечества .

Особенно это заметно проявляется, если инициирована системная работа по привлечению и интеграции населения в информационнокоммуникационную среду. Формирование системы общественных отношений в виртуальной среде неминуемо приводит к доминированию и экспансии виртуальной среды .

Субъектами формирования информационного общества, прежде всего, являются архитекторы информационного пространства, численность которых заметно увеличивается по мере его освоения. Архитектор информационного пространства организует среду, самостоятельно формируя ее цели, принципы, содержание и структуру, определяя участников и контексты коммуникации .

Архитекторы информационного пространства – это интеллектуальная элита информационного общества, его прогрессивный класс. Именно они определяют стратегию и кадровую политику в новой культурноисторической парадигме, они координируют взаимодействие других классов информационного общества: модераторов, программистов, операторов и аскетов. Модераторы – формируют и управляют общественным мнением, организуют коммуникацию и наполнение контента; программисты – создают и оптимизируют технические средства массовой информации, коммуникации и производства; операторы – обслуживают технические средства массовой информации, коммуникации и производства; аскеты (не имеющие постоянного доступа к информационным ресурсам) – обеспечивают баланс сил между аффилированными объединениями носителей идеологии информационного общества .

Именно исходя из этих ориентиров выбор концептуальных оснований формирования научно-образовательной политики является философской проблемой в контексте становления и развития информационного общества. Это обусловлено тем, что именно философия, на наш взгляд, в отличие от других наук изучает проблемы и возможности спасения человечества, спасающего самого себя .

Отдельным вопросом в изучении информационного общества остаются его признаки в широком спектре политического, экономического, социального, культурного, экологического и технологического аспектов .

Говоря об информационном обществе как о новой исторической эпохе развития человеческой цивилизации, нельзя не отметить, что признаки его возникновения характеризуются глобальными политическими, экономическими, социальными, культурными, экологическими, технологическими и даже физическими изменениями. Естественно, все они оказывают самое прямое воздействие на формирование соответствующего общественного сознания .

Информационное общество как форма существования общественного сознания интеллектуальной элиты предполагает, что главным политическим признаком возникновения новой культурно-исторической парадигмы, прежде всего, является влияние предоставления равных стартовых возможностей доступа к информационным ресурсам на разработку и принятие политических решений. Человек, имеющий доступ к информации, способен на основе ее анализа принять самостоятельное решение в пользу того или иного политического интереса. Вместе с этим, объединение людей в единое электронное сообщество превращает их в идеальный объект для массовой манипуляции, что с очевидностью приводит к образованию новых явных и скрытых политических сил в обществе .

Основным экономическим признаком информационного общества, вероятно, можно считать прямую зависимость благополучия и социального статуса человека от степени реализации и капитализации его интеллектуального потенциала, основанную на появлении новых “социальных лифтов”, в механизме которых деньги и “связи” уже не играют решающей роли. Более того, следует отметить, что переход к информационному обществу особенно интенсивно превращает профессиональное образование в общее: так, бывшие профессии сегодня становятся обыденными умениями и навыками рядового человека (писарь, толмач, водитель, оператор ПЭВМ и мн.др.) .

Социальный аспект становления нового типа общественных отношений заключается в интенсивном формировании социального капитала, способствующего эффективному коммуникативному взаимодействию людей разных социальных, возрастных, экономических и пр. категорий, он проявляется в кризисе традиционных социальных институтов (государство, семья, религия, производство, народное образование и др.) и появлении новых (средства массовой коммуникации, сетевой университет и пр.), в появлении новых социальных болезней общества (социально опасных установок личности, передающихся от индивидуума к индивидууму в сообществе посредством влияния в ходе коммуникации), в качественных демографических изменениях (массовое переселение и трудовая миграция, гостевой брак и гражданское партнерство вытесняют гражданский брак и традиционную семью, преобладание самостоятельного проживания и ведения хозяйства и пр.) .

Культурный аспект перехода к информационному обществу выражается в появлении новых ценностей и смыслов, в развитии творческой и познавательной активности населения Земли, в расширении личностного пространства, в активном освоении новых социальных ролей, в появлении нового типа интеллектуальных лидеров (архитекторы информационного пространства). Школа, армия и тюрьма как единая воспитательная система аграрного общества, элементы которой отличаются только степенью жесткости и, следовательно, объемом охвата, перестают выполнять свою традиционную функцию форматирования человеческого и социального капиталов .

Важнейшим экологическим признаком информационного общества требуется назвать создание особой среды ноосферного типа, в которой человек выживает благодаря симбиотическому взаимодействию, а не за счет хищничества и паразитизма. Данное обстоятельство способствует формированию новой системы отношений и, следовательно, новой морали .

Пиком развития информационного общества, его акме, станут модели “планета-университет” и “университет-микрокосм” (см. главу 4), т.е. новые социальные утопии, в которых каждый человек будет отождествлять себя со всем человечеством, принимая на себя всю ответственность и за себя, и за “другого”, и за всех вместе, и за историю мира вообще .

Физический признак перехода к информационному обществу проявляется в изменении ощутимого влияния информации на материальный мир, в котором информация приобретает качества особого свойства материи и энергии. В результате пересмотра физического смысла информации коренным образом изменяется ее биологический смысл, позволяющий, в частности, сегодня считать жизнь формой существования, хранения и передачи информации как продукта наследственности и изменчивости, что в существующей действительности грань между традиционно признаваемыми живой природой и неживой природой делает весьма условной .

Наконец, важнейшим технологическим признаком является создание и наполнение глобальной системы сложных информационнокоммуникационных связей, пронзающей все слои жизни современного человека – системы, в которой личность выступает методом познания, а мышление – средством .

§ 4. Информационное общество как историческая эпоха развития человеческой цивилизации, определяющая механизмы трансляции культуры Под информационным обществом обычно понимают такое общество, в котором большинство работников занято производством, хранением, переработкой и реализацией информации, при этом в качестве высшей её формы обозначают знания13. Мы считаем данное расхожее мнение относительно сущности информационного общества требующим уточнения, т.к., с нашей точки зрения, информационное общество представляет собой такую форму общественных отношений, основанных на интеллектуальном лидерстве, когда вокруг т.н. архитекторов информационного пространства (см .

выше) объединяются единомышленники с целью совместного продвижения идей и проектов, направленных на решение глобальных проблем человечества. Кроме того, нам кажется, что знания – это продукт памяти и, с нашей точки зрения, их нельзя рассматривать, несмотря на широко распространенную модель DIKW, в качестве высшей формы информации. Идея, полученная в результате усилий собственного мысли, вот, что, на наш взгляд, следует считать высшей формы информации. Не суждение, а умозаключение (в широком смысле), по нашему мнению, определяет уровень интеллектуального развития человека .

По мнению ряда исследователей, информационное общество представляет собой наиболее развитую стадию современной цивилизации, возникающую в ходе информационно-компьютерной революции, основывающейся на широком использовании информационных технологий, «интеллектуальных» систем, автоматизации и роботизации всех сфер и отраслей

Шанченко, Н. И. Информационный менеджмент: учебное пособие для студентов

специальности «Прикладная информатика (в экономике)». – Ульяновск : УлГТУ, 2006. – 95 с .

экономики и управления14. Вместе с этим считается, что новая парадигма предполагает появление единой инновационной интегрированной системы связи, предоставляющей каждому человеку любую информацию и знания, обусловливает радикальные изменения во всей системе общественных отношений, благодаря чему обеспечиваются наибольший прогресс и свобода личности, возможность ее самоактуализации .

Обычно формирование информационного общества связывают с одновременным становлением информационно-экономического пространства, которое обусловливает превращение информации в общественно значимый и доступный ресурс, в среду широкомасштабных информационных взаимодействий. Данный тезис, с нашей позиции, не отражает в полной мере всей важности перехода к новой культурно-исторической парадигме, т.е. наряду с экономическими и технологическими преобразованиями в системе общественных отношений, возникают и другие – не менее важные, на наш взгляд. К их числу следует отнести следующие: политические, экологические, социальные и культурные аспекты системных изменений (см.выше) .

Считается, что первым неизбежность перехода к новой, информационной, цивилизации предсказал американский экономист К. Кларк1516 .

Концепция информационного общества основывалась на анализе, систематизации и обобщении социально-экономических преобразований, пороhttp://msd.com.ua/ Коротков А. В., Карякина К. А. Интернет в системе мировых информационных процес сов. Учебное пособиедля студентов. — М.: МГУ, 2006 Пытаясь найти первоисточник, т.е. работы или хотя бы иные достоверные ссылки на труды К.Кларка, мы не преуспели, однако, обнаружили, что есть работы по подобной тематике у Джона Бейтса Кларка (1847 — 1938) — основателя американской школы маржинализма, автора теории предельной производительности и у его сына Джона Мориса Кларка (1884 — 1963) - президента Американской экономической ассоциации в 1894—1895 гг .

ждаемых тотальным распространением информационных технологий, и опиралась на то, что самовозрастание капитала закономерно сменит самовозрастание информации, совместное использование которой приведет к развитию новых общественных отношений, в которых главное — право пользования, а не собственности; вместе с этим происходит увеличение скорости и эффективности процессов обработки информации наряду с понижением их стоимости, что непременно скажется на весьма ощутимых социально-экономических последствиях; определяющим фактором социальных перемен, меняющим мировоззрение, ценности, общественные структуры, станет информационная техника17. По всей видимости, однозначно связывать кардинальное изменение общественных отношений с появлением ИКТ нельзя, но и приуменьшать их значение также неправильно .

По нашим представлениям, главным фактором коренных изменений в обществе в условиях становления новой культурно-исторической парадигмы имеет осознание человечеством бесконечного потока информационного поля как среды своего обитания. Понимание данного обстоятельства, с нашей точки зрения, является движущей силой политических, экономических, социальных, культурных, технологических и, разумеется, экологических изменений. Сегодня человек приближается к идее отождествления Бога и информации в массовом сознании. Данная мысль ненова: “…и познаете истину, и истина сделает вас свободными”. (Евангелие от Иоанна 8:32)18 .

Как правило, в качестве основополагающих факторов возникновения информационного общества называют условия, при которых информация превращается из совокупности данных в основной социальный и экономический ресурс, качественно изменяющий сущностные характеристики труда и капитала, природу социально-политической активности, наряду с чем В.Л. Иноземцев. Постиндустриальное общество. Курс лекций. http://www.novsu.ru/ Библия. Синодальный перевод интенсивно растет ассортимент предлагаемых потребителю товаров и услуг, причем стоимость последних, как отмечают экономисты-аналитики значительно превышает стоимость товаров тогда, как расходы на приобретение новых информационно-коммуникационных технологий (компьютеры, телекоммуникационное оборудование, программное обеспечение и т .

п.) оказываются заметно выше, чем на материальные активы. На наш взгляд, данная тенденция отражает переход к постиндустриальному обществу, отличающегося, с нашей точки зрения, от информационного .

Говоря об информационном обществе как о новой исторической эпохе развития человеческой цивилизации, мы не можем не отметить идею Ф .

Вебстера (Уэбстера)19, рассматривающего его концепцию как результирующую и включающую в себя минимум две группы теорий, к первой из которых он относит теории, считающие современное информационное общество исторически уникальным явлением, т. е. качественно и принципиально отличающимся от всех предыдущих форм существования общества, а ко второй, соответственно, признающих, что информация имеет ключевое значение для современного мира, но полагающих при этом, что утверждения о революционном отличии нынешнего этапа развития человечества от всех предыдущих не имеют под собой оснований. На наш взгляд, как уже отмечалось выше, информационное общество, если его рассматривать как историческую эпоху – новая уникальная парадигма, в развертывании которой информация играет ключевую роль .

Наряду с указанным подходом, ряд исследователей (Римский клуб, А .

Кинг, Б. Шнейдер и др.) 20 отождествляют информационное и постиндустриальное общество. Надо сказать, что сам основоположник теории информационного общества Д. Белл, рассматривая периодизацию истории в рамках концепции постиндустриального общества, отмечал, что хотя опреУэбстер Ф. Теории информационного общества.- М.: Аспект Пресс, 2004.- 400 с http://www.clubofrome.org/ деленные периоды и могут быть выделены, строгих границ между ними быть не может, так как «... постиндустриальные тенденции не замещают предшествующие общественные формы как «стадии» социальной эволюции. Они часто сосуществуют, углубляя комплексность общества и природу социальной структуры». Другой ученый, В.Н. Костюк 21 в своем исследовании «Теория эволюции и социально-экономические процессы» полагает, что создаваемое сегодня будущее имеет принципиально неопределенный характер и рассматривается как набор изменяющихся альтернатив. Он считает, что постиндустриальное (информационное) общество — всего лишь одна из подобных альтернатив, поэтому и не выделяет принципиальных отличий между постиндустриальным и информационным обществом .

Еще одна точка зрения принадлежит B.Л. Иноземцеву, призывающему рассматривать теорию информационного общества как одно из направлений постиндустриализма22. Мы считаем, что информационное общество возникает как историческая эпоха развития человеческой цивилизации, сменяя постиндустриальное в массовом сознании, хотя зачатки его идеологии проявляются уже в глубокой древности (см.выше) .

По мнению академика Н.Н. Моисеева23, информационное общество — это «...общество, в котором Коллективный Интеллект (Коллективный Разум) играет... роль, аналогичную той, которую играет разум человека в его организме, т. е. содействует развитию общества и преодолению все возрастающих трудностей... и действует во благо всего человечества... Коллективный Разум объективно становится неким инструментом, управляющим действиями людей». По нашему мнению, позиция Н.Н. Моисеева очень Костюк В.Н. Теория эволюции и социоэкономические процессы. М.: Эдиториал УРСС, 2001 .

Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология/Под редакцией В. Л .

Иноземцева. М.: Academia, 1999. 640 стр .

Судьба цивилизации. Путь разума / Н. Н. Моисеев. — Москва : Яз. рус. культуры, 2000. — 223, [1] с .

важна для понимания тех глобальных преобразований в общественных отношениях, которые влечет за собой переход к информационному обществу (выше мы разбирали вопрос о существовании архетипов коллективного сознания) .

Как нам кажется, уточнить концептуальный статус информационного общества возможно при условии четкого разделения его сущностных характеристик как исторической эпохи развития человеческой цивилизации (новой культурно-исторической парадигмы), формы существования общественного сознания интеллектуальной элиты, типа мировоззрения архитектора информационного пространства и, что наверное еще важнее, соответствующего архетипа коллективного сознания .

Очень важно, что при наличии многообразия подходов к определению понятия информационного общества, подавляющее большинство исследователей сходится в том, что в процессе становления нового типа общественных отношений решающая роль отводится информации и знаниям, существенно возрастает относительная значимость информации как фактора (ресурса) производства, заметно сдвигается совокупный спрос на основе возрастания потребностей в информации и пр .

При этом те же исследователи считают информационным общество нового типа, формирующееся в результате глобальной социальной революции, возникшей как следствие взрывного развития и конвергенции ИКТ;

общество знания, в котором главным условием благополучия каждого человека и государства становится знание, полученное посредством организации беспрепятственного доступа к информации и умения работать с ней; глобальное общество, в котором обмен информацией будет вне временных, пространственных и политических границ; которое, во-первых, способствует взаимопроникновению культур, и во-вторых – открывает каждому сообществу новые возможности для самоидентификации; общество, где решающую роль играют получение, обработка, хранение, передача, распространение и использование знаний и информации, в том числе с помощью интерактивного взаимодействия, обеспечивающих его постоянно совершенствующиеся технические возможности .

Важно отметить, что широко распространенные представления об информационном обществе, с нашей точки зрения, необходимо расширить в части перехода от информации и знаний к интуиции и критическому мышлению, которые, по нашему мнению, и составляют основу ключевых изменений сознания современников. Готовые знания, полученные из СМИ или СМК (средств массовой коммуникации), не делают человека свободными, оставляя его заложником производителей информации .

Говоря об участии РФ во вступлении в информационное общество, нельзя не привести в качестве иллюстрации определение этому понятию, данное в Концепции Федеральной целевой программы «Развитие информатизации в России на период до 2010 года»24: «Информационное общество – ступень в развитии современной цивилизации, характеризующаяся увеличением роли информации и знаний в жизни общества, возрастанием доли инфокоммуникаций в ВВП, созданием глобального информационного пространства, обеспечивающего эффективное информационное взаимодействие людей, их доступ к мировым информационным ресурсам и удовлетворение их социальных и личностных потребностей в информационных продуктах и услугах» .

Можно ли считать информационное общество новой постиндустриальной социально-экономической организацией социума с высокоразвитыми информационно-коммуникационными инфраструктурами, создающими возможность всеобщего использования интеллектуальных ресурсов в целях обеспечения устойчивого развития цивилизации для нас и сегодня остается вопросом .

http://www.iis.ru/

В данном определении важно отметить, что развитая сеть информационных и телекоммуникационных технологий является средством, а не целью формирования нового типа общества. При этом нельзя не подчеркнуть, что увеличение роли информации и знаний в жизни общества; возрастание доли информационных продуктов и услуг в ВВП; создание глобального информационного пространства, обеспечивающего эффективное информационное взаимодействие людей, открывающее доступ к мировым информационным ресурсам и способствующее удовлетворению их потребностей в информационных продуктах и услугах – предполагают коренное изменение всей экономической, политической и социальной структур государства, формирование инновационного информационно-экономического пространства, принципиально новых социальных мотиваций и технологических возможностей, широкое практическое использование инноваций и знаний для интенсивного повышения производительности труда и, как следствие, улучшения качества жизни каждого отдельного человека .

По мнению ведущих зарубежных экспертов – команды аналитиков Bank of America Merrill Lynch в исследовании "Россия-2020" 25, “развитие экономики России в ближайшие 10 лет будут определять несколько основных трендов, которые не зависят ни от внутренней политики, ни от внешней конъюнктуры, среди которых нефтяная зависимость, демографический перелом и рост уровня благосостояния… В России редкая для развивающихся стран демографическая ситуация: ей предстоит столкнуться с сокращением рабочей силы. Дефицит на рынке труда поддержит рост зарплат – к 2020 г. средний класс (доход от 35 000 руб. в месяц) утроится и составит 66,7 млн. человек, почти половину населения. При удорожании труда и росте налогов единственный способ сохранить корпоративные прибыли - увеличивать производительность труда, на макроуровне это приведет к оздоровлению экономики” .

http://press.try.md/

Наряду с приведенной констатацией, те же исследователи полагают, что от нехватки рабочих рук не спасут даже мигранты, наплыв которых в РФ в последние годы ощущается весьма остро. Так, в том же исследовании сказано, что “через 10 лет пенсионного возраста в России достигнут около 22,5 млн. человек, но заменить их на рабочих местах смогут лишь 13,4 млн. Это выгодно отличает Россию от других развивающихся рынков: стране не нужно заботиться о том, как занять растущее трудоспособное население и обеспечить ему приемлемый рост доходов. Это в России произойдет само собой… Приток иммигрантов не сможет повлиять на ситуацию: чтобы снизилось давление на рынок труда, он должен кратно вырасти. Но даже скромный приток мигрантов вызовет в стране всплеск национализма, а значит, миграция рынку труда не поможет” .

Сегодня весь мир пытается вступить в информационное общество, основанное на экономике знаний. Большое внимание при этом уделяется новым приоритетным направлениям развития экономики и производства, находящимся на стыке четырех доминирующих трендов NBIC-конвергенции (нано-, био-, информационные и когнитивные технологии соотвественно) .

Таким образом, закономерно возникает вопрос: если переход к новому типу общества объективно необходим, как государство сможет, преодолев существенный разрыв по сравнению с развитыми странами, вступить в новую форму общественных отношений, тем более с учетом того, что ни политическая, ни экономическая, ни социальная системы в России к этому переходу не готовы?

На наш взгляд, полноценный и максимально безболезненный переход к информационному обществу возможен только при проведении соответствующей научно-образовательной реформы. Поиск инновационной стратегии, формирование новой кадровой политики и модернизация социального управления, с нашей точки зрения, должны стать основой грядущих преобразований .

Наряду с разработкой программ инновационного развития и внедрением новых моделей социального управления, большого значения, по нашему мнению, заслуживает вопрос кадрового обеспечения новых стратегий социально-экономического развития .

Подготовка специалистов по новым профессиям продиктована острой кадровой потребностью отечественной экономики и, особенно, инновационной индустрии. Первые лица государства неуклонно уделяют самое пристальное внимание данному вопросу26 .

Так, еще в 2007 году президент РФ В.В. Путин на встрече с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) 6 февраля заявил: «… государство поддержало предложение РСПП по участию бизнеса в повышении качества профессионального образования. И теперь общество ждет и от нас, и от вас, от нас с вами, понятных сигналов о том, какие специальности будут востребованы на рынке труда. Нужны более значимые результаты в организации корпоративных и иных форм профобразования». /http://kremlin.ru// Преемственность в государственной политике с приходом к власти нового президента РФ была подчеркнута в выступлении Д.А. Медведева на совместном заседании Государственного совета и Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России 31 августа 2010 года: «Нам нужно окончательно расчистить основу для развития профессионального образования и встроить профессионально-техническое образование в развитие тех процессов, которые идут в нашей стране, прежде всего в процесс модернизации. Ключевым ориентиром в данном случае должно стать высокое качество подготовки во всех звеньях - и в начальном, и в среднем, и в высшем профессиональном образовании. Бизнес-сообщество должно формулировать профессиональный заказ на будущих специалистов. Для этого необходимо завершить разработку профессиональных стандартов, создать систему обязательной общественно-профессиональной экспертизы, обеспечить рынок труда высококвалифицированными кадрами, которые по настоящему интересны рынку и востребованы работодателем». /http://kremlin.ru// Таким образом, роль и место бизнес-сообщества в кадровой политике была определена самым конкретным образом. Информационное общество, экономика знаний предполагают реформирование профессионального образования, опираясь на главенствующую роль продвижения общественно-профессиональных инициатив, а не на автократическое администрирование, поэтому сегодня чрезвычайно важен и актуален вопрос о формировании новых социальных институтов общественно-государственного управления .

В последнее время проблема обеспечения отечественных предприятий и организаций квалифицированными специалистами стоит как никогда остро. Идея непрерывного профессионального образования и констатация беспомощности сложившейся системы подготовки рабочих нашли свое отражение в выступлении председателя Правительства РФ В.В.Путина, проводившего 23 декабря 2011 года в Санкт-Петербурге совещание о подготовке квалифицированных рабочих кадров, востребованных в экономике27 .

На необходимость модернизации российской системы профессионального образования, создание 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест, формирование готовности подрастающего поколения к труду и обороне в соответствии с патриотическими ценностями и установками, разработку и внедрение профессиональных стандартов и другие злободневные вопросы кадрового обеспечения инновационного развития государства и регионов неоднократно в своих выступлениях обращает пристальное вниСегодня с учётом роста российской экономики и стоящих перед нами задач модернизации всех сфер нашей жизни и прежде всего, конечно, производства стало совершенно очевидно, что отсутствие, недостаток высококвалифицированных рабочих кадров является преградой на пути развития экономики. Это необходимейшее условие для развития нашей страны. Сегодня совершенно очевидно, что недостаточное внимание к этой сфере в предыдущие годы создало известный барьер: недостаток высококвалифицированных рабочих кадров является ограничителем нашего роста. Этот вопрос в числе первых выходит в повестку дня» /http://kremlin.ru// мание президент России. В частности, 23 мая 2013 года президент РФ В.В .

Путин на встрече с российскими предпринимателями четко сформулировал одну из основных задач кадровой политики на ближайшую перспективу 28 .

Задача создания 25 миллионов новых высокотехнологических рабочих мест была поставлена перед предпринимательским сообществом, однако решение этого вопроса требует принципиального изменения системы подготовки квалифицированного персонала .

Качество подготовки, обусловленное требованиями федерального государственного образовательного стандарта, зачастую не соответствует ожиданиям заказчиков на услуги учреждений профессионального образования .

Во многом это объясняется тем, что сегодня действует федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) третьего поколения, регламентирующий содержание и методы обучения, тогда как разработка первой волны профессиональных стандартов, описывающих квалификационные требования к работникам идет только сейчас .

Президент РФ В.В.Путин на Съезде РСПП 20 марта 2014 года подчеркнул существенность модернизации экономики, ядром которой политики29 .

является развитие кадровой Действующая система «Одна из таких задач… это создание 25 миллионов новых рабочих мест. Её реализация уже находится на марше. И мы с вами – не только те люди, которые занимаются реальной экономикой, но и экспертное сообщество – изначально оценили её как избыточно-завышенную, как слишком амбициозную, трудновыполнимую… Конечно, эта задача сложная. Но сразу же хочу отметить, что речь идёт не просто о количественных показателях – речь идёт о создании 25 миллионов новых, высокотехнологичных рабочих мест, то есть о модернизации уже существующих и о создании новых. И там, где создаются новые рабочие места, наблюдается так называемый синергетический эффект по всем направлениям: по эффективности, по повышению производительности труда, по решению социальных задач, включая уровень заработной платы и улучшение условий труда»/http://kremlin.ru// «Наша с вами общая задача – обеспечить новое качество экономики, развитие отечественной промышленности. Это мотор долгосрочного экономического роста, профессионального образования ориентируется, в большей степени, не на острый кадровый дефицит экономики, а на предпочтения абитуриентов и их родителей, которые зачастую существенно разнятся с государственными приоритетами и ожиданиями работодателей .

Решение перечисленных проблем требует кардинального изменения стратегии, принципов, механизмов, моделей, содержания и инструментов модернизации профессионального образования, которая не может быть эффективной без деятельного участия основных заинтересованных сторон (власти, бизнеса, общества и др.) .

Исходя из того, что капитализация интеллектуального потенциала в экономике знаний приобретает ключевую роль, учреждения профессионального образования, с нашей точки зрения, должны стать своего рода точками инновационного роста экономики и социального развития .

Особое внимание в последнее время уделяется проблеме подготовки высококвалифицированных инженеров30 .

научного прогресса, решения социальных проблем. Это новые рабочие места, а значит

– возможность для самореализации и достойного заработка миллионов наших граждан .

Это создание новых точек опережающего роста, комплексное развитие наших территорий на всём огромном пространстве нашей страны. Россия должна быть конкурентоспособной по всем ключевым параметрам деловой среды. Поэтому продолжим создание максимально благоприятных условий для инвестиций, для становления новых производств, для подготовки квалифицированных кадров»

/http://kremlin.ru// В частности, президент РФ В.В.Путин на заседании Совета по науке и образованию 23 июня 2014 года отметил: «В ходе нашей сегодняшней встречи обсудим конкретные шаги по модернизации отечественной системы инженерного образования. Знаете, где ни бываю в последнее время, постоянно так или иначе, в том или ином контексте этот вопрос поднимается: для России, для нашей экономики, для промышленности, для АПК – вопрос определяющий. Сегодня лидерами глобального развития становятся те страны, которые способны создавать прорывные технологии и на их основе формироНужно сказать, что резко изменившаяся международная политическая ситуация на фоне мирового экономического кризиса и беспрецедентной борьбы за природные ресурсы и повлекшая за собой ряд экономических санкций по отношению к России, существенно изменила ценность отечественной системы профессионального образования для ухода от экономической зависимости .

Под санкции Европейского союза (ЕС) и США наряду с украинскими и российскими гражданами попали и юридические лица, был приостановлен ряд программ сотрудничества с государственными органами власти РФ .

Наряду с ЕС и США санкции ввели также и другие страны, в том числе Канада, Япония, Норвегия, Австралия, Швейцария и пр .

Вместе с широким спектром ответных мер РФ на международные санкции 6 августа Указом Президента России «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации»31 был запрещён ввоз на территорию РФ «отдельных видов» сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению. Конкретный перечень товаров, в отношении которых вводятся ограничения, определило правительство РФ. В список вошли мясные и молочные продукты, рыба, овощи, фрукты и орехи. Суммарный объём импорта, попавшего под санкции, оценивается в 9 миллиардов долларов США .

вать собственную мощную производственную базу. Качество инженерных кадров становится одним из ключевых факторов конкурентоспособности государства и, что принципиально важно, основой для его технологической, экономической независимости»

/http://kremlin.ru// Там же В связи с введением российского продовольственного эмбарго, по всей вероятности, требуется кардинальный пересмотр концепции создания новой программы продовольственной безопасности РФ, ядром которой, с нашей точки зрения, должны стать инновационные подходы к кадровому обеспечению сельскохозяйственной отрасли, в том числе к формированию высокоэффективного корпуса лидеров фермерских хозяйств .

Исходя из заявления премьер-министра РФ Д.А. Медведева, отметившего, что из-за санкций сложились "не самые лучшие условия" для внешнего заимствования, ситуация также "не способствует" притоку иностранных инвестиций и что в связи с этим может быть увеличена налоговая нагрузка, скорее всего, особенно востребованы будут отечественные инновационные производственные, большей частью, наукоемкие технологии .

Подводя итог сказанному, требуется отметить, что в свете последних событий, по нашим представлениям, научно-образовательная сфера призвана стать институциональной площадкой инновационного развития РФ, предложив оптимальные меры по кадровому и научно-техническому обеспечению ухода от экономической зависимости от международных партнеров, стратегическое взаимодействие с которыми вырабатывалось на протяжении долгого времени .

По нашему мнению, для того, чтобы РФ перешла к новому типу общественных отношений, основанных на обобществлении интеллектуального потенциала человечества, необходимо пройти путь индустриального (в т.ч. постиндустриального) развития политической, экономической и социальной систем, без слаженного высокоэффективного взаимодействия которых не достигнуть синергетического эффекта, требующегося для формирования нового качества социума .

Выводы к первой главе

Понятие информационного обществе в современной научной и философской литературе рассмотрено довольно подробно, однако, с нашей точки зрения, его нередкое отождествление с постиндустриальным обществом затрудняет изучение данного феномена .

На наш взгляд, информационное общество – это одновременно и новая историческая эпоха развития человеческой цивилизации, характеризующаяся глобальным объединением людей на основе обобществления интеллектуальных ресурсов человечества для решения важнейших проблем современности; и форма существования общественного сознания, основывающаяся на совокупности коллективных представлений о лидирующей роли интеллекта в общественноисторическом развитии; и новый тип мировоззрения – системы взглядов на мир с позиции архитектора информационного пространства, продуцирующего и продвигающего идеи, объединяющего вокруг их развития и реализации единомышленников и создающего на основе информационно-коммуникационного взаимодействия новую социокультурную среду; и архетип коллективного сознания, подразумевающий под личностью аутентичный экзистенциальный метод познания, существующий вне времени в пространстве. Это такое общество, в котором поиск, сбор, оценка, обработка, хранение и применение информации играет ключевую роль, позволяя человеку как биопсихосоциодуховному существу самостоятельно принимать решения по удовлетворению своих потребностей в социально приемлемых формах, эффективно преодолевать возрастные кризисы, трудные жизненные ситуации, предупреждать и разрешать конфликты, и позволяя человечеству объединять свои интеллектуальные ресурсы для эффективного решения глобальных проблем на основе синергетического эффекта .

Исходя из этого, миссией информационного общества является объединение людей на основе обобществления интеллектуальных ресурсов человечества, в результате которого каждая личность осознает себя методом познания, сформированным ее собственной биографией (без привязки к локусу контроля). Таким образом, информационное общество дает человеку смысл жизни, который не в преданности Родине и семье, как предполагает аграрное общество, и не в службе корпорации и собственному благосостоянию, как предписывает индустриальное общество, а в освобождении воли и спасении человечества в целом .

Человек живет, чтобы спасти человечество: кто-то должен сделать это сам (т.н. герой), кто-то обязан помочь герою, а кто-то – сделать все, чтобы помочь тому, кто сможет помочь герою. Подобный подход объясняет многое: неравенство и неоднородность современников, притязания и предпочтения каждого индивида в его стремлениях к достижениям (а иногда и к прорыву), естественное распределение ролей в обществе, наличие иерархии власти и т.п .

Глава 2. РОЛЬ И МЕСТО ГЛОБАЛЬНОЙ НАУЧНООБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В СТАНОВЛЕНИИ И РАЗВИТИИ

ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА: НАУЧНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ

АНАЛИЗ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ

ПОДХОДОВ

§ 1. Научно-образовательная политика в условиях глобализации социального управления: современное состояние и преобладающие тенденции развития Под научно-образовательной политикой в настоящей работе понимается разработка, реализация и продвижение системы политических мер, направленных на развитие общества средствами образования и науки .

При этом политические меры подразумевают управление долгосрочными проектами, нацеленными на достижение синергетического эффекта в поиске эффективных решений глобальных проблем человечества в ходе непрерывного повышения качества коммуникации, мышления и управления действующих субъектов. Таким образом, научно-образовательная политика в информационном обществе, с нашей точки зрения, призвана кардинально пересмотреть и гарантированно обеспечить эффективное управление производством, хранением, передачей и развитием социально значимой информации .

Общественные отношения при смене культурно-исторической парадигмы, основанной на переходе от индустриального общества к информационному, по нашему мнению, во многом зависят от новых ценностей и приоритетов, ключевой концепт которых составляет не владение технологией, а понимание контекста существующей реальности .

Социальные изменения, связанные со вступлением человечества в новую историческую эпоху, затронут все аспекты существования человека, начиная от его биологических потребностей, заканчивая духовными. В полной мере данный тезис, как уже отмечалось выше, может быть проиллюстрирован фразой Иисуса Христа: “…и познаете истину, и истина сделает вас свободными.” (Евангелие от Иоанна 8:32) .

Своевременная и достоверная информация, безусловно, оказывает самое существенное влияние на поведенческие стратегии субъекта деятельности как при утолении голода и жажды, при поиске и благоустройстве жилища, при выборе одежды, при обеспечении собственной безопасности, так и при формировании ценностных и даже смысложизненных ориентаций личности .

Изменение ценностно-оценочных отношений и поведенческих установок личности, на наш взгляд, свидетельствует, прежде всего, об изменении самого человека, начинающего жить по иным “правилам”. У “нового” человека появляются новые – другие! – потребности, которые, в свою очередь, порождают новые стимулы и мотивы, а это значит, что Человек Вчерашний и Человек Завтрашний – принципиально разные объекты социального управления. Очевидно, к таким потребностям следует отнести потребность в получении быстрой, актуальной, достоверной, полезной и четкой информации; потребность в сокращении временных, энергетических (силовых), финансовых и прочих затрат на решение стандартных практических задач; потребность в интеллектуальном лидерстве сообщества единомышленников; потребность в самостоятельном проектировании личного информационного пространства и др .

Данное предположение основано на том, что в новой парадигме изменяется не только сам человек как объект, субъект и средство управления, но и сама методология управления, ее принципы и подходы .

Социальное управление в информационном обществе, по нашему мнению, предполагает, что объектом управления становится интеллектуальный потенциал человека, сообщества и человечества, а не отдельные знания, умения и навыки, и даже не компетенции. Сегодня, по всей вероятности, мы не управляем ни поведением человека, ни его деятельностью, мы его привлекаем к со-творчеству на всех этапах работы: от замысла, планирования и организации до мотивации, руководства и контроля .

Наш сотрудник – это наш партнер, заинтересованная сторона, стейкхолдер, если угодно .

Данный тезис легко подтверждается тем, что в настоящее время коренным образом меняется мотивация работников. Традиционно, поведение работника управлялось двумя способами, получившими в народе название “кнута и пряника”. Один был основан на получении вознаграждения (пряник), а другой – на избегании наказания (кнут). Говоря о стратегическом управлении в политических системах, важно отметить, что отрицательное подкрепление в них практически не используется, т.к. лояльность у электората можно только “купить”: кнутом можно заставить что-то сделать, но сформировать доброе отношение, основанное на уважении, почитании и любви, нельзя. Сегодня, по нашему мнению, социальное управление можно выстраивать только на положительном подкреплении, “покупая” лояльность интеллектов. Таким образом, общедоступность информационных ресурсов препятствует эксплуатации, порабощению и скрытому управлению человеком, то есть руководитель должен договариваться с работником на каждом этапе сотрудничества. Сталинские шарашки не могут быть эффективным средством управления интеллектуальной элитой государства .

Подобная постановка проблемы заставляет задуматься о моделях и механизмах формирования новых общественных отношений на основе развития, кооперации и реализации интеллектуального потенциала различных людей и социальных групп .

Исходя из того, что мы являемся заложниками вербального мышления, т.к. человечество пошло по пути передачи значимой информации большей частью посредством науки и образования, опирающихся на словесный метод изложения материала, именно выбор концептуальных оснований научнообразовательной политики становления информационного общества сегодня становится важнейшей и актуальнейшей философской проблемой .

Умышленно не рассматривая вопросы формирования новой научнотехнической политики в условиях перехода к очередному типу общественной организации, представляющего отдельное большое проблемное поле для исследователей, в настоящей работе мы сконцентрировались на значении научно-образовательной политики для развертывания информационного общества. Поэтому тот сектор научной политики, который попал в область нашего изучения, в большей степени связан не с содержанием науки, а с подходами к ее организации в новых политических, экономических, социальных и культурных условиях. Нас интересует, прежде всего, новый контекст, в котором наука и образование должны найти свое общее место .

Говоря о сегодняшней научно-образовательной политике, важно отметить, что она, призванная стать драйвером, основной движущей силой развертывания информационного общества, до сих пор, инерционно, следует тенденциям аграрного и индустриального типов организации общества. Так, например, в ней неуклонно проявляется стремление к технологизации и тиражированию стандартного опыта, что указывает на неготовность научнообразовательной политики к тем функциям, которые от нее ожидаются в настоящее время. Она заложник стандартов, стереотипов и алгоритмов прошлого, поэтому, если сейчас ей не уделять должного внимания, т.е. не заниматься подготовкой и проведением соответствующей реформы, она будет не способна осуществить институциональный переход общественных отношений на другой, принципиально новый, уровень развития человеческой цивилизации .

Закономерно возникает вопрос: почему мы должны отождествлять научно-образовательную политику с социальным управлением стратегическим развитием интеллектуального потенциала общественных отношений?

На наш взгляд, ответ очевиден. Глобальные проблемы современности заставляют человечество объединяться для их совместного решения. Данный подход подразумевает коренное изменение целей, содержания и структуры общественных отношений, направленных на обобществление и развитие общего интеллектуального потенциала существующей цивилизации. Исходя из того, что почти семимиллиардное население планеты представляет собой совокупность носителей разной (и по содержанию, и по масштабу, и по структуре, и по культурно-языковой принадлежности) информации, объединить которых быстро и конгруэнтно не представляется возможным, поэтому, с нашей точки зрения, необходимо рассматривать данную проблему в долгосрочном стратегическом аспекте. Таким образом, подготовка человека к участию в спасении (определении будущего) человечества является основной функцией научно-образовательной политики, и очередная реформа в этой сфере не является исключением, даже если она продиктована условиями небывалого по своим масштабам мирового кризиса .

Сегодня понятно, что новые проблемы старыми средствами не решить, поэтому предыдущие технологии социального управления для проведения очередной научно-образовательной реформы практически бесполезны. Новые проблемы требуют новых решений – следовательно, в настоящее время должны появиться подходы к реформированию научно-образовательной сферы принципиально отличающиеся от прежних .

Очень любопытно, что А.А. Ахмедова32 в своей работе «Образование и смысл творчества» считает, что для реализации идеи правильного образования необходимо осознавать, в чем заключается смысл жизни. По ее мнению, у каждого человека есть все необходимое для того, чтобы полноценно существовать, а то, что сейчас в обществе именуется образованием, всего лишь сводится к сбору сведений, доступных каждому, Ахмедова А.А. Образование и смысл творчества / А.А.Ахмедова// Вестник МГУ .

Философия – 2000. - №2.- С.82-104 .

способному к чтению человеку. Подобное обучение, с ее точки зрения, предлагает человеку спасаться бегством от самого себя. Ахмедова А.А .

полагает, что это бегство только способствует увеличению страданий, а все трудности индивидуума – не более, чем результат неправильного отношения к вещам, идеям и людям. По ее разумению, пока мы не разберемся с этим, простое обучение, сбор фактов, приобретение каких-то навыков будут вести человечество к хаосу и поражению. Согласиться с позицией автора, как и опровергнуть ее, нам не представляется возможным. Это обусловлено тем, что смысл жизни человека – для нас понятие с нулевым объемом, если мы имеем в виду отношение одного человека к смыслу жизни другого конкретного человека, т.е. позицию наблюдателя. Если же мы говорим, о человеке вообще, как об универсалии, то для нас очевидно, что смысл жизни человека обусловлен проблемным полем спасения человечества. Если речь идет о восприятии смысла собственной жизни самим человеком, т.е. ее владельцем, тогда мы можем говорить о конкретике в контексте каждой отдельно взятой ситуации. Самое сложное, на наш взгляд, при анализе подхода, предлагаемого А.А. Ахмедовой, это определить критерии “неправильного отношения к вещам, идеям и людям”, с которым автор связывает высокие ставки благополучия всего человечества. Кто и как должен оценивать эти отношения?

Определяя новые задачи образования, в автореферате своей диссертации Проховник О.А.33 считает, что основу новой философии образования должна составлять идея «диалогического образования», в которой образование рассматривается как единство четырех аспектов, в числе которых следующие:

диалог личности с «другими», выражающийся в ориентации на формирование навыков построения эффективной, неискаженной Проховник О.А. Культурно-антропологический кризис и новые задачи образования в эпоху постсовременности: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филос. наук (09.00.13)/ Проховник Ольга Александровна; ФГНУ «Северо-Кавказский научный центр высшей школы». - Ростов-на-Дону, – 2006. – 29 с .

коммуникации, межличностной интеракции в условиях постсовременной индивидуализации и ослабления социальных связей;

диалог личности с самою собою, заключающийся в ориентации на самопознание и самоактуализацию, выработку навыков рационального мышления, способности формировать собственное мировоззрение в условиях культурного плюрализма постсовременности; формирование ответственной, продуктивно мыслящей, свободной личности;

диалог с миром природы, ориентированный на знакомство с наукой как особым культурным феноменом, играющим огромную роль в постсовременных обществах; формирование адекватного представления о ее специфике, возможностях и ограничениях; воспитание экологического мышления, преодолевающего антагонизм «человек – природа»;

диалог культур, обусловленный ориентацией на мультикультурализм, осознание ценности культурного многообразия, формирование толерантности и открытости по отношению к «иным» культурным смыслам, умения видеть за культурным многообразием единство базовых, универсальных гуманистических установок .

Предлагаемый автором подход нам представляется малопродуктивным, прежде всего, по причине его декларативности. Он оперирует “правильными лозунгами”, но указанные позиции не выражают конкретных установок, которые могли бы лечь в основу новой образовательной реформы .

Пугачева Р.М.34 в своем выступлении на круглом столе, посвященном проблемам философии образования, «К проблеме формирования самостоятельности» заявляет, что совершенствование индивидуума возможно только при наличии его способности к познанию и соответствующей формы самоорганизации, имея в виду самостоятельность организма, понимая под ней причину, логическое понятие необходимое для проникновения мышления в сущность вещей. По ее мнению, самостоятельность способствует формированию мировоззрения, “состоящего из правильных понятий для http://anthropology.ru/ толкования реалий бытия”. Указанная позиция не может быть нами однозначно поддержана в связи с тем, что мы наблюдаем, как большинство во все времена определяется наличием распространенного общественного мнения, формирование которого происходит целенаправленно, при участии соответствующего действующего субъекта и характеризуется заданными характеристиками. Следовательно, возникает ряд вопросов: можно ли считать самостоятельность основой формирования мировоззрения человека? Все ли люди при складывании собственного ценностно-оценочного отношения руководствуются своим личным опытом? Мы считаем, что самостоятельность занимает очень важное место в принятии решений, формировании мировоззрения и биографии индивидуума, но не абсолютное, не исключительное .

А.Ф.35 Данфельд в своей статье «Проблема взаимодействия субъективных потребностей. Феномен «агглютинации потребностей»»

обращает внимание на то, что потребность в самореализации, проявляющаяся, по его мнению, у высших позвоночных чаще всего в играх, отличает приматов вида Homo sapiens от большинства остальных животных тем, что у части популяции она реализуется не только посредством игр, но и в результате творчества. Исследователь полагает, что стационарные человеческие сообщества можно охарактеризовать культивированием имитационных и конкурентных игр — если это касается детей, и конкурентных и азартных игр — если взрослых. С точки зрения А.Ф .

Данфельда, конкурентная или азартная игра, закрепленная импринтингом в качестве доминирующего поведения, не способствует раскрытию творческого потенциала личности. Автор предполагает, что именно отсутствие креативных игр и креативного опыта у особей, составляющих социум, определяет внутреннюю стабилизацию общества, ведущую, в итоге, к превращению в реликт. Позиция А.Ф. Данфельда нам представляется довольно интересной, т.к., по всей видимости, человечество, выбравшее по Там же сравнению с другими биологическими видами иную стезю, характеризующуюся приоритетом абстрактного мышления, трудовой деятельности и общественного поведения, стало заложником соответствующей логики своего онтогенеза. Наверное, этологический подход может предположить, каким бы стал человек, развиваясь он по траекториям других высших позвоночных, однако, ссылаясь на широко известного по своим работам Э. Берна, мы можем сказать, что и в жизни современного индивидуума игра занимает очень важное место. Для нас представляется весьма дискуссионным утверждение автора относительно того, насколько игровая деятельность препятствует раскрытию творческого потенциала личности .

С нашей точки зрения, отдельного внимания заслуживает статья Лазара М.Г. и Товбиной В.Л.36 «Экологическая культура: переоценка ценностей», указывающая на то, что в настоящее время со становлением нового типа экологической культуры, характеризующегося специалистами как постцивилизационного или природосберегающего, гуманистического, ноосферного и экоцентрического, основной целью которого становится формирование свободной, творческой личности, осознающей необходимость ограничения своей свободы во имя обеспечения реализации условий экологического императива, новая парадигма требует выработки и реализации новых нравственных идеалов и ценностей, норм и правил человеческого поведения, опирающихся на экогуманистические принципы, вносящих новые ограничения в различные сферы антропогенной деятельности, именующегося нравственным императивом. Позиция указанных авторов, с нашей точки зрения, очень важна для широкого обоснования необходимости новой научно-образовательной реформы. Важно то, что она, в первую очередь, носит экологический характер, обусловленный возникновением, распространением и закреплением планетарного масштаба мышления в сознании современников. Это как раз ее и отличает от Там же предыдущих попыток модернизации научно-образовательной политики, продиктованных экономическими, социальными и технологическими изменениями .

Семенов А.Ю.37 в своей работе «Перечитывая А. Тоффлера»

анализирует оригинальную образовательную модель с радикальными практическими нововведениями, основой которых один из создателей теории постиндустриального общества считал мировоззренческие перемены, обусловленные переходом от консервативно-исторического подхода к радикально-футурологическому. А. Тоффлер, по мнению, Семенова А.Ю, считал, что образование должно иметь футурологические направленность и целеполагание. С позицией А. Тоффлера в изложении А.Ю. Семенова мы не можем не согласиться, потому как, на наш взгляд, глобальные проблемы современности заставляют человека смотреть в будущее, решать вопросы завтрашнего дня, а не пытаться сохранять культурно-историческое наследие минувшего. Прошлое, с нашей точки зрения, лучше доверить истории и культуре, будущее – науке и образованию .

В работе Виноградовой И.В.38 «Образование в информационном обществе» сформулированы и проанализированы новые требования к системе образования в условиях перехода к информационному обществу. По ее мнению, вступление в информационную эпоху предполагает, что знание становится доступно всем, и это проявляется в возникновении всеобщего, фундаментального информационно-технического и практического образования в школах. При этом, с ее точки зрения, знание в современном типе общества призвано культивировать способность к моделированию, абстрагированию и обобщению как необходимую основу умения распознавать и анализировать проблемы, выходящие за рамки собственной специализации. Идея об общедоступности знания, конечно, не нова, однако, нельзя не согласиться с тем, что именно она при переходе к новой культурно

<

Там же

Там же исторической парадигме является ключевой. Вместе с этим, относительно представления Виноградовой И.В. о том, какою должна быть нынешняя школа, нам кажется несколько наивным, потому как школа в индустриальном обществе – это уже социальная технология, и все, что автор провозглашает в своей статье, уже во многом пройденный этап. В информационном обществе, с нашей точки зрения, важнейшую роль приобретает университет в качестве социального института .

Кусжанова А.Ж.39 в своей работе «К вопросу о сущности образования:

образование как институт социального воспроизводства» обращает внимание на то, что кризисные явления в современном образовании свидетельствуют о необходимости осмысления и даже переосмысления многих традиционных его вопросов и проблем. Основная проблема, по ее мнению, это конфликт совместимости и первоочередности интересов и целей общества (государства) и образовательного сообщества, что приводит к тому, что образование само себе ставит задачи. Автор предлагает рассматривать данную проблему в контексте социальной философии и аксиологии, с привлечением социально-философской методологии. Позицию Кусжановой А.Ж. мы не можем не разделить, т.к., на наш взгляд, конфликт интересов общества, государства и академического (в т.ч. и педагогического) сообщества налицо. Если профессиональное сообщество ставит само перед собой задачи, значит, оно себя позиционирует не как средство, инструмент и исполнитель, а как цель и заказчик. Если ему это позволяется (и даже всячески стимулируется со стороны государства и общества), значит, можно сделать однозначный вывод о соответствующем отношении к нему, т.е. на него не возлагают надежды и даже его не рассматривают в качестве средства общественного развития и инструмента социального управления .

Отдельного внимания, с нашей точки зрения, заслуживает статья Быданова В.Е.40 «Система российского образования как идея национального

Там же

Там же действия», в которой автор связывает путь гуманизации общества с гуманитарной направленностью образования, призванной преодолеть одномерное изучение человека через призму экономики и управления. По мнению автора, новая концепция образования должна опираться на глобальные ценности, вытекающие их единства природы, человека и общества, взятые в их культурном и национальном многообразии. Позицию автора, как нам кажется, требуется поддержать, т.к. сегодня мы вынуждены пересмотреть свое отношение к человеку как объекту познания, характеризующемуся, в первую очередь, своей полезностью обществу. У нас сейчас есть все основания считать человека не только сложным объектом познания, но и его субъектом, и даже методом. Мы считаем, если образование не займется вплотную подготовкой человечества к решению глобальных проблем, остальные системы социального управления окажутся бессильными и человеческая цивилизация окажется под реальной угрозой исчезновения .

Довольно любопытной, по нашему мнению, кажется статья Рыбчака А.В.41 «Анализ взаимодействия процессов национализации и глобализации как фундамент философии образования», в которой автор выражает позицию, в соответствии с которой технология препятствует свободе человека и возникновению его автономии, демонстрируя его невозможность определять свою жизнь самому. Указанное противоречие, на наш взгляд, свидетельствует о том, что информационное общество – принципиально иная модель социального развития, нежели постиндустриальная .

Очень интересна позиция Майкла Барбера, Кейтлин Доннелли и Саада Ризви42, изложенная в статье “Океаны инноваций: Атлантический океан, Тихий океан, мировое лидерство и будущее образования”, где авторы выдвигают гипотезу о том, что в мировое экономическое лидерство в ближайшем будущем будет принадлежать Тихоокеанскому региону, перейдя Там же Michael Barber, Katelyn Donnelly, Saad Rizvi. Oceans of innovation. The Atlantic, the Pacific, global leadership and the future of education. L.: Institute for Public Policy Research. August 2012 (пер. с англ. Н. Микшиной) .

от Атлантики. Данная гипотеза легла в основу разработанной ими новой модели стимулирования инноваций на разных уровнях, включая каждого отдельного человека, команд, организаций и общества в целом. Они полагают, что для того, чтобы произвести революцию в образовательной системе, вдохновить новое поколение и взрастить глобальных лидеров, способных ответить на вызовы XXI в., требуется объединить оправдавшие себя методы последовательного реформирования образования в каждой стране с передовыми идеями развития системных инноваций. Анализируя данную позицию, нельзя не вспомнить блестящую сентенцию У. Черчилля “Генералы всегда готовятся к прошлой войне”. Новые проблемы требуют новых решений, поэтому, если вытащить из нафталина передовой опыт государственных образовательных реформ прошлого, которые были с дискуссионной степенью достоверности адекватны и эффективны применительно к конкретным времени и обстоятельствам, они не смогут ничего дельного предложить сегодня. Что же касается наметившейся тенденции к смене мирового экономического лидерства, то это, безусловно, очень важно, однако, нам представляется, что много важнее определить новые, если таковые имеют место, центры формирования интеллектуального лидерства, которому потребуется осуществить переход из одной исторической эпохи в другую .

Что касается общих тенденций развития научно-образовательной политики в мире, то, прежде всего, следует отметить быстрые темпы развития высшего образования, массовость высшей школы. Для сравнения, количество поступающих выпускников общеобразовательных школ в вузы в 1995 г. в развитых странах составило – 60%, в Северной Америке – 84%, в развивающихся странах число охваченных высшим образованием увеличилось за последние годы в 11 раз, в частности, в Республике Беларусь сейчас насчитывается 3,4 %, что является высоким показателем для Европейских государств43. Вместе с этим происходит диверсификация http://studopedia.ru/ образовательных потребностей обучающихся студентов, что способствует увеличению разнообразия учебных планов и программ, возникновению новых специализаций и специальностей, находящихся на стыке двух или нескольких предметных областей .

Важно отметить, что образование в современном мире, как отмечал генеральный директор ЮНЕСКО Фредерико Майор44, формируется по образу и подобию бесконечной вселенной, где скрещиваются и взаимно обогащаются друг с другом процессы непрекращающегося творения. Данная метафора, по нашему мнению, блистательно иллюстрирует бесконечный поток информационного пространства, который современное человечество начинает осознавать в массовом порядке как среду своего обитания .

Наряду с возникновением единого образовательного пространства, предусматривающего интернационализацию образования, признание дипломов, ученых степеней и квалификаций; реализацию двухступенчатой структуры высшего образования, включающей бакалавриат и магистратуру;

использование единой системы кредитных (зачетных) единиц при освоении образовательных программ; разработку европейских стандартов качества образования с применением сравнимых критериев и способов их оценки, Болонская декларация, подписанная государственными министрами образования 29 стран Европы 19 июня 1999г. (сейчас 48 стран-участниц Болонского процесса), к 2010 году предполагала создание единого европейского образовательного пространства, призванного расширить возможности трудоустройства выпускников вузов, повысить мобильность специалистов и обеспечить их конкурентоспособность на мировом рынке труда .

Кроме того, кардинальное изменение требований к подготовке специалиста для экономики на основе интеграции производственной, исследовательской, проектно-конструкторской и образовательной деятельности инициировало создание экспериментальных производств, http://www.unesco.org/ нацеленных на разработку новых, более эффективных технологий, обеспечивающих повышение качества продукции .

Исходя из того, что сегодня интеллектуальный потенциал общественных отношений определяется освоением новых типов мышления, развитием новых видов деятельности, созданием новых технологий, самым коренным образом изменяется роль науки и образования, которые призваны обеспечивать переход человечества в новую историческую эпоху – эпоху решения глобальных проблем .

Выбор концептуальных оснований формирования научнообразовательной политики, являющийся философской проблемой становления и развертывания информационного общества, сегодня опирается на разработку новых подходов к социальному управлению стратегическим развитием интеллектуального потенциала человеческой цивилизации в условиях закономерной смены культурно-исторической парадигмы, в контексте которой человечество стремится высвободить максимум времени на то, чтобы за одну биологическую жизнь прожить не только несколько социальных, но и несколько духовных жизней, что позволит ему качественно изменить формат жизненного цикла современного индивидуума, расширив орбиту его бытийности с семейного, классового, государственного уровней до планетарного, исторического и даже космического .

Особенно важной и актуальной на сегодня, на наш взгляд, представляется проблема возникновения новой парадигмы и методологии социального управления – глобальной научно-образовательной политики .

Данная тема малоизученна, она не нашла адекватного отражения в работах отечественных и зарубежных исследователей. Однако, несмотря на отсутствие внятного научного обоснования целеполагания в данной области, научно-образовательная политика и сегодня переживает период, характеризующийся коренными изменениями в содержании, структуре, управлении и пр. В настоящее время, очевидно, пришло понимание того, что целеполагание всегда предшествует осознанной деятельности, будь то модернизация или реформирование. При этом важно, что цель – это не только ожидаемый результат, это теоретическое решение практической задачи .

Вступление мира в информационное общество – общество, основанное на знаниях, приобщении к демократическим ценностям, построении правового государства и переходе к рыночной экономике – эти и многие другие факторы заставляют государства, общественные организации и бизнес-сообщество принципиально пересматривать роль и место науки и образования в социально-экономическом развитии стран и мира в целом .

Значительные изменения в политической и экономической ситуации существенно сказались на состоянии научно-образовательной сферы, являющейся основой инновационного развития интеллектуального потенциала современного мира .

Интенсивное расширение единого информационного пространства, развитие интеллектуального предпринимательства, совершенствование ресурсного обеспечения наукоемких производств, активное применение передовых технологий, внедрение высокопроизводительного оборудования, использование новых материалов с заданными свойствами, диссеминация лучших практик реализации инновационных проектов и программ, объединение стратегических партнеров – факторы инновационного развития, приведшие к смене научно-образовательной парадигмы, к ее концептуальному обновлению .

Государственная научно-образовательная политика во всех странах мира, как правило, опирается на нормативно-правовые документы и публичные заявления ответственных руководящих работников органов государственной власти, подготовленные с учётом общественного мнения, экспертных оценок лидеров профессионального сообщества, исходя из внутри- и внешнеполитических контекстов и интересов, являющихся задачами для государственного устройства более высокого порядка .

В частности, в РФ, в качестве основных руководящих документов следует назвать Конституцию РФ, Федеральные Законы, концепции развития отечественной науки и образования, а также международного сотрудничества, национальные доктрины РФ, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, федеральные целевые программы, приказы и распоряжения федеральных органов управления образованием и наукой, а также другие документы, имеющие непосредственное отношение к функционированию региональных и ведомственных систем науки и образования .

Международные документы, прежде всего, включают в себя различные декларации, конвенции и соглашения, определяющие и регламентирующие научно-образовательное сотрудничество между странами-участниками Организации Объединенных Наций (ООН) и ее специализированных учреждений – Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) и Международной организации труда (МОТ), региональных международных организаций – Совета Европы и Содружества Независимых Государств и др .

Говоря об особенностях РФ, связанных с переходом к информационному обществу, следует обратить внимание на то, что с распадом Советского Союза в России поменялся общественно-политический строй, государство взяло курс на рыночную экономику, в результате чего изменился основной заказчик на научно-образовательные услуги: рынок, а не государство стал управлять отечественной наукой и образованием. Смена заказчика инициировала формирование принципиально иных ориентиров в определении приоритетов научно-образовательной политики. Отсутствие внятной долгосрочной перспективы у выпускников учреждений профессионального образования привело к дисбалансу между состоянием на рынке труда и ситуацией на рынке научно-образовательных услуг: сегодня востребованные работодателями профессии не являются привлекательными для абитуриентов и их родителей, и наоборот, наибольшим спросом у населения пользуются наименее популярные среди работодателей специальности .

Это проявляется, прежде всего, в том, что родители определяли, где, как и какое образование получит их ребенок, так как оплачивать обучение на всем его протяжении и трудоустраивать ребенка им приходилось чаще всего самостоятельно. Работодатели же, разорвав отношения между базовыми предприятиями и учреждениями профессионального образования, остались практически без пополнения своего состава молодыми рабочими и специалистами. Таким образом, в силу не только объективных причин, обусловленных переходом в информационное общество, модным стало фактически всеобщее высшее образование .

Наряду с этим в настоящее время существует объективная информация о том, что такого количества специалистов таких специальностей с таким высшим образованием рынку труда не требуется, тем более, что качество их подготовки зачастую разительно отличается от запросов современных работодателей, не говоря уже о том, что далеко не каждый из абитуриентов вуза способен завершить обучение в нем в полном соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами. Высокий процент специалистов с высшим образованием, по мнению широкого ряда экспертов, будет востребован в России нескоро. Для этого необходимо, чтобы в стране доминировала не аграрная и даже не индустриальная экономика, а экономика знаний. Предпосылки для её формирования очевидны, большая работа по переходу к новой культурно-исторической парадигме уже началась, но объективные и субъективные сопротивления прогрессивным изменениям существенно препятствуют инновационному развитию рынка труда, а значит и коренному обновлению науки и образования в её содержательном и институциональном акспектах .

Из этого вытекает и другая проблема: содержание научных исследований и профессионального образования, а также ресурсное обеспечение научно-образовательной сферы не позволяют в большинстве случаев подготовить рабочего или специалиста, востребованного на рынке труда. Реализация федерального государственного образовательного стандарта зачастую не соответствует притязаниям работодателей, нередко желающих получить специалиста с расширенным диапазоном профессиональных компетенций, иначе говоря, выпускника вуза, обладающего рядом квалификаций рабочего и техника на уровне сформированных навыков в ходе производственного обучения в учреждениях начального и среднего профессионального образования, где на освоение практических навыков (на производственное обучение и практику на предприятиях) отводится существенно больше времени. Как правило, подобное требование к квалификации работника предъявляют представители малого и среднего бизнеса, имеющего сравнительно небольшие масштабы производства и потому нуждающегося в “специалистах–многостаночниках” .

Часто работодатель, представляющий крупный бизнес, испытывает острый недостаток в рабочих кадрах, имеющих узкую специализацию и высокую квалификацию (высокие разряды – пятый и шестой), тогда как в училищах и лицеях готовят молодых рабочих, в редком случае получающих на итоговой аттестации четвертый разряд (в основном выпускникам присваивают третий). В связи с произошедшими изменениями советская система подготовки рабочих и специалистов не могла продолжать свое существование в том виде, в котором она обеспечивала квалифицированными кадрами ведение планового хозяйства СССР. Это обусловлено сменой базовых приоритетов, стратегических ориентиров и национальных ценностей в государственно-общественных отношениях .

Наряду с изменением системы общественно-политических отношений внутри государства мировое сообщество также оказывает весьма существенное влияние на формирование новой культурно-исторической парадигмы. В качестве одного из наиболее важных факторов, поспособствовавших этому, можно считать наступление очередного, принципиально иного, периода развития человеческой цивилизации – информационного общества .

Новая историческая эпоха затронула все без исключения стороны жизни человека, проникнув в цели, принципы, содержание и структуру научно-образовательной сферы, остро нуждающейся в скорейшем реформировании, т.к. стандартных мер по ее обновлению, или модернизации, уже явно недостаточно .

Новый тип общества предполагает новый тип общественных отношений, основанный на других приоритетах, подходах и принципах .

Реинституционализация существующей научно-образовательной сферы требует возникновения новой парадигмы и методологии социального управления. В настоящее время уже очевидно, что обновление нормативноправовой базы государственного регулирования, изменение принципов отбора и структурирования содержания, оптимизация ресурсного обеспечения и стандартизация процессов управления качеством являются паллиативными мерами, позволяющими ненадолго отсрочить коренной перелом ситуации .

Из этого следует, что научно-образовательная сфера требует реформы:

она не может и не должна развиваться по произвольно определяющейся онтогенетической прямой, ее необходимо привести в соответствие с актуальными проблемами человечества, носящими глобальный характер .

Эффективность управления стратегическим развитием интеллектуального потенциала общественных отношений во многом зависит от того, как быстро и насколько честно смогут договориться существующие меньшинства, под которыми мы понимаем любые сообщества, объединяющие носителей самых разных ценностей, идеологий и установок. По нашему мнению, также многое зависит от активности и ответственности академического сообщества, отождествляемого нами с университетом .

Ссылаясь на российский опыт перехода к новому типу общества, нельзя не сказать про введение нового закона об образовании, предполагающего перевод образовательных учреждений в статус образовательных организаций, на которых мораторий на приватизацию не распространяется. Таким образом, массовое профессиональное образование имеет все необходимые условия, чтобы стать сектором рыночной экономики, где реализация важнейшей функции социальной, бытовой и трудовой адаптации обучающихся, находящихся в трудной жизненной ситуации, уступит место образовательной услуге, направленной на формирование инновационной HR-индустрии: на профессиональные отбор, обучение, развитие, трудоустройство и адаптацию персонала. Отдельного внимания заслуживает реформа РАН, характеризующаяся объединением трех традиционно обособленных академических сообществ (РАН, РАМН и РАСХН) и передачей имущества РАН управляющей компании, существующей вне Академии наук. На наш взгляд, все попытки государства снять с себя всякую ответственность за эффективность социального управления, даже в рамках представленных иллюстраций, увенчаются грандиозным фиаско, потому как пока явно научно-педагогическое сообщество не готово успешно самоорганизовываться для совместного решения общих задач .

Более того, надо сказать, что разного рода стандарты деятельности в научно-образовательной сфере препятствуют переходу к информационному обществу. Сегодня, наверное, всем уже понятно, что стандарты – это крайне низкоэффективный инструмент в социальном управлении .

Так, например, выполнение руководящими и научно-педагогическими работниками своих функциональных обязанностей, зафиксированных в соответствующих документах (должностных инструкциях, тарифноквалификационных характеристиках), является гарантией реализации государственной научно-образовательной политики в пределах имеющейся компетенции и свидетельствует не только об их служебном соответствии, но и, если угодно, даже о профессиональной пригодности. Однако из этого не явствует, что можно по факту добросовестного исполнения работниками возложенных на них обязанностей (минимальных требований) судить о высоком уровне эффективности их профессиональной деятельности .

Основываясь на том, что государство в тесном взаимодействии с бизнесом, обществом, семьей и самой личностью студента выступает одновременно в качестве заказчика, организатора, исполнителя и потребителя услуг системы профессионального образования, руководящие и педагогические работники образовательных учреждений не только не должны игнорировать стратегические ориентиры и приоритетные направления модернизации профессионального образования, а обязаны руководствоваться ими в своей профессиональной деятельности. Данное обстоятельство крепче остальных препятствует переходу страны к новой культурно-исторической парадигме – информационному обществу .

В настоящее время наряду с кардинальными изменениями во внутренней политики государства проявились такие глобальные проблемы человечества, как экологические, экономические, демографические, социальные, гуманитарные, информационные и другие угрозы. Глобализация задела все структуры человеческого бытия, все социальные институты, включая научно-образовательную сферу, суть которой оказалась практически сведена не к целостному формированию человека будущего, а развитию некоторых его способностей в контексте решения оперативных народнохозяйственных задач .

Сегодня государство пытается найти “золотую середину” на стыке разнородных потребностей основных заинтересованных сторон, однако баланса достичь пока не удается. Во многом, по нашему мнению, это объясняется отсутствием действенных механизмов частно-государственного партнерства и делового сотрудничества власти, общества, бизнеса и академического сообщества научно-образовательной сферы .

Факторов, влияющих на формирование и уточнение целей государственной научно-образовательной политики более, чем достаточно:

это и состояние внешней и внутренней политики, и динамика демографического и социально-экономического развития государства и его регионов, и формальные (отчетные) показатели эффективности деятельности органов государственной власти, и характеристика инновационного прорыва в фундаментальных и прикладных научных разработках, и общественное мнение, и территориально-отраслевая специфика субъектов РФ с учетом их ресурсных возможностей, и качество жизни населения, и многое другое .

Основным же, с нашей точки зрения, фактором, задающим ориентир в целеполагании, является состояние и возможности решения глобальных проблем современности .

В отечественной научной литературе освещением различных аспектов данного проблемного поля занимались видные историки и теоретики научнообразовательной политики, среди которых С. Я. Батышев, А. Н. Веселов, Э .

Д. Днепров, Н. Н. Кузьмин, Е. Г. Осовский, А. И. Пискунов и др.. Вместе с этим существует ряд работ по истории рабочего класса, интеллигенции, проблемам развития промышленности и техники таких ученых, как С. С .

Дмитриев, Э. Э. Крузе, В. В. Лейкина-Свирская, А. Г. Рашин и др. Большой вклад в разработку общеметодологических проблем модернизации научнообразовательной сферы внесли такие исследователи, как О.С. Аббасова, П.Ф .

Анисимов, С.Я. Батышев, В.Б. Белнин, А.П. Владиславлев, А.Т. Глазунов, A.C. Головачев, А.М. Новиков, Ю.А. Ольсевич, С.Г. Струмилин, Н.К. Фигуровская и др. В целом, следует отметить, что предметно указанной проблемой, на наш взгляд, не занимался никто, поэтому данный вопрос имеет большой исследовательский потенциал и требует пристального внимания со стороны современных философов и исследователей .

По нашему мнению, информационное общество является закономерным этапом развития человеческой цивилизации, сменившим кочевой образ жизни, аграрное и индустриальное общества .

Основой научно-образовательной сферы традиционно считается исторически сложившаяся система непрерывной передачи опыта, прежде всего, земледельцев и ремесленников, начиная с древнейших племён, укоренивших оседлый образ жизни могучей цивилизации пеласгов и хеттов, населявших 6 тысяч лет назад северо-запад Ближнего Востока (Анатолию), где хеттские кузнецы научились обрабатывать железо, технология которых досталась позднейшим цивилизациям45 .

Развитие кузнечного дела, кожевенного и гончарного производства в дальнейшем обеспечили возникновение основных направлений эволюции человеческого мышления, движущей силой которой стала осознанная деятельность и производительный труд. Сельское хозяйство, материалообработка, строительство, обслуживание – эти и многие другие отрасли народного хозяйства существуют сегодня во многом благодаря нашим далёким предкам, которые смогли добыть, сохранить и передать потомкам знания, имеющие колоссальную культурно-историческую и социально-экономическую ценность. Всего этого было бы невозможно без создания адекватной тогдашним условиям научно-образовательной политики .

Современное профтехобразование почти в том виде, в каком мы его знаем, в России началось с фабрично-заводского ученичества, официально зародившегося с принятием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1940 года «О государственных трудовых резервах СССР» 46, в рамках которого была создана сеть ремесленных и железнодорожных училищ с двухгодичным сроком обучения и школ ФЗО (фабрично-заводского обучения) с шести- и десятимесячным сроком обучения, в обязанности которых входила не только подготовка рабочих, но и дальнейшее их распределение на производство .

Таким образом, уже в первой половине прошлого столетия государство не только рассматривало систему подготовки рабочих и специалистов как форму продолжения образования школьников, а, прежде всего, как основу подготовки резерва квалифицированных кадров для производства. Этих же целей придерживались и фабрично-заводские ученичества, образованные Апостолов А.Г. Профессиональное образование в России и в Московской области в ХХХ веках//Академический вестник 2011, № 2, стр. 10-15 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1940 года «О государственных трудовых резервах СССР»

при предприятиях в 20-30 гг. двадцатого века, на базе которых подготовка подмастерьев стала массовой и организованной в соответствии с дидактическими принципами и идеологическими подходами того времени .

Ремесленники воспитывали себе смену, мануфактурщики готовили себе кадры, ведение планового хозяйства в СССР сделало систему подготовки кадров государственной задачей, переход к рыночной экономике в новой России так же рассматривает “профтехобразование” как одно из основных условий опережающего социально-экономического развития страны. Об этом постоянно говорят первые лица государства .

Сегодня система профессионального образования переживает сложный период своего развития, говоря о котором, нельзя не провести аналогию с этапом старения (упадка) в экономической теории жизненного цикла .

Очевидно, что все признаки этого этапа (низкая экономическая эффективность; угроза исчезновения рынка; миссия и перспективы организации теряют ясные формулировки и становятся неактуальными;

проявляется устойчивая тенденция к увеличению сопротивления изменениям из-за косности структурно-функциональной организации; наблюдается период ностальгии и постановки новых вопросов; отдаётся предпочтение первостепенной значимости качеству проведения мероприятий, а не планированию и целесообразности их проведения; переосмысление новой стратегии, миссии и видения деятельности организации; пересмотр и анализ причин старения; принятие мер для активизации деятельности, сопоставимой с первым периодом – периодом рождения и др.) явно прослеживаются в ходе модернизации научно-образовательной сферы .

В начале столетия теоретики и практики социального управления уже пришли к выводу, что “перспективы развития содержания среднего профессионального образования связаны с его интеллектуализацией, суть которой заключается в развитии у студентов системного мышления, включающего в себя целеполагание, проектирование и планирование своей деятельности, контроль за ее выполнением и оценку собственных действий, критический разбор и выработку выводов; в формировании у студентов научной картины мира, умений научно-исследовательской работы...”47 По нашему мнению, данная тенденция должна стать одной из приоритетных во вновь складывающейся государственной научно-образовательной политике РФ .

Нужно сказать, что с распадом Советского Союза распалась и система кадрового обеспечения социально-экономического развития государства, учитывающая конкретные потребности работодателей в квалификации работников и построенная по институциональному принципу. Сегодня, с нашей точки зрения, вопросом кадрового обеспечения в России не занимается никто: ни органы государственной власти, ни бизнес, ни объединения предпринимателей, ни учреждения профессионального образования. Вопросы формирования кадрового потенциала решаются несистемно, и результат поэтому вызывает тревогу. Учреждения профессионального образования занимаются подготовкой студентов по образовательным стандартам – не по профессиональным, то есть фактически без учета мнения заказчика (разработка профессиональных стандартов в РФ началась после внедрения образовательных стандартов профессионального образования третьего поколения, что логически не оправдано). Органы по труду и занятости населения занимаются преимущественно трудоустройством безработных. Сегодня у нас нет института кадрового обеспечения экономики и производства – нет инструмента, решающего именно эту проблему. Вместе с тем есть все предпосылки для интенсивного развития HR-индустрии, основывающейся большей частью на рекрутинге и сертификации персонала .

Важно отметить, что без решения задачи кадрового обеспечения отечественной экономики в условиях ее реиндустриализации, крайне трудно, а то и невозможно будет говорить о переходе РФ к информационному обществу .

http://www.profile-edu.ru/sistema-srednego-professionalnogo-obrazovaniya-page-7.html Говоря о матетике – науке о целеполагании, которая “доказывает необходимость начального этапа любой деятельности с обсуждения конечных целей, т.е. предполагаемых результатов деятельности” 48, мы неминуемо обращаемся к методологии формирования новой парадигмы и методологии социального управления – глобальной научно-образовательной политики информационного общества .

Рассматривая условия и предпосылки развития научно-образовательной сферы, на наш взгляд, необходимо определиться с контекстом, без которого их не существует. Наиболее явными затруднениями, возникающими при погружении в эту проблематику, являются односторонний подход к выбору контекста (когда целеполагание сводится к чисто педагогической, социальной или экономической проблеме) или же, напротив, проблемное поле размывается так в призме принципа всеобщей взаимосвязи, что выделить предмет исследования становится практически невозможно, при этом возникает риск подмены научного исследования популярным и/или публицистическим повествованием. Другая сложность в изучении условий, предпосылок и, следственно, целей развития научно-образовательной политики заключается в системности исследования, особенно это проявляется в выборе масштаба предмета: государство, регион, мир и т.п .

Исходя из сказанного, следует отметить, что, по нашему мнению, основными предпосылками и условиями возникновения новой парадигмы и методологии социального управления – глобальной научно-образовательной политики является совокупность системных изменений политической, экономической, социальной, культурной, экологической и технологической сфер деятельности человека, вызванных реакцией на обострение глобальных проблем современности .

–  –  –

Характеризуя существующие и новые подходы к определению концептуальных оснований формирования глобальной научнообразовательной политики информационного общества в условиях кризиса гуманитарных и общественных наук, следует подчеркнуть, что, несмотря на многочисленные поиски ответов в данном направлении, говорить о каких-то сложившихся подходах, на наш взгляд, несколько преждевременно .

Вместе с этим, очевидно, стоит отметить ряд исследователей, преимущественно нового и новейшего времени, чей вклад, с нашей точки зрения, наиболее ощутим в указанном проблемном поле .

Наряду с популярными в современном обществе подходами к формированию образовательной политики (философско-антропологический, системный, деятельностный, синергетический, личностно-ориентированный, модульно-компетентностный и др.) существует ряд широко известных в мировом сообществе концептуальных подходов, среди которых энциклопедизм (Я.А. Коменский, Дж. Мильтон, И.Б. Базедов и др.), дидактический формализм (Э. Шмидт, А.А. Немейер и др.), дидактический утилитаризм (Дж. Дьюи, Г. Кершенштейнер и др.), проблемно-комплексная теория (Б. Суходольский и др.), экземпляризм (Г. Шейерль и др.) 4950 и т.д .

Вместе с философско-педагогическими подходами имеет смысл обратиться и к традиционным концептуальным философско-психологических концепциям, в числе которых психоанализ (З. Фрейд, А. Адлер, К.Г. Юнг и др.), бихевиоризм (Дж. Уотсон, Э. Толмен, Э. Торндайк, Б. Скиннер и др.), гуманистическая теория личности (К. Роджерс, А. Маслоу и др.), Куписевич Ч. Основы общей дидактики / Пер. с польск. О. В. Долженко. — М.: Высш .

Шк., 1986. — 368 с .

Общая характеристика указанных подходов приводится по книге Ч. Куписевича (см .

выше) когнитивизм (Дж. Миллер, Дж. Брунер, У. Найссер, Г. Саймон, А. Ньюэлл и др.), гештальтпсихология (М. Вертгеймер и др.) и пр. Помимо указанных подходов в рамках каждой конкретной социально-политической идеологии предлагается свой взгляд на научно-образовательную политику, т.е. и у консерваторов, и у либералов, и у социалистов существуют своё видение того, каким должны быть наука и образования в идеальном, с их точки зрения, обществе .

Для того, чтобы оценить вклад предшественников в формирование парадигмы и методологии глобальной научно-образовательной политики информационного общества, на наш взгляд, следует в хронологической последовательности дать краткую характеристику их основных идей, определив заложенный в них для раскрытия темы настоящего исследования потенциал .

С опорой на фундаментальные идеи античных, преимущественно древнегреческих, авторов в числе первых, с нашей точки зрения, стоит отметить экциклопедизм, заключающийся в том, что основная цель образования состоит в передаче обучающимся максимального объема знаний из различных научных областей. Основоположниками этой теории, вероятно, можно считать чешского архиепископа Я. А. Коменского, английского поэта и историка Джона Мильтона, немецкого педагога Иоганна Бернхарда Базедова и др. Особенно нам бы хотелось поделиться своими соображениями относительно понимания концепции Я.А. Коменского. Ян Амос Коменский, будучи епископом протестантской общины “Чешские братья”, разработав свою Великую Дидактику, стал основоположником педагогики, однако о его вкладе в теорию профессионального образования зачастую умалчивают. Он поставил перед собой задачу научить своих собратьев читать, писать и считать. Зачем? Читать – для того, чтобы самостоятельно изучать Священное Писание, так как протестант не должен прибегать к помощи священника, чтобы открыть ту индивидуальную истину, которую ему и только ему являет Всевышний. Теперь, после чтения, самое простое – научить человека воспроизводить буквы, слова и предложения, то есть обучить письму .

Научить писать в то время – означало дать человеку профессию писаря, то есть способ заработать на жизнь, ибо “трудящийся достоин пропитания”, и потому протестанты никогда не просят и не подают милостыни, предпочитая получать вознаграждение за свой труд. Человек, владеющий письмом, всегда без труда мог найти работу. А научить считать требовалось для того, чтобы работника не обманули, платя ему за труд, чтобы человек не считал себя уязвимым и беспомощным простофилей. Обучение счёту – это и есть социализация. На тот момент суть и практическая польза стратегии, предлагаемой Коменским, была очевидна. Образование, в соответствии с этим подходом, заключается не столько в максимальной концентрации педагогического воздействия посредством увеличения учебной нагрузки и использования дидактической системы, предназначенной ее автором для формирования общеучебных умений и навыков (как принято считать в научно-педагогическом сообществе), сколько в организации образовательного процесса с позиций его направленности на приобретение востребованной профессии, социализацию и предоставления интеллектуального инструмента для самостоятельного формирования собственного мировоззрения. Идеи эпохи Возрождения и Нового времени живы и процветают поныне .

Дидактический формализм основан Э. Шмидтом, автором изданной в 1791 г. «Эмпирической психологии» (Empirische Psychologie) и А. А .

Немейером, опубликовавшим в 1796 г. книгу «Принципы воспитания и обучения». В отличие от энциклопедизма дидактический формализм рассматривает обучение только как средство развития способностей и познавательных интересов обучающихся. Образование, в соответствии с этой теорией, в углублении, расширении и формировании этих способностей и интересов как некоего инструментария, призванного обеспечить самостоятельное погружение в профессию. Исходя из этой позиции, главным критерием при отборе учебных предметов, по мнению сторонников концепции, должна служить формирующая ценность приобретаемой обучающимся специальности. Таким образом, в соответствии с представленной идеей и нашим пониманием ее, развитие образования должно идти в направлении расширения спектра и углубления освоения когнитивных компетенций (говоря современной терминологией), что особенно актуально в условиях вступления в информационное общество, где растет спрос в специалистах, способных быстро и качественно работать с информацией: собирать, идентифицировать, обрабатывать и использовать в решении фундаментальных и прикладных задач .

Дидактический утилитаризм возник на рубеже XIX и XX столетий в США, основоположником которого по праву считают Дж. Дьюи. В Европе аналогичные взгляды продвигал виднейший немецкий педагог Г .

Кершенштейнер. По мнению Дьюи, образование – это непрерывный процесс «реконструкции опыта». С его точки зрения, процесс и цель образования – это одно и то же. Говоря о цели образования, Дьюи считает, что источник связи между учебным содержанием отдельных предметов нужно видеть в самой индивидуальной и общественной деятельности обучающегося. В результате единственный путь к овладению социальным наследием, по его разумению, связан с возможностями приобщения обучающихся к тем видам деятельности, которые позволили цивилизации стать тем, чем она стала .

Дьюи полагает, что при определении содержания обучения необходимо сконцентрировать внимание на занятиях конструктивного характера, учить детей только тому, что реально пригодится в жизни: готовить еду, шить, приобщать их к рукоделию и т. п. Данная теория получила большое распространение в наши дни, большей частью в американской системе образования. На основании этой идеи реконструкция социального опыта является основным критерием, которым следует руководствоваться при определении содержания обучения; разнообразные же практические занятия должны играть роль фактора, активизирующего мышление и деятельность обучающихся. В рамках указанного подхода прогрессивистами были сформулированы конкретные принципы построения образовательных программ, среди которых принцип проблемного подхода (problem approach) к содержанию обучения, основанный на идее представления учебного материала в виде междисциплинарных систем знаний, освоение которых производится обучающимися посредством работы в группах; принцип формирования практических умений в ходе разрешения определенных проблем, являющийся прогрессивной идеей, пришедшей на смену методике обучения, основанной на многократное выполнение механических упражнений; принцип объединения работы с игрой в условиях, когда работа и игра функционально связаны с поставленными образовательными задачами; принцип активизации деятельности обучающихся, опирающийся на самостоятельность при освоении знаний и компетенций в ходе образовательного процесса; принцип вовлечения обучающихся в жизнь их социального окружения, частью которого те являются. В данном контексте, исходя из нашего понимания предлагаемой концепции, развитие образования должно быть направлено, прежде всего, на освоение того опыта, который обеспечит реальную социальную, бытовую и трудовую адаптацию обучающемуся в будущем посредством решения конкретных практических задач .

Проблемно-комплексная теория разработана Богданом Суходольским и заключается в том, что общее образование – необходимая составляющая профессионального образования, но его содержание нельзя определять только исходя из потребностей будущей профессиональной деятельности или учебы, так как оно является основой жизни людей вне их профессиональной деятельности. По мнению Суходольского, для преобразования мира и подъема культуры людей на уровень, которого требует от них историческое развитие цивилизации, содержание образования должно определяться его ролью в жизни общества, а общеобразовательная школа должна не столько обеспечивать подготовку обучающихся к будущей профессиональной деятельности, сколько облегчать им познание действительности. В соответствии с проблемно-комплексной теорией Суходольского отдельные дисциплины следует изучать не порознь, как до сих пор, а комплексно, делая предметом познавательной деятельности обучающихся проблемы, разрешение которых требует использования информации из разных областей знания. С точки зрения Суходольского, содержание образования должно определяться его ролью в жизни общества, то есть быть социально значимым, а именно способствовать формированию у будущих поколений знаний и компетенций в решении актуальных проблем современности (проблем техники, социологии, экономики, искусства, эстетической культуры и т. д.). Содержание обучения, по Суходольскому, требует отказа от информационно-систематического метода изложения материала, предусматривающего распределение знаний по отдельным предметам, что препятствует снятию все более усиливающегося противоречия между ограниченными возможностями обучающихся и постоянно растущим объемом информации, которым те должны овладеть. Суходольский обращает особое внимание на то, что в жизни люди зачастую соприкасаются с действительностью интегрированной, с природными, общественными и другими явлениями, познание и понимание которых становится возможным при условии, если люди умеют одновременно оперировать знаниями из разных предметных областей, именно к такой деятельности обучающиеся и должны быть, по его мнению, соответствующим образом подготовлены .

Проблемно-комплексный подход способен обеспечить подготовку студентов к последовательному и систематическому решению глобальных задач, стоящих перед человечеством сегодня (озоновые дыры, парниковый эффект, демографический дисбаланс, продовольственная потребность человеческой цивилизации, неизлечимые болезни, проблема активного долголетия, кризис традиционных ценностей, глобализация и расслоение в обществе и многие другие). Развитие образования, в соответствии с нашим пониманием представленной концепции, должно идти в направлении достижения преемственности общего и профессионального образования, нацеленного на решение актуальных для современности проблем. На наш взгляд, позиция Суходольского максимально соответствует трендам научно-образовательной политики информационного общества, нацеленным на поиск оптимальных решений глобальных проблем человечества средствами науки и образования .

Экземпляризм – теория, разработанная в 1958 г. западногерманским дидактом Гансом Шейерлем, исходившим из безусловной необходимости сокращения объема учебного материала, предусмотренного программами разных типов школ. Однако само по себе такое сокращение не должно, по его мнению, привести к обеднению образа мира, складывающегося в сознании обучающихся. Реализация данной идеи, с точки зрения Шейерля, возможна при условии осуществления так называемого парадигмального обучения (от греческого paradigma — «пример», «образец»), базирующегося на идее, что учебный материал, касающийся, например, истории Средних веков, следует представлять в программе не столько систематически, как это делается в настоящее время, сколько «фокусно». Например, все богатство материала по средневековью можно, по Шейерлю, охватить всего 10—12 темами, каждая из которых охватывала бы типичные события, своеобразные «узловые точки»

этой эпохи. Обучающийся должен узнать в результате такого обучения ровно столько, сколько требуется ему для того, чтобы он сумел создать для себя образ неповторимых особенностей Средних веков, их сущность, что позволило бы ему отличать этот период от других исторических эпох. В связи с этим, выходит, что, с позиции Шейерля, совсем не обязательно соблюдать хронологическую последовательность; нужно предоставить преподавателю свободу выбора темы из многих других, включенных в программу. Вместе с этим, Шейерль считал, что соблюдение требования экземпляристского представления содержания («островков») позволит вместо традиционной передачи обучающимся знаний в виде непрерывного изложения материала научить их оперировать «тематическими примерами», где каждый такой пример должен быть репрезентативным для данной темы. Он считал, что обучающийся, овладевший фундаментальными знаниями применительно к рассмотренному примеру (например, познакомившийся с желтым лютиком), сможет на этой основе дать характеристику и всем видам лютиковых .

Подобная концепция, в нашем понимании, предполагает осуществление развития образования в направлении освоения широкого спектра компетенций на уровне базовой квалификации, что, на наш взгляд, очень востребовано сегодня, в условиях беспрецедентного ускорения движения информации .

Функциональный материализм, основоположником которого является В .

Оконь, предполагает необходимость как получения знаний, так и приобретения умения пользоваться этими знаниями в своей деятельности. В основе этой теории, таким образом, лежит положение об интегральной связи познания с деятельностью. По его мнению, основной критерий, которым следует руководствоваться при отборе и построении содержания программ, должен быть связан с мировоззренческим подходом, а в содержании учебного материала отдельных предметов должна отражаться их «ведущая идея», например идея эволюции в биологии, идея функциональных зависимостей в математике и др. Вместе с этим Оконь считает, что нужно предоставить обучающимся возможность использовать приобретенные в школе знания для решения задач практического характера, связанных с преобразованием доступных им фрагментов природной, общественной, культурной и технической действительности. Развитие образования, с позиций этой теории, как мы это трактуем, должно происходить с учетом ведущей идеи обобществления интеллектуального потенциала человечества в целях решения глобальных проблем современности .

Наряду со сложившимися философско-педагогическими концепциями, указанными выше, вероятно, необходимо хотя бы в перечислительном порядке по паре слов сказать о современных философах и исследователях, внесших весьма ощутимый вклад в развитие теории глобальной научнообразовательной политики информационного общества .

Одним из первых, на ком бы мы хотели остановиться, является один из Вундт5152(1832-1920 гг.), “отцов современной психологии” Вильгельм основоположник теории апперцепции (процесса организации элементов мышления) и трёхмерной теории чувств, построенной на основе трёх измерений: удовольствие – дискомфорт, напряжение – расслабление, подъём (чувств) – угасание. Он же считается основателем волюнтаризма – теории, согласно которой разум обладает способностью организовывать процесс мышления, переводя его на качественно более высокий уровень, при этом на фоне игнорирования объективных тенденций общественного развития и решающая роль отводится человеческой воле. В своей теории Вундт выявляет опыт, который очищен от всякого рода интерпретаций (непосредственный) и тот, который обеспечивает информацией или знанием, не являющимися составляющими непосредственного переживания. Ему принадлежит создание нового метода – интроспекции – проверки состояния собственного мышления (“внутренняя перцепция”). Идея Вундта разложения человеческого разума на составные части нам представляется довольно любопытной, т.к., по нашему мнению, информация является многоаспектным феноменом, изучение которого, вопреки расхожему заблуждению, требует не только логических приемов обработки .

Примерно в это же время Вильям Джемс 53 (1842-1910 гг.) вводит понятие “Поток сознания” как идею о том, что сознание представляет собой постоянный, слитный поток, и попытки разложить его на элементы только искажают его суть. На наш взгляд, очень важной тут кажется мысль о сознании как о бесконечном потоке. Данная постановка вопроса позволяет нам сегодня рассматривать информацию в качестве среды обитания .

Вундт В. Введение в философию. — СПб., 1903 Вундт В. Введение в психологию. — М.: КомКнига, 2007. — 168 с .

–  –  –

философию. — М.: Республика, 2000. — С. 3-152. — 315 с .

Любопытно мнение крупнейшего философа XIX века Фридриха Ницше54 (1844-1900 гг.), считавшего, что жизнь проявляется в “воле к власти”, силе, могуществу, которая составляет основу для определения того, что хорошо (хорошо – “всё, что укрепляет сознание власти, желание власти и саму власть человека”, дурно – “всё, что вытекает из слабости”). Он видел в познании – орудие власти, а истину относил к полезным заблуждениям .

Подобный взгляд на движущую силу познавательного процесса нам кажется крайне интересным, т.к. сегодня, в ХХI веке мы начинаем осознавать, что решение глобальных проблем человечества требует коренного изменения социального управления, власть в котором может основываться только на интеллектуальном лидерстве .

Нельзя не отметить вклад Грэнвилла Стэнли Холла 55 (1844-1924 гг.), основоположника теории рекапитуляции психологического развития – идеи, согласно которой ребёнок в своём онтогенезе кратко повторяет главные этапы истории человечества. Данная позиция, мы считаем, проливает свет на понимание того, как в одно и то же историческое время сосуществуют носители смыслов, ценностей и идеологий прежних культурно-исторических парадигм .

Крайне любопытен подход Вильгельма Виндельбанда 56 (1848-1915 гг.), установившего, что ограниченность человеческого познания заключается в “священной тайне” дуализма мира действительности и мира ценностей, под которыми он понимал религиозные, логические, этические и эстетические .

По его мнению, история – это процесс осознания и воплощения ценностей .

Ницше Ф. Полное собрание сочинений: В 13 томах / Пер. с нем. В. М. Бакусева, Ю. М. Антоновского, Я. Э. Голосовкера и др.; Ред. совет: А. А. Гусейнов и др.; Ин-т философии РАН. — М.: Культурная революция, 2005-2014 .

Холл С. История одной кучи песку // Холл С. Очерки по изучению ребенка. - Б. м.:

Пучина, 1925. С.125-141 Виндельбанд В. Философия культуры и трансцендентальные идеализм // Культурология XX век. М. 1995 г .

Философия Виндельбанда представляет собой «… критическую науку об общеобязательных ценностях», что переводит ее в ранг нормативного учения, опирающегося на оценочные суждения, на познание должного. Ценности, по мнению Виндельбанда, носят априорный, трансцендентальный, общезначимый характер. Очень интересно, что его точка зрения, как нам кажется, способствует пониманию пересечения в мировоззрении носителя идеологии информационного общества двух потоков познания имманентного

– мира ценностей и перманентного – мира действительности .

Исходя из того, что процесс становления мировоззрения, свойственного участнику информационного общества, имеет своё внутреннее развитие (эволюцию), значительное влияние на понимание этого факта оказала, с нашей точки зрения, интерференционная теория забывания, разработанная Георгом Элиасом Мюллером57 (1850-1934 гг.) – гипотеза, согласно которой забывание происходит вследствие взаимодействия нового материала с уже имеющимся в памяти. Опираясь на эту точку зрения, можно предположить, что новый материал решает те противоречия, которые не решает старый, таким образом, он оказывается более эффективным, потому что позволяет психике лучше приспособиться к имеющимся условиям .

Видным педагогом, сделавшим существенный вклад в формирование новой научно-образовательной парадигмы, был Георг Кершенштейнер 58 (1854-1932 гг.), однако основная его заслуга, с нашей точки зрения, не в том, что, по его представлению, воспитание подростков должно опираться на их понимании задач государства, сознании вытекающего отсюда гражданского долга и любви к Отечеству, а в том, что он видел основными задачами нравственного воспитания развитие самообладания, справедливости, преданности, сильного чувства собственной ответственности, ведение разумного образа жизни, способности к самовоспитанию. Особое внимание, Mller G.E.Zur Theorie der sinnlichen Aufmerksamkeit. - Leipzig, 1873 .

Кершенштейнер Г. О воспитании гражданственности. / Пер. Э.Н. Журавской. —

Петроград: Изд-во газеты «Школа и Жизнь», 1917. — 32 с .

считал Кершенштейнер, следует уделять воспитанию воли: пассивная группа воли – терпение, выдержка, постоянство; активная – мужество, храбрость .

Для развития характера, согласно его взглядам, важно развивать способность логического мышления и душевного подъёма, чуткость. Все эти качества, которые Кершенштейнер призывал формировать у детей, на наш взгляд, сохраняют и даже повышают свою актуальность в процессе кардинального изменения принципов работы с несметными объемами и неоднородным качеством информации .

Крупнейшим учёным, научное наследие которого составляет концептуальную основу новой научно-образовательной парадигмы, является основатель психоанализа – Зигмунд Фрейд59 (1856-1939 гг.), отводивший ведущую роль в психике и поведении человека его бессознательное – особую область психики, сосредоточивающую в себе вечные влечения, мотивы, стремления, смысл которых определяется инстинктами и недоступен сознанию. По его мнению, кроме сознания и бессознательного существует и предсознательное – особая область психики, в которой неосознаваемые процессы могут стать осознаваемыми. Фрейд установил, что информация переходит из сознания в бессознательное посредством вытеснения – процесса отстранения сознания и удержания вне его психических содержаний .

Инстинкты, по Фрейду – это психические показатели внутренних стимулов деятельности, которые побуждают человека совершать некоторые действия .

Большое значение в определении мыслей и поступков, он отводил либидо – форме психической энергии, побуждающей человека стремиться к действиям и мыслям, доставляющим наслаждение. В структуре личности Фрейд выделял три аспекта: Ид, Эго и Супер-Эго. Ид (Оно) – источник психической энергии, аспект личности, включающий в себя преимущественно инстинкты .

Эго – структурный компонент личности, ответственный за направление и контролирование инстинктов. Супер-Эго – моральный аспект личности,

Фрейд, З. Психоаналитические этюды / сост. Д. И. Донской, В. Ф. Круглянский. —

Минск: Поппури, 2010. — 608 с .

ответственный за усваивание родительских и общественных ценностей и стандартов. В своём учении Фрейд дал убедительное обоснование защитным механизмам – определённым типам поведения, призванным защитить Эго от тревоги (опасности), порождаемой конфликтами в повседневной жизни (отрицание, замещение, проекция, рационализация, реактивная формация, регрессия, подавление и сублимация). Идеи Фрейда нам кажутся очень интересными и даже необходимыми в ряде случаев, когда требуется определить взаимосвязь познающего субъекта с информацией, обладающей не только вербальными характеристиками, но и иными – очевидно, недоступными пока нашему сознанию .

Очень важным нам кажется представление Эмиля Дюркгейма60 (1858-1917 гг.), полагавшего, что общество является реальностью особого рода, основывающейся на социальных фактах, несводимой к другим формам реальности (в т.ч. биологическим, физическим, индивидуальным) человеческого существования. Указанная позиция, мы считаем, во многом проясняет сущность социальной природы обобществления интеллектуального потенциала человечества при переходе к новой культурноисторической парадигме .

Большой вклад в развитие теории глобальной научно-образовательной политики, на наш взгляд, сделал упомянутый выше Джон Дьюи 61 (1859-1952 гг.), считавший, что теория – это средство приспособления, “инструмент для действия”, критерием которого является практическая полезность. Ему принадлежит известное изречение: “Унция опыта значит больше, чем тонна теории”. Согласно взглядам Дьюи, основными методами обучения являются труд, игра, импровизация, экскурсия, художественная самодеятельность и занятия по домоводству. Прагматизм Дьюи способствовал развитию Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / Пер. с фр., составление, послесловие и примечания А. Б. Гофмана.— М.: Канон, 1995.— 352 с .

Дьюи Дж. Общество и его проблемы / Пер. с англ. И. И. Мюрберг, А. Б. Толстова, Е. Н. Косиловой. — М.: Идея-Пресс, 2002 .

представлений об ориентации знаний на деятельность, устанавливая тем самым связь между знанием и компетенцией. Идеи Дьюи, по нашему разумению, в свое время определили концепцию научно-образовательной политики индустриального общества. Что же касается информационного – самое важное в его учении то, что сегодня индивидуальный опыт приобретает особое значение для действующего в условиях бесконечного информационного потока субъекта .

Очень любопытное мнение о свободе принадлежит Эдмунду Гуссерлю 62 (1859-1938 гг.), под которой он понимал способ “иначе-действия”. С точки зрения Гуссерля, “жизненный мир” – это совокупность дорефлексивных слоёв сознания, сфера очевидностей обыденного опыта, на которых строится любая теория. Данная позиция очень важна для правильного понимания сущности бесконечного потока информационного пространства, идентифицируемого современным человеком в качестве среды обитания .



Pages:   || 2 | 3 | 4 |


Похожие работы:

«БЮ ЮЛЛЕТЕНЬ ЦЕНТРА ЭТ ТНОРЕЛИГИО ОЗНЫХ ИССЛ ЛЕДОВАНИЙЙ BULLETIN OF CENT TER OF ETHNORRELIGIOUS ST TUDIES Санкт-Петербург УДК 101.1:316:323.2 2:316 ББК 60.56(23)я43 + 86.2(23)я43 Б98 Рецензенты: Семедов Семед ААбакаевич – доктор философских наук, п профессор, заведующи кафедрой ий ХиГС (Москва). "Междун...»

«Синевский Илья Юрьевич ГЕРМАНИЯ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ США (1933– 1941 гг.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (новое и новейшая история) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Тамбов – 2015 Работа выполнена на кафедре всеобщей истории и российской истории в ФГБО...»

«УДК 629.7 ББК 39.68 П 26 Первушин А. И. П 26 108 минут, изменившие мир /Антон Первушин. — М.: Эксмо, 2011. — 528 с. : ил. — (Люди в космосе) . ISBN 978-5-699-48001-2 Книга известного российского писателя Антона Первушина рассказывает про подготовку первого полета человека в космос. Поч...»

«Пояснительная записка Интонация, мелодия, лад, ритм, гармония отражают окружающую нас действительность-природу, мир человеческих чувств, историю, будущее человечества. В. Сухомлинский Дошкольный возраст один из наиболее ответственных периодов в жизни каждого человека. Именно в эти годы...»

«УДК 514.181 РАЗВИТИЕ ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ МЕТОДОВ ПЕРЕДАЧИ ПРОСТРАНСТВА В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ Баркалова В.В., научные руководители: Носова Т.Ф., Коряков А.Б., канд. техн. наук Супрун. Л.И. Школа-интернат №1 им. В. П. Синякова Приобщаясь к современному искусству или изучая произведения наших предшественников...»

«н а у ч н о -и с с л е д о в а т е л ь с к и и хакасский ИНСТИТУТ ЯЗЫ КА, литера туры и истории Y J02.7 л ЫН ВОПРОСЫ ЭТНОГРАФИИ ХАКАСИИ Х акасская о б л а с т н а я ? БИБЛИОТЕКА I. А бакан — 1981 И. Л. КЫЗЛАСОВ Д Р Е В Н Е Х А К А С С К И Е САНИ (И з истории средств передвижения) С редства передвиж е...»

«99 В. С. Тяжельникова ОТНОШЕНИЕ К ТРУДУ В СОВЕТСКИЙ И ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД 1. Общие положения Отношение к труду в тот или иной исторический период принято рассматривать с точки зрения реконструкции основных составляющих трудовой этики Центральным вопросом в этом контексте является вопрос "д...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФГБОУ ВО "ИГУ" Исторический факультет Отделение философии и теологии Кафедра...»

«Методические материалы для занятий Народный костюм Введение. В течение многих веков в произведениях народного творчества, в народном костюме, обычаях и обрядах отражалась любовь народа к своей родной земле, природе и родному очагу. Издревле эти этнические стереотипы обеспечивали не только выживание народа, но и с...»

«mihhei@gmail.com МИХАИЛ ХЕЙФЕЦ. В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО ВОЛШЕБСТВА. Сказочная история, которая может случиться с каждым мальчиком или девочкой. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА. МАЛЬЧИК . АКРОБАТКА. ФОКУСНИК. УКРОТИТЕЛЬ. КЛОУН...»

«Dittrich L. Antiklerikalismus in Europa. ffentlichkeit und Skularisierung in Frankreich, Spanien. текста и его места в веберовском творчестве; периодически анализ Гоша выявляет очень любопытные нюансы касательно веберовской постановки вопроса, однако, на наш взгляд, все-таки этот текст не из списк...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФГБОУ ВО "ИГУ" Исторический факультет Отделен...»

«Статья ретрагирована 20.07.2018 УДК 65.01.4 Васильев Алексей Михайлович Vasilyev Alexey Mikhaylovich доктор исторических наук, D.Phil. in History, кандидат юридических наук, профессор кафедры PhD in Law, Professor, уголовного права, процесса и криминалистики Criminal Law, Procedure филиа...»

«В. А. Канке История, философия и методология социальных наук Учебник для магистров Допущено Учебно-методическим отделом высшего образования в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным направлениям и специальностям Книга доступна в электронной библиотечной системе biblio-online.ru...»

«Swietana Falkowicz Понятие поляк-католик в сознании русскиx Acta Polono-Ruthenica 4, 234-243 Acta Polono-Ruthenica IV, 1999 W SP Olsztyn Swietana Falkowicz Moskwa Понятие „поляк-католик” в сознании русских На складывание взаимных представлений народов друг о друге влияют различные факторы, приче...»

«Текст взят с сайта http://humanities.edu.ru/db/msg/30816 Борисов Е. Феноменологический метод М. Хайдеггера. Евгений Борисов. Феноменологический метод М. Хайдеггера.1. Редукция I. Новое понимание “принципа беспредпосылочнос...»

«ГРУППОВЫЕ ЭКСКУРСИИ к круизу "Средиземноморье и Адриатика" на лайнере Crown Princess 5* LUX с 18 по 25 августа 2018 года 17 Августа– Вечерние Афины + традиционный ужин в Греческом ресторане В начале экскурсии пешеходная прогулка вокруг Священного хол...»

«О. В. ЗАСЛАВСКАЯ Заславская Ольга Владимировна кандидат культурологии директор, Международный центр исследований альтернативной культуры Hungary, 1026 Budapest, Yulia utca, 7 Сайт: www.alternativeculture.org E-...»

«Статьи отдела искусства и археологии Античного мира. Пантикапей – столица Киммерийского Боспора Из истории археологических открытий Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина Киммерийский Боспор. Это таинственно звучащее наименование мало что говорит большинству современников. Илл. 1 – Карта Боспора Между...»

«Annotation Как возникла религия? Каким образом примитивные верования первобытных людей смогли вырасти в целые мировоззренческие системы? Книга Люди, идолы и боги, раскрывающая с марксистских позиций основные этапы развития религиозных представлений и вероучений, отвечает на эти вопросы. Автор книги чл...»

«Олдос Хаксли О дивный новый мир "Олдос Хаксли. О дивный новый мир": Азбука-классика; СПб.; 2005 ISBN 5-352-01447-9 Аннотация "О дивный новый мир" — изысканная и остроумная антиутопия о генетически программируемом "обществе потребления", в котором разворачивается трагическая история Дикаря — "Гамлета" этого мира. Олдо...»

«История России в Рунете Обновляемый обзор веб-ресурсов Подготовлен в НИО библиографии Автор-составитель: Т.Н. Малышева В первой версии обзора принимали участие С.В. Бушуев, В.Е. Лойко Подготовка к размещению на сайте: О.В. Решетникова Первая версия: 2004 Последнее обновление: декабрь 2015 С...»

«Академизм (салонная живопись) – влиятельное течение в живописи. Следование классицистическим канонам в выборе сюжетов и языке живописи. Название происходит от салона, в котором во Франции в XVIII – XIX выставлялись поощряемые обществом и властью художники. Создатель академической исторической картины Лосенко букваль...»









 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.