WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 


«ШД1Ш1РОВА ЦИКЛА ПЗСЛ ДОВАНІЕ Л. ШАИКОБА. САНКТИЕТЕРБУІ^ГЬ 1683. ;i\V ч/СЪ Il -•-*sw ВЛАДИМИРОВА ЦИКЛА. с Іг ЛЗС.І ДОВАНІВ Л. МАЙКОВА не степень магистра русской словесности. САНКГПЕТЕРБУГП. ...»

Ші

о

ШД1Ш1РОВА ЦИКЛА

ПЗСЛ ДОВАНІЕ

Л. ШАИКОБА .

САНКТИЕТЕРБУІ^ГЬ

1683 .

;i\"V

ч/СЪ

Il -•-*sw

ВЛАДИМИРОВА ЦИКЛА .

с Іг

ЛЗС.І ДОВАНІВ

Л. МАЙКОВА

не степень магистра русской словесности .

САНКГПЕТЕРБУГП. .

1863 .

t

Печатать дозволено по опред ленію Историко—Фидологпческаго Факультета. 18 Мая 1863 г .

ДЕванъ И. Срезневскій .

• НПОГЫФІІ діп*тнптА пашігі тоггоія .

ъ СОДЕРЖАНІЕ .

БВЕДЕНІЕ. Стр .

Разд леніе былина на циклы і .

I. Обгціе вопросы относительно былинв Владимирова цикла:

Издавія вп. Мъхтвоств, гд сохраняются былавы; нып шніе п вцы былинъ; пересказы. Стр. 5.—Изложевіе основпого содержівія былинъ .

Стр. 1 0. — В р е м я и MCTO сложевія былинъ В.іадвмірова цикла; кто могъ пъть ихъ въ старину? среди какого общества OH ВОЗНИКЛИ?

Стр. 2 1. — ІІозд ъишія паслоенія, который привяла на себя быливы Владинірова цикла въ сл-вдствіе храаепія ихъ только въ памяти народа. Стр. 3 6 .

П. Разсмотріьнге былина как« памятников^ народнаго быта и Народъ Русскій • народы чу s i e.

обитаеная Местность, понятііі:

Русскимъ народомъ. Пути сообщевія. Города и села; жилища. Пища;

овтія; домашняя утварь; одежда; способы сообщевія. Завятія к увеселенія. Стр. 4 2. — Бьітъ семейныіі; отношенія родителей • д-Етеп;

отношевія супруговъ. Положеніе жевщивы. Стр. 5 6. — Бытъ общественныіі: князь; его отношевія къ дружив. Дружина. Прочіе классы народа Стр. 6 1. — Военный проиыселъ: вооруженіе; воеввые обычаи. Стр. 7 2. — Торговля внутренняя и иностранная. Судоходство. Стр. 7 9. — Грамотность. Св дінія и повятія о чужихъ краяхъ я вародахъ. Повятія нравственвыя; война • ииръ; побратимство; уважевіе къ старшимъ; гостеаршмство. В рованія; суев рія; набожность

• ея проявленія. Стр. 8 3 — ЮридическіВ бытъ: договоры; накааанія .

Стр. 9 2 .

i l l. Разсмотр ніе Сылинк ее отношении литературнпмв: Билзны какъ выражепіе дружиннаго быта. Значеніе лица велпкаго князя въ кругу лицъ, д йствугощихъ въ былинахъ. Герои отдъльныхъ билвнъ — богатыри дружинники; общія черты этого типа и пдеалпзація д йствительныхъ лицъ богатырей въ поэзіи: гиперболическое представленіе нхъ свойствъ, элеиентъ чудеснаго. Характеристика н которыхъ отд^льныхъ лицъ, выведенвыхъ въ быливахъ: Илья Муромецъ, Добрыня, Алеша и пр.; жевскія лица. Историческое и нравственное эначеніе быдинъ Владимирова цикла для народа. Стр. 9 4 .

Русскій народный эпосъ, сохранившейся въ т хъ стихотворныхъ поэтическихъ произведеніяхъ, которыя Великорусское племя называетъ былинами, старинами и побывальщинами, по своему содержанію соотв тствуетъ н сколькимъ, постепенно см нявшимся періодамъ исторической жизни Русскаго народа. Согласно этому д ленію на періоды и самый эпось былинъ ыожетъ быть разд ленъ на н сколько цикловъ, и въ каждомъ изъ нихъ можетъ быть отличена своя изв стная совокупность поэтическихъ представленій, которыя опред ляютъ содержаніе цикла, отражая въ себ бол е или мен е полно бытъ и понятія каждаго періода .

Былины вспоыинаютъ кіевскій уд льный періодъ древней Руси въ толъ цикл, который групируется около Владиміра Краснаго Солнышка и изображаете подвиги и приключ нія Владиміровыхъ дружинниковъ-богатырей '), Ильи Муромца, Добрыни Никитича, Михаила Потока Ивановича, Дуная Ивановича, Василія Игнатьевича, Данилы Денисьевича, Дюка Степановича, Чурилы Пленковича, Хотена Блудовича, Ивана Годиновича, Ивана Гостинаго сына, Соловья Будиміровича и пр. Эти лица, хотя и введены въ обстановку исторической д йствительности, не суть по ') Напротнвъ того героі друпіхъ цикловъ почти никогда не называются богатырям« .





— 2— большей части лица д йствителыго существовавши, но вымышлены народпымъ творчествомъ .

Въ сл дъ за Владиміровымъ цикломъ должно поставить циклъ новгородск и; онъ заключаете въ себ былины, которыя изображают^, картины древней новгородской жизни и главн йшихъ типическихъ представителей новгородскаго быта,—гостя (Садко богатый, Терентьище) и удальца (Вагид'й Буслаевъ) .

Третье м сто занимаетъ циклъ царскій или московский, который изображаете историческія личности Ивана Грознаго, Гришки Отрепьева, Михаила Скопила, Алекс я Михайловича, Петра Великаго, и событія такія, і:акъ Казанское взятіе, Земскш соборъ, Соловецкая осада и пр .

Четвертый циклъ одиовремененъ съ предъидущимъ и представляете жизнь и подвиги приволжскихъ, донскихъ и сибирскихъ казаковъ, Ермака, Стеньку Разина, взятіе Сибирскаго царства и пр .

Съ переворотомъ, который совершается въ жизни РусСі.лго народа въ начал Х Ш стол тія, народныя историческіч воспоминания перестаютъ облекаться въ поэтическую форму былины, и посд днія зам няются военными и солдатскими п снями .

Но кром былинъ, точно пріурочиваемыхъ къ главнымъ нерюдамъ нашего прошедшаго, есть произведенія этого же рода, кото])ыя не могутъ быть съ полной опред ленностью отнесены къ той иди другой исторической зпох. Таковы былины: во-п рвыхъ—о Святогор, Микуд Селянинович и Волх Всесдавич, и во-вторыхъ—о двухъ Ливикахъ или Витникахъ, о кияз Роман Митріевич, о княз Михайл и пр. Первыя изъ этихъ былипъ н которыми изсл дователями ставятся раньше Владимірова цикла; не р шаемся посл довать такому мн нію, такъ какъ нын шнія текстъ — 3— этихъ произведеній представляетъ слишкомъ много сл довъ поздн йшаго вліянія; былины же о Ливикахъ и князьяхъ Роман и Михайл, не примыкая ни къ циклу Владимірову, ни къ циклу новгородскому, ни къ царской эпох, в роятно должны быть приняты за созданія того переходпаго времени, которое предшествовало утвержденію ыосковскаго единодержавія .

Настоящій трудъ посвящеаъ однимъ только былинамъ Владимірова цикла .

Ц ль этого изсл довапія — разсмотр ть достоинства былинъ, какъ произведеній народной поэзіи времени н нашего, а ыипувшаго.

Эта ц ль сама собою обозначаетъ два главные вопроса, которые должны, бьть зд сь р шены:

во-первыхъ, — къ какому именно времени относится сложеніе былинъ Владимірова цикла;

во-вторыхъ, — каково ихъ значеніе, какъ памятниковъ народной поэзіи .

Разсматривая первый вопросъ, должно, по моему мн нію, отличать разнообразные пересказы каждой отд дьной былины отъ общаго имъ осповнаго содержанія, и именно въ немъ искать указаній, въ какое время былины сложились въ томъ вид, какъ мы ихъ знаемъ .

Р шая второй вопросъ, должно обращать одинаковое впимані и на то, въ какой м р былины выражаютъ правы, обычаи и понятія своего времени, и на ихъ поэтическое достоинство. Первая изъ указанныхъ зд сь сторонъ значенія былипъ дастъ новыя данныя для бытовой исторіи ихъ времени и вм ст съ т мъ утвердитъ новыми доказательствами, что он принадлежать именно этой эпох. Что касается поэтическаго значенія былинъ, то и въ этомъ отношеніи он должны быть разсматриваемы — 6 — Изданіе появилось въ св тъ подъ редакщею и съ пр дисловіемъ изв стнаго К.. Калайдовича; онъ сд лалъ его по порученію графа Н. П. Румянцева, который въ 1816 году пріобр лъ въ собственность рукопись былинъ .

Съ т хъ поръ вниманіе науки и литературы было обращено на былины: ученыя общества и частныя лица занялись отыскивапіемъ и обнародованіемъ ихъ въ новыхъ варьяіггахъ.

Вновь отысканныя былипы появились въ сл дующихъ изданіяхъ:

Памятники и образцы народнаго языка и словесности Русскихъ и Западныхъ Сдавянъ. Изданіе Втораго Отд ленія ИМПЕРАТОРСКОЙ Академіи Наукъ. Редакторъ И. И.Срезневекігі. Спб. 1852 —185G. (4) .

Въ этомъ изданіи пом щены былины, записанныя разными лицами въ Архангельской, Олонецкой и Томской губерніяхъ .

П сни собранныя П. В. Кир евскимъ. Изданы Обществомъ Любителей Российской Словесности. М. 1860— 1862. (8). Четыре выпуска, заключающее въ себ п сіш былевыя, время Ііладимгрово .

Въ это издані вошли п спи, записанныя П. В. Кир евскимъ или сообщенныя ему другими лицами (В. И. Далемъ, П. М. Языковымъ и пр.), также соответствующія п сни изъ сборника Кирши Данилова и академическаго .

Редакція изданія принадлежитъ особой коммиссіи, выбранной отъ общества; къ изданію присоединены прим чанія К. С. Аксакова и П. А. Безсонова .

П сни собранныя П. Н. Рыбниковымъ. Ч. I и П. Народныя былины, старины и побывальщины. М. 1861 — 1862 .

Въ этомъ сборник пом щены былины, записанныя г .

Рыбниковымъ и другими лицами въ Олонецкой губерніи;

только НЕСКОЛЬКО пересказовъ второй части сообщены собирателю изъ Екатеринбурга, Пермской губ рніи. Редакція изданія и прим чанія принадлежать II. А. Безсонову .

Кром этихъ сборниковъ, составленныхъ изъ произведеній, прямо записанныхъ отъ народа въ новое время, найдено было н сколько былинъ въ старинныхъ рукописяхъ. Такъ г. Сахаровъ нашелъ рукописный сборникъ былинъ Б льскаго, составленный въ Х ПІ в к, но кажется, не пользовался имъ для печати1); одна былина, подъ заглавіемъ «Сказаніе о седми рускихъ богатыряхъ», встр тилась въ сборник разныхъ пов стей и сказокъ, писанномъ въ XVII в к и принадлежащемъ. И. Буслаеву, и была папечатапа въ Паыятникахъ старинной русской литературы, изд. гр. Гр. Еушелевымг-ЬЪбородко подъ редакціею H. Ікостомарова, вып. II. Спб. 1860; дв былины, изъ которыхъ одна называется «Сказаніе о трехъ богатыряхъ Иль Муромц, Михаил Поток Иванович и Алеш Попович », а другая «Гисторія объ Иль Муромц и Соловь Разбойник », найдены въ двухъ сборпикахъ Х ІП в і;а, принадлежащихъ г. Заб липу -); посл дняя изъ нихъ напечатала въ «Народныхъ русскихъ сказкахъ», А. Н. А анасьева, в. I, безъ разд леиія на стихи .

Въ настоящее время былины Владимирова цикла поются преимущественно въ Архангельской, Олонецкой и Перм

–  –  –

губерніяхъ, въ Сибири, на Волжском* низовьи, на СЕОЙ Дону, т. е. вообще на украйнахъ древней Руси, въ такихъ м стностяхъ, которыя были заняты русскимъ народомъ не въ первые в ка его исторической жизни, а позже. Какъ памятники старины, былины удерживаются преимущественно на украйнахъ вм ст со старинными словами, оборотами р чи и обычаями потому, что эти м стности значительно удалены отъ т хъ центровъ, гд главныыъ образомъ развивались и развиваются новыя потребности и формы жизни, и что украинское населеніе по крайней м р на половину составилось изъ людей, б жавгаихъ отъ этой новизны, и почти нам ренно заботливо сберегаетъ все, что касается старины .

Хранителями былиннаго эпоса служить не весь народъ:

между т мъ накъ бытовая п сня изв сіна вс мъ и ьаждому, былины сохраняются въ памяти только отд льныхъ лицъ;

въ Олонецкой губерніи опи изв стны подъ назвапіемъ сказителей и очень немногочисленны. Въ кра, который изсл дованъ г. Рыбниковы мъ, въ настоящее время только челов къ десять знають много былинъ, узнавши ихъ «отъ своихъ родителей» или «отъ людей досюльныихъ», какъ они выражаются, и при этомъ едва ли много найдется охотниковъ унасд довать ихъ познанія. Эти сказители почти вс безъ исключенія изъ крестьянства, по большей части люди достаточные; многіе изъ нихъ старики или по крайней м р въ л тахъ, но есть и молодые. Былины они нап ваютъ или тянуть, всегда въ одиночку и никогда хоромъ. Въ былинахъ есть м ста, гд п ніе прерывается и разсказъ идетъ говоркомъ. Сказители пользуются въ народ болынимъ уважеиіемъ. На домашнихъ собраніяхъ, по олонецки — бесёдахъ, сказителей не бываетъ. Ихъ обыкновенно можно встр тнть на постоялыхъ дворахъ, во g время деревенскихъ ярмарокъ. Во время ихъ п нія скопляется толпа народа, которая охотно ихъ слушаетъ. Сказители считаютъ былины «мірскими вещами», и одинъизъ вихъ не съ разу р шился п ть былины для г. Рыбникова во время Петровскаго поста, когда этотъ сказитель лъ только хл бъ да коренья. В роятно въ сл дствіе того же уб жденія, въ одномъ сел Нижегородской губерніи, гд еще помнятся былины, крестьягошъ не хот лъ п ть ихъ священнику, считая ихъ вешью запретною ' ) .

Записанныя отъ разныхъ п вцовъ и въ разныхъ м стпостяхъ былины представляютъ въ н сколькихъ пересказахъ почти каждый эпизодъ изъ своего содержанія. Особенность этихъ пересказовъ заключается въ томъ, что они, им я въ своемъ основаніи общій сюжетъ, разработываютъ его въ различномъ объем и съ различными подробностями и отт нками. И такъ стало быть, былины не существуютъ какъ н что вполн законченное по изложенію и повсюду передаваемое въ одномъ и томъ же вид, но постоянно вновь и вновь воспроизводятся, при чемъ иногда принимаютъ изм ненія и въ содсржаніи 2 ) .

При изученіи былинъ прежде всего необходимо отд лять основные сюжеты ихъ отъ т хъ редакцій, въ которыхъ они пересказываются разными лицами. Пересказы былинъ стоятъ въ т сной связи съ ихъ стихотворньшъ складомъ ' ) 0 сказителяхъ у Рыбн., т. Н, стр. X и XVI; также Изв. Ак .

Н. по Отд. Р. Я», и Слов., г. X, ст. ІІол иова и Мидестова, ст. 250—253 .

) Подобный обычаМ свободно воспроизводить одни і т же основные сюжеты въ разпыхъ пересказахъ довольно часто встречается въ народпоУ поэзіа; такъ напр, у Серб^въ одинъ я тотъ же сюжетъ перъдко служить основой ДІЯ нъхколькохъ въхень, см. В. С. Караджича, Српске народле njee«e, кн. 11. стр. 11S в слъд, 198 227 • d i x, 3 4 0 я сгвд, • пр .

— 10 — или разм ромъ и музыкальнымъ нап вомъ ' ). Такъ каъ весь нап въ былины заключается въ одномъ стих, то пересказывающій, соблюдая нап въ, соблюдаете и разм ръ, при чемъ, по требованіямъ нап ва, распространяешь или сокращаетъ содержаиіе стиха; такимъ образомъ происходятъ различія отд дьныхъ пересказовъ .

Представимъ вкратц то общее содержаніе былинъ, которое положено въ основу отд льныхъ пресказовъ. Такъ какъ иногда одна былина пов ствуетъ о н скодькихъ происшествіяхъ, и въ разныхъ ея пересказахъ число и порядокъ происшествій бываютъ различны, то намъ должно разд лить нашх обзоръ не по отд льнымъ былинамъ, но по отд льпымъ происшествіямъ или эпизодамъ, а порядокъ принять тотъ, который находится въ пересказахъ съ наибольшиыъ количествомъ эпизодовъ .

I. Илья M у р о м Е ц ъ .

1) Лріобр тенів силы (К., I, 1, IV, 1, Р., I, 34, II, 2). Илья тридцать л тъ сид лъ сидн мъ; пришли къ нему странники и напоили его чудпымъ пойломъ; съ т хъ поръ получилъ онъ возможность двигаться. Первые опыты своей чрезвычайной силы Илья обнаружидъ еще дома (К., IV, 1, Р-, П, 2) .

2) Подвиги на пути вг Кгевг Принявши родитольское благословеніе, Илья детъ въ Кіевъ на службу ко Владимиру • Дорогой онъ, во первыхъ, спасаетъ оть осады пев рныхъ Черниговъ, иначе Черпягинъ, Смодягинъ, Кидишъ, ') 0 рашър -былинъ см. статью Срезневскаго « Несколько заигБчаніи объ эияческомті разм^р главянскихъ народныхъ огсень », въ Изв. II Отд. Ак. Н., т. IX, ст. ЗІІ и сл?д., а о музикальпочъ нап вв былииъ статью Тюрина, таиъ же, т IV, ст. 23 я слъд .

— 11 — Кряковъ, Бекетовецъ (П. и обр., 116, К., I, 26, 79, IV, 4, Р., I, 46, 54, II, 5, 326); во вторнхъ, силой своей наводить страхъ на разбойниковъ, которые на пего напали (К .

Д., 418, П. и обр., 354, К., I, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 22, 27, 32, 40. Р., I, 62, II, 319); въ третьихъ, въ л сахъ Брынскихъ на зжаетъ на Соловья Разбойника, поб ждаетъ его и его д тей и прі зжаетъ въ Кіевъ (К. Д., 352, П. и обр., 117, К., I, 28, 31, 33, 78, IV, 3, Р., I, 47, 55, II, 6, 330) .

3) Илья и Прекрасная Еоролежшна. Въ одну изъ своихъ богатырскихъ по здокъ Илья на халъ на огромный терем ь Прекраспой Королевишны. Она предлагаешь ему свою любовь, чтобы захватить его къ себ въ пл аъ, но Илтя узнаетъ ея хитрость, убиваетъ Королевишну и освобождаетъ ея ыногочисленныхъ пл нниковъ (П. и обр.,355, Р.. I, 64, II, 320) .

4. Битва es жизв стнымв боіатыремз. Стоя на сторожевой застав, кіевскіе богатыри зам чаютъ, что къ нимъ приближается какой то неизв стный богатырь; посл неудачныхъ попытокъ Алеши и Добрыни сразиться съ нимъ, вы зжаетъ самъ Илья и одол ваетъ его; поб жденный, Збутъ Королевичь, Бориска, Жидовинъ, также Нахвалъщикъ, Сокольникъ, Соловниковъ или, по н которымъ пересказамъ, поляница женщина, оказывается сыномъ (дочерью) Ильи, н когда прижитымъ съ царицей Заоданской, иначе бабой Латыгоркой или Лат..:міркой (К. Д., 361, П. и обр., 161, 357, К, I, 2, 3, 4, 6, 46, IV, 12, Р. I, 65, 66, 75, 81, II, 345) .

5. Илья и Идолинье. Илья осм иваетъ и поб ждаетъ нев рнаго великана Идолище, который обнасильничалъ Кіевъ (по другимъ пересказамъ, Царьградъ или Іерусалиыъ) во время отсутствия Муромца. Изв стіе о томъ Илья — 12 — получилъ отъ калики перехожаго, котораго встр тилъ въ пол (К., IV, 18, 22, Р., I, 85, 88, 89. Пам. Костомарова, вып. II, 311); пересказъ въПам. Костомарова представляетъ значительный отличія отъ нрочихъ .

Сл дующія два событія изъ д ятельности Ильи:

7. Ссора es Владиміромв (II. и обр., 381, К., I, 84, IV, 46, Р., I, 95, П, 334) и

8. Отраженіе Tamaps от Kieea (К. Д., 246, П. и обр., 145, 305, К-, II, 38, Р., I, 97, 106, 114, 118) изложены въ пересказахъ съ такими различіями, что уловить общую нить ихъ содержанія н тъ возможности .

Одинъ пересказъ соединяетъ оба событія. Во второмъ эпизод одни пересказы вводятъ участіе Ермака, a другіе о немъ умалчивают 9. ІІостроеніе і^ерквей Ильею упоминается въ пересказахъ П. и обр., 356, и Р., П, 322) .

10. Смерть Ильи (см. ниже) .

П. Д О Б Р Ы Н Я Н и к и т и ч ь .

1. Добрыня и Марина. Вопреки запрещешю матери, Добрыня идеть гулять въ ту улицу, гд живетъ развратная Марина, и выстр ливши попадаетъ стр лою въ ея окошко .

Марина обидившись привораживаешь его къ сеи. Потомъ Добрыня выгоняетъ изъ ея терема (по другимъ пересказамъ—убиваетъ) ея мила друга зм я; за это Марина обращаетъ его туромъ (или лошадью), но его мать крестная (по инымъ иересказамъ — сестра) заставляетъ ее возвратить ему образъ челов ческій. Марина предлагаете ему на ней жениться, но Добрыяя казнить ее смертью (К. Д., 61, К, П, 41, 43, 45, 48, Р., I. 172, П. 10) .

2) Борьба со зм емд на р к. Добрыня отпросился у матери погулять; мать отпустила его съ уеловіемъ не купаться во Пучай р к (также Сафатъ или Израй р к ), но Добрыия не послушался: едва вышшлъ онъ на середину р ки, какъ надет лъ на него огненный Зм й Горынычь (или Нев жа); они вступили въ борьбу, Добрыяя поразилъ Зм я, освободилъ отъ него сестру (или племянницу) Владиміра и возвратилъ ее въ Кіевъ. (К. Д., 345, К., II, 40, Р .

I, 120, 122, П. 14, 13) .

Пересказы Р., 1,122 и К, II. 40 присоединяют^ къ предъидущему разсказу сл дующій эпизодъ о женитъб Добрыни: поразивши Зм я, Добрыня встр тилъ великаншу на кон, вступилъ было съ нею въ бой, но поляница поб дила его и посадила къ себ въ карыанъ, а потомъ, признавъ его красавцемъ, пошла за него замужь .

3) Добрыня и его жена. Добрыня, у зжая въ по здку богатырскую, позволяетъ своей жен Настась, по прошествіи изв стнаго срока, идти замужь за кого она захочетъ, только не за Алешу Поповича. Когда срокъ мипулъ, Алеша именно сватается за Настасью, и она принуждена идти за него по настоянію кпязя. Во время самого пира свад бнаго въ падатахъ Владішіра возвращается Добрыня и приходитъ на пиръ, переод тый скоморохомъ; посредствомъ особаго знака открывается онъ своей жен, объявляетъ свои права на нее и пристыжаетъ Алешу и Владиыіра, хдопотавшаго объ этой свадьб (К. Д., 61, П. и обр., 86, 317, 360, К., II, 1,2,4, 30, Р. I, 129, 139, 146, П, 16, 21) .

4) Побіете нев рной силы Добрынею въ одну изъ подъ здокъ богатырскихъ составляетъ предмета былины Р. П. 34 .

ПІ. ВАСИЛІЙ ИГНАТЬЕВИЧЬ ИЛИ КАЗИМІРОВИЧЬ .

1) Басилій при осад Еіева, Царь Батый подступаетъ къ Кіеву съ огромнымъ воискомъ; за отсутствіемъ другихъ богатырей Василій призванъ ко Владиміру, чтобы отразить врага; онъ убиваетъ одного изъ родственниковъ царя; посл дній требуетъ выдачи виноватаго, князь выдаетъ Василія, и Василій, побиваетъ ихъ и обращаетъ Батыя въ б гство (К. Д., 245, П. и обр., 88, Р. I, 174, II, 34, 39, 352) .

2) По здка Василія и Добрыни es орду. Владиміръ посыла тъ Василія въ орду, съ данями; Василій беретъ себ въ товарищи Добрыню; когда они прі зжаютъ въ орду, царь предлагаетъ посламъ разныя испытанія, какъ наприм .

стр дьбу изъ лука, игру въ шахматы, борьбу и проч. Добрыня торжествуете въ этихъ состязаніяхъ; потомъ русскіе богатыри побиваютъ Татаръ и у зжаютъ, незаплативши даней (П. и обр., і 13, К., II, 83, Р. I, 146 и сд д.)

IV. АЛЕША ПОПОВИЧЬ .

1) Битва Алеши сг Туіаритмг. Алеша, вы хавши изъ Ростова съ товарищемъ Екимомъ Ивановичемъ, встр чаетъ калику, который разскаяываетъ ему о Тугарин .

Алеша м пяется съ каликой пдатьемъ, и въ этой одежд борится съ Тугарігаымъ, убиваетъ его и над ваетъ его платье. По этому Екимъ и калика не узнаютъ его, и Екимъ чуть было не убиваетъ Поповича. Потомъ Алеша прі зжаетъ къ кпязю. Зд сь онъ опять находитъ Тугарина *) въ гостяхъ у князя, опять вступаетъ съ нимъ борьбу и окончательно его побиваетъ (К. Д., 180) .

2) Алеша и Збродовичи. На одномъ пиру князя братья Збродовичи похвастали добрыми нравами своей сестры, но ') Такое niOTimjptsie съ п^сдъид}щимъ в роятпо произошло въ слі;детвіе пенскуснаго соедияенія дву ь былшпъ въ одну .

— 15 — Алетаа объявилъ, что онъ коротко ее зпаетъ и въ доказательство упомянулъ о час, который назначила ему Збродовшина для свиданія; слова его оправдались, и братья у aie хот ли было казяать ее смертью, по Алеша на ней женился (по другимъ нересказамъ, братья убиваютъ ее) (К. II, 67, 64, 66) .

1) Алеиіа и его сестра, (см. ниже, тотъ же сюжетъ въ былин о Михайл Казариноз ) .

V. ДУНАЙ ИВАНОВИЧЬ .

1 ) Женитьба кшш Владиміра и Дуная. Дунай н когда живалъ у короля ІІодитовскаго и сдружился съ его старшей дочерью Настасьей. ІІотомъ сталъ онъ служить Владиміру, и когда посл дній задумалъ жениться, Дунай указалъ ему на младшую дочь короля Опраксу или Афросинью; Владиыіръ посдадъ его сватомъ, и Дунай сладилъ это д ло; когда же онъ по халъ въ обратный путь, то повстр чалъ женщину паленицу удалую и вступилъ съ ней въ бой; оказалось, что это Настасья (по н которымъ пересказамъ— п пра королевшина); они помирились и тоже по хали въ Кіевъ жениться (К. Д., 85, II. и обр., 370, К, III, 52, Р .

I., 172, 186, П. 45) .

2) Ссора Дуная es женой. На одномъ княжескомъ пиру жена Дуная похвастала, что она ум етъ стр лять изъ лука лучше своего мужа; это показалось Дунаю обидно, и онъ ляшилх. ее жизни, песмотря на вс просьбы о пощад ; но потомь найдя, въ ея чрев зачатаго младенца, съ отчаянія убилъ и самъ себя. (К. Д,94, П. и обр.,166, 376, К, III, 55, Р. I, 182, 192, 194, II, 48) пересказъ Р., I, 194, имя Дуная зам няетъ Дономъ .

VI. МИХАЙЛО Потокъ ИВАНОВИЧЬ .

1) Ею женитьба па Б лой Лебеди, и ея обмыраніе. Въ — 16 — одну изъ своихъ богатырскихъ по здокъ Михайло Потокъ повстр чался съ д вой оборотнемъ, Б лой Лебедью, привезъ ее въ Кіевъ и женился на ней; при женитьб они положили, что если одинъ изъ нихъ умретъ, то оставшійся въ живыхъ долженъ лечь въ гробъ вм ст съ покойнымъ .

Вскор Лебедь Б лая умираетъ, а Михайло хоронитъ ее и самъ пом щается въ той же могил ; въ первую же ночь огромная подземная зм я подползаетъ къ могил, и при помощи ея Михайло оживляетъ свою жену. (К. Д., 215, Р .

I, 205, 205, 212, II, 59) .

2) Изм на жены. Во время отсутствія Михаила нев рный цар вичь едоръ Ивановичь (иначе царь Вахрамей или король Политовскій) похитилъ его жену. Узнавши объ этомъ, Михайло идетъ ее разыскивать, но когда онъ приходитъ къ своему сопернику, Лебедь Б лая, изм нившая Потоку, обращаетъ его въ камень. Его братья крестовые богатыри идутъ его разыскивать, и чарод й калика, имъ повстр чавшійся, снова обращаетъ Михаила изъ камня въ челов ка. Тогда Михайло опять идетъ къ жен ; она поитъ его питьемъ забыдущимъ и приковываетъ къ ст н, но дочь ея втораго мужа освобождаетъ Михаила, который убиваетъ Лебедь Б лую и жениться на своей освободительниц (Р. I, 210, 220, 229, II, 63, 71, 80) .

VII. ИВАНЪ Годиновичь .

Онъ детъ свататься за дочь Дмитрія гостя Настасью, но такъ какъ она уже просватана за нев рнаго царя Афромея Афромеевича (иначе Кощея, Идолища, едора Иванова), то Иванъ беретъ ее насильно. Узпавъ о похищеніи, первый женихъ нагоняетъ похитителя, беретъ его въ пл нъ и овлад ваетъ Настасьей съ ея согласія; но случай освобождаетъ Ивана, и онъ наказываетъ изм нницу смертью — 17 — (К. Д., 135, К. III, 9, Р., I, 197, 202, И, 52, 57; поел дній пересказъ называетъ по ошибк Ивана Васильемъ) .

VIII. ИВАНЪ Гостиный сынъ .

Своимъ в щимъ конемъ онъ состязается съ лучшими конями Владиміра и выигрываетъ огромный закладъ (К. Д .

54, К. III, 1, 3) .

IX. СТАВРЪ Годиновичь и ВАСИЛИСА .

На княжескомъ пиру Ставръ похвалился своей женойза это Владиміръ вел дъ посадить его въ погребъ. Василиса, узнала о томъ и по хала въ Кіевъ, переод віпись въ мужское платье, подъ видомъ грознаго посла Васшгія чтобъ выручить мужа. Племянница князя (по н которымъ пересказамъ, дочь или жена) предупреждаетъ его, что по Р^ прим тамъ это не мужчина, а женщина, но Владиміръ не ~ в ритъ и предлагаетъ Васидію разныя испытанія, которыя ^ могли бы доказать, что онъ мужчина, какъ напр, борьбу, стр льбу изъ лука и пр. Василій тор;кествуетъ во вс хъ этихъ испытаніяхъ и сватается за Князеву пл мянаицу (дочь; по другимъ пересказамъ, просто собирается въ обратный путь); на пиру князя Василій соскучился и просить, чтобы его развеселили игрою скомороховъ: онъ ж лалъ бы слышать Ставра, который поетъ и играетъ лучше вс хъ скомороховъ; Владиміръ не р шается ему противиться: тогда Василій даетъ себя узнать Ставру, потомъ и Владиміръ узнаеть все д ло, и милостиво отпускаетъ супртговъ домой (К. Д., 123, Р. I, 241, 244, II, 93, 103, 113) .

–  –  –

малъ отпять ее у своего дружинника; для этого онъ отправилъ его въ дальнюю по здку и послалъ за пимъ убійцъ, а его жепу потребовалъ къ себ ; но узнавши о предстоящей ей участи, она лишила себя жизпи (П. и обр., 81, К., III, 28). XI. ДАНИЛО ИГНАТЬЕВИЧЬ И СЫПЪ ЕГО .

Старый богатырь Данило отпросился у Вдадиміра въ монастырь постричься. Между т мъ подъ Кіевъ подступила нев рная сила; такъ какъ у Владиміра не оказывается богатырей защитниковъ, то побить нев рныхъ вызывается дв наддати-л тній сьтаъ Данилы, Иванъ или Михайло; онъ побиваетъ враговъ и возвращается ЕЪ отцу въ монастырь, гд старикъ чуть было не убилъ его неузнавши (П. и обр., 273, К., Ш, 39) .

X. ХОТЕНЪ или ГОРДЕНЪ БЛУДОВИЧЪ .

На княжескомъ пиру вдова Бдудова вздумала посватать своего сына за дочь вдовы Чесовой; посл дней это показалось обидно, и она оскорбила вдову Блудову. Тогда Хотенъ Блудовичь зат ялъ ссору съ вдовьиныыи сыновьями Чесовичами, поб дилъ ихъ и женился на ихъ сестр (К .

Д., 148. П., и обр., 377, Р., I, 251, 255, II, 120; Р. I, 315, о Дюк ) .

XII. ЧУРИДО ПЛЕНКОВИЧЬ .

І

1) Первое знакомство его es Владиміромг. Однажды донесли Владимиру, что какіе то иеизв стные люди произВОДІІТЪ опустошительную охоту на его запов дныхъ лугахъ;

оказывается, что это д ло богача Чурилы и его дружины;

Владиміръ самъ отправляется въ жилище Чурилино, въ Шевецъ. Чуридо и его отецъ ІІдеико угощаютъ князя, и — 19 — Владиміръ беротъ Чурплу къ себ па службу. Вт, Кіев Чурила поражаетъ вс хъ своею красотою (К. Д., 155, P .

I, 261, П. и обр., 120) .

2) Чурила и жена Бермяты. Служа у князя въ должности позовщика, Чурила явился въ домъ Бермяты и соблазнилъ его жену Катерину; Бермята узналъ объ этоыъ и убилъ жену {а по н которьгаъ пересказамъ—и Чурилу) (К. Д., 163, П. и обр. 259, Р. I, 267, 269, П, 123, 125) .

XIV. Дюкъ СТЕПАНОБИЧЬ .

Напутствуемый матерявскимъ благословеніемъ, Дюкъ прі зжаетъ къ князю Владиміру и зд сь хвастаетт, своими богатствами, разсказываетъ о своемъ жлть -быть, состязается съ Чурилой блескомъ своихъ одеждъ и пр., такъ что Владиміръ посылаетъ въ его землю оц нщиковъ (а по н которымъ пересказамъ, и самъ детъ) оц навать его богатства: зд сь ихъ встр чаютъ ведикол пнымт, угощеніемъ, но богатства Дюка оказываются такъ огромівд, что ихъ нельзя описать (К. Д., 22, Р. I, 271. 283, 295, 308, II, 135, 137, 152, 158) .

XV. МИХАИЛО КАЗА ИПОВЪ .

Михайло Казариповъ прі халъ па службу ко Владиміру и князь вел лъ ему поохотиться для его стола; во время охоты Михайло увид лъ в щаго ворона, который пов далъ ему о добыч богатырской, русской полоняпочіг, которую Михайло могъ бы освободить отъ Татаръ. Мяхайло детъ по указанію ворона и на зжаетъ на піатеръ, ігь которомъ находить Татаръ и русскую д внцу; опъ убиваетъ Татаръ, a д вица оказывается его родной сестрою (К. Д., 203, ср. П. и обр., 167, гъ этомъ пересказ герой пазванъ Алешою Поповичемъ) .

— 20 —

XVI. СОЛОВЕЙ БУДИМ И РОВ ИЧЬ .

Богатый гость Соловей Будимировичь нрі зжаетъ на Сокол корабл въ Кіевъ, въ саду княжеской племянницы Запавы строитъ «спаряденъ дворъ» и сватается за Запаву. Владиміръ соглашается на бракъ и молодые у зжаютъ (К. Д., 1, Р., I, 318, 325, II, 184) .

XVII. СОРОКЪ КАЛИКЪ со КАЛИКОЮ .

Калики собрались во Іерусалимъ и, проходя черезъ Кіевъ, были приняты княземъ и княгинею; молодой красивый атаманъ каликъ, Касьянъ Михайловичь, иначе ома Ивановичь, Михаиле Потокъ, такъ понравился кпягин, что она хочетъ его соблазнить, но онъ остается непреклоненъ согласно каличьей запов ди о ц ломудріи. Тогда въ отмщеніе княгиня велитъ одному изъ своихъ приближ нныхъ положить въ дорожную сумку атамана золотую чашу, и когда калики уходятъ, то за ними посылаютъ погоню, какъ за ворами; чаша найдена у атамана, и калики казнятъ его т мъ, что закапываютъ въ землю по поясъ и пр .

Когда они возвращаются, то видятъ, что онъ чудомъ остался живъ, и это служить для кадикъ его оправданіемъ (по пересказу К. Д., атаманъ, прійдя потомъ въ Кіевъ, исц ляетъ княгиню, которая слегла съ т хъ поръ, какъ соблазнилась его красотою) (К. Д., 226, К., III, 81, Р., I, 236, 237, II, 87) .

XVIII. Съ КАКИХЪ ПОРЪ ПЕРЕВЕЛИСЬ ВИТЯЗИ НА

Святой РУСИ. (СМЕРТЬ ИЛЬИ МУРОМЦА) .

Богатыри Годенко Блудовичь, Василій Игнатьевичь, Иванъ Гостиный сынъ, Василій Буслаевичь, Добрыня, Алеша Поповичь и Илья Муромецъ вы хали на по здку

–  –  –

богатырскую, стали на распутіи и легли спать; едва проснулся Добрыня, какъ на него напалъ Татарченокъ и убилъ его; потомъ тотъ же Татарченокъ напалъ на Алешу, но не выдержалъ его отпора и былъ поб жденъ; в щій воронъ упросилъ Алешу не убивать Татарина и за то принесъ ему живой воды, которой воскресили Добрыню. Всталъ наконецъ отъ сна и Муромецъ, видитъ онъ—огромная сила идетъ на богатырей, но они побиваютъ и прикалываютъ ее; возгордившись, они вызываютъ силу незд шнюю, и явилось двое воителей; богатыри принялись ихъ рубить, но ч мъ бол е они рубятъ, т мъ бод е ростетъ незд шняя сила. Испугались богатыри, поб жали въ каменныя горы и тутъ окамен ли. (К., IV, 108, Р., I, 118, II. и обр., 356, К., IV, 51) .

Содержаніе былииъ Владимірова цикла хотя и вымышленное, по представляется въ обстановк, заимствованной изъ положительной исторіи, и поэтому хотя между сюжетами былинъ есть и такіе, которые можно возвести въ эпох до историческаго сродства индо-европейскихъ преданій '), т мъ не мен е все содержаніе былинъ, а въ томъ

–  –  –

чисд и эти древп йшія преданія, представляются въ такой редакціи, которая можетъ быть пріурочена только къ положительно-историческому періоду. Поэтому необходимо всыотр ться въ главныя историческія данныя, встр чаемия въ быдинахъ Владимірова цикла; изъ отнош нія ихъ къ подожительнымъ историтескимъ показаніямъ можно съ н которою точностью опред лить эпоху самаго сложенія быдинъ, такъ какъ вообще народный эпосъ по своему первоначальному образованію всегда современенъ или воеп ваемому событію, или по крайней м р живому впечатл нію этого событія на народъ ' ) .

Былины Владимірова цикла представляютъ Русь христианскою, сосредоточенною подъ властью великаго- княза кіевскаго Владииіра, въ постоянныхъ еношеніяхъ преимущественно враждебыхъ съ Татарами. Д иствіе былинъ происходить главны мъ образомъ въ Кіев или около него, а изъ другихъ городовъ упоминаются преимущественно Ч е р ниговъ, Галичь Волынскій, Муромъ, Суздаль, Ростовъ, Рязань, Смоленскъ. Между д йствующими лицами былинъ встр чаются лица, относимыя по л тописямъ къ X, XI, XII царя, который взялъ его въ пливъ, соотвітствуетъ подобное же предааіе о Рачард* Льввпомъ Сердца, разеказанвое въ одпомъ средііевзковомъ англіаскомъ ромаи^, а пр .

–  –  –

и XIII в камъ ' ). Напротивъ того, въ былинахъ Владимирова цикла—не видно преобладанія Москвы ни какъ великаго княжества, ни т мъ бол е какъ царства; Москва даже

–  –  –

'Никогда въ нихъ не упоминается, есть столько московская сторожевыя заставы (напр. Р. I, стр. 66). Соображая эти данныя, им емъ право думать, что содержаніе былинъ ВлаПодъ твмъ же годокъ, въ Никоновской летописи, въ сл дъ за разсказомъ о богатыряхъ, встречаются сл дующія слова :

посла Володотеръ гостей своить, акн въ посл хъ, въ Римъ, г.. .

а другыхъ во Іеруеалнмъ, л въ Египетъ о въ Вавнлопъ съглядати зенель пхъ, и обычаевъ ихъ» ' ) .

Это взвъттіе, равно какъ и изв ствое упоиінаніе л топпеей о послахъ Владиміровыхъ для испытанія разныхъ релпгш, нельзя не с о поставить съ часто упомиваешт въ быливахъ посольскою службою, которую Влздиміръ даетъ своииъ богатыряиъ .

Сходство съ былинаии этихъ водробностеі лътопиеныхъ, я въ особевноств словъ древвен ПОВЕСТИ времевпыхъ лгтъ, позволяетъ предполагать, что уже въ »nosy составлевія Пов стп (т, е. въ вачал-в XII в ка) историческая личность Владиагіра Святославича вошла въ народный эаосъ и даже отчасти на оенованіи его была изображена л т о писцемъ. Съ другой стороны, въ быливнояъ Владииір вельзя не узнать и Н-Бкоторьнъ псторическяхъ чертъ, относящихся къ Вдадиміру Всеволодовичу Миноиаху. Такъ в о его гостепрівмств есть свидетельство въ словахъ иитрсполпта НикиФора (въ посланіи ПОСЛ-БДНЯГО къ Мономаху о пост ) : «И в иы, яко еже ин мъ на №6 дб свътл гоговишп, и бываеши вс мъ всяческая, да вс хъ прпи'брящеши, s закСнныя и безаконныя, величества ради кпяжьскаго; и самъ оубо слоужишя и стражеши роукаша своима » 2 ). Какъ по былин Х И в^ка 3 ) богатыри Владиміра стольно-кіевскаго ходятъ войною въ Цзрьградъ, такъ и Моноиахъ посылалъ свое войско оротивъ византійскаго императора. Объ этоиъ событів есть древнее изв стіе въ Ипатьевской л е тописи подъ 1 1 1 6 годомъ * ), которое повъствуетъ о малоусо шноиъ оодеВствіа Владпмірова войска и воеводъ зятю Владяшра Леову, сыну иааератора Діогеаа, противъ Алексея Комаина .

–  –  –

димірова цикла выработшалось вь продолж ше X, XI и XII в ковъ, т. е. въ первой половин уд льно-в чеваго неріода, а установилось не позже времени татарскаго вдадыб) Добрыня. Двое л топвспыхъ Добрыпь могутъ быть сближаемы съ Добрынею былипъ: одвпъ, упоминаемый въ конц X в ка, дядя Bjaflgiaipa Святославича, братъ его иатери Мллуши, родояъ игъ Любеча; соотв тственно этому обстоятельству въ былвна ь Добрывя тоже родствепниЕъ Владиміра, только не дядя, а племявнякъ его, ио деятельность дядн Владішірова, какъ историческаго лица, не паіодітъ себь отзыва въ былияахъ. Другой Добрывя, вг начал-в XIII въяа, является въ л тописяхъ прямо какъ богатырь, участвующій я убитый въ Калкскоиъ побоищ 1224 года, и называется Рлзаничемв Злацитату • разборъ ея си. ниже, при разбор л тотыме поясомя писаыхъ упомананіи объ Алепгв Попович ). Этотъ Добрыня соответствуешь Добрын по былив Кирши Данилова (Др. Росс. Ст., стр. 3 4 5 ), гд онъ является сывомъ богатаго гостя Рязанскаго Никиты .

в) Алеша уиоманается въ н которыхъ л тооисяхъ, подъ Поповть вмепемъ Александра Поповича ' ). Одво упомипаніе находится въ НиконовскоВ літопися, подъ 1 2 1 6 годомъ, въ разсказъ о Липецкой бптв п обстоятельствать, ей предшествовавшихъ и ее сопровождавших!., разсказ, который по своему складу напоминзетъ занесенвыя въ летопись сказавія, каковы напр, о Калкскоиъ ообоащ, о Динитріо Доискоиъ и т. п. Вотъ слова лЪтоапсп:

«... кпязь Косгянтипъ Всеволоднчь Ростовскіи ста на рец на Лапвце со вс ю силою своею, свимяе в два храбра, Добрыня Златый поясъ, да Алексавдръ Поповачъ ссвоияъ слугою с Торопоиъ, славвыя богаты[и... И прииде на него (на князя Новгородскаго Мстислава Мстиславича Удалого, союзника Константинова) Александръ Поповичъ шмвя меч нагь, хотя разсещи его; б бо силенъ і славенъ богатырь. Ояже ВОЗОПЕ глаголя, яко азъ есмъ князь Мстиславъ Мстиславичъ Новгородцкіи; онже уставнся, и тако спасе его Богъ, отъ смерти. I рече еиу Александръ Поповачъ. «Квяже, то ты не дерИмена Аіександръ • Алеша смешиваются и сливаются въ одно ішя черсзъ посредство Олевсы т. е. Алекс я; cjjia такого си шенія нахоцимъ и СОФІІскомъ времсиник (П. С. Р. Л., т. V, стр. 87, см. также Изв. II Отд. Ак. Н., X, 1G7) гд пвеиво Оіеаса=;\лев.е и принят* за Аіексащра .

— 26 — чества, и даже именно той его эпохи, когда Москва еще не сосредоточивала въ себ всю государственную силу Руси, и въ народ св жа была память о первенствующемъ зай, но стой в смотри; егда убо ты глава убіенъ будеши, і что суть шщя, н капо са нагь д ти» ' ) .

Другое упоминапіе встречается въ сказзніи «о Калекой Побоища, внесенною въ Никоновскую л топпсь подъ 1 2 2 4 годоиъ:

•...воииственішхъ людей толико бысть побиево. яко ни десятый отъ нихъ возможе избежатп, і Александра Поповича а слугу его Торопа, и Добрыню Рязанвча Златаго пояса, и седмьдесять велвкіиъ • храбры хъ богатырей, ВСЕ побьени быша гн вомъ божиимъ за грехи наша отъ Татаръ 2 ) .

Въ этихъ м стахъ л тоииси общими съ былиной мотивами оказывается: 1) то, что при АлепгБ есть слуга,—Торопъ по л гописи, Екимъ Ивановичь по былив ); 2) то, что Алеша побить гнъвомъ Божіпмъ отъ Татаръ, какъ въ былинъ • Съ какихъ поръ перевелись витязи на Святой Руси» (Кир., IV, 1 0 8 — 1 1 5 ), гдЪ разсказываетея, что богатыри въ сраженіи съ Татарами на Самтъ р кв, побивши этихъ зеяыыхъ враговъ, сами были побиты воителями аездъиыими въ наказаніе за свою гордость .

Кроагв этихъ упоминаній, относящихъ Алешу Поповича къ XIII в ку, есть въ Никоновской лътописп уаоминавія о непъ иэъ начала XI в ка:

подъ 6 5 0 8 годомъ:

• Пріпде Володарь съ Половцы къКіеву, забывъ бдагод яніа господина своего князя Владимера, д мономъ наученъ. Володюяеру же тогда въ Пере слав ць1 на Дунай, и бысть смятеніе веліе въ Кіев, и изыде нощію во стрътеніе имъ Александръ Поповичь, і уби Володаря, • брата его и иныхъ множество Половецъ изби, a іныхъ въ поле прогна .

И се слышавъ Володииеръ, возрздовася згло, и вгзложи на нь гривну своей » 4 ) .

злату, и сотвори и вельможа въ полат *) Русская Л тошсь по Накоиову списку, т. II, стр. 323, 330, 331 .

) Р. Л. по Н. сп., т. И, 353, 3S4 ср. Воскр. л., въ П. С. Р. Л., і. VII, стр. 432 .

' ) По варьявту одной былины объ Добрыв, который был взв стенъ Чуйкову в пзъ которого сохранилось только Н СКОІЬКО стиховъ, спутнпкъ Добрынп назыв ш Торопомъ (Русскія сказки, Чулкоіа, 3 изд. 1820 г., т. I, стр. 122 в 123) .

*) П. С. Р. Л., і. IX, стр. 68 .

— 27 — зпаченіи Кіева. Такой эпохой можно считать вторую п о ловину уд льно-в чеваго періода, в ка XIII и XIV* .

Скудость историческихъ показаній лишаетъ насъ возможЭто упомиБавіе помещено подъ 1 0 0 0 годом, опшбочво: во время Владвміра Святославича Ііоловцевъ еще не было, да и какой Володаръ (русское имя, сл*д. русскій ЕВЯЗЬ) могъ быть ему современнпкоиъ? Собствевно вышеаряведеввыя слова лътоппсп должвы быть поставлеиы ровно сто годам« позже, имевпо водъ M 0 0 годъ. Тогда подъ Владииіромъ лътогіиснаго свидетельства должно будетъ разувгвть Мономаха, который въ 1100 году действительно былъ въ Переяславц на Дуеа, между тыиъ какъ въ его отсутствіе Володарь Перемышльскіи могь поднять протівъ Кіева Половцевъ .

подъ 6 5 0 9 годомъ:

«Александръ Поповпчь, и Янь Усиошвець, убовый Печев жьскаго багатыря, избиша множество Печенкгъ, и князя ихъ Родмана, • съ трема сывы его въ Кіевъ къ Володвіяеру праведоша. Володімеръ ate сътворн праздвовавіе св тло, а милостыню многу раздаде по церкваиъ в DO манастыремъ, и убогнмъ в ішщпмъ, и по улицамъ болвымъ и клосвыиъ великіа кади і бочка меду, я квасу, і перевары и вина поставляли, і мяса, и рыбы, и всякое овощіе, что кто требоваше, и ядяше » ' ) .

подъ б о і 2 годомъ:

«Идоша Печен зп на Б лъгрлдъ; Волсдпмеръ же посла на впхъ Александра Поповича н Ява Усиошвеца съ нногямі снлалп. йечевьзі же слышавше, поб гоша въ поле » а ) .

Эти три показанія л топпсей объ Александра Поповнч замечательны во первыхъ Т жь, что пом щаютъ его въ цв% разнил эиохи, удалевныя одна отъ другой пространствомъ въ сто л тъ; во вторы хъ, второе и третье свидътельство замечательны темь, что сбляжаютъ Алексавдра=Алешу съ другимъ богатыремъ Владиірова времевв, о которомъ есть подробное предшіе въ древп іішвхъ йтого доселв существуегь память въ народ* 3 ); на тописяхъ в кром

–  –  –

поети подкр пить этотъ выводъ, извлеченный изъ самыхъ былинъ, свид тельствоыъ другихъ иамятниковъ. Т мъ не ы н е нельзя пропустить одно любопытное указаніе, встр ковецъ въ третыхъ замъчательпы эти показанія т мъ, что выставляютъ Александрам:Алешу какъ постояннаго противника юго-восточныхъ иноплеленныхъ враговъ Руси, Печен говъ и Половцевъ, къ борьб съ которыми относятся поэтическія предавія о подвпгахъ Мстислава Тьмутараканекаго и Владииіра Мовомаха и Слово о Плъку Игорев .

Одного того обстоятельства, что лъчописвыя показанія объ Александр-f—Алет Поповпч, помъ-щаютъ его въ разный эпохи, отд лепныя одна отъ другой почти ц лымъ стол тіемъ, одного этого обстоятельства довольно чтобы сказать, что этн упоивнавія взяты л тописцемъ изъ народнаго прг— данія. Но когда совершился этотъ переходъ? Полагаемъ, что въ вначительное древвее время и именно въ такое, когда въ народной памяти Поповичь слылъ врагомъ не только Татаръ (какииъ исключительно иы видимъ его въ им ющвхся у насъ быливахъ, записаввыхъ въ XVII, XVIII и XIX в-вкахъ), но также и Половцевъ, и даже Печенътовъ .

Благодаря ужасамъ татарскаго нашествія зам на Татарам« вс хъ преишпхъ враговъ должна была скоро совершиться въ народной паиятп .

г) Cmaeps упоминается въ первой Новгородской л тописи подъ

Hl8 годомъ:

•...приведе Володампръ съ Мьстиславоиъ вся бояры Повгородьскыя Кыеву, в заводи я къ честному хресту • пусти я домовь, а вныя у себе остави; разгн вася на ты, оже то грабила Даньслава и Ноздрьчю и на сочьскаго на Ставра, и заточи я вся» ' ) .

Упоминаемый здвсь квязь есть Мономахъ, ко времени котораго относится событіе, во былина отодяигаетъ Ставра ко времеви Влздпміра Святославича. Ставръ по былин« бояринъ, по л тописи только сотскій, во н і та, ни другая ве счвтаютъ его богатыремъ. Варочемъзаключевіе Ставра составляеть мотівъ общіи и л тописи, и былинъ .

Все эти упоивнанія л тописі о лицахъ, д аствующвхъ въ былинахъ, пдутъ не позже XIII в ка. При этомъ должно заи тить, что л тописи знаютъ и о такихъ богатыряхъ, которые не восп ты въ былинахъ;

такъ во времена Владініра упоминаются Янъ Усмошвецъ, о котороиъ говорено было выше, в «Рагдаі Удалой, яко павзжаше сей ва триста ') П. С. Р. Л., т. III, стр. і .

— 29 _ чаемое въ одномъ изъ важн йшихъ литературпыхъ памятниковъ ХП в ка. Таковы сл дующія слова «Слова о плъку Игорев »: «не л по ли ны бяшетъ, братіе, начяти старыми словесы труднъіхъ пов стій о пълку Игорев, Игоря Святъславлича! начати же ся тъй п сни по бъілинамь сего времени, а не по замъішленію Бояню» ' ) .

Основываясь па этихъ словахъ, можно предположить, что былины, какъ особый родъ эпоса, существовали въ нашей народной поэзіи уже въ XII в к, и что содержаніе ихъ заимствовалось изъ событій современности,—ноказаніе вподн согласное съ т мъ соображеніемъ объ отношеніи эпоса къ историческимъ явленіямъ, которое мы представили выше. Подобнымъ образомъ по живымъ сл дамъ событій, могли сложиться и былины о великомъ кпяз Владимір, Добрып Рязанич, Алеш Попович и проч. Но татарское нашествіе зам нило именемъ Татаръ имена прежнихъ степныхъ враговъ Кіева, безъ сомн нія упоминавшіявоавъ(Ник .

л. подъ 1 0 0 0 годомъ)'), при Мстислав* Пзяслгввч — Демьяпъ Кудеяевнчь съ слугою своимъ Тарасомъ (Ник. л подъ 1 H 8 годоиъ), слывшій за «человека божьяго • 2 ), въ Лиаецкоіа битвъ, кроив Добрывп и Александра Поповича — НеФедій Дикунъ при Констаптин Ростовсконъ (Нвк. л. прдъ 1 2 1 6 годомъ), ді ори Мсіпслав Удаломъ € мужп храбра зело и Белицы богатыри, яки львы и яко медв дп, не слыша на ce6 ранъ» ( Р. л. по Н. сп., т. II, стр. 325). Подобный упомивавія о богатыряхъ тоже ве вдуть въ л топиояхъ дальше XIII BtK3. Изъ всего этого можно заключить, что въ созяавів лЪтописцевъ XIII въкъ представлялся гіред лозіъ богатырской эпохи .

') Р. Д. і. III, стр. 1, 2, 3. Въ Слов* о Задонщив* встр чіевгь подобное м сто: о.Іудчя бо вамъ, братіе, начати повідаги ивымя словесы.. .

начата пов діти по д^лоиъ и по былииамъ• (си. Изв. 11 Огд. Л. Н .

т. VI, ст. 3 4 5 ) .

–  –  –

Игорев » вм ст съ временемъ указываютъ и д а м стпость, въ которой могли быть п ты былины въ XII в к .

Это была южная Русь (откуда родомъ п вецъ Слова), в роятно область Шевская, въ пред лахъ, которой пом щается большая часть происшествій, описываемыхъ въ былинахъ Влади мірова цикла. Въ противуположность этому факту древности въ настоящее время былинъ въ южной Руси не существуетъ: есть только въ н которыхъ малорусскихъ преданіяхъ упоминанія о дицахъ, восп ваемыхъ въ былинахъ Владимірова цикла. Какъ объяснить это явленіе?

Уже со времени основанія Владиміра Зал сскаго, Ярослаславдя и проч., въ X и XI в кахъ, мы видимъ постоянное движеніе южно-русскаго населеиія на с веръ и с веро-востокъ; мы видимъ, что это движеніе особенно усиливается въ XII в к, когда великокняжескій столъ былъ перенесенъ во Владиміръ; если мы признали возможнымъ существованіе былинъ въ это время, то легко можемъ предположить, что он были перенесены этими переселенцами съ юга въ т м ста, которыя въ посл дствіи составили центръ великой Руси, и зд сь уже подверглись дадьн ишей разработ

–  –  –

к въ постояппомъ устпомь храненіи. Какъ уже сказало выше, въ бол е позднее время развитіе повыхъ потребностей и формъ жизни въ великой ИЛИ МОСКОВСКОЙ Руси отодвинуло храненіе былинъ Владимірога цикла изъ центра на украйны, вм ст съ другими остатками старины .

Опустошеиіе южной Руси Татарами въ XIII в к и паденіе ея образованности подъ литовскимъ владычествомъ въ XIV и XV были причиною, что зд сь былины Владимірова цикла пе были удержаны народною памятью, а когда въ XVI в к южнорусское населеніе сложилось въ новыя формы казачеетса, то оно создало свой особый кругъ эпическихъ сказаній, окончательно заслонившій собою Владиміровъ циклъ въ народномъ воображеніи. Эта см па цикловъ доказывается и т мъ, что т открывки, которые въ пын шней народной поэзіи южно-русской напоминаютъ кіевскій періодъ или по крайней м р д йствующихъ лицъ изъ Владимірова цикла, представляютъ свое содержаніе и своихъ героевъ въ исторической обстановк казацкой эпохи. Такъ Алеша Поповичь в ликоруескихъ быдинъ, родомъ язь Ростова, называется Олексіемъ Поповичемъ Пирятинскимъ, писаремъ войсковымъ, казакомъ лестровымъ, и д йствуетъ на мор ' ), а былинный богатырь Василій Пьяница и богатырь Михайлушко, сынъ Данилы Игнатьевича (П. и обр., 273), в роятно соединяются въ лиц дицаря Михамлика 2 ) .

Указавъ на существованіе былинъ па Руси въ XII в к, агожемъ остановиться и на вопрос : кто п лъ ихъ въ старину? Упоминанія о лицахъ, п вшихъ п сни, встр чаются какъ въ письменныхъ памятпикахъ, этого времепи, такъ и ') Кир., IV-, cTj, XXIII, также см. Оспову 1SG2 г., л» 8, стр. 2 0 .

•) Кулиша, Зап. о Югкпсіі Pjcg, I, 3 .

— 33 — въ былипахъ Владимірова цикла. Въ житіи преп. еодосія есть такое указапіе: «Въ іединъ же отъ дьнии тьдъшу къ тому благому богоносьному отьцю нашему Феодосыо, ідко въниде въ храмъ, иде же б князь, с де, и се вид мноізгя гпрающя пр дъ HUMS — от гуслънвія гласи жпущающи друігія же оршньнзгя гласги поющи, ин мя мусикиискггя (—замзрныя) писькги гласящими, и тако вс мг играющими гі веселящимися, ШІО же обвгчаи гесть пр дп княземз, блаженъіи же б въскраи іего с дяи и долу ничя. И ш;о мало въсклонивъся и рече къ тому: То будеть ли сице на ономь св т !Тъ же ту абш съ словомь блаженаго умилися ималъі просльзи си, и повел т мъ пр стати. И отътол аще коли приставите тыя играти, ти слыташе блаженаго пришьдъна, то повел ваше т мъ пр стати отъ таковъі игръі» ' ) .

Отсюда видно, что на пирахъ князя Святослава Ярославича (во второй половин XI в ка) былъ обычай пр дъ княземъ играть на гусляхъ, органахъ и замбрахъ и и ть п сни. Въ памятникахъ поучительной литературы, относящихся къ періоду до-татарскому, находимъ и обличепія противъ скомороховъ, гудцевъ и игрецевъ и п пія п сенъ б s совскихъ или мірскихъ ) .

Соотв тственно этимъ показапіямъ и въ былииахъ Владимірова цикла находимъ веселыхъ молодцевъ—гудошниковъ и скомороховъ (или лицъ, переод тыхъ скоморохами) на княж скомъ пиру. Они поють и играютъ на звончатыхъ яровчатыхъ гусляхъ или гудк. Отчасти изображепо въ быУчен. зап. по II Отд. Ак. Н., т. II. в. 2. 192 .

) Си. сл дугощія слова въ поученіш еодосія Печерскаго: «діаволъ лететь я другими нравы... гкояорохп, г сльии, сап лми и вгякияш играни...» См. Уч. Зап. по II отд. Ак. П., т. II. в. 2, стр. І 9 3 .

также слово христолюбца по двуиъ варьянтамъ въ.Итооисяхъ русской литературы а древности, Ти.гонравова т. IV .

— 34 — линахъ и самое и ніе скомороховъ: Ставръ, по пересказу Кирши Д., 132 и 133, Сыгрышь игралъ Царя-града, Танцы иаіаедъ Іерусадіша, Величалъ князя со княгинею .

Сверхъ того пгралъ евреііскііі стихъ а по пересказу Рыбн., II, 101:

Сталъ тутъ Ставръ гуселокъ налаживать,

Гуеолокъ налаживать, струнокъ натягивать:

Струночку іттягивалъ отъ Кіева, Другу отъ Царя-града, Третью отъ Іеруеалпма; • ІІовелъ онъ танцы великіе, Прші вкц-то пріш валъ изъ за синя моря .

Въ томъ же род и п піе Соловья Будиміровича (Р., I., 324), Садка богатаго гостя (изъ былинъ новгородскаго цикла). Добрыня, (по пересказу Рыбн., I, 136, ср. 144, 167 и И, 31), Натягивалъ тетпвочки шелковыя На тыя струночки золочены«, Учалъ по струпочкамъ поха;кивать, Учалъ онъ голосомъ поваживать, Играетъ онъ въ Царп-гради, А па вынгрышь беретъ въ Кіев *) .

Кром того Добрыня бралъ содержаніе для п сень изъ обстоятельствъ, лично до него касающихся. Подобно тому въ бнлин о гост Терентьищ, (изъ новгородскаго цикла, см. К. Д., 13) скоморохи веселые, люди в жливые и очестдивые (стр. 15), играютъ въ гусельцы и поютъ Терентьищу п сню про него самого (стр. 19) .

') Сл дуетъ понимать ваигришь, слова аЪсая .

— 35 — Соображая вс эти показапія, нельзя ne признать гусельниковь и п вцевъ, іі вшихъ передъ Святославомъ, а также скомороховъ, гудцевъ и игрецевъ, упоминаемыхъ въ поученіяхъ, за одни и т же лица съ гудошниками и скоморохами нашихъ былинъ; и, хотя н тъ возможности точно опред лить содержаніе ихъ п сень,—нельзя не предположить, что были между этими п енями и эпическія, н что въ род нын шнихъ былинъ ' ). Въ такомъ случа можно сблизить древнихъ скомороховъ и гудошниковъ съ нын шними олонецкими сказителями, и при томъ вспомнить, что какъ скоморохи въ свое время подвергались осуждепію духовенства "), такъ и нып шніе сказители считаютъ свои п сни вещами ыірскими, запретными 3 ) .

Допустивши возможность существованія былинъ между т ми п снями, которыя древніе скоморохи и гудцы п ли ' ) Одинъ пересказъ у Рыбя., I.

2 4 9, даже прямо указываете ші эпическіМ характеръ п севъ Ставра:

О н ъ м а е т е р ъ С т а и с р ъ и ъ гугли играть, І1грт и г р а т ь, нліі иокъ umlwsan., П р о с т а р ы нремена п про нып І.ІІШІІ II про net. времена досюдемшы .

) Въ этозгъ отішшеніп важны оостановлеіііа Стогллваика, иблзчающія гудцевъ, гусельниковъ, оргапниковъ, прегудяиковъ ш скомороховъ, которые вграютъ на свадьбахъ или • ходятъ по далыівпъ стра.іаиъ.. .

ватагам многими по шестидесятъ в по семвдесвтъ человткъ • (см .

Стоглавъ, Спб. 4863, отр. 1 3 5, 136 и 137) .

) Мысль о гр ховиимъ харяктер скояоіошескихъ о сенъ и пгръ не чужда в былпванъ: въ однокъ взъ перескизивъ былэыы о Садкт новгородскомъ ( Р., I, 369), его игры, совершенно одинакія съ вышеописанными игра« і тснямп Добрыми, (лавра и Соловья, называются б совскиии; пря этомъ должно заметить, что такое обличені вля_ гается въ уста старчащу (срав штельно съ другими варьянтамі—старчпщу пвлигря»вщу или ев Миколъ) .

— 36 — на пирахъ княжескихъ, мы уже указали и на ихъ слушателей, т. е. на тотъ классъ древнерусскаго общества, для котораго создавались эти произведенія народной поэзіи. Это былъ—впрочемъ не исключительно—классъ высшій, т. е .

княжеская дружина. Тоже подтверждаетъ и одна заключительная прип вка къ былин, сохранившаяся въ сборник

Кирши Данилова (п вецъ говоритъ отъ имени своего и другихъ п вцевъ):

Гд -ш) нпво иьемъ, тутъ и честь воздаемъ Тому боярину иеликому И хозншіу своему ласкову .

(К. Д., 2S3) .

Какого бы поздпяго происхожденія ни была эта прип вка, она свид тельствуетъ, что въ старину былины не были исключительныыъ достояніемъ простаго народа, какъ въ настоящее время. Самое содержаніе былинъ, по большей части восп вающее приключенія богатырей дружинниковъ и, въ противур чіе л тописямъ, совершенно умалчивающее о военныхъ подвигахъ самихъ князей, только подтверждаетъ то соображеніе, что военный, богатырскій эпосъ былипъ возникъ и первоначально существовалъ въ кругу княжеской дружины; въ такомъ случа поэзія ЕНЯЖ СЕИХЪ п вдевъ, каковы были Боянъ и авторы СЛОБЪ о Плъку Игорев и о Задонщин, должна быть противупоставлена былинамъ, какъ преимущественно прославлявшая сямихъ князей .

Принимая уд льпо-в чевой періодъ за время, когда сложились былины Владимірова цикла, мы легко поймемъ сопоставлепіе великаго князя Владиыіра съ Литвою, Польшею, Швеціею и Татарами, при чемъ упоминаются цари Батый, Сартакъ, Мамай и поле Куликово. Такое сближеніе однородныхъ явленій изъ разныхъ эпохъ совершенно въ обычаяхъ народнаго эпоса; но долговременное храненіе нашихъ былинъ единственно въ народной памяти и свободный пересказъ ихъ были причиною, что и періоды народной жизни, посл довавгаіе за XIV в камъ, наложили свой сл дъ па эти произведенія. Такъ въ былинахъ встр чаются иногда упоминанія о Турціи, царств Астраханскомъ, Казани, степяхъ Саратовскихъ и Цицарскихъ и т. п .

Эти черты уже отзываются XV, XVI и XVII в ками. Точно также отзывается поздн йшее время въ именахъ д йствующихъ лицъ, каковы Малюта Скуратовъ, Ермакъ, Никита Романовичь, и въ изы пеніи н і.оторыхъ характеровъ (какъ это будетъ показано ниже), и наконецъ въ подробностяхъ внутренпаго быта. Приведемъ н сколько прим ровъ бытовыхъ изм неній въ дух временъ поздн йшихъ: по одной былин (К. I, 77^, Илья Муроыецъ собирается съ здить да посыотр тъ

–  –  –

Счета въ былинахъ постоянно ведется на рубля и коП ЙЕИ, в съ тоже современный; въ шіхъ упоминается употребдепіестеколъвъокнахъ, кареть ? бумаги гербовой, подзорныхъ трубокъ н мецкихъ и т. п. Все это черты новыя .

Кром времени, и м стпость, въ которой хранились и были записапы былины, оказала свое вліяніе на ихъ содержаніе, внеся въ него м стные образы и черты.

Такъ напр, былина, записапная въ тупдристомъ онежскомъ приморь, сд дующими словами изображает* природу края, въ которомъ здитъ Илья Муромецъ:

linse г.іа.шіе онъ мхи да чіромежь ногъ спуіцалъ, А и синее то морс онъ въ окол г. скакалъ .

(П. и обр., 353) Или БЪ былин, записанной па с веровосток Россіи или въ Сибири, въ числ разныхъ враговъ Руси упоминаются и мелкіе сибирскі народцы, Чюкшн и Ллюторы .

(К. Д., стр. 19G и сл д.) .

Иногда м стнымъ образамъ соотв тствуютъ и ы стныя слова, иногда же м стные слова и обороты являются для понят й общихъ. Былины нер дко сами объясняютъ м стпое слово, ими употребленное, н а п р .

ІІа чіі.ш на стараго станишники, По нашему русскому разбойники .

(К. Д., 419) Зам чательно, что н которыя м стности разработываютъ изв стный эиизодъ изъ содержанія былинъ, исторически имъ соота тствующій: на волжскомъ низовьи, гд долго процв тало пазачество и разбойничество, много разъ и въ разныхъ пересказахъ была записапа былина о встр ч (тараго казака Ильи Муромца со камышниками, т. е. разбойниками, скрывающимися въ камышахъ .

— 39 — О вліяпіи м стпыхъ условій на сохрапеніе былинъ въ народной памяти говорепо было выше. При богатств эпическихъ припоминаній и св жести эпическаго творчества въ глухихъ, отдаленныхъ отъ метрополіи м стпостяхъ понятно, что пересказы былинъ, зд сь записанпые, отличаются отъ пересказовъ изъ другихъ ы стяостей съ одной стороны богатствомъ чертъ древпихъ, а съ другой — подробностью и разнообразіемъ въ разработк сюжетовъ .

Какъ совершался процессъ постояннаго возсозданія и переработки былинныхъ пересказовъ согласно съизы неніемъ историческихъ условій, можно вид ть изъ разсмотр нія н сколькихъ нын шнихъ пересказовъ одного я того же сюжета: одинъ пересказъ излагаетъ сюжетъ въ большей подробности, другой въ меньшей; одинъ сообщаетъ сюжету древнею въ отиошепіи быта обстановку, другой подновляетъ эту обстановку и вводитъ подробности новыя. Прим рами растяжимости былинныхъ сюжетовъ могутъ служить многочисленные пересказы былины о борьб Ильи Муромца съ Соловьемъ разбойяикомъ: въ н которыхъпересказахъ въдвухъ словахъ разсказывается то, что въ другихъ занимаетъ ц лы десятки стиховъ, подобно тому, по пересказу Кирши Данилова (стр. 27), въ н сколькихъ стихахъ описана ссора Дюка Степановича съ Чурилою Пл нкович мъ, между т мъ какъ въ олонецкихъ пересказахъ она составляетъ содержаніе ц лыхъ большихъ былинъ ' ). Иногда распространеніе состоять въ томъ, что къ былин, по аодержанію

–  –  –

примыкающей ко Владимирову циклу, присоединяется эяизодъ посторонній, изъ другаго цикла; такъ напр., по одному онежскому пересказу (П. и обр., 370), въ начал былины о Дуна поставленъ эпизодъ, относящейся къ былинамъ о Ваньк Клюшник, Настась Королевн Политовской и пр.Прим рами того,какъ въ быдинахъ уничтожается древняя бытовая обстановка, можетъ служить сл дующее: вообще въ былинахъ Владиміръ называется великимъ княземъ, но въ н і;оторыхъ пересказахъ ему дается названіе царя (напр. К., I, 41) ' ). Точно такъ въ часто упоминаемомъ Чернигов правитъ то князь, то воевода царскій, то наконецъ какой-то нев рный царь Черниговецъ. По н сколькимъ пересказамъ былины о Хотен, въ которой разсказывается исторія его женитьбы, Хотенъ родомъ бояринъ или дворяпинъ изъ Владиміровой дружины, a нев ста его— тоже боярышня или дворянка; по его пересказу Рыбн., I, стр. 315 и сл д., отцы ихъ—садовникъ и огородникъ (а самъ Хотенъ см шанъ съ Дюкомъ Степаяовичемъ); это показываетъ, что п вецъ крестьянинъ перевелъ содержаніе п сни изъ древней обстановки въ современную, бол е соотв тствующую его личному положенію и бол е ему знакомую. То ше отпошевіе видимъ мы между былиною объ Алеш Попович и братьяхъ Збродовичахъ (К., II, 67) и двумя ея пересказами (К., II, 64 и 66): по первой — д йствіе происходить на пиру у Владиміра, между т мъ какъ по посл днимъ — происшествіе пом щено въ поповскомъ дом. Такое перенесете сюжета изъ обстановки исторической въ современно-бытовую указываетъ на одипъ изъ фа

–  –  –

зисовъ, въ который можетъ вступить былина при исключительно устномъ храненіи .

Есть однако такія изм ненія въ основном* содержаніи билинъ, которыя произошли не подъ вліяніемъ времени, но зависятъ отъ личнаго творчества отд льныхъ п вцовъ .

Такъ напр, исходъ былины о женитьб Алеши Поповича по разнымъ пересказамъ различены большею частью Алеша и Добрыня разстаются мирно, но поресказъ въП.и обр, 319, говорить, что они съ зжались на смертный бой. Такое же различіе развязки видно въ разныхъ пересказахъ былины о похожденіяхъ Чурилы Пденковича въ дом Бермяты .

II .

<

РАЗСІОТРЪНІЕ БЫЛИНЪ, КАКЪ ІШШТІШШЪ НАРОДПАГО БЫТА В ПОНЯТШ .

Рассматривая содержаніе былинъ Владимірова цикла въ отношеніи историческомъ, видимъ, что он, несмотря на значительный поздн йшія наслоенія, представляютъ довольно полное изображені народнаго быта и народныхъ понятій Руси въ тотъ періодъ, когда он сложились. Постараемся собрать эти историческія данныя и сблизить ихъ со свид тельствами другихъ памятниковъ того же времени .

Такимъ образомъ мы увидимъ—на сколько представленія былинъ близки къ эпох ихъ сложенія, и окончательно утвердимъ право древности за этими произведеніями русскаго народнаго эпоса .

Какъ произведете народа Русскаго, былины противуподагаютъ Русь, Русскій народъ другимъ, инопдеменнымъ, и Русскую землю представляютъ главнымъ своимъ центромъ въ географич скомъ отношеніи, главнымъ м стомъ своего д иствія .

Земля, обитаемая Русскимъ народомъ, носитъ названіе св т русской, сквтлорусской, святорусской, святой Руси;

пародъ "Русскій иначе называется крещенымъ, христіанскимъ, православнымъ, языкъ—чедов ческимъ .

— 43 — !

Проч е народы и страны суть Литва хоробрая, некрещеная, поганая, царство Литвипское, королевство ІІолитовское; земля Польская, королевство Ляховинское или Ляховецкое, Карела поганая или богатая; Чудь б логлазая;

земля или царство Латинское; земля Ведеяецкая, съ городомъ Ледепцоыъ, з мля Греческая съ Царьградомъ; городъ Іерусалимъ; земля или царство Сарацинское или Сорочинское, гд живетъ Сорочипа долгополая; орды нев рпыя, немирныя, дальныя, темпыя, великія — Большая, Золотая, паселеішыя Татарами, улановьями, злыми, басурманами;

Инд я богатая; Агаряне. Вс эти названія съ разу понятны или по крайней м р могутъ быть объяснены историческою географіею. Королевство Ляховинское или Ляховецкое есть очевидно Польша, земля Ляшская, Лядьская др внихъ памятниковъ; под г, землею Латинскою, безъ соын нія, разум ется европейскій западъ вообще, какъ страна, въ которой господствуетъ латинская в ра; въ такомъ смысл «Латины» употребляется вообще въ древней русской литератур. Земля Веденецкая, при которой названіе Леденца (К. Д., 1.) можно считать за поздн йшее осмысленіе, напоминаетъ Венедицевъ, Венец'янъ въ Слов о Плъку Игорев. Должно зам тить,что изъ Веденецкой земли прі зжа тъ по морю Соловей Будиміровичь, знаменитый строитель, напоминающій т хъ западныхъ мастеровъ, которые съ ХП в ка приходили на Русь ' ) .

Сорочина долгополая — конечно Сарацины; какъ народъ, — Арабы, Сарацины могли быть изв стны на Руси съ древн йшаго времени по своимъ торговымъ сношеніямъ; названіе же Сорочинина встр чается подъ 1116 годомъ въ Кіевской л тописи '). Приданное Индіи црозвище ') См. Псторію Русской церквя, c i. Макарія, т. Ш, стС. 6 7 .

•; II. С. Р. Л. т. I, 1 2 8 .

— 44 — богатой соотв тствуетъ т мъ изв стіямъ о богатств Индіи, которыя издревле были распространены въ Европ ; для Руси это названіе то же объясняется древними торговыми сношеніями и соединеннымъ съ ними обм номъ изв стій:

положительно изв стно, что въ XIV в к товары русскіе были въ ходу въ с верной Индіи '), но они могли заходить туда и гораздо ран е, такъ какъ уже отъ IX в ка мы им емъ изв стіе о пребыванш славянскихъ купцевъ по дорог въ Индію, въ Багдад s ). Съ другой стороны слухи о богатств Индіи находили себ издревле подтвержд ніе и въ книжныхъ показаніяхъ: въ русской литерату[» въ XIV в к, a в роятно и ран е того, существовадъ переводъ фантастическаго византійскаго «сказанія объ Индіи богатой» 3 ). Названі Агарянъ можетъ им ть только книжное нроисхожденіе, но оно встр чается довольно часто въ древнихъ памятникахъ 4 ) .

Кром этихъ понятныхъ географическихъ названій есть въ былинахъ и другія неясныя; таковы земля Гленская, удусы Загорскіе, Могозея, земля или орда Заоданская, земля Жидовская, царство Алыберское. По словамъ «орда, улусы» можно однако предполагать, что не р дко подъ этими названіями разум ются пред лы восточные, погра

–  –  –

Собственно русскую м стность былины изображают^ ровною ' ) : это или лугъ, или степь, или далекое раздолье поле чистое, или наконецъ страна, покрытая темными, зелеными, дремучими л сами. Особенно знамениты л са Брынскіе. Русскую землю орошаютъ много р къ—Дн пръ иди Н пра, знаменитый своими глубокими омутами (К .

Д., 1), тихій Дунай, Донъ, Волга, Кама, Черега или Сорога, Пучай или Почай р ка свир пая, Смородина быстрая, широкая и глубокая. На Руси же предполагаются Израйр ка и Сафатъ-р ка ' ). Р ки суть и главные пути сообщенія, но кром того упоминаются и сухопутныя дороги, окольныя и прямо зжія, какова напр, дорога изъ Мурома въ Кіевъ черезъ Брынскіе л са и Черниговъ .

Быть населенія представляется ос длымъ; оно живетъ въ селахъ, каковы Карачарово, Рязань (пока не стала городомъ, К. Д., 345), и городахъ. Города им ютъ свои прозвища: Кіевъ называется стольнымъ и славнымъ; ипогда посл днее названі придается еще Чернигову и Мурому;

Ростову и Волынцу Гадичью усвоивается названіе красныхъ городовъ. Ростовъ считается богомольной стороной (Р., I., 177); это объясняется важнымъ церковнымъ значеПо видииому не въ пред лахъ Русі предполагаются упомвяаеиыя въ былпнахъ горы Сорочпнгкія, Сіопскія, Налачь гора А аиасьева, Скатъ-гора .

) 0 названів СаФатъ си. Учев. Зап. Акад. HajKi по Отд. P j c .

яз. и Слов, т. II, вып. 2, стр. 231 • 2 3 2 .

— 4G — ніемъ Ростова въ древности. Еще въ 992 году осповапъ былъ въ Ростов епископскій престолъ, возвышенный въ посл дствіи до сапа архіепископскаго и митрополичьяго .

Въ X же в к положено было основаніе соборному храму ростовскому Усііенія Пресвятой Богородицы, за который сражались Ростовцы, какъ Новгородцы за святую Софію,.и который въ начал XIII в ка былъ великол пно перестроенъ княземъ Константиномъ Всеволодовичемъ и потомъ постоянно украшаемъ святителями ростовскими. Въ X и XI к кахъ въ Ростов подвизались просв тители края преподобный Авраамій и св. епископы Леонтій и Исаія. Уже въ XII в к были открыты ихъ чудотворныя мощи, а въ XIV в к преподобный Сергі! Радонежскій, потомокъ ростовскаго боярскаго рода, приходилъ на поклоненіе ростивскимъ чудотворцамъ ' ) .

Кром городовъ и селъ упоминаются еще пригороды и приселки, а также и отд льныя загородныя жилища, какъ напр, у Чурилы, который живетъ пониже малаго Кіевца, на Сорог или Черег р к (К. Д., 159). Подобныя тому загородныя жилища упоминаются и въ Пов сти временныхъ л тъ: теремъ камепный у Ольги *), также дворъ Владиміровъ въ Берестов 3 ) .

Въ Кіев широкія улицы и мелкіе переулочки (К. Д., 61). Онъ обнесепъ необходимою па случай осады каыенною ст ною, еъ воротами, приворотенками и башнями наугольными; главныя ворота золотыя (Р., II, 354). По Пов сти временныхъ д тъ знаемъ, что построеніе каменнаго города въ Кіев, съ золотыми воротами, принадлежите ') Си. Древнія Святыни Ростоза Великаго, соч. гр. M Том-таю. М. 1860 .

) П. С. Р. Л., т. I, 23 .

) П. С. Р. Л., т. I, 34 .

— 47 — Ярославу Владиміровичу ' ). Есть городовая ст на и въ Чернигов .

Общее названіе жилища, какъ и въ другихъ памятпикахъ древности,—дворъ, дворъ княжій, княженецкія, дворы боярскій, дворъ Ставра (К. Д., 5, 124). Эти жилища состоять изъ двора собственно, называемаго широкимъ, и деревянныхъ или каменныхъ палатъ или хоромъ *). У палатъ крыльца красныя (К. Д., 65), с ни переныя ( Р., I, 97), частоберчатыя, р шетчатыя (Р., I, 263); окна косящатыя, терема высокіе »). Дворъ обнесенъ жел знымъ тыномъ, съ воротами. На княженецкомъ двор столбъ точеный съ золотымъ кольцомъ, чтобы привязывать коней (Р., I, 50). При домахъ сады зеленые, вишенье, ор шепье .

Названія покоевъ—горницы, св тлнцы, спальни, ложни спальныя, повалуши 4 ) ; въ княжескихъ палатахъ св тлая гридня, гридница столовая, м сто собранія княжеской дружины для думы и пировъ. И по Пов сти временныхъ л тъ, пиры Владиміра происходять у него «на двор въ гридьниц » в ).

Общій видъ жилища извн и внутри можпо вид ть изъ сл дующаго описанія жилища Чурилина:

у пего на семи ворстахъ .

Около двора н.сл зныіі тынъ, На псякоіі тыианк но жаковк, А п есть по же.чгіуікпнк .

–  –  –

Середи двора св тлпцы стоятъ, Гріідіш б'Ьдодубовыя, Покрыты с дымъ бобромъ, Нотолокъ чериыхъ соболей, Матица то вадженая, Полъ середа одного серебра, Кршкп да пробои но булату злачены, Первые у него ворота иалыіщатые, Другіе ворота хрустальные, Третьи ворота оловянные .

(К. Д., 139 и 160, ерапн. 121, К, И, 2 і и проч.) или еще изъ опиеанія «снаряднаго двора», построепнаго

Соловьемъ Будиміровиче&гь:

Т]и терема златоиерховаты, Да троп с ни косящатыя, Да троп е нн р шетчатыя .

Хорошо въ теремахъ изукрашено:

На неб солнце, въ терем солнце, На неб м сяцъ, въ терем м еяцъ, .

На нсб зв зды, въ терем зп зды:

На неб заря, и въ терем заря — И вся красота поднебесная .

(К. Д., ср. 6, Р., I, 263, 306) .

Участ;е поэтической фантазіи въ этихъ описаніяхъ очевидно, но и при томъ изъ нихъ можно составить н которое потіятіе о характер древнихъ построекъ. Въ Слов о Плъку Игорев тоже упоминаются златоверхіе терема у великаго князя Святослава ' ) .

Въхоромихъ—печиглинянья и муравленыя (К-Д., 27), столы б лодубовы, стулья ремеячаты, скамьи, лавки брусовыя {Р., 1,50) иди бес ды, полки, в шалки, кованы сундуки, кровати т совыя, или изъ слоновой кости (К. Д., 9), ') Pjc. Достоп., і. Ill, стр. 1 2 0 .

— 49 — съ пуховыми перипами и од ялами соболиными. Эти предметы изв стны и изъ древнихъ памятниковъ ' ). Въ углу палаты образъ Спаса съ Богородицей. При княжескомъ двор дворъ конюшенный ( Р., I, 116), бани (какъ и въ Пов сти временныхъ л тъ, въ разсказ объ Ольгиной мести Древлянамъ) ' ), подвалы (К. Д., 162) или погреба глубокіе, холодные, служащіе темницами и кладовыми. Что таково было двоякое назначеніе погребовъ и въ древности — видно изъ разныхъ памятниковъ, напр, изъ сказаній о свяи л тописей s ). Дюкъ Степановичь тыхъ Борис и Гл б о своихъ медовыхъ и випныхъ погребахъ разсказываетъ сл дуютцими словами:

–  –  –

*) Напр. Пасыпча Бее да въ Пов. вр. я., П. С Р Л., т. I, 23, кровати тисовыя въ Слов« о Плъку Игорев, Р. Доет., т. III, 120, перины въ поученіи XII въка. Изв. II Отц., т. X, ст. 548, соболимыя од яла въ Слов Даніла Заточеяика, Изв. II Отд., т. X, 267 .

Стулу соотв'Втствуетъ столець, уоомиваемыі въ Ипат. л., П. С. Р .

Л., т. II, 72 .

*) П. С. Р. Л., т. I, 24 .

*) Ск. Сказавія о Bopics • Гл*б«, язд Лрхеологшч общ., ст .

30, 31; также П. С Р. Л, т. I, 150 .

— 50 — Вт Пов сти времепныхъ л тъ *) тоже упоминается медовый погребъ, «медуша», на княжескомъ двор въ Б лгород ; въ Ипатьевской л тописи, подъ 1146 годомъ, говорится сл дующее о двор, который князь Игорь Ольговичь устроилъ въ своемъ «седьц »: «б же ту готовизни мпого въ бретьяницахъ и въ погреб хъ вина и медове, и что тяжкого товара всякого до жел за и до ы ди, (его поб дители) не тягли бяхуть отъ множества всего того вывозити» ") .

Общее названіе пищи—яства сахарныя; изъ числа ихъ упоминаются щи, каша (Р., I, 258), лебедь б дая, утка с рая, гусь, пироги, хл бъ, иногда въ вид ковригъ монастырскихъ (напр. К. Д., 190) .

Въ числ питТі, вообще называемыхъ хм льными, упомянуты меды сдадкіе, стоялые, брага пр сная (К. Д., 190), пиво пьяное, квасъ, зелено вино; употребляется вино, разведенное медомъ (Р., I, 148) для изготовленія и храненія яствъ и пит'.й употребляются сл дующіе сосуды серебряные, золотые, деревянные: блюда, ыисы, чары, стопы, кубки, рюмы (Р., II, 42), чаши, ковши, братипы, турьи рога, котлы, горшки, ведра, бочки, чаны .

Почти вс эти роды пищи, питій и столовой утвари изв стны намъ изъ нашей древней литературы; такъ напр, упоыипаніе н которыхъ изъ нихъ находимъ въ одномъ русскомъ поучепіи XII в ка, заключающемъ въ себ сд дующее описаніе роскошной обстановки богатыхъ пировъ: «на об д же слоужьба б ынога. евсоуди златлмь егковани .

и сребрвмь, брашно много и различьно. тетеря, гоуси. жеравие. рдб'і. голоуби. коури. заици. іелени. вепреве. диН. С. Р. л т. I, сгр. 5 5 .

**) П. С Р Л., т. II, 2 6. Ср. ташъ же, стр. 27 о кладовыхъ на i двиіъ Святослава Ольгиеича .

•— 51 — чипа, чамъри. търтове. печени, крънанша. шемьлизи. пирове. пътъкы. множество сакачии. работаюче и д дающе сь потъмь. и ынози текоуще. и на пьрст хъ блюда носдще .

ини же махающе съ бошнию. чаш ср брьтг ectmsiw позлащеті. коубьци и котьли. питиіе же многоіе. мед« и кв es. вино, медъ чистый. пъпьрАнъіи» ' ). Бочки и ведра упоминаются въ Пов сти временныхъ д тъ *), братины папоминаютъ ыедовыя бретьяницы кияза Игоря (см .

выше), а образецъ серебряпыхъ позодоченыхъ чаръ XII в ка даже сохранился до нашего времени 3 ) .

Одежда изв стна въ былинахъ какъ подъ этимъ пазваніемъ, такъ и подъ древпимъ названіемъ портовъ. Кром общей одежды упоминается особое платье богатырское, подъ которымъ повидимому должпо разум ть одежду воинскую, и дорожное платье калист, перехожихъ. Изъ числа разнаго рода одежды упоминаются рубахи или сорочки, штаны, однорядки (Р.Д, 268), кафтаны, шубы различныхъ м ховъ, епанчи, сарафапы, сояны, манатьи. Употребленіе этихъ частей одежды восходитъ къ древл йшему времени;

о кафтанахъ и исподпемъ платьи упоминаетъ уже ИбнъФоцланъ въ первой половип X в ка 4 ), сорочки изв стны по описанію одежды Святослава Игоревича у Льва Діакона •) и изъ рисунковъ въ Святославовомъ сборник 1073 года, гд изображены также и кафтапы, и древпія в корзна, соотв тствующія епапчамъ въ былипахъ ) .

"^рИзв И Отд, Акая. Нлу=п.. т. X, ст. 548 .

-) U. С. Р. Л., і. I, S4, 5 .

) Зап. Археол. О'щ. по СЛИВ. Огд, т. III, 131 и сл*д .

*) Frhn. Ihn Foszlan's und anderer Araber Berichte ber die Russen lterer Zeit, стр. 1 5 .

) Исторія Льва,-ііакоыа, сір. 97 .

) См. Висковашова, Иоюрічегкое оопганіе одежды g воорукенія россіііскихъ войскъ, стр. 7 и 8. Объ одежда калівъ см. статью Срезневского: Руескіе каликя дреоияго времени, въ Уч. Зап. Акад .

Н-укъ, 18Г2. т. I, кн 2 .

— 52 — Отд лка одежды въ былинахъ не р дко великол пная, такъ напр, у Чурилы и Дюка одежда драгоц нная:

Строчсчка «дна строчена чнстымъ серебромъ, Другая строчена краспымь золотомъ .

(Р., I. 290) .

Употребленіе золотого и серебрянаго нгитья въ древности тоже засвид тельствовано вышеупомянутыми изображеніями Святославова сборника и подтверждается Лаврентьевскою и Ипатьевскою л тописью ' ) .

Головные уборы, упоминаемые въ былинахъ, суть шляпы земли Греческой, употребляемыя преимущественно каликами, и шапки, какъ напр, шапка пушистая и зав систая у паленицы удалой, бьющейся съ Муромцемъ (Р., I, 66) .

Такого рода тапки тоже изображены на картин Святославова сборника, а равно и на картин Сильвестровскаго сборника XIV в ка, представляющей Владиміра и Бориса *) .

Способъ носить верхнюю одежду указанъ сл дующими словами: Владиміръ

–  –  –

Эту привычку народную подм тилъ еще Ибнъ - Фоцланъ въ X в к 3 ) .

Изъ обуви былины указываютъ на чулки, башмаки, лапотки, чеботы и сапоги, обыкновенно изъ зеленаго сафьяна. Лапти и сапоги ИЗВЕСТНЫ также по Пов сти времен

–  –  –

ныхъ д тъ ' ). Кром того сапоги, и имепно зеленаго цв та, видимъ на картин Святославова сборника. Наконецъ въ былинахъ упоминаются пояса, сумки, подсумки (у каликъ); на рукахъ у женщинъ злачены перстни .

Для зды служатъ сани и тел ги ордынскія. Сани, изв стныя вообще по памятникамъ древности, употребляются по тогдашнему обычаю и для того, чтобы возить мертвыхъ (К. Д., 222) *). Тел ги ордынскія служатъ и для того, чтобы возить дани князя въ орду. Разсказъ Ипатьевской л тописи о нашествіи Татаръ на Кіевъ упоминаетъ уже о тел гахъ въ обозахъ татарскихъ 5 ) .

Естественпо, что при ос длости быта былины выставляютъ землед діе главпымъ занятіемъ массы народной; но такъ какъ простой классъ, составляющій эту массу, р дко упоминается въ былинахъ, то и о земдед ліи очень мало р чи. Торговля и военный промыселъ занимаютъ прочіе классы народа. Нише мы скажемъ объ этомъ подробно .

Рядомъ съ занятіями изображаются и увеселенія народныя. Изъ числа ихъ былины упоминаютъ о пирахъ, состязаніяхъ, п ніи и музык, охот и игр въ шахматы .

Пиры описываются преимущественно княжескіе:

Во столыюмъ было город во Кіеі;, У ласкова, осударь, князя Владиміра Было пнрованье, почестноіі пііръ, Было столованье, нечестной столъ На мішги КІІІІЗІІ и боара II па ругскіе могучіе богатыри И гости богатые .

') П. С. Р. Л., т. I, 36 .

-) См. текстъ і древніе ).ис\нкв къ енаганіимь о Биуіві я ) II. С Р. Л. т. П, 177 .

— 54 — І І у Д І ' 1 Ь ДСІІЬ 111, ИО.ІОКІШІІ ДІІ;І, Будегь піі])ъ но иолу nuph, — Кшізь и бояра ІІЫОТЪ, дятъ, нот міаготея .

И ве.іпкнмъ кнмземъ похваляются1 .

(К. Д., fiSjf .

Выше были уже приведены слова л тописей о пирахъ Владимира Святославича и слова митрополита Никифора о пирахъ Мономаха. Въ д тописяхъ же есть упоминанія и о пирахъ многяхъ другихъ князей съ дружиной, а иногда и вс ми гороа;анами *). На пирахъ князя присутствуют^ я женщины; упоминаются даже особые пиры у женщинъ и для женщинъ: у Марины (К. Д., f.4), у Василисы Микулишны (Р., П, 94). Упоминается о складчин вс хъ гостей для пира княжесі:аго(К. Д., 163).Тоже, кажется, должно разум ть и въ сл дующихъ словахъ ІІов сти временныхъ л тъ: когда, въ 1072 году Ярославичи собрались въ Кіевъ для перенесенія мощей Бориса и Гл ба, то въ день этого торжества, по совершоніи его, «об даша братья па скупь, кождо съ бояры своими, съ любовью великою» 2 ) .

Былины указывають на различные поводы къ княже-' скимъ пярамъ: то новый подвигъ, совершенный к мъ нибудь изъ богатырей дружинниковъ (К. Д., 351), то чья нибудь свадьба (К. Д., 12), то прі здъ новаго дружинника (К, Д, 12) .

На пирахъ княжескихъ нер дко происходятъ состязанія между дружинниками въ борьб, въ стр льб въ ц ль, въ конскомъ ристаніи; такъ состязались своими конями Дюкъ Степановичь и Чурила Пленковпчь (Р., I и II). О подобныхъ же забавахъ упоминаетъ и Ипатьевская л топись подъ 1150 годомъ: утвердившись въ Еіев посл поб ды Изслъдоваиія, т. VII, 48 • слад .

' ) Си. Погодина, ) П. С. Р. Л., і. I, 7 8 .

надъ Георгівімъ Долгорукимъ, «Изяславъ же отъ свято Софьи по ха^ и съ братьею, на Ярославль дворъ, и Угры (его союзники) позва съ собою на об дъ, и Кіяны, и ту об давъ съ ними на велиц мъ двор на Ярославди, и пребыша у велиц весельи; тогда же Угре на фарехъ и на скокахъ играхуть, на Ярославли двор, многое множество» ' ) .

О п ніи й музык на пирахъ было уже отчасти говорено выше, и при томъ слова былинъ были сближены съпоказаніями другихъ памятниковъ (стр. 32 и сл д.); обычное м сто скомороховъ ьо время пира на печк, на запечк (Р., I, 156). За искусную игру князь награждаетъ скомороха т мъ, что пересаживаетъ его на бол е почетное м сто, кормитъ и поитъ и даетъ золоту казну. Въ числ скоморошескихъ п сепь былины упоминаютъ величанія князю и княгин : это напоминаетъ «п снь славн^», п тую князьямъ галицкимъ Даніилу и Васил : ю за ихъ поб ду надъ Ятвягами въ 1251 году *) и «похвалу велику», яоторую далп Андрею Боголюбскому дружігапики его отца посл войпы 1149 года 5 ) .

Кром пировъ, немаловажною пбт хою какъ князей, такъ и другихъ лицъ служитъ охота: такъ на охот поистр чади Владиміра калики перехожіе:

Подходятъ уже они подъ Кіеііъ градъ, Снер ъ тое р ии Черегп, На его пот шныхъ па островахъ, У вслпкаго князя Іі.іаднміра, А и вышлп ОІШ из ь рішенья, 1$стр чу пмъ ni Ила шмірь кпизь,

–  –  –

Ъздитъ оігь за охотою, Стр лнеть гусей, б+.лыхъ лебедей, Перелетныхъ малыхъ уточекъ, Лисицъ, заііцевъ вс хъ ногашшаетъ— (К. Д., 227, 228) .

Въ параллель съ этимъ описаніемъ Ііоученіе Мономаха и л тописи довольно подробно пов ствуютъ объ охотничьихъ похождепіяхъ вашихъ князей и ихъ страсти къ этой пот х. У Владиміра, по былинамъ, были свои займища (К. Д., 156), в роятно запов дныя, подобный довищамъ Ольги и тому л су, въ которомъ Олегъ Святославичь поветр чалъ Люта, сына Св недьдова ' ). Дружинники въ былинахъ охотятся то по своей вод, то по приказу князя, который ведитъ имт настр дять птицъ для его княженецкаго стола (К. Д., 206) .

Игра въ шахматы вальящаты довольно употребительна;

дружинники играютъ въ нее преимущественно сънев рными царями, къ которымъ ихъ посылаетъ князь (К.,II, 124) .

Общее понятіе о семейной жизни въ былинахъ выражается словами: семью сводить, д тей наживать. (Р., I, 333). Семья состоитъ изъ мужа, жены и д тей; иногда при супругахъ живетъ кто нибудь изъ родни, такъ напр, при Владимір его племянница Запава. Любопытно названіе племянницы ближнею (Р., I, 260), вполп соотв тетвующее названіямъ родственниковъ «ближьпій, ближикъ» въ древнихъ памятникахъ *). При женатомъ сын живетъ его вдовая мать. Родители для д тей — государь батюшка (Р.,

–  –  –

I, 57), сввтъ государыня матушка (К., II, 21). По родителямъ почетъ ихъ д тямъ: поэтому при встр ч съ незнакомцемъ, должно спросить у него отчину, родину, д дину (Р., I, 183). Д ти относятся къ родителямъ съ глубокимъ уваженіемъ: сынъ, отъ зжая изъ дому, проситъ родительскаго благословенія; старшее покол ніе въ отношеніи къ младшему всегда сохраняетъ свое право быть наставникомъ: мать руководитъ своимъ сыномъ даже и взрослымъ;

мать Добрыни блюдетъ за его нравственностью и не велитъ даже ходить въ ту улицу, гд живетъ развратница Марина (К., П, 44); мать Соловья Будиміровича не позволяетъ ему жениться, пока онъ не расторгуется (К. Д., 6) .

Владиміръ сл дующими словами отв чаетъ на желаніе

Ермака хать противъ враговъ:

–  –  –

Родители вступаются за честь своихъ д тей; такъ оскорбленіе этой чести служить предлогомъ ссоры вдовы Блудовой и вдовы Чесовой .

Браки совершаются или по непосредственному соглашенію сочетающихся, или посредствомъ сватовства жениха у родителей нев сты. Прим ромъ перваго можетъ быть женитьба Михаила Потока на Марь Лебеди Б лой, Добрыни на Настась Никулишп, Дупая на Настась Кородевишп. Приы ромъ второго служитъ сватовство грознаго посла Василія за Запаву: Василій обращается съ просьбой къ ея отцу (по инымъ пересказамъ — къ дяд ) Владиміру, и отецъ, прежде, ч мъ дать отв тъ, думаетъ о томъ съ самой Запавой (Р., I, 247). Такъ и по Пов сти временныхъ л тъ, когда Вдадиміръ сватается за Рогн ду у ея отца, Рогвододъ отдаетъ дочери на р шеніе—выходить ли ей за мужъ за этого князя *).

Въ былинахъ Запава выражаетъ свое согласіе сл дующими словами:

«Родитель ты мой, дядюшка' .

«А воля ів(»і то есть!»

(Р., II, 90, 97) .

Иногда предложение д лается женихомъ не лично, но черезъ сватовъ; такъ князь посыдаетъ Дуная своимъ сватомъ за Афросинью Королевшину. Точно такъ и въ Пов сти временныхъ л тъ, Владиміръ посылаетъ отроковъ своими сватами за Рогн ду 2 ). По былинамъ, Владиміръ самъ берется быть сватомъ Алешн передъ Настасьей Никулишной (Р., I, 132). Употребляются назьанія свата 3 ), свахи, тысяцкаго и дружки (Р.,1,138, К., II, 8). Нев ста посл сватовства д даетъ подарки свату, свах и жениху (К.,П, 15J .

Упоминается и обручный перстень (напр. Р., I, 169), и приданое въ смысл имущества, передаваемаго отцемъ нев сты жениху вм ст сънею (П. и обр., 315); но древнее слово в но, им ющее и это значеніе, и зпаченіе выкупа, не употребляется. Женихъ называется княземъ (Р., 1,167), нев ста — княжною порученою (Р., I, 168), молодая — княгинею .

Женитьба всегда предполагается въ молодые годы (К., I,

–  –  –

Общее понятіе о жеп выражается въ сл дующихъ словахъ Дуная, который просить за кпязя Опраксу Королевичну:

Она ростояъ в:іеока, Станомъ она етанокнтап, II лпцомъ она красовнтая, Походка у ней часта и р чь баска .

Будетъ теб князи», еъ к мъ наігь да бміь, Дума дума ru, до.ігіе «Ьыі коротаги, И веііліъ кнлзыімъ, ct.sn. боярамъ, ВсЬмъ могучнмъ богатирнмь II всем) красному городу Кіеиу .

(P., I, ПО) .

Отаошенія мужа къ жен, власть надъ нею — чисто нравственная: отъ зжая въ долгій путь, Добрыня поручаеть Настасью своей матери (П.

и обр., 87) или же самъ даетъ такой наказъ:

Жди мен.-і, Настасья, шесть л т ъ ;

А если бо не дождешься въ шесть л т ъ, То жди МРНЯ нъ дв надцать л т ъ ;

Коли п]»оіідетъ шесть л т ъ, ') СИ. Погодина, Изсл д., t. VII 4 3 э .

й ) Слово лада встречается • въ Сив* о полку ІІгоревЪ, см. Р .

Д., ». Ill, 318 .

— 60 — Хоть за князя поди, хоть за боярина, Не ходи только за брата, названаго, За молода Алешу Поповича .

(К. Д., 197);

Мужъ, оскорбленный женою, казнитъ ее смертью. Вообще, смыслъ этихъ супружескихъ отношеній напоминаетъ слова Мономаха въ его Поученіи д тямъ: «жену же свою любите, но не дайте имъ надъ собою власти» ' ), или одну изъ притчъ, приводимыхъ Даниломъ Заточеникомъ: «не м^жъ въ мужехъ, коимъ своя жена обладаетъ» 2 ) .

Общее понятіе о женитьб* былины выражаютъ такъ:

Всякъ то на семъ св т женится, А не всякому женитьба нздавается .

(Р., Н, 20) .

Нравственное различіе въ отношеніяхъ мужа къ жен и къ родителямъ выражается т мъ, что на пиру Умныіі-разумііын хваетаетъ старымъ батюшкомъ, Старымъ батішнкомъ да старой матушкой, Безумный дуракъ хвастаетъ молодой женоіі .

(Р., И, 93) .

Отношенія Владиміра къ Запав, а также отношения Дюк а и Добрыникъихъматерямъуказываютъна самостоятельное положеніе женскихъ лицъ въ семь. Это видно и изъ того, что жена представляется какъ полная хозяйка въ дом. Такъ княгиня Опраксія, наравн съ Владиміромъ, принимаетъ гостей на пирахъ, подчуетъ ихъ (Р., I, 144), содержать особую дружину (К. Д., 138): такъ и по саг Олафа Тригвасопа, у жены Владиміра были свои придворные стражи, г.оторыхъ она содержала на свой счетъ, соП. С. Р. Л, т. 1, 1 0 2 .

) Изв. II Отд. Ак. В., т. X, 2 7 0 .

— 61 — перничая съ мужемъ въ ихъ количеств ' ) ; по разсказу Константина Порфиророднаго, почетная стража сопровождала Ольгу въ Царьградъ "). У ходостаго богатыря, каковъ Дюкъ Степановичь, мать держитъ все домашнее хозяйство; такъ и Ольга, по смерти Игоря и даже посл Святославова совершеннол тія, не будучи самоправною княгиней, им ла власть правительницы. Въ быдинахъ даже у женатаго Добрыни домашнее хозяйство на рукахъ старой матери, а не молодой жены. Жены дружинниковъ вм ст съ мужьями бываютъ на княжескихъ пирахъ и сами устроиваютъ пиры, на которыхъ собираются, одн женщины .

Высшая власть государственная им етъ своего представителя въ лиц великаго князя. Былины знаютъ одного великаго князя стольно - кіевскаго — Владиыіра (иногда Всеславича), котораго называютъ сударемъ, государемъ, батюшкой, ласковымъ, краснымъ солнышкомъ. Ему подчинены князья подкол нные (Р., I, 58, 109), дружина и весь остальной народъ. Значеніе князей подкод нныхъ, а также дань иди другой какой нибудь образъ подчиненія не указаны ; упоминается только дань князю оть народовъ иноплеменныхъ ; князь посылаетъ своихъ дружинниковъ чтобы выхаживать ее, т. е. собирать; такъ Илья беретъ дань съ Литвы (Р., 1,73) и съ Золотой Орды (тамъ же, 228), Добрыня со Шведовъ (тамъ же). Подобно тому и изъ Пов сти временныхъ л тъ, подъ 1071 годомъ, видно, что воевода Янъ, сынъ Вышатинъ, собиралъ дань на князя въ Б лозерскомъ кра s ). Самое названіе даней въ быдинахъ ») Antiquits Russes, t. I, 2 7 9 .

) Иав. Візавт. истр. собр. CmpummepoMt, т. Ill, S 3 .

) П. С. Р. Л., т I, 8 5 .

— 62 — данями—выходами и собиранія яхъ выхаживаніеме поясняетъ употреблепіе словъ выходе и ходить грамотами и л тописями въ томъ же смысл ') .

Въ н которыхъ былинахъ упоминается о томъ, что самъ великій князь долженъ платить дань въ Орду; такъ напр., по его порученію, Василій Казиміровичь и Добрыня Ники« TI4I. отвозятъ къ Батыю дани пошлины, выходы кіілженецкіе .

Бс (П. и обр., 113) .

Князь — домос дъ; самъ онъ не ходитъ па войну, но посыдаетъ своихъ богатырей дружинниковъ съ княшенецкую ратью (папр. П. и обр., 257). Изображеніе князя домос домъ, пепринимающимъ личнаго участія въ войнахъ, можетъ показаться противуі. чіемъ историческимъ показаніямъ; но долило зам тить, что былины вообще умалчиваютъ о междоусобіяхъ между князьями, а по л тописямъ, имепно уд льныя распри и были главпыми причинами кпяжескихъ п ре здовъ и войнъ .

Князь сов щается, думаетъ со сгоей дружипою:

–  –  –

') Прии ры иіъ л тогшгеіі си. у Погодина, ИЗРЛСД., Т. П, 24,

23. Слово выходя ' въ значенів дани встр чается я въ граиотахъ, ваор догов, гр. в. кв. Дмптр. Ив. съ в. к. Тверсквлъ Мпкаилояъ Яросл. 137j г.: «но выходомъ не надобв тоб ко Тфери Кашіну тянути»; он. еще догов гр.в. кв. Вясилія Ди. съ кв. Владвміронъ Авдр. 1389 г .

— 63 — Тоже свид тельствуютъ и л тописи. По былинамъ, на такихъ думахъ р шаются походы, женитьба князя (К., III, 70), отдача за мужъ княжеской племянницы (Р., II, 97) .

ІІередъ дружиной князь принимаете иноплеменныхъ пословъ, и ей передаетъ ярлыки, ими привезенные (К., IV, 40). Когда князь обращается къ дружин съ р чью, то

Вс другъ за друга хоронятся:

Большой князь хоронится за ередняго, A середнііі хоропнтея за меньшаго, А отъ шсныиаго н отв та н тъ .

(К., Ill, 53) .

Поэтому дружина вообще съ опаскою противор читъ князю; иногда однако дружинники обращаются къ нему съ очень р зкими словами и даже сгоряча называютъ его дурнемъ (напр. Г., I, 52). Если въ свою очередь дружинпикъ провинится передъ княземъ, посл дній приказываетъ его казнить: Илью сажаютъ въ погребъ глубокій (П. и обр., 83), Мишатычку Путятина бросаютъ въ котелъ смолы (П .

и обр., 86). Вообще КБЯЗЬ — судья своей дружины. Т мъ не мен е кяязь дорожитъ своей дружиной, и конечно она дала ему прозванье ласковаго. Съ нею д литъ князь свои увеселенія : угощаегь ее постоянными пирами въ своей гридниц столовой, съ нею охотится, любуется состязаніями дружинниковъ въ борьб, копскомъ ристаніи и проч .

Князь изъ разпыхъ м стъ, отовсюду набираетъ себ дружину: въ дружин Владиміра есть и Муромецъ, и Ростовецъ, и Рязанецъ, и Галичанинъ, и наконецъ иностранцы .

Такъ и по свид тельотву Пов сти временныхъ д тъ, отовсюду собирали дружину Святославъ Игоревичь и Владиміръ Святославичь ' ) ; въ дружин посл дняго и дружин Ярослава были Варяги, въ дружинахъ князей поздн йгаихъ

–  –  –

Такіе подарки князя не прекращаются и во время службы:

Стану я вась дарити, жаловать, Кого буду дарить чистымъ серебромъ, Кого буду дарить красііьшъ золотомъ, Кого жалоіілть скатнымъ жемчугомъ?

(II. п обр.. 30G) .

Эти подарки служатъ посулоыъ или наградой за подвиги дружины: Владиміръ, посылая Дуная сватомъ къ Опраксіи, говорить ему:

Оіі же ты, Дуиаіі да сынъ Цпановичь!

Бсри-тко ты, Дунаіі, да ч ю т надобно, Города т иать-.іи съ пригородами, Или села ли т нать да съ проселками, Ллн мнова тоб нпдоть золота казна .

(П. и обр., 37 і) .

Такъ и въ Пов сти временны хъ д тъ говорится подъ 980 годомъ, что Владиміръ роздалъ города Варягамъ, пришедшимъ въ его дружину ' ), а подъ 1036 л тописецъ зам чаетъ, что Мстиславъ Владиміровичь «любяше дружину повелику, им нья не щадяше, ни питья, ни денья не браняше» *). Такія поназанія нер дко встр ча мъ и о другихъ князьяхъ .

Богатый и ласковый князь славится своимъ счастьемъ (Р., I., 120).

Добрая молва о немъ и въ чужой земл :

когда кіевскій князь присылаетъ Дуная къ королю Ляховинскому сватомъ за его дочь, король говорить:

«За Владішіра можно д вка отдавать, «Хорошііі жеішхъ—во слав, во почести» .

(К., III, 55) .

Изъ словъ Мономаха мы вид ли, что хорошій князь долженъ дорожить своей изв стностью .

•; п. с. р. л., і, 34 .

*) D. О. Р. Л. т. I, 65 .

— 66 — Вообще бы липы съ сочувствіемъ изображаютъ князя, по т мъ не мен е вполн обнаруживают его дурныя свойства:

онъ пугается появлен;я враговъ подъ Кіевомъ (К. Д., 50), за веселой чашей не слугааеть челобитья своихъ людей (К. Д., 157), зарится на чужую жену и хочетъ отпять ее у мужа по праву сильнаго (П. и обр., 83). Указаніяиа эти княжескіе пороки не р дко встр чаются и въ л тописяхъ; такъ напр, въ 1135 году, посл поб ды Суздальцевъ и Ростовцевъ надъ Новгородцами на Ждановой гор, посл дніе возвратились въ свой городъ и князь ихъ Всеволодъ МстИславичь «умысли б жати въ Н мцы». Но Новгородцы задержали его, посадили подъ стражу, «а се вини его творяху: почто не блюде черннхъ людей, почто восхот с сти въ Пересдавли, почто восхот ити на Суждальцы и Ростовцы, и пошедъ, почто не кр пко бися, и почто напередъ вс хъ побежалъ, и почто возлюби-играти и утешатися, а людей не управляше, и почто ястребовъ и собакъ собра, а людей не судяте, и не управляше,» и проч. ' ). Эти обвииенія противъ Всеволода т мъ особенно зам чательны, что въ нихъ выражаются чисто народныя требованія отъ князя .

Но самымъ болыяшиъ порокомъ князя былины считаютъ то, что онъ пренебрегаеть укоромъ правдиваго дружинника и напротивъ того слушаетъ клевету и нав ты боярскіе, жертвою которыхъ выставляются лучшіе изъ приближенныхъ князя (П. и обр., 82, 306, К. Д., 124 и проч.) Эта слабость къ паушничеству издревле служила предметомъ обвігаеній для князей. Такъ наприм ръ митрополитъ Никифоръ укорялъ ею Мономаха: «мнить же ') Никоновская л«топ«гь, П. С. Р Л., т. IX, 1 3 9. Сравв. П С. Р. Л., т III, Новгородская серрая літопісь, стр. 7 .

— G7 — ми ся, ЯЕО не мога самъ вся творити отчима своима пит слоужащихъ ироудіемъ твоимъ и приносящимъ ти въспоминаніа, TW UT т хъ и како приходить ти пакі сть доушевнаа, и штвръстоу соущоу слоухоу, т мъ един мъ стр ла входить ти: тогш ради Солшмонъ пов л ваеть намъ глаголя: блюд те, да не смерть внидеть ижопци вашими» *). Подобно тому и въ Пов сти временныхъ д тъ, подъ 1093 годомъ, говорится, что Всеволодъ Ярославичь «нача любити смыслъ уныхъ, съв тъ створя съ ними; си же начаша заводити и негодовати дружины своея первыя, и людемъ не доходити княже правды, начаша тіуни грабити, люди продавати, сему не в дущю въ бол зняхъ своихъ» *). Наконецъ на наушничество князю указываютъ и сл дующія слова Данила Заточеника, представляющія общую характеристику князя и его приближенныхъ: «князь не самъ впадаетъ въ вещь (злоую), но доумцы вводятъ. Съ добрымъ бо доумцею доумая князь высокого стола додоумаетъ, а съ лихими доумцами доумаетъ. и малого лишенъ будетъ» 3 ) .

Лица, ближайшія къ князю и составляющія его дружину наборпую, хоробрую, суть князья и бояре, богатыри и поланицы; князья и бояре иногда получаютъ общее названіе князей-бояръ (К. Д., 54, К., III, 28), которое встр чается еще въ договорахъ съ Греками; впрочемъ въ былинахъ вс эти назвапія употребляются см шаняо; видно только, что подъ ними разум ются люди одного слоя общества, преимущественно военные; но л тописямъ, эти члены княжеской дружины называются также боярами или въ бол е общемъ смысл мужами. Того различія, которое зам чается • ) Р. Д., т. I, стр. 71 • 7 2 .

) П. С. Р. Л., т. I, 9 3 .

) Изв. I! Отд. Аи. 11., т. X, 270 .

— 68 — въ д тописяхъ между дружиною старшею и младшею, кь былинахъ не видно; т мъ не мен е при н которыхъ дружинникахъ, очевидно принаддежащихъ къ разряду старшихъ, упоминаются товарищи младшіе; такъ напр, при Дуна Васидій паробокъ Заморскій; вотъ какъ былина опред ляеть его обязанности:

Ему Василыошку коней с длать, Ему Василыоіпку разс длывать, Плети подавать, плотп принимать .

(Р., I, 188) .

Названіе паробка и по своему значенію можетъ быть сближено съ названіями отрока и д тскаго, которыми называются мдадшіе дружинники въ древнихъ памятникахъ .

Упоминанія посл днихь объ отрокахъ указываютъ, что они составляли ближайшую прислугу княжескую; таковы же обязанности и Василія паробка только не въ отношеніи къ князю, а къ его послу, дружиннику богатырю ' ) .

') Въ н которыгь пересказахъ быліны о Дюк Степановичи овъ вазывается боярскнмт-иля княжеаецкичъ сыаоиъ ( Р., I, 283 Н, 137); въ одяой былипв у Кар. IV, 8, упоминается Грвшка боярскій сывъ. Назвавіе д теіі боярских: входить въ увотреблевіе въ XIV в к * (Соловьева Исторія Риссіі, т. IV, 2 1 9 ), означая одннъ иэъ ндадшыъ отд-вловъ княжеской друяівы • самымъ скысломъ своамъ указывая насвоепроісхожденіе. Но уже аодъ 1149 годояъ оно встречается въ Ипатьевской л топіси • оасаше Болеелавъ сыны боярскы меченъ мвоги (П. С. Р Л., т. II, 6 ). Погодівъ (И л-Біовавія, т. VII 9 І ) аолагаетъ, что ад*сь должно раЗ учгть именно сынсвеа бояръ, а ве д тей боярскіхъ, какъ сословіе .

Тогь же сиыелъ иожво придать 1 прозвищу Дюка, такъ какъ въ івыхъ вересказахъ |онъ прямо называется иолодыиъ боярпномъ. Изредка въ былівахъ Владвмірова цикла встречается вазвавія дворятію (напр .

Памятники стар, лвтер. изд. подъ редлкціею Костомарова, стр. 3 1 1 ), придаваемое тоже члепамъ квяжюкон дружавы; оно же является аодъ — 69 — По бнлинаыъ, дружина постоянно набирается, пополняется, и доступъ въ нее открыть для всякаго, отличивіпагося какимъ нйбудь ПОДВЙГОМЪ, будь онъ и не изъ бояръ .

Изъ разсказа Пов сти временныхъ л тъ о Ян Усмошвец и его отц видимъ тоже самое: они были возвышены въ великіе мужи изъ низкаго званія за свои дичпыя заслуги ' ) .

Мы вид ли уже, что, по былинамъ, дружинники—и думцы князя, и постоянные его товарищи; что они получаютъ отъ князя земли, города съ пригородками, села съ приселками, золотую казну (Р., I, 197), одежду (К. Д., 97, Р., I, 202), коней (К., Ш, 10). Упомянуты были и л тописныя свид тельства, подтверждающія этп показанія. По былинамъ, такія выдачи случаются преимущественно въ то время, когда князь даетъ дружиннику какую нибудь службу или поручен'е .

Кром военныхъ обязанностей, дружинники исполняють еще сл дующія: они собираютъ дань, д лаютъ для князя закупки (К., II, 93), охотятся для князя, служатъ у него при двор, наконецъ пословничаютъ, т. е. здятъ послами въ чужія земли, и это считается д ломъ очень почетнымъ .

Изъ должностей придворныхъ (и въ то же время отчасти хозяйственныхъ) упоминаются сд дугощія: позовщикъ (Р.,І, 266,К. Д., 163, 164),приворотникъ (Р., I, 172), чашникъ (Р., I, 180) кравчій (К., II, 7), стольникъ (Р., 180), постельникъ (Р., I, 266), ключникъ, кошохъ (Р., I, 180), 1175 годогь въ Лаврентьевскоя л топвсп (П. С Р. Л., т. I, 1ЭТ);

ср. дворе въ собврнтельвомъ cnuci въ Новгород. 1-1 л*т. оодъ 1192 годомъ (П. С. Р. Л., т. Ш. 20) ') 11. С. Р. Л., і. 1, 53 .

— 70 — курятникъ (Р., I, 265). Значеніе ихъ по большей части объясняется изъ самыхъ названій; подъ позовщикомъ разум ется дружинникъ, котораго князь посылаетъ

–  –  –

Н которыя изъ этихъ должностей изв стяы и по л тописямъ XI — ХІ в ковъ ' ) .

У дружинниковъ княжеекихъ въ свою очередь есть свои дружины; такія дружины упоминаются у Добрыни (К. Д., 346), у Ивана Годиновича (К. Д., 161) и проч. Т а к ъ и п о Пов сти временныхъ д тъ, была своя дружина (отроки) у Св нельда ! ). Въ сопровожденіи этихъ людей дружинники охотятся (К. Д., 139), гуляютъ (К. Д., 346) и пр. Къ числу ихъ в роятно принадлежигь и домашняя прислуга дружииниковъ (упоминаемая напр, у Р., I, 133 и сл д.) .

Внутренніе интересы дружины не забыты былинами: содержимые и обогащаемые княземъ дружинники на его пирахъ хвалятся и имъ самимъ, и т ми богатствами, которыми онъ ихъ одаряетъ. По богатству опред ляется и та степень почета, которой достоинъ дружинникъ. Поэтому Чурида Пленковичь, завидуя богатству Дюка, старается унизить его передъ нняземъ и называетъ его ходопиной дво

–  –  –

И слово Данила Заточеника подтверждаетъ, что въ его время было уже въ обыча жениться «оу богата (тестя) чести д ля великіе» ' ) .

Значительн йшій посл дружины классъ народа составляютъ купцы или гости богатые; они выставляются сословіемъ очень почтеннымъ: они на ряду съ дружиной пнруютъ у князя; изъ ихъ семей дружинники, напр. Иванъ Гадиновичь, берутъ себ женъ. Такое значеніе торгового сословія вполн подтверждается многими свид тельствами древности, изъ которыхъ видно, что гости вм ст съ дружиной составляли два главные преобладающіе класса древне-русскаго общества. Остальные классы народа суть люди духовнаго званія, попы и поповичи, и простолюдины въ городахъ и селахъ, являющіеся подъ пазваніями черныхъ мужиковъ и крестьянъ (К., III, 10, 11). Этотъ классъ очевидно соотв тствуетъ смердам« древнихъ л тописей ") .

Наконецъ упоминаются и рабы, подъ названіемъ холопей

–  –  –

Названіе и общественное положеніе холопей игв стно уже изъ Русской Правды. Кром того въ одной былин о Чурил Пленкович (P., I, 269 и сд д.) встречается названіе д вка целяднича. Челядью рабы называются вообще въ древнихъ памятникахъ .

Былины, изображая военные обычаи Руси, ставятъ значительное раздичіе между княжеской дружиной и войскомъ, которое называютъ, согласно древнему употребленію, полK0MS (Р., I, 259) жт ратью сильною княженецкою (П. и обр., 258). Во глав его предполагается кто нибудь изъ дружинниковъ (П. и обр., 258). Такъ и по л тописямъ различаются дружина и вой, и воеводою посл днихъ выставляется кто нибудь изъ принадлежащихъ къ дружин князя .

Осостав,вооруженіи и военныхъ д йствіяхъ рати былины умалчивають,но зато он съ подробностью пов ствуютъ о военныхъ обнчаяхъ дружины. Какъ въ былинахъ ояисывается составь и наборъ ея—говорено было выше. Главная боевая сила ея—сильные могучіе богатыри и паленицы удалыя. Подъ этимъ названіемъ былины разум ютъ лучшихъ представителей княжеской дружины, обладающихъ чрезвычайною силою физическою и различными воинскими доблестями, какъ-то: безстрашіемъ, храбростью, см достью, стойкостью. Они не только сражаются въ гдав прочихъ воиновъ, но еще вы зжаютъ на враговъ по одиночк, или по двое, по трое; кром того, соединяясь небольшими отрядами, они стоять на заставахъ и охраняютъ Кіевъ отъ вражескаго нашествія.

Такое значені богатырей въ военномъ быту древней Руси не лишено историческихъ основаній:

въ древности былъ обычай р шать битву диноборствомъ, и естественно, что для этого выбирался сильн йшій и храбр йшій воинъ, таковъ и былъ Янъ Усмошвецъ, поборовшій печен жскаго великана: въ древн йшей л тописи онъ служитъ представителемъ того рода военныхъ людей, которыхъ былины называютъ богатырями, хотя и не носить этого наиванія; въ л тописяхъ поздн йшихъ, слова которыхъ приведены нами выше, онъ называется богатыремъ такъ же, какъ и н которыя другія лица; изъ числа ихъ особенно зам чатеденъ Демьянъ Куденевичь, о которомъ встр чаемъ въ Никоновской л тописи подъ 1148 годомъ разсказъ довольно подробный и им ющій вс признаки достов рности; изъ этого разсказа видно, что Демьянъ, жившій въ Переяславл южномъ, у князя Мстислава Изяславича, подобно богатырямъ былинъ, вы зжалъ противъ враждебныхъ войскъ одинъ иди въ сопровожденіи н сколькихъ отроковъ и усп шно съ ними бился. О подвигахъ отд льныхъ лицъ, храбрецовъ, въ разныхъ битвахъ также есть л тописныя упоминанія ' ). Все это даетъ поводъ думать, что богатыри, какъ особый разрядъ военныхъ людей, могли существовать въ д йствительности; ихъ то лица, конечно идеализированныя, и вошли въ былины. Оставляя въ сторон идеальную сторону въ лиц богатырей, возвращаемся къ обозр нію военныхъ обычаевъ Руси, на сколько они выразились въ д ятельности богатырей дружинниковъ .

Богатыри носятъ на себ досп хи ир пкіе, въ составь соторыхъ входятъ шеломъ и броня, называемая кольчугою ') Наор. о гпесті храбры» въ Невской 6 H B года, си. П .

С Р. Л., т. !, 2 0 6 .

— 74 — иди латами кольчужными, панцыремъ, куякомъ. Оружіе ихъ: чингалища булатныя, мечи, сабли вострыя, копья, палицы жел зныя, рогатины, тугой дукъ, хранимый въ налушн, и каленыя стр лы въ кодчан. Употребленіе въ древности этихъ частей военной одежды и оружія общеизв стно; впрочемъ должно зам тить, что названія разныхъ родовъ брони панцирями и куяками не засвид тельствовано древн йшими памятниками; о броняхъ кольчужныхъ упомина тъ уже Левъ Дьяконъ, въ X в к ' ) ; о палицахъ говорится въ Ипатьевской л тописи подъ 1114 годомъ*), о рогатинахъ въ Лаврентьевской подъ 1149 годомъ 3 ) .

Богатыри всегда здятъ на коняхъ: собираясь въ путь, богатырь Идетъ на конюшепку стоялую, Беретъ онъ своего добраго коня, С длалъ бурка въ с дло черкасское, Вс хъ подтягнвалъ дв надцать тугихъ подпріговъ, А тринадцатую клалъ ради кр ности, Чтобы добрый конь съ с дла не выскочилъ, Добра молодца съ добра коня не вырутилъ .

Подпруги были шелковыя, Пряжки у с дла красна золота,

Шііенки у нодпруговъ все булатные:

Тутъ шелкъ не рвется п булатъ не трется, Красно золото не ржавнетъ, Молодецъ на кон сиди гь — не стариетъ .

(Р., I, 122) Въ дополненіе къ этому описанію конской сбруи должно присоединить стремена будатныя и потники. Въ томъ же

–  –  –

вид конская сбруя изображена на рисункахъ сказаній о св .

Борис и Гл б и представляется по л тописямъ; только въ посл днихъ потники называются подкладом« ' ). Чтобы погонять коня богатырь употребляетъ плеточку шелковую, которою

–  –  –

Богатыри здятъ въ поле чистое, какъ на прогулку или на охоту; это называется по здкой богатырскою. Иногда богатыря сопровождаете его дружина (К., П, 50), или товарищъ въ род оруженосца, какъ ЕкимъИвановичь при Алеш (К. Д., 180 и сл д.) и Дуна (К., III, 72) .

Во время такихъ по здокъ богатыри иногда располагаются на отдыхъ: " Становились ВИТЯЗИ на расиутіи, Разбивали бЬлъ-полотшшъ шатеръ, Отпускали коней по шелковой трав -мураи .

–  –  –

Шатры издревле изв стны въ военномъ обиход Русскихъ:

о нихъ упоминаетъ Пов сть временныхъ л тъ, описывая походные обычаи Святослава, при чемъ р дкостью считаетъ неупотребленіе имъ шатровъ ' ) .

На восход краснаго солнца богатырь умывается студеной водой или росою, утирается тонкимъ полотенцомъ, мо лится чудну образу и потомъ детъ дальше въ путь (К., П., 7 1, IV, 109).

Если во время дороги богатырю приходится переправляться черезъ топкое м сто или р ку, онъ моститъ мостъ; такъ про Илью Муромца говорится:

–  –  –

') П. С. Р. Л., т. 21, 7 .

»; П. С. Р Л., т. I, 54 .

- Короліі ли королевичь, Или русскій могучііі богатырь?

Если русскій могучій богатырь.—то побрататься, A нев рныіі—поразв даться .

(К., I, 8) .

Въ виду противника, какъ бы вызывая его на бой, богатырь Мечетъ острое копье подъ вышину небесную, На кон подъ зжаетъ и подхватываетъ, Легко копьемъ поворачиваетъ.. .

(К., IV, 13) .

Такъ и Левъ Діаконъ пов ствуетъ, что во время одной схватки Русскихъ съ Греками вождь русскій «вы халъ на средину м ста, разд лявшаго оба (враждебные) отряда и, махая длиннымъ копьемъ, началъ вызывать Грековъ на единоборство»'). Передъ борьбой богатырь творитъ молитву (К., I I, 78). Самая борьба происходить сл дующимъ образомъ: сперва враги съ зжаются на коняхъ и бьются палицами жел зными, потомъ колятся копьями мурзамецкими, потомъ ударяются саблями острыми широкими.

Если ни одинъ противникъ не уступаеть, то оба сходятъ съ коней, хватаются за руки и бьются рукопашкою, пока одинъ не сронить другого на земь; тогда поб дитель садится поб жденному нагрудь,и если противники при первой встр ч не сказались одинъ другому, кто они такіе, то теперь поб дитель спрашиваетъ поб жденнаго:

«Коего, молодоцъ, города, которой земли, «Какъ молодца ішенемъ зовутъ, «Какъ молодца но отц чествуютъ?»

Наконецъ торжествующей порегь противнику груди б А. Черткова Оаасаніе воіівы великаго кяязя Святослава Игоревича противъ Билгаръ и Грековъ вь 967—974 года», огр. Sдня, чтобы вынуть ретивое сердце, да и съ печенью, рубить ему буйную голову, втыкаетъ ее на копье булатное ( К, I, 51), a т ло его разрываетъ на полы (см. былины о борьб Ильи Муромца съ сыномъ) .

Подобные случаи единоборства, съ одинаковыми пріемами, встр чаются и въ начал Пов сти временныхъ л тъ;

такъ и о борьб Мстислава Тьмутороканскаго съ Редедею Касожскимъ говорится: «И ястася бороти кр пко, и надолз борющемася има, нача изнемогати Мьстиславъ, б бо великъ и силенъ Редедя; и реч Мьстиславъ: «о пречистая Богородица! помози ми: аще бо удол ю сему, сзижю церковь во имя твое». И се рекъ удари имъ о землю и вонзе ножь, зар за Редедю» ' ) .

Для борьбы съ женщиной у богатыря особый пріемъ (К .

Д, 365) .

Когда богатырю одпому приходится им ть д ло съ ЦЕЛОЙ толпой враговъ, то будучи на кон, онъ однихъ колетъ, а другихъ топчетъ конемъ (Р., I, 46), a п шій,—онъ хватаетъ одного изъ враговъ за ноги и помахиваетъ имъ, какъ палицей .

Служба богатырей на кр пкой застав богатырской им етъ то назначеніе, что охраняетъ Кіевъ отъ неожиданнаго нападенія какой нибудь нев рной силы. На застав бываетъ обыкновенно дв надцать богатырей (Р., П, 48), и одинъ изъ нихъ атаманъ, другой податаманье, a третій есаулъ (К., I, 48)і Чго по край было синя моря На богатырской на застан Стояли тутъ пять богатырей. .

Не пропускали они ни коннаго, Ни коннаго и ни п шаго,

–  –  –

Данныя былинъ относительно промышленности и торговли не многочисленны .

Изъ разныхъ видовъ промышленности точное указаніе им емъ только на тканье полотеиъ (К., III, 13) да на ремесло древод ловъ: упоминается о постройк деревяняыхъ зданій (К. Д., 6); въ описаніи вооруженія Дюка Степановича говорится, что знаы нитыч стр лы, купленныя ему матерью, были строганы въ Нов город (К. Д., 23, 24) .

Изъ Пов сти временныхъ л тъ (подъ 1016 годоыъ) изв стно, что уже въ начад XI в г.я Новгородцы славились каьъ плотники. О прочихъ видахъ промышленности можно заключить только по упоминанію различпыхъ предметовъ домашняго обихода, одежды, м ховъ (печерскихъ, бурнастыхъ лисицъ, черныхъ соболей, куницъ, с дыхъ бобровъ) ') Нпк. л%т., т. IV, г\ .

) Antiquits russes, t. I, 278 .

— 80 — и пр., хотя впроч мъ зд сь съ осторожностью должно отличать предметы домашняго производства и привозные .

Н которые факты въ былинахъ касаются торговли иностранной. Сообразно географическимъ представленіямъ былинъ предметы ея торговли могутъ быть распред лены по м стамъ своего происхождения : былины называють шелкъ шеыаханекимъ (напр. Р., I, 237), булатъ иверьянскиыъ (Р., I, 246), стремена и с дла черкасскими (напр .

Р., I, 48), золото и м дь аравитскими или яровицкими (К., I, 9 1, Р., II, 143), пшено и ковры сорочинскими (К., III, 6, 24), платье, коней и с дла латинскими (Р., I, 266, К., II, 7), копья — мурзамецкими, свинецъ чебурацкимъ (К. Д., 184).

Къ числу иностранныхъ же товаровъ должно отнести и сафьянную обувь (Р., II, 88), и атласъ, и рытый бархатъ (Р., I, 296), и аксамиты (Р., П, 17)9, и сукна, и б ло-хрущатую камку, узоръ который описанъ въ сл дующихъ словахъ:

Хитрости Царяграда, Мудрости Іерусалима, Замыслы Соловья сына Будиміровпча, т. е. купца, привезшаго эту камку (К. Д., 4) .

Такимъ образомъ былины свид тельствуютъ о привоз на Русь товаровъ кавказскихъ, арабскихъ, греческихъ и западно-европейскихъ. Эти св д нія подтверждаются и историческими свид тедьствами X — XIY в ковъ: выд лка оружія и конской сбруи издревле занимала кавказское племя Кубечей ' ). и произв денія ихъ уже въ IX в к могли быть получаемы на Руси черезъ посредство казарскихъ и арабскихъ купцевъ; благодаря посл днимъ проникали *• ') Мухамеданская нумизпатика въ отношеніі къ р т П. Савельева, стр. LVIII и LIX .

— 81 — Русь и произведенія арабскія ; въ арабскихъ изв стіяхъ есть указанія на то, і;акъ Русскіе X в ка дорожили раздичнаго рода узорочьемъ арабской работы ' ). Оть Х-го же в ка у насъ есть изв стіе и о торговл съ западомъ въ словахъ Святослава, которыя именно упоминаютъ о доставк на Русь коней изъ Чехіи и Венгріи ! ) ; ^ і з в стія XII и XIII в ковъ подтверждают существованіе этихъ торговыхъ сношеній 3 ). Къ числу предметовъ, привозимыхъ съ запада, должно отнести и сукна, такъ какъ уже въ грамот, данной повгородскимъ княземъ Всеволодомъ Мстиславичемъ церкви Іоанна Предтечи въ 1136 году упоминается «ипьское сукно» (drap d'Ipres) ' ). Сафьяны могли быть привозимы на Русь изъ волжской Болгаріи, которая славилась ихъ изготовленіемъ s ). Торговыя сношенія Руси съ Царьградомъ достаточно изв стны, и потому мы о нихъ не распространяемся; къ числу предметовъ, вывозимыхъ изъ Греціи, должно отнести и аксамиты, упоминаемые въ быдинахъ безъ указанія на м ста изготовденія; объ аксамитахъ говорится въ Ипатьевской л тописи уже въ XII в к ) .

Иностранные купцы и привозимые ими товары вообще называются въ былинахъ заморскими; единственный торговый путь ьъ Кі ву, который зиаютъ былины, — водный, Дн пръ и море синее или Окіянъ-море; поэтому и купцы

–  –  –

часто называются гостями-кораб лыциками. Разм ры торговли представляются очень значительными: къ Кіеву прізжаетъ ц лая эскадра торговая въ тридцать одинъ корабль (былины о Соловь Будимірович ). Подобно тому, и изъ разсказа Ипатьевской л тописи, подъ 1170 годомъ, о поход князей на защиту греческихъ купцовъ можно заключить о значительности торговыхъ каравановъ. Прі зжающіе въ Кіевъ купцы платятъ товарную пошлину со вс хъ кораблей, со всего живота, и кром того подносятъ подарки князю и княгип (К. Д., 4). О подобныхъ дарахъ было уже упомянуто выше. Торговыя пошлины въ XII в к изв стны изъ грамоты кпязя Всеволода Новгородской церкви Іоанна Предтечи .

Упоминаются особыя м ста въ город, предпазначепныя для торговли,—гостиные дворы и базары .

Судоходству въ былипахъ дано незначительное м сто;

он совс мъ не упомшіаютъ о походахъ по морямъ и р камъ; суда служатъ въ былинахъ только для торговыхъ снош ній .

Изъ разничнаго рода судовт, упоминаются русскіе пасады (К., III, 1), изс стные и изъ Пов сти времсипыхъ д тъ ' ), и корабли заморскаго гостя Соловья Будиміровича и парусные, и гребные: его знаменитый Соколъ - корабль описывается такъ:

У того было Сокола у корабля Вм ето очей было вставлено ii яхойту;

Вм сто бровоіі было ітрибивано По черному соболю якутскому, И якутскому, в дь сибирскому;

Вм сто уса было ноткнуто

Два острые ножика булатные:

–  –  –

Умственное образованіе и грамотпость не чужды лицамъ, д йствующимъ въ былинахъ Владимірова цикла ; самъ князь получаетъ ярлыки скорописчатые отъ иностранныхъ государей. Обученіе грамот и письму, по былігаамъ, полагается въ семил тнеыъ во^раст (К. Д., 345). Челов къ поученын грамот пользуется уважеяіемъ (К. Д., 181) .

Ум нье русской грамоты и четья-п тья церковнаго считается однимъ изъ главішхъ достоинствъ женщины (П. и обр., 83). Впрочемъ, общій характера, образованія д йствующихъ лицъ не книжный: св д вія, которыя они высказываютъ, они не извлекли изъ чтенія, по накопили собственнымъ наблюденіемъ. По понятіяыъ былинъ, дадекія странствованія доставляютъ познапія, а за ними и почетъ челов ку. Поэтому почетная обязанность быть княжескиыъ — 84 — сватомъ налагается на Дуная, какъ на чедов ка бывалаго, который много земель знаетъ (Р., I, 187, 188), служшгь въ семи ордахъ, семи королямъ (К. Д., 96). Поэтому а;е князь почестливо встр чаетъ гостя изъ дальнихъ странъ, Соловья Будиміровича. Таковъ былъ вообще обычай хорошихъ князей въ древности; это видно и изъ сл дующихъ словъ Мономоха: «и бол ж чтите гость, откуду же къ вамъ придеть, или простъ, или добръ, или солъ, аще не можете даролъ, — брашномъ и питьемъ; ти бо мимоходячи прославять челов ка по вс ыъ земдямъ, любо добрымъ, любо злымъ* ' ) .

Многія географическія св денія, которыя въ былинахъ высказаны, являются какъ бы результатом* странствованій, совершенныхъ разными д йствующими лицами былинъ;

другой источникъ этихъ св деній суть военныя столкновенія Русскихъ съ сос дяими народами. Какъ въ томъ, такъ и въ другомъ случа эти географическія св денія характеризуютъ то время, когда сложены былины .

Вообще.вс чужія страны представляются въ былинахъ отдал епными и вм ст сът мъ по большей части враждебными Руси; такое представленіе вполн соотв тствуетъ историческимъ фактамъ русской древности; даже бранныя прозвища, которыя даются былинами почти вс мъ сос днимъ народамъ (см. выше), находятъ себ въ соотв тствіе въ л тописяхъ, гд Половцы, Татары и пр. постоянно называются погаными, хотящими «прольяти кровь хрестьянскую» '). Въ былинахъ врагамъ Руси и ея богатырей придаются даже чудовищные, страшные разм ры.

Таковъ напр, татарскій царь Уланище:

Вить ушніца-то у царишша—будто бдюдишша .

') П. С. Р. Л., т. I, 102 .

а ) П. С. Р. Л-, т. I, 133 .

— 85 — A глазиішіга-то у царііпіпіа—будто чаши ппгшыя, A НОРППШІО-ТО у царшнша— будто па.шца боевая .

(к., fit, щ .

Точности въ географичесі.ихъ попятіяхъ былинъ, особенности посл столь продолжительпаго храненія въ народной памяти, искать не сл дуетъ: он сы шиваютъ Литву съ Татарами (напр. Р., I, 180, II, 26), пазывають ордыскаго государя королемъ (К. Д., 161) и т. п., но т мъ не ыеп е въ общемъ представленіи былинъ можно отм тить т характерныя черты, которыми они различаютъ западъ съ востокомъ и югомъ. Западные государи обыкновенпо называются королями (короли ПОЛПТОЕСКІЙ,ЛЯХОВИПскій); у пихъ есть дворъ и придворный должности, въ которыхъ служивали даже княжескіе дружинники, напр. Дунай. Западныя страны вообще враждебны Руси, но т мъ не й й е былины иногда называютъ Литву пебраннымъ прозвшцемъ «хороброю» и даже выводятъ съ запада нев сту для князя .

Напротивъ того, представлен;,! о восточпыхъ странахъ исключительно мрачныя. Он называются обыкновенно ордами или царствами, а государи пхъ царями. Ордыпскаго царя окружаютъ бурзы-мурзы Татаровья, которыхъ онъ созываетъ на сов тъ (напр. К., IV, 39).

Наружность такого мурзы описана сл дующими словами:

(угаръ-горбагь, намсредъ покляиъ, Синь і;аФтаі!ъ. гол бой карлинъ .

(К. п.. щ:

Посолъ ордынскаго царя къ князю отличается грубостью:

А н будетъ Татаринь иъ Кісніі .

Середи двора княягенецкаго, С іакалъ Татарин'», съ добра коня, Не вл;кетъ коня, не прнказываетъ .

— 86 — Б жптъ во гридню во св тлую, А Спасову образу не молится, Владиміру князю не кланяется, И въ Кіев людей нич мъ зоветъ;

Бросалъ ярлыки на круглой стодъ Передъ великаго князя Владиміра .

(К. Д., 243, 244) .

Войско татарское, идущее на Кіевъ, безвонечно огромно:

Сбиралось съ нимъ (татарскимъ царемъ) силы на сто верстъ, Во вс т четыре стороны .

(К. Д., 242, ср. у К., IV и Р., I и II) .

Татарскаго царя сопровождают^, его сынъ, зять и какойто дьячекъ-выдумщикъ (напр. Р., I, 175), каждый съ больгаимъ войскомъ. Подступая къ Кіеву, ордынскій царь требу тъ выдачи лучшихъ богатырей; въ сл дующемъ обращеніи его къ князю изображается жестокій способъ веденія войны Татарами:

–  –  –

Страны южныя, земля Греческая, Царьградъ, Іерусалимъ, изображаются въ былинахъ хоть и смутно, но въ благопріятномъ св т. Это страны единов рныя Руси: въ нихъ, какъ на Руси, четье-п тье церковное и звонъ колокольный (К., IV, 22); въ Царьград (Р., I, 91) или Іерусалим (К., IV, 22) царствуетъ Константинъ Боголюбовичь, и — 87 — Илья Муромецъ защшцаетъ его отъ враговъ, какъ Владиміра. Черезъ Царьградъ проходятъ русскіе калики перехожіе въ Іерусалимъ, со Гробу Господню, на Ердань р ку (К. Д., 2 2 7 ) : таковь былъ обыкновенный путь русскихъ паломниковъ .

Такъ пакъ былинн Владимирова цикла преимущественно слушать изображеніеыъ дружинпаго быта, то война и миръ и составляютъ два главныя попятія, къ которыыъ примыкаютъ вс правственныя идеи, выражеппыя въ этихъ произведепіяхъ русскаго эпоса .

Для ліщъ, д йствующихъ въ былинахъ, существуетъ два повода къ раздорамъ и БОИН : ОДІШЪ, ЭТО месть за оскорбление и насиліе надъ ихъ личностью или родиной, другой — сострадапіе къ слабому и угнетенному. Герои былинъ не ищутъ ни чьего суда кром Божьяго, И потому вс свои домашнія ссоры, всякую встр чу съ иноплеменниками р шаютъ кровавой расправой, — твердые въ своей надежд На Спаса, на Пречистую На матушку на Бо;і;ію Богородицу .

(К., III. 8, j .

Въ отомъ отношеніи ихъ бои наноминаютъ наши древніе судебные поединки. Даже если дружинники и не ссорятся, но только бьются о закладъ, и то проигрышь стоитъ жизни поб жденному, если его пе помилуетъ поб дитедь (см. Р., I, 305). Вооружеппое заступничество за угнетеннаго считается д ломъ богоугоднымъ (К., IV, 16). Вся д ятельность Ильи Муромца посвящена ему .

Не смотря на склонпость р шать д ло кровавой расправой, героямъ быдннъ не чужда пощада и замиреніе на изв стныхъ условіяхъ. Такъ напр. Добрыня, поб дивши — 88 — Зм я Горыныча, подожилъ съ нимъ запов дь великую, по которой Зм й об щалъ не тревожить землю Русскую своими пос щеніямй (К., II, 25) .

Понятіе о в чномъ мир, взаимномъ сод йствіи и дружб былины выражаютъ въ обыча брататься. Такъ про

Илью Муромца и Добрыню говорится:

Они были братьіща крестовые, У нихъ крестамы побраталось, Кладена была запов дь великая, Подписи были подписаны .

Слухать большему брату менынаго .

(Р., I, 95, 96) .

На подобный обычай при замиреніи указываетъ и «Пов сти временныхъ л тъ» подъ 968 годомъ: «Рече князь

Печен жьскій къ Пр тичю: «буди ми другъ», онъ же рече:

«тако сотворю». И подаста руку межю собою, и въдасть Печен жьскій князь Пр тичю конь, саблю, стр лы; онъ ж дасть ему брон, щитъ, мечь» ' ) .

По былинамъ, братство названое равняется родному, и нарушеніе его считается величайшимъ преступленіемъ .

Поэтому Данило Денисьевичь, видя, что противъ него вдуть родной его братъ Никита и названый Добрыня, съ ужасомъ восклицаетъ:

«Иііпно гд это слыхано, гд видано, «Брать па брата съ боемъ идетъ» .

(П. и обр.. 85) Какъ чувства братской привязанности распространяются на лицъ неродствешгахъ, чужихъ, но одного возраста, въ побратимств,—такъ любовь и уваженіе къ родному отцу и матери переносится на вс хъ людей старыхъ: отсюда ') П. С. Р. Л., т. I, 2 8 .

— 89 — обычай былинъ называть стариковъ и старухъ батюшкой, матушкой (напр. Р., I, 95), обычай н разъ выраженный и л тописями, какъ напр: «Домантъ же рече Псковичемъ:

«Братья мужи Псковичи, кто старъ, то отецъ, а кто младъ, той братъ», и пр. ' ) .

Самое широкое проявленіе любви къ ближнему былины представляютъ въ обыча гостеприимства, прим ромъ котораго могутъ служить самые пиры Владиміра, сопровождаемые раздичнаго рода подарками гостямъ .

Религія линь, д йствующихъ въ быдинахъ, христианская, но рядомъ съ истинно-христіанскими в рован;ями и обрядами у нихъ много суев рій и обычаевъ, связанныхъ съ древними в рованіями языческими. Они в рятъ въ колдовство, наговоры, оборотничество, в щую силу н которыхъ птицъ, д йствія зелья спящаго и питья забыдущаго;

вообще они даютъ м сто чуду среди явленій д йствительности. Что именно за чудесное ихъ окружаетъ, — буд тъ сказано ниже; зд сьже достаточно отм тить в ру въ него, какъ черту времени, подтверждаемую и другими памятниками древности "). Упоминаются наговоры на полетъ стр лы (К., Ill, 18, P., I, 63) или копья (К., IV, 13, 14), на оборотничество (К., И, 43, Р., I, 223, II, 66), на листочки лазоревые (Р., И, 11), упоминается суев рный обрядт. привораживапія посредствомъ сожиганія сл довъ (К. Д., 63, ср. К,. II, 44, такъ же Р., I, 73) и обрядъ в нчанія подъ деревомъ: такъ, про Дуная и Настасью Королевшину говорится:

–  –  –

Т обрядъ упомипается и въ пословиц : «в нчали ) вкругъ ели, а черти п ли» *); близокъ къ нему обычай, упоминаемый въодномъ сборник Х П в ка, какъ остатокъ языческой старины: вернувшись изъ церкви, молодые и ихъ гости «кругъ стола вс мъ по здомъ ходятъ» °) .

Д йствующія лица былинъ очень набожны; они обильно раздаютъ МИЛОСТЬІІ ю спасеную; молитвой или крестомъ сопровождается каждое ихъ д йствіе: они крестятся и молятся, входя въ палату б локаменную, садясь за ду (К., IV, 45), передъ боемъ съ врагомъ или изнемогая подъ его натискомъ; отъ зжая въ путь, богатыре оставляетъ свою жену на Спаса со Пречистою (К., II, 11); богатыри дружинники строятъ часовни, церкви; но самое значительное проявленіе ихъ набожности—то, что богатырь, чтобы спасти душу гр шную, идетъ въ монастырь (П. и обр., 274), или же отправляется въ Св. Землю. Пострижете, по былинамъ, обычно въ старомъ возраст (тамъ ;к, ср. Р., I, 79) .

Что касается до странствованій въ Святую Землю, то былины изображаютъ ц лый классъ древне-русскаго общества, образовавшійся въ сл дствіе нихъ. Такія хожденія равно сд лались обычными на Руси: уже въ XI в к упоминаетъ о нихъ житіе преп. еодосія Печерскаго; а въ XII в к до такой степени укоренился обычай давать об дъ на странствованія въ Св. Землю, что духовные стали такимъ странствованіеыъ препятствовать. Люди, ходившіе въ Св. Землю, назывались страішлками, падомпиками, калиБуслаева Истор. очерк«, т. I, 83 .

!

) Танъ же, стр 47 і 48 .

— 91 — ками перехожими ' ). Подъ двумя посл дними названіями упоминаются опи и въ былинахъ Владимірова цикла .

Калики изображаются въ былинахъ старыми, какъ напр .

сильный Иванпте (К., IV, 18, Р., I, 89) и Данило Игнатьевичь (К., IV, 22) или молодыми, кагкъ герой былины о сорока каликахъ со каликою. Они дородные, сильные л ю ди. Они носятъ особую одежду, о которой мы уже говорили;

въ рукахъ у пихъ клюка, костыль, посохъ или шелепуга .

Калики отправляются по одному, по двое, по трое или толпами въ дв надцать и даже сорокъ челов къ; въ такомъ сдуча ояи состапляють товарищество, кругъ, съ атаманомъ во глав :

Становились ови но единый кругъ, Они думали думушку кр пкую, Выбирали бо.іынпго атамана, Молола Касьяна сына Лін аіілоішча .

А и молодой Касьянт. сынъ Милаіі.іовп іь Кладет^ опъ занов дь вслпкую

На вс хъ на добрыхъ молод.сцъ:

А идтпть панъ дорога неб.шяпОія .

Идти будетъ къ городу Іерусалиму, Снятой святынп помолптися, lit) Іердань р к ігскупатися, Нетліішюіі |)п:;оіі утерегнся, Идти сслаціі и деревнями, Городами тЬмн съ пригородками;

A ііь томъ в дь запов дь положена:

Кто \ крадет ь или кто солжетъ, Али кто пусгиі я на женскііі блудъ, ') Вообще должно зая івть, что дрввніе русскіе калікі і по своему внешнему виду, я по своичъ обычаямъ похож« ва зааадвыхъ странниковь въ Св. Землю, какъ это доказано гь стать Срыневскаю о руггквхъ кнлвкахъ, прмгщенвоі въ Уч. 3»п. Ак. Н. 1863 г., і. I, кн. И .

— 92 — Не скажетъ большему атаману, Атаманъ про то д ло нров даетъ, Едина оставить во чпстомъ пол И окопать но імечіі во сыру землю .

И въ томъ то в дь запов дь положена,

Б лыя рученьки пеприложенм:

Атаманъ Касьянъ сынъ Мпхаіілоиичь, Нодатаманье братъ его родноіі, Молодой Мн\аііло Миханловичь .

(К. Д.. 226, 227) .

Другіе пересказы этой же былины, выставляя т же преступленія возможными для каликъ, дополняютъ постановленіе о казни преступника сл дующими словами:

Копать ему ямище глубокое, Зарывать его во сыру землю, Въ сыру землю по б лымъ гцудямъ, Чиетъ-р чистъ языкъ вынять томенемъ .

Очи ягныл—косицами .

Ретиво сердце промежду нлі-чей:

Казнена доподна-добра молодца, Во чпстомъ нол оставит .

(К., III. 82, ср. Р., I. II) .

ЭТО постановленіе о казн і напоминаетъ казнь епископа Ростовскаго еодора въ 1169 году, совершенную по повел нію митрополита Константина: «митрополитъ же Костянтинъ пов л ему языкъ ур зати, яко злод ю и еретиЕ и Б У РУ У правую утяти, и очи ему выняти, зане хулу измодви на Святую Богородицю» ' ) .

Юридическій быть Руси выраженъ въ былинахъ не самыми закоположеніями, но только придоженіемъ ихъ въ

–  –  –

жизни; а что былины предполагают существующими изв стныя постановленія — видно изъ обычая «полагать запов дь» при заключеніи какихъ нибудь условій. Что такія постановленія предполагаются писанными и скр пленныма подписью главиыхъ установителей — видно изъ заподи каликъ перехожихъ, изъ запов ди о добратимств, а также изъ условія Михаила Потока съ его женою; когда они в нчались, она потребовала сл дующаго условія:

–  –  –

Это усдовіе, равно какъ и условіе побратимства, касается д лъ частныхъ; напротивъ того запов дь каликъ утверждается общей думой вс хъ участвующихъ. Закдюченіе усдовій сопровождается присягой (К. Д., 221) .

Изъ юридическихъ обычаевъ зам чательно поручительство при закладахъ; при этомъ тоже совершается писменный актъ (К. Д., 56). Объ уничтоженіи этого акта говорится:

Просты поруки кр пкія, записи вс изодранны» .

(К. Д., 60) .

Кром выш упомянутаго церковнаго наказанія въ былинахъ упомянуты сл дующія казни: ссылка, заключеніе въ погребъ на ц пь жел зную, погруженіе въ кот лъ смолы, разстр ляніе (К., IV, 45), отс ченіе головы (тамъ же), пов шаніе (П. и обр., 82). Исполненіе казни принадлежитъ палачамъ. Эти показанія о казняхъ подтверждаются Русской правдой и древними л тописями .

III .

РЛЗСШРЪНІЕ БЫЛИНЪ ВЪ ОТІІОШЕІІІИ ЛІІТЁРА- ТУРНОМЪ .

Былины Владимірова цикла выражаютъ собою то именно время изъ прошедшаго Руси, когда Русскіе Славяне впервые проявили стремленіе і;ъ прочному государственному строю жизни и, подъ охраной его, впервые стали горячо отстаивать свою самостоятельность передъ натискомъ ияоплеменниковъ; чтобы защитить и сохранить эту независимость потребовалась кр пкая воинская сила, т сно связанная съ высшею властью государственною,—и таковою явилась дружина, окружающая князя. Д ятедыгость дружины, выраженная въ подвигахъ ея представителей богатырей, и есть предметъ былинъ .

Охранительно-боевое значеніе богатырской дружины прямо указывается эпосомъ, ее восп вающимъ: по его словамъ, богатыри съ зжаются въ Кіевъ, чтобы Заложитьса за Князя ІЗладиміра, Послужить ему в роіі-ііравдою, Постоять за в ру хриеьянск} ю .

(П. и обр., 115, К. Д., 205) .

— 95 — Эпосъ съ сочувствіемъ пов ствуетъ о богатырскихъ подвигахъ, совершенных1!, въ сознаніи этого долга, и самыхъ подвижниковъ, стоятелей и оберегателей Руси, изображаетъ не иначе какъ страшною грозою для ея враговъ: то вдагаетъ онъ въ уста одному изъ сильн йшихъ богатырей сл дующую ироническую похвальбу передъ поб жденнымъ врагомъ:

« Вы но дьте по еиоимъ м ста. гь, t Вы чините пезд такову славу,

• Что святая Р усь не пуста стонтъ, «На святой Руси есть сильны, могучи богатыри.»

(II. и обр, 116, 117) то яркимъ и поразительны мъ сближеиіемъ опред ляетъ значепіе богатырей:

Передъ Кіевомъ три заставы кр нкія:

Нераая застава — с ры волки, Другая застака—зм и лютыя, Третья застана—еточтъ двенадцать богатырей .

(Р., Н, ІЗЗ) Народное творчество не только вполн сочувствуетъ богатырямъ, по даже пристрастпо къ нимъ: по его преставлению, совершать подвиги есть непрем нное д ло дружины, но никогда не выпадаетъ на долю князя; въ отсутствіе богатырей дружинниковъ князь представляется въ былинахъ безсильнымъ, робкимъ, трусливымъ .

Изъ боевой д ятельности дружины объясняется и преобладающи военный характеръ былинъ Владимірова циккла; но какъ жизнь дружины не ограничивалась однимъ военнымъ промысломъ, то и былины заимствуютъ иногда свое содержаніе изъ промысла торговаго и быта семейпаго .

Какъ дружина примыкала къ князю, такъ и въ былинахъ нраключенія отд льныхъ богатырей дрьтанниковъ всегда стоятъ въ связи съ однимъ главнымъ лицемъ велш;аго і;пязя ВладиміраКраспаго Солнышка, всегда совершаются въ одн хъ и т хъ же м стностяхъ и въ одну и туже эпоху .

Это то и составляете круговуюциклическую связь былинъ, насъ занимающих!,. Таіхе ягденіе въ нашихъ былинахъ соотв тствуетъ н сколькимъ подобны мъ фактамъ въ поэзіи другихъ народовъ. Такъ, въ эпос кельтскомъ сказанія объ отд льныхъ герояхъ, связываются съ эпохой и лицомъ короля Артура, въ эпос с верно-французскоыъ подобныя же сказанія соединяются около времени и лица Карла Великаго. И какъ зд сь, такъ и въ нагаихъ былинахъ срединныя дица Карла, Артура, Владиміра, будучи постоянными участниками д йствія, сами никогда не являются героями поэтическихъ произведеній; такими героями служатъ приближенные этихъ государей — въ нашихъ былинахъ богатыри, и лица срединныя только даютъ направленіе для ихъ д ятельности или же распутываютъ нить ихъ приключеній; такъ Владиміръ посылаетъ богатырей на подвиги, награждаете поб дителей, казнить виновныхъ и пр .

Такіе поступки вполн соотв тствуютъ его княжескому положению .

Однако участіе Владиміра въ событіяхъ, изображенных1!, въ былинахъ его цикла, на столько значительно и постоянно, что не возможно предположить вымыселъ большей части былипныхъ сказаній помимо или раньше созданія срединнаго лица. Напротивъ того, должно думать, что созданіе поэтическаго дица ВдадиміраКраснаго Солнышка и круговое расположеніе около него богатырей родомъ изъ разныхъ городовъ принадлежите кь древн йшимъ фактамъ въ развитій всей этой групы русскихъ народныхъ сказаній .

Существованіе въ первые в ка Руси такихъ князей, каьъ — 97 — Владиміръ Святославичь и Владиміръ Мономахъ, и любовь народа къ этимъ первымъ нарядникамъ и собирателямъ земли Русской, первымъ носителямъ идеи объ ея единств, должны были рано вдохновить народное творчество и вызвать его на созданіе того идеально-тшшческаго лица князя, около котораго групируется весь циклъ Владиміровъ .

Избирая себ героевъ изъ богатырей дружинниковъ, окружающихъ Вдадиміра, былины никогда не описываютъ ихъ жизни въ біографической посд довательности; он знаютъ одно или н сколько событій изъ жизни богатыря и пов ствуютъ о нихъ эпизодически; поэтому былинамъ р дко удается представить всестороннее изображеніе характера отд льной личности, но за то он очень опред л нно воспроизводатъ общія, тшгаческія свойства богатырей дружинниковъ .

По большей части это — люди со св жими, неутомленными силами, въ лучшей, д ятельн йшей пор жизни;

почти вс хъ ихъ эпосъ выставляетъ молодыми, и потому прозвище молодого почти неразлучно съ лицомъ богатыря .

Такъ какъ война есть важн йшее д ло богатырей, то совокупность воинскихъ доблестей и есть главная особенность, первое отличіе богатыря. А какъ войны, въ которыхъ участвуютъ дружинники богатыри, им ютъ важное народное значеніе, то и въ былинахъ воинской д ятельности дружинниковъ богатырей приданъ высокій характеръ патріотическій и даже редигіозный. Народное творчество, всевозможными средствами стараясь выразить свое сочувствіе къ этимъ лицамъ, старается, такъ сказать, поднять ихъ надъ д йствительностью и идеализировать; поэтому оно придаетъ всевозможныя совершенства ихъ природ .

Такъ, до очевидно гип рболическаго представленія доводить оно т физическія свойства, которыя оказываются — 98 — вполн соотв тствующими быту эпохи и д ятедьности дружины, если мы ихъ примемъ въ разм рахъ обыкновенныхъ .

Какъ воителямъ, дружинникамъ богатырямъ нужна сила и ловкость, и народное творчество одараетъ ихъ силою чрезвычайною, почти чарод йскою: Илья Муромецъ однимъ ударомъ стр лы разбиваетъ дубъ въ черенья ножевыя и кидаетъ враговъ подъ небеса .

Выше л са стоячаго, Чуть пониже облака ходячаго .

Добрыня съ Иваноыъ Дубровичемъ побиваютъ ц лую орду Татарскую:

Пошли къ Добрынюшк Татаровья, Сталъ Добрынюшка Татаровей отпихивать,

Сталъ онъ Татаръ оттолкивать :

По двое ихъ, по трое стало по двору кататися .

Пошло къ Добрыпюшк ц лымп десяткамы .

Добрынюшка впдитъ,—есть д ло не малое, Схватилъ оиъ Татарина за йоги,

Сталъ онъ Татариномъ поколачивать:

Какъ отворились-то ворота на шнроиъ дворъ, Пошло оттуда силушки чернымъ черно, Чернымъ черно, какъ черна ворона .

Воскричалъ тутъ Добрыня громкимъ голосомъ,

Громкимъ голосомъ кричалъ онъ во всю голову:

«Аи же, братьица мои крестовые, «Посп ваііте ко мп, братьица, па выручку! »

Молодой Иванушка Дубровичь

Онъ скорешенько б жа.іъ на широкш дворъ:

Во тоя въ великой во горячности Схватнлъ оиъ въ руку жел зну ось И сталъ онъ Татаровой покалачивать .

Вышли они на темну орду, Силушки стали бить, какъ трава косить, — 99 —

–  –  –

однако влагаютъ въ ихъ уста такого рода насм шки надъ прожорливыми великанами:

«Гоіі есп, ласковой осударь. Владішіръ киязь!

«Что у тебя за болиаііъ сидитъ, «Что за дуракъ неотесаноіі?

«Нечестно хл ба съ солью стъ, «По ц лоіі ковриг за щеку мечеть «И ц лу лебедушку вдругъ проглотил т.;

«У моего, сударя, батюшки,

• едора попа Ростовскаго, «Была коровища старая, « Насплу по двору таскалася, « Забилася на поварню къ поварамъ, « Выпила чанъ браги пресныа,

• Отъ того она лопнула...»

(К. Д., 190) .

Это можетъ служитъ однимъ изъ доказательству что былины постоянно соблюдаютъ противуположность между богатырями, обыкновенными людьми, и великанами, чу_ довищами .

Чрезвычайнымъ особенностямъ личной природы богатырей соотв тствуетъ и скорость б га ихъ коней, и роскошь всей обстановки ихъ жизни .

Но самое сильное проявленіе идеализацш богатырей дружинниковъ народнымъ творчествомъ заключается въ томъ, что оно окружаетъ ихъ существами сверхестественными и даже иногда въ собственную жизнь богатырей вводить событія чудесныя. \ Этотъ элементъ чудеснаго въ нашихъ былинахъ не есть случайный вымыселъ отд льныхъ п вцевъ, зависящій отъ личнаго произвола ихъ фантазіи; онъ порожденъ тою особенностью обшенароднаго міросозерданія, по которой многое, что совершается съ д йствительномъ — 101 — мір — во вн шней ли природ, какъ ея явленіе, или въ челов к, какъ явленіе его духа, — народъ, за недостаткомъ точныхъ понятій и по естественному стремление, воображаетъ и объясняетъ себ въ вид ми а или представленія сверхестественнаго, при чемъ однако къ сему посл днему относится съ полной в рой, какъ явленію самой осязательной д йствительности. Такое суев рное вымышленіе чудеснаго возможно въ разныя эпохи народной шизни и вообще стоить въ обратномъ отношеніи къ развитію въ народ научной образованности. Въ былинахъ, какъ произведеніяхъ словесности устной, постоянно пересказываемыхъ разными лицами, представленіе чудеснаго особенно подвержено постояннымъ изм неніемъ и кол баніямъ : существуя въ одномъ пересказ одного эпизода, чудесное представленіе видоизм няется или совс мъ исчеза тъ въ другомъ—повидимому потому, что п вецъ этого второго пересказа не допускаетъ его д йствительной возможности, въ которую в ритъ п вецъ перваго. Такъ напр., по пересказу Кирши Данилова, стр. 353 и сл д., Соловей разбойникъ представляется полуптицей, получелов комъ, который свиститъ по соловьиному, шипитъ по зм иному, зрявкаетъ по звериному, а по пересказу Кир., I, 25 и сл д., Соловей—простой разбойникъ изъ мужиковъ;

по пересказу Кирши Данилова, жена Потока—оборотень лебедь б лая, а по н которымъ пересказамъ Рыбникова, она только чаровница; по пересказамъ П. и обр., 167 и 377, сама р ка Дунай произошла изъ крови богатыря этого имени, а по пересказу К. Д., 101, Дунай Ивановичь, кинувшись въ р ку, только далъ ей свое имя .

Судя по большинству пересказовъ, можно вообще зам тить, что въ настоящее время въ былинахъ Владимірова цикла преобладаетъ положительное стремленіе сглаживать чудесное, облекая его въ обстановку д йствитедьнаго быта. Такое стремленіе доказываешь, что уже самъ народъ въ своемъ воззр ніи перестаете давать в ру этому чудесному. Въ такомъ случа понятно, что и п вцы, пересказывая былины, допускаютъ произволъ въ его передач и вымысл. И д йствительно, н которые эпизоды чудеснаго необходимо должны быть объясняемы не какъ предметъ обще-народной в ры, но какъ фантастический вымыселъ отд льныхъ п вцевъ. Таковы эпизодъ о том г, что бдестящія пуговицы Ильи Муромца напугали разбойниковъ (К., I, 23), слова былины о томъ, что у стремени Сокольника прикована Зм я Горынская (К., IV, 13; иначе должно предположить ц лое преданіе о поб д Сокольника надъ этой Зм й) и пр .

Будучи по большей части предметомъ обще-народной в ры, чудесныя представлешя былинъ не составляютъ исключительной принадлежности этихъ произведеній нашего эпоса, но повторяются и въ сказкахъ народныхъ, и въ пов ріяхъ, необлеченныхъ въ поэтическую форму. Но между т мъ какъ въ сказкахъ они составляютъ главную завязку сюжета, въ былинахъ они только доподняютъ содержаніе, взятое изъ д йствительнаго быта: выше уже сказано, что назначеніе ихъ въ былинахъ придать бол е идеальный характеръ богатырямъ. Поэтому или существа и явленія сверхестественныя представляются въ былинахъ враждебными богатырямъ, и посл дніе надъ ними торжествують, или чудесное благопріятно богатырямъ, сод йствуеть усп ху ихъ подвига и составляетъ ихъ апо еозу .

Къ числу существъ сверхестественныхъ и бол е или мен е враждебныхъ богатырямъ принадлежать :

1) Великаны и великанши, съ которыми богатыри вступають въ борьбу, какъ съ насильниками Кіева и Руси вообще, почему эти великаны нер дко и смешиваются съ историческими врагами земли Русской .

Соловей-разбойнгіт, съ которымъ борется Илья Муромецъ,— великанъ получелов къ, полуптица; по пересказу

К., IV, 3, онъ описывается такимъ образомъ:

По прямо аи;ей дорог, ІІромежь Кіева и Мурома, Залегало чудище поганое, Алатырецъ некрещеный, Соловей разбошшкъ .

Чшшлъ онъ обиды всему міру крещеному:

Никого не пропускалъ Мимо своей окаянной залоги;

A сид ло ато чудище на девяти дубахъ, Что вершинами въ небо ввиваются, Засвиститъ чудище въ полсвиста — Замретъ листъ въ зелепомъ л су;

Засвиститъ чудище полнымъ свистомъ — Оглушить всякаго челов ка крещенаго .

(К., IV, 2, 3) .

–  –  –

(Сравн. описанія Соловья, какъ существа сверх-естественнаго у К., I, 28, 31, 33, 36 и сл д., Р., I, 47 и сл д .

55 и сл д., П, 6 и 329 и сл д.) Въ Идолищ или Одолищ, также Идол богатыр, тоже враг Ильи, и Тугарин, противник Алеши Поповича, больше челов ческаго, ч мъ въ Соловь ; это богатыри исполины, какъ въ д тописи Редедя Косожскій, съ которымъ боролся восп тыйБаяномъМстисдавъВладиміровичь .

Въ пересказ Кир.

IV, 22, 23, Одолище описывается сд дующимъ образомъ:

Не здорово живетъ царь Константинъ Боголюбовичь:

Не стало въ Ерусалим четья-л тья церковнаго, Не стало звона колокольнаго, Разселилось Одолище поганое, Поганое Одолище проклятое .

Въ долину Одолнще пяти сажень, Промежду плечами у Одолища коса сажень, Головища его какъ пивной котелъ, Глаза у него какъ чаши питейныя, Носище какъ палка древокольная .

(К., IV, 22, 23) .

Хл ба онъ сть по три пуда въ одинъ пріемъ, вина духомъ пьетъ по ведру за разъ (К., IV, 28). Сидитъ онъ у князя Владиміра въ новомъ терем, у княгини держитъ руки въ пазух (К., IV, 19) (Ср. описаніе Идолища у Р., I, 87, 88, 92, 277 и 278, П, 165 и 166) .

— 105 —

–  –  –

Она бьется съ Ермакомъ, который и одол ваетъ ее, но только при помощи Ильи Муромца (П. и обр., 152) .

Другая былина (К. Д., 365) изображаешь въ подобныхъ же чертахъ Бабу Горынинку и поб ду надъ ней Добрыни, тоже при помощи Ильи (Ср. тоже у Р., I, 65). При этомъ былина Кирши прибавляетъ, что у Горынинки былъ глубокой погребецъ, въ которомъ богатыри нашли много злата, серебра и цв тного русскаго платья .

Жена Добрыни (Кир., П, 29 и Р., I, 128) тоже великанша: она изображается, какъ воинственная паленица, женщина великая, здящая на в щемъ кон (см. ниже), которой были нечувствительны три тяжелые удара Добрыни;

она посадила было его въ свой гдубокъ карманъ, но потоыъ вздумала выйдти за него замужь, потому что онъ ей понравился .

2) Б щія женщины; таковы:

Жена Михаила Потока или Потыка, красавица Авдотья или Марья, которая представляется въ былинахъ одаренною свойствами чудесными. Какъ д вица, она оборотень, лебедь б лая:

Она черезъ перо была вея золота, А голивушка у ней увипана краспымъ золотомъ И екатнымъ жемчугомъ усажена .

(К. Д., 217, ср. Р., I, 206, 207) .

Какъ замужняя женщина, она чаровница: по одному пересказу, она ищетъ мудрости надъ мужемъ и обмираетъ (К. Д., 222), по другимъ — обращаетъ его въ камень и иоитъ его зельвмъ спящимъ или питьемъ забудущимъ (Р., I, 212, 222, 225, 234, II, 75, 79, 8 3, 86); съ этими свойствами сверхестественными, которьшъ былины не сочувствуютъ и за которыя называютъ ее лукавою (Р., I, 214), еретгощею (К. Д., 224), роду нев рнаго и некрещ наго — 107 — (P., I, 208), соединяются и нравственные пороки: она обманываетъ мужа, изм няетъ ему и вредить разными способами, за что Потыкъ наконецъ е убиваетъ .

Прелестница Марина Игнатьевна; она им етъ способность оборачиваться, она любовница Зм я Горыныча, она знаетъ разные колдовства и заговоры, посредствомъ которыхъ можетъ оборачивать другихъ. Былины также называютъ ее еретницею, стратницею и пр. и пов ствуютъ о козняхъ ея противъ Добрыни, изъ которыхъ однакожь онъ выходитъ торжествующимъ .

3) Огненные Зм и, поб ждаемые богатырями .

Зм й Горынычь или Горынчище, по пересказу К., II 23 и Р., I, 123, описывается сд дующими словами:

В тра н тъ, тучу наднесдо, Тучи ц тъ, а только дожжь дожжптъ, Дожжя — то н тъ, искры сыпется, Летптъ змиище Горынчище, О двннадцати змия хоботахъ, Хочетъ змия его съ конемъ сожечь,

Сама говорить таково слово:

«Теперича Добрыня въ монхъ рукахъ,

• Захочу Добрыню теперь потоплю, «Захочу—Добрыню въ хобота возьму,

• Въ хобота возьму, на Русь снесу, « Захочу—Добрыню еъ мъ-сожру » .

Зм й водится съ развратною Мариной (Кир.,II, 4 1, 45) 48, 53); Добрыня выгнадъ его изъ ея палатъ, и Зм й уб жалъ, хвоетъ поджавъ (К., П, 56). Зм й живетъ на вод, и Добрыня убилъ его именно на берегу р ки, изъ которой онъ выпдылъ; Зм й похитилъ было сестру Владиміра Марью Дивовну (К., VI, 52) или его племянницу Запаву Путятишну (К., Ц, 26 и сл д., Р., I, 124 и сл д.), но Добрыня освободилъ ее и, по пересказу К. Д., въ б локаменныхъ пещерахъ Зм я нашелъ много злата, серебра .

Какъ изв стно, преданье о похищенья женщинъ Огн ннымъ Зм емъ, борьб съ нимъ богатыря и освобожденіи похищенной —одинъ изъ самыхъ распространенныхъ мотивовъ народнаго эпоса у многихъ народовъ; этотъ мотивъ существуетъ на Руси и въ сказкахъ, и въ духовныхъ стихахъ, и даже въ житіяхъ святыхъ ' ) .

Въ двухъ олонецкихъ пересказахъ одной былины о Добрын (Р., П, 13, 14) упоминается сверхестественное существо Нев жа:

Нев жа то середи дня летаетъ черііыиъ ворономъ, По ночамъ ходптъ Зм емъ Тугариновымъ, А по зорямъ то ходить добрымъ молодцемъ .

(Р., П, 16) .

Какъ Зм й Горынычь, Нев жа заста тъ Добрыню воПучай р к, но Добрыня его Разе къ-разрубилъ на мелки часіи, И огня то расклалъ, на огн его со;иегъ .

(Р., н, №• Зм я подземельная, упоминаемая въ былинахъ о Михайл Поток, тоже погибаетъ отъ него или ему подчиняется .

Къ числу проявленій чудеснаго, обращенныхъ на пользу богатырей, принадлежать в щіе кони, которые отличаются чрезвычайно скорымъ б гоыъ, чуткостью и т мъ, что могутъ говорить челов чешімъ голосомъ. Такихъ коней былины знаютъ у Добрыни (К., II, 23, 33, Р., I., 133, Р., II, 27, 34), Ивана Гостинаго сына (К., III, 26), Михаила ') Си. напр. Сказки А анасьева вып. I, 71, 97ісл$д., Кир евекаю Дуі. сих«. 2 і сл д., Буслаева Очерки, т. I, статья о муронскоМ легенд* о Петръ • Февровіп .

— 109 — Потйка (Р., I, 215), Дюка Степановича (Р., I, 298, H, 182). Такіе же кони у великана Тугарина (К. I I, 72) и великанши жены Добрыпиной (К. И, 29 и Р. I, 129). В щіе кони изв стны изъ сказокъ (см. напр.Ск. А анасьева,!

74, II, 74, 87). Должно зам тить, что описані чудесныхъ поскоковъ в щаго коня принадлежитъ къ числу т хъ эпическихъ описаній, которня постоянно повторяются въ былинахъ; оно прим няется ко всякимъ конямъ, хотя бы и не чудесны мъ .

Кром того, чудесное, благопріятное богатырямъ, проявляется еще въ сл дующихъ случаяхъ:

Различный знаменгя природы, сопровождаюсь рожденіе богатыря Добрыни (П. и обр., 360, К., II, 1, 2, 9) .

Чудесное пойло придаетъ богатырю силу; такимъ пойломъ калики отпоили Илью Муромца (К., I, 1, IV, Р., I, 34, П, 2, 3). Подобно тому и въ сказк «Норка зв рь», только испивъ такой «сильной» воды, царевичь могъ поднять мечь кладенецъ и убить Норку (см. Р. сказки А анасьева, вып. I, 31) .

Посредствомъ живой и мертвой воды Хотенъ воскрешаетъ своихъ шурьевъ (П. и обр., 381), Алеша Добрыню (К., IV, 112), а Михайло Потыкъ свою жену (Р., I, 219, Н, 62). Потоку приноситъ такую воду зм я, а Хотену и Алеш в щій роронъ, какъ и въ сказкахъ (см. Р. ск.Афан., вып. I, стр. 125). По пересказу К. Д., Михайло Потокъ свою жену, которая обмерла, пробуждаетъ т мъ, что мажеть т ло ея головою зм иною (К. Д., 224). Зм иныя головы, зашитыя въ наузахъ, какъ охрана отъ бол зней, упоминаются и въ одномъ заговор, приводимомъ г. Терещенкомъ: «въ моихъ узлахъ сила могуча, сила могуча зм йная сокрыта, отъзм я двунадесятьгодоваго,того зм ястрашпо — наго. Въ ыоихъ узлахъ зашиты злою мачихою зм иныя головы» ' ) .

Съ чудомъ соединяется и смерть богатырей: отъ крови Дуная, лишившаго себя жизни, потекла р ка, прозванная въ память его Дунаемъ (П. и обр., 167, 377, Р., I, 185 и 186, 194, 197, I I, 51). По пересказамъ Рыбникова, отъ крови жены Дунаевой Настасьи Королевшины тоже потекла р ка .

Воскрешеніе казненнаго атамана каликъ омы Ивановича (К., Ш, 84 и сл д.) составляетъ полную его апо еозу:

его спутники, подозр вая его въ наруш ніи каличьей запов ди, копали ему очи ясныя, И тянули языкъ съ теменемъ, И копали въ сыру землю по б лымъ грудямъ .

Когда же онъ оправдался, то

–  –  –

Это воскресеніе при участи анг ловъ представляется вымысломъ обратнымъ въ отнопгенія къ изв стному разсказу духовнаго стиха объ исход души изъ т ла и пріем еа ангелами (см. Р. Дух. стихи, собр. П. В. Егір евciatMS, стр. 40) .

По пересказу той же былины у К. Данилова, атаманъ каличій, несправедливо обвиненный въ воровств, шесть

–  –  –

Чудесная кончина Ильи Муромца тоже какъ бы составдяетъ его апо озу: по одному пересказу, онъ камен етъ въ то время, какъ началъ строить церкву Пещерскую (П. и обр., 356, ср. К., IV, 52). Такое пр дставленіе прямо соотв тствуетъ храненію мощей преподобнаго Ильи Муромца въ Кіевскихъ пещерахъ. Самый мотивъ окамен нія стоитъ въ связи съ очень распространеннымъ въ разныхъ м стностяхъ Россіи пов рьемъ о томъ, что камни или скалы, существующіе въ этихъ м стахъ, суть окам н лые люди ' ) .

Былина «съ какихъ поръ перевелись витязи на святой Руси» ( К, IV) распространяешь преданіе объ окамен ніи Ильи Муромца и на другихъ богатырей, при чемъ даетъ ему смыслъ н сколько иной: окамен ніе постигаеть богатырей вакъ казнь за гордую самонад янность, которая побудила ихъ вступить въ бой уже не съ простыми людьми, а съ воителями незд шними *). Этотъ ') См. смоленское предавіе о дсвіцахъ, како игры творнли », зааісанное въ Цв тнпкг XVII въка і напечатанное въ приложеніяхъ къ pt4» Буслова о народно! поээіи въ древней ртсско» литератур » .

также тульскос-преданіе о Баш • Башихъ, сообщенное въ Русскіхъ вародвыхъ праздиікахъ, Сн гирева, ч. IV, стр. -69 .

) Зах тниъ кстаті, что образъ этнхъ незд шниіъ воателеМ ангеловъ не разъ является въ нашей старинном літератур : см. Нік. л., т. II, стр. 42 • 4 3, разска« о битв« Руссккъ съ Половцані на р. Сальншц« въ 1112 году, сказаніе о Невскоиъ побоищ« въ №к. л«топ .

подъ1241 г. (т. ПІ, стр. 13), і въ Лавр. л.,подъ 1263 г., П. С. Р .

— 112 — видъ преданія важенъ въ томъ отношеніи, что указываете на чедов ческій характеръ богатырей : по смыслу его, они погибаютъ именно потому, что хот ди стать выше своей челов ческой природы .

Обозр ніе эпизодовъ чудеснаго въ быдинахъ вообще приводить къ тому закдюченію, что эти явденія чудеснаго присоединяются къ бытовому д йствительному содержанш былинъ всегда прямо и непосредственно, какъ самостоятельный, по воззр нію народа, фактъ жизни; чудесныя явленія быдинъ никогда не исходятъ изъ лица самихъ богатырей, какъ высшихъ существъ, могущихъ распоряжаться судьбою людей по своему произволу; а такимъ образомъ и въ соприкосновеніи съ чудомъ богатыри остаются простыми людьми .

Сохраняя эту чедов ческую природу богатырямъ, былины очевидно придаютъ главное значеніе нравственнымъ ихъ свойствамъ; и д йствительно —нравственный характеръ н которыхъ изъ богатырей очерченъ народнымъ творчествомъ довольно подробно и бол е или мен е сочувственно, такъ что эти лица являются какъ-бы идеальными типами, въ которыхъ народъ одицетворилъ свои нравственныя идеи .

Л., т. I, стр. 2 0 6 ), также одну изъ редакцій сказанія о св. Меркуріі СмолевсЕомі въ Ист. Оч. Буслаева, т. II, стр. 1 7 4 и 17а), сравв., также Лавр, s., подъ H 1 0 годомъ, по поводу знаменья въ Печерскомъ ионастыр : авгелъ прпставлевъ къ которой убо земли, да соблюдаюсь куюжьдо землю, аще суть и погани; аще Божіі гн въ будеть на кую любо землю, повел вая ангелу тому на кую любо землю бранью ити, то оной зеил ангелг не воспротивится повел нью Божью .

Яко и се бяше • ва пы навелъ Богь, грЪхъ ради нашвгь, иноплемеви.ікв погавыя, и поб жахуть ны повел яьемъ Божьииъ: они бо бяху водими авгеломъ, по повеленью Божью» (11. G. Р. Л., т. I, стр. 1 2 2 ) .

— 113 — Соберемъ главныя черты, которыми былины характеризуютъ эти лица въ нравственномъ отношеніи; а такъ какъ и общественныя ихъ отдичія т сно связаны съ нравственными, то нельзя обойдти и сихъ посл днихъ .

Главное лицо между богатырями дружинниками, окружающими Владиміра, есть Илья Муромец«—знамени т йшій представитель русскаго богатырства, поб дитель Соловья разбойника и Идолища, заступникъ князя Владиміра передъ татарскимъ нашествіемъ .

Илья Муромецъ — сынъ крестьянина; онъ дорожитъ своими родовыми связями съ сельскимъ населеніемъ и созданное ими общественное положеніе не хочетъ м нять на иное, даже бол е значительное: такъ Смолягинцы (по другимъ пересказамъ, Черниговцы), которыхъ онъ освободилъ отъ татарской осады, зовутъ его къ себ воеводою, но онъ отказывается:

«Не дай Господи д лати съ барина холопа, «Съ барина холопа, съ холопа дворянина, «Дворянина съ холопа, изъ попа палача, «А также изъ богатыря воеводу» .

(Р., II, 328) .

Уже съ запасомъ знаменитыхъ подвиговъ приходить онъ ко Владиміру: онъ заявляеть о своей поб д надъ Соловьемъ разбойникомъ, и непостижимо, нев роятно кажется Владиыіру это торжество надъ страшнымъ великаномъ, додговременнымъ врагомъ людей кі вскихъ; сила, ник мъ невиданная досел, необходима была для такого д ла, и именно силою—ухваткою, какъ отличительною чертою, былины характеризуютъ Илью (К., Ш, 55, Р., I, 120, 195, II, 21). Только ей одной покоряется Соловей разбойникъ: онъ не сдугааетъ приказовъ князя

Вдадиміра и говорить ему въ отв ть:

f — 114 — «Не твоя слуга, не тс сіу;ку, не тея и слушаю:

«Я служу н слушаю Илью Муромца» .

(П. и обр., 119, ср. у Р., I и II) .

Чуя приближеніе этой могучей силы, другой противникъ Ильи, Збутъ кородевичь, отвязываетъ своего пса отъ стремени, отпуска тъ съ руки яснаго сокола, приговаривая «А тепере мн не до тебя пришло» .

(К. Д., 362) .

Въ сознаніи своей неодолимой силы Илья даже невсегда употр бляетъ ее въ д ло, но только заявляетъ о ней врагамъ: въ чистомъ пол напали на него разбойники; Илья не защищается:

Что сннмаетъ ли старый свои тугій кр пкій лукъ, Онъ пускаетъ ли калеиу стр лу во сырой толстый дубъ, Раскололъ онъ этотъ дубъ на четыре грани .

Вотъ и тутъ ли разбойнички нспугалнся, По чистому полю разб жалися .

(К., I, 16) .

Вм ст съ этой неодолимой СИЛОЙ ПЛОТИ нашего богатыря отличаетъ его таланз-участь (Р., I, 130), его судьба, которую онъ саыъ себ создаетъ, руководимый своими нравственными свойствами и инстинктами .

Какъ въ бою противъ трехъ богатырей онъ стоитъ — не шатнется, На буйниіі голов колнакъ не тряхнется, (К„ IV, 47), такъ же стоекъ онъ и въ людскихъ отношеніяхъ: среди пестрой дружины княжеской онъ в рный представитель крестьянства: на врага въ чистомъ под онъ смотритъ не изъ трубочки серебряной, какъ Добрыня, а по просту изъ кулака молодецкаго (К., I, 50;; богатство ему не къ разуыу (К., I, 32); онъ н принимаешь на себя никакихъ обязанностей, кром долга богатырскаго, ради котораго онъ пришелъ въ Біевъ,

–  –  –

Эти слова свид тельствуютъ — съ какой дов рчивостью смотритъ Илья на самого князя; порою это чувство переходить въ н жную отеческую заботливость: Владиміръ просить Илью заставить Соловья свиснуть громкимъ голосомъ,

Илья исполняетъ просьбу только съ сл дующею предосторожностью :

«Ужь ты батюшка нашъ Владішіръ князь!

«Не по гн пъ бы те, батюшка, показало, е:

«Я возьму тея, батюшку, подъ пазушку, «А княгиню ту подъ другую« .

(П. п обр., 119, ср. К., I, 30) .

Тоже благодушіе видно и въ обращеніи Ильи съ его товарищами богатырями. Онъ одинъ старикъ между ними, но не раздражительно, а степенно, съ благоразуміемъ, придичнымъ челов ку опытному и бывалому, относится онъ къ людямъ иного, юн йшаго покол нія : то помогаетъ ослаб вающему въ битв Добрын, то учитъ Дюва богатырской по здк (Р., П, 164), то, стоя на заставь1, разсуждаетъ о нрав товарищей и сообразно съ нимъ, опред ляеть кому идти противъ приближающегося врага. Однажды Алеша Поповичь раздосадовался на Илью;

но и тутъ Муромецъ не вышедъ изъ себя иди, лучше сказать, великодушно сдержалъ свой ГН БЪ: Алеша кинудъ въ него ножемъ, * — 116 — ГІымадъ на полету Илья булатный но;къ, Взоткнулъ его въ дубовой столъ .

(П. и обр., 120) .

Илья бдагодушенъ даже съ врагами. Мы вид ли выше, какъ онъ только пугнулъ своей силой разбойниковъ, на него напавшихъ. Только врагамъ инопдеыеннымъ онъ не знаетъ пощады: при осад Чернигова Нобпвалъ онъ вс хъ Татаръ черныихъ Съ перваго до иосл дияго .

( К, I, 26) .

Съ благодушіемъ въ нрав его соединяется и скромность: поб дивши врага, котораго не могъ одол ть никто другой изъ богатырей, Илья ограничивается сл дующею похвальбою :

« ЪЗДІІЛЪ во пол тридцать л тъ. — «Экаго чуда не иа зжива.іъ • .

(К., I, 52) .

Бдагодушіе и скромность не м шаютъ однако Иль сохранять полную независимость своего характера. Эту независимость онъ обнаруживаетъ преимущественно въ своихъ отношеніяхъ къ княжескимъ дружинникамъ. Простой крестьянинъ, Илья не подчиняется образу ихъ д йствій и поступковъ; таі;ъ, при наступленіи Мамая на Кіевъ, Вдадиміръ сов туется съ дружиною о томъ, какъ съ нимъ воевать. Трусливые князья и бояре говорятъ, Что д лать надо ст ну б локамениу, Да засыпать и;елтымъ пескомъ .

а Илья подаетъ сов тъ Послать къ Мамаю скора гониа .

Попросить сроку на три м сяца, Чтобы спланъ намъ поисправиться, А могучимъ богатырямъ ікк ь \аться .

(П и обр., 145) .

— 117 — Когда прочіе дружинники хотятъ подслужиться князю чужой женою, а мужа я погубить, одинъ Илья возвншаеть голосъ:

«Ужь ты батюшка, Володиыіръ князь!

«Изведешь ты ясново сокола:

«Не пымать тек бЬ.юіі лебеди!»

(П. и обр., 83) .

Врагь наушничества, Илья самъ д лается жертвою боярской клеветы: однажды бояре подмолвились князю:

«Гоіі егя, батюшко, Владиміръ князь!

«Вс мъ то намъ твои дары по любви пришли, «Одному то удалому молодцу «Дары т не по любви пришли .

«Что понмени то Иль Муромцу» .

(П. и обр., 306) .

И князь ведитъ Илью посадить въ глубокъ погребъ .

Такймъ образомъ, уступая нав тамъ боярскимъ, Вдадиміръ нарушаетъ дружественныя отношенія къ Муромцу .

Естественно рождаясь отъ того пристрастія къ наушничеству, которымъ характеризуется русскіи князь издревле, эта враждебность отношеній р зкими чертами обозначена въ н которыхъ былинахъ,—в роятно подъ вліяніемъ поздн йшихъ отношеній центральной власти и близкихъ слугь ея къ сельскому населенію .

Съ своей стороны, и Муромецъ начинаетъ подозрительно смотр ть на князя, къ которому такъ дов рчиво относился сначала: однажды Илья приходитъ на пиръ Владиміровъ, не узнанъ княземъ и посаженъ имъ не съ боярами, а съ д тьми боярскими:

«Не ум лъ ты гостя но прі зд учевствовать, «На отъ зд гостя не учевствуешь, «Самъ ты гид лъ со воронами, «А меня садвдъ съ воронятами»

(К., IV, 49, ср. Р., II, 334) .

отв чаеть онъ Владиміру. По другой былин, Владиыіръ забылъ позвать Илью къ себ на пиръ:

Тутъ Илыошеньк стало зарко:

Скоро онъ тянулъ тугій лукъ, Кладываетъ стр лочку каленую, Стр лилъ онъ тутъ по Божьимъ церквамъ, По Божьимъ церквамъ, да по чуднымъ крестамъ, По тьшмъ маковкамъ золоченыпмъ .

(Р., I, 95) .

Н которыя былины только и знаютъ, что враждебпыя отношенія между Владаміромъ и Ильей даже при первомъ его появленіи ( К, I, 77 и сл д. Р., I, 323); другія ВМЕСТЕ съ ссорой знаютъ и примиреніе Ильи съ княземъ (П .

и обр., 8 1 и сл д., 305 и сл д.). Вообще многія былины придаютъ Иль прозвище стараго казака и атамана, в роятно подъ вліяніемъ позднихъ непріязненныхъ отношеній, между высшимъ кдассомъ и крестьянствомъ; какъ изв стно, эти отношенія сод йствовали распространенно казацкихъ вольницъ на русскихъ украйнахъ. Представляемый казакомъ, Илья Муромедъ въ одной казацкой п сн становится даже современникомъ и товарищемъ Стеньки Разина ' ) .

') С«. Сахарова Ск. Р. Н., I, 2 4 5. Такое изи неніе общеетвенааго характера героевъ народнаго эпоса заметно • въ погзіи другихъ народовъ; такъ напр. въ древн вшихъ аоэтическихъ паиятникахъ средневековой Испаши Сидъ представляется какъ непокорный вассалъ АльФовса VI, наказанный его гн вомъ, нарушитель договоровъ, наемный слуга арабскихг князей, а въ поздн йшвхъ роианеахъ онъ выведенъ какъ томяый любоввикъ Хяиены і представитель самыхъ утончепвыхъ п о нятііі о рыцарскоі чести и верности (указаніе Дози, въ его Recherches sur l'histoire politique et littraire de l'Espagne pendant le Moyen Age, t. I, Leyde, которое мы приводишь со словъ Грановскаю (Соч., т. И, 227), потоиу что подлинника не им ли подъ — 119 — Въ ладу или не въ ладу съ княземъ, Илья всегда подчиняетъ свои подвиги, свою д ятельность началу нравственному и религіозному: отправляясь изъ дому въ Кіевъ, онъ ставить часовню со своимъ именемъ (П. и обр., 116) иди же служить об дни запрестольныя, кладетъ зав ты великіе, ставить св чу дорогую и сулитъ другую, еще дороже, за поправление во пути во дороженк (К., I, 77). Его подвиги не безц льный размахъ силы, но защита слабымъ и угнетеннымъ: когда Идолище обнасильничалъ Кіевъ, Илья сп шитъ освободить стольный городъ; встр чая въ пол д вушку, б жавшую отъ соблазнителя Алеши, онъ ей выговариваетъ:

«Охъ ты гоіі еси, душа ли красна д вица!

«Охъ ты что мн да но не сказалася?

«41 бы еъ Олешеіі исрев да.іся, «Я бы снядъ гъ О.іеіші буііну голову.»

(К. : I. 5, ср. 92 п 93) .

Т снимый врагомъСокольничкомъ,Илья взмолился Богу:

«Сколько я стоядъ за в ру хрпстіаискую, «Еще бол я стоялъ за ; ерк: вь Божін;

«Сколько я стоялъ за благочестивыхъ вдовъ, «За т хъ благочогтппыхъ вдовъ, за безмужнихъ женъ, «Б.іагочестяві.ш жены, безмуя.чіія вдовы .

«Ои бы.ти богомольный, «День н ночь out» Богу молятся» .

(К., IV, 16, ср. П. и обр.. 358) .

Конечно ц ною этихъ подвиговъ заслужилъ онъ милость свыше: по крайней м р былины вводятъ въ его судьбу непосредственное участіе силъ неземныхъ:

Написано было у святыхъ оп.евт.,

Удумано было у Апостоловъ:

Не быть Иль въ чистомъ пол убитому .

(К., I, 51, с Г. Р. : І : 58) — 120 — Этотъ то зав тъ и осуществился въ томъ, что Илья окамен лъ въ Кіевскихъ пещерахъ .

Это религіозное освященіе личности Ильи Муромца объясняется т мъ, что въ лиц его народное творчество съ большою полнотою воплотило лучшія нравственныя понятія и стремленія Русскаго народа и потому естественно не могло не связать ихъ съ народными в рованіями и религіозными уб жденіями .

Добрыня по происхожденію княжичь. Между т мъ какъ Илья Муромецъ является въ дружин Владиміровой какъ представитель крестьянства, во всей простот с льскаго быта, Добрыня — представитель высшаго слоя общества, даже не бояринъ, но родственникъ самого Владиміра, какъ бы внязь безъ уд да. Иныя былины и называютъ его княземъ (П. и обр., 360 и сл д.,ср. К., П, 4 и сл д.), но т мъ не мен е вообще он пр дставляютъ его не какъ лицо вполн независимое, а какъ члена Владиміровой дружины, на ряду съ прочими дружинниками .

Лицо изъ высшаго сосдовія общества, богачь (К. Д., 345), Добрыня служить представителемъ высшей степени образованности, возможной въ его время (П.

и обр., 114):

А и будетъ Добрыня семи годовъ,

Присадила его матушка грамот учиться:

А грамота Добрын въ иаукъ пошла;

Присадила его матушка перомъ писать .

(К. Д., 345) .

Оттого онъ и слыветъ зачелов ка «грамотой востраго»

(Р., П, 174, 334) .

Кром того онъ мастеръ п ть и играть на гусляхъ или гудк, такъ что переод тнй въ платье скоморошеское—онъ не былъ узнанъ ни матерью, ни княземъ Владиміромъ; онъ и стр лецъ превосходный (К., П, 88), и плавать гораздъ — 121 —

–  –  –

, У него ли р чи умплыіыя, Онъ прельетптъ и уговоритъ .

(Р., I, 195) .

Совокупность вс хъ этихъ свойствъ, отличающихъ Добрыню, былины называютъ в ж ствомъ (К., II, 3 1, ср. Р. I иІІ).Это в жество «прирожденое», стало быть насл дованно Добрыней отъ предковъ, свойственное его княженецкому роду.

Его в жество и происхожденіе дали направленіе его д ятельности, и воть какія службы справлялъ Добрыня при Владимір :

Три года у князя столышчалъ, Да три года у князя харешничахь, Да три года у князя въ приворотничкахъ былъ .

(К., Д., 61, К., II, 41, ср. 48) Наконецъ бывалъ онъ, и не разъ, во послахъ (К., II, 84, Ш, 54, П. и обр., 114) .

Впрочемъ ловокъ Добрыня и въ бою: онъ убилъ Зм я Горыныча, перебилъ много Татаровей, Съ зди.іъ цъ далміы орды немирный, Вырубилъ Чудь б логлазую, Прекротнлъ Сорочину долгополую И т хъ Черкесъ Пятигорскіихъ, А и т хъ Калмыковъ со Татарами, Чукшп вс и Алюторы .

(К. Д., 201) .

Въ бою онъ легко увлекается:

Молодецкое сердечушко разгорчивое п иеунывчивое .

К, II. 41) .

и далеко не такъ стоекъ, какъ Илья: когда богатырь нахвальщина напущадъ на него своего ковя,—

Подъ Добрыней конь на кол нца на.іъ:

Добрыпя Никитичь м.іадъ Господу Богу взмолится, — 123 —

И ДІати Пресвятой Богородиц :

«Унеси, Господи, отъ нахвалыцпка.»

Подъ Добрыней конь иосправидся,— У халъ на заставу богатырскую .

(К., I, 49) .

Былины коротко знаютъ нравъ Добрыни въ частной жизни: челов къ тихій и смирный (Р., I, 195), онъисполненъ уваженія къ своей матери: напутствуемый ея благословеніемъ, д тъ онъ на богатырскіе подвиги; ея надзору поручаетъ онъ свою молодую жену, отъ зжая на далекую службу. Знаютъ былины и его гульбу по Кіеву, и его сношенія съ еретницей Мариной,—в роятно въ ранней молодости, но т мъ не мен выставляютъ его н жнымъ и попечительнымъ мужемъ, который милостиво принимаетъ жену, принужденную склониться на бракъ съ Алешей вовремя Добрынина отсутствія .

Не одинъ Добрыня сдужитъ въ быдинахъ представителемъ высшаго зажиточнаго и образованн йшаго класса:

таковы, бояринъ Ставръ Годиновичь и княжескій ловчанинъ Данило Денисьевичь, оба изв стные въ быдинахъ по своимъ в рнымъ женамъ; таковы и молодые бояре Дюкъ Степановичь, Чурила Пленковичь, Хотенъ Блудовичь. Не такъ славны они своими подвигами, какъ богатствами или житьемъ-бытьемъ—черта, напоминающая о той роскошной и богатой жизни, которою славился Кі въ XI, XII в ковъ даже на запад. «Боярскіе роды хвастливые», зам чаетъ одна былина (К., IV, 8), и д йствительно эти бояре, и старые и молодые, не прочь похвалиться своимъ житьемъбытьемъ .

Хвастовство и чванство особенно отличаютъ молодого богача Дюка Степановича, боярскаго или княженецкаго сына.

Онъ только на время прі зжа тъ къ внязю Владиміpy изъ дал кихъ странъ, изъ Волынца Красна Галичья или даже, по н которымъ пересказамъ, изъ Инд и богатой, но въ свое непродолжительное пребываніе въ Кіев онъ усп ваетъ перещеголять вс хъ блескомъ своихъ одеждъ и, благодаря своимъ превосходнымъ конямъ, выиграть огромный закладъ у Чурилы (по другимъ пересказамъ, у Алеши Поповича); на пиру у Владиміра Дюкъ чванливо брезгу тъ княжесБИмъ угощеніемъ, противуподагая ему свое роскошное житье-бытье: это возбуждаетъ любопытство Владиміра, и онъ посылаеть къ Дюку оц нщиковъ, но т, видя неисчислимы я богатства, пишутъ князю такой отв тъ:

–  –  –

Им нье-богатство Дюка вошло даже въ пословицу между богатырями .

Личность Чурилы Пленковича очерчена въ былинахъ многими яркими подробностями. Чурила чрезвычайно богатъ и красивъ собою: у него

–  –  –

Кругъ пяты—хоть ицемъ прокати, Подъ пяту воробей проскачи .

(II. и Обр., стр. 120 и 121) .

здитъ ли онъ со своей дружиною, Нередъ шшъ несутъ подсолнечникъ, Чгобъ не запекло солнце б ла его лица .

(К., Д., 162) .

Владиміръ охотно беретъ такого красавца къ себ въ придворную службу, и Кіевдянъ поражаетъ красота Чурилы, особенно его «походкащапдивая,» не разъ прославляемая былинами:

Онъ добро но городу погуливалъ:

Подъ шшъ травка муравка не топчется, Лазоревый цввтокъ не ломится, Зеленъ саФьянъ на немъ не тряхнется .

Что съ вечера пороша порошила, Съ полуночи выпалъ б лыіі сн гъ, Вьшалъ б лыіі сн гъ во весь б лыи св тъ .

По той то порош два сл дочка лежатъ, Малымъ то малы коротешеньки .

Стары старики собиралися,

Они т мъ сл дкамъ діівовалися:

«Чьи эти сл дки малешеньки, «Малымъ то малы коротешеньки?

«Это молода Чурилы, сына Пленковича » .

(П. и обр., 259 и 260) .

Загляд лись на Чурилу вс люди т :

Гд д вушки глядятъ—заборы трещать, Гд молодушки глядятъ—лишь оконенки звенятъ, Гд стары глядятъ, манатьи на себ берутъ .

(П. и обр., 121) .

На пиру загляд лась на Чурилу и княгиня Апракс евна .

Пор зала княгиня руку б лую, Со стыду со сраму подъ столъ руку св сила (П в обр. 120) .

— 126 — У князя Чурила справляетъ должности стольника, позовщика и постельника .

Своими нравственными свойствами щеголь Чурила выражаетъ всю испорченность исключительно придворной жизни:

онъ изн ж нъ ея роскошью, онъ самоув ренъ и сп шитъ заклеймить насм шкою чужія достоинства, которымъ самъ завидуетъ; такъ, онъ передъ Владиміромъ оговариваегь Дюка въ самохвадьств и гордости, завидуя его богатству (К. Д., 27). Наконелъ, избалованный своей красотою, онъ страстный искатель любовныхъ приключеній: онъ соблазняетъ жену стараго Бермяты .

Алеша Поповичь, подобно Иль Муромцу и Добрын Никитичу, — одно изъ главвыхъ лицъ среди всего круга былинныхъ героевъ.

Эти три богатыря—братья названые между собою; когда они съ другими богатырями стоятъ на застав богатырской, то занимаютъ гдавныя должности:

Илья Муромедъ атамана, Добрыня подъатаманья, Алеша есаула ( К, I, 48); когда Батый подступаете къ Кіеву, то требуетъ выдачи ихъ троихъ, какъ перваго условія(К., IV, 41). Но между т мъ какъ былины въ Иль и Добрын изображаютъ два вполн сочувственныя народу лица, Алешу он противуполагаютъ этимъ богатырямъ, какъ воплощеніе н сколькихъ свойствъ порочныхъ; эти пороки былины представляютъ отчасти какъ особенности его личнаго характера, отчасти же признаютъ отличительными чертами того сословія, къ которому принадлежите Алеша по происхожденію; вотъ какъ эпосъ выражаетъ эту мысль о сословной насл дственности Алешиныхъ пороковъ: однажды богатыри, стоя на застав, разсуждаютъ — кого бы послать противъ на зжающаго врага: положились было на

Алешу Поповича, но Илья Муромецъ молвилъ:

«Не ладно, ребятушки, положили:

— 127 — «Алешинька рода поповокаго;

«Поновскіе глаза завпдуіцір, «Поповскія руки-нагребущія;

«Увидитъ Алеша на нахвалыцин «Много злата, серебра, «Злату Алеша позавидует-ь;

«Погинетъ Алеша понапрасному» .

(К., I, 48, ср. Р., II, 144 •) .

Уже отъ XII, XIII и XIV в ковъ сохранились въ нашей литератур обличенія противъ пороковъ церковнослужителей, и именно противъ корыстолюбія и мздоимства направлены были упреки митрополита Кипріяна *) и протесть новгородскихъ и нсковскихъ стригодьниковъ. Нельзя не вид ть связи этихъ заявленш съ сатирическими намеками нашего эпоса,нашедшими себ еще большее подтверждені во времена поздн йшія .

По скудости изв стій трудно сказать,—какое отношеніе им тъ характеръ былиннаго Алеши ЕЪ тому д йствительно историческому лицу, о которомъ говорятъ д тописи подъ именемъ Александра Поповича; весьма однако в роятно, что не столько личныя черты этого лица, сколько родовое его прозвище опр д лили былинную характеристику Алеши .

Алеша Поповичь мдадъ родомъ изъ славнаго Ростова, красна города, сынъ едора, стараго попа соборнаго (К. Д., 187, 191) .

На служб у Владиміра Поповичь являтся то дружинникомъ богатыремъ, который съ товарищами стоить на за

–  –  –

став нодъ Кіевомъ, то придворнымъ, прислужникомъ князя и княгини .

По личнымъ своимъ качествамъ Алеша особенно отличается см лостью; «см лый» постоянное его прозвище (напр. Пам. и обр., 316, К., II, 32, Р., I, 132 и пр.);

самъ онъ считаетъ себя вс хъ богатырей поудал е, и своего коня порыскуч е (К., I, 8); онъ даже «зарывчатъ»

(Р., I, 76); поэтому съ нимъ случается, что онъ «изорветъ силу »до встр чи съ противникомъ (Р., 1,76); увлекшись поб дой надъ земными врагами, Алеша вызываетъ на бой даже силу незд шнюю:

«!Мы и съ тою силою, витязи, справимся!»

но эта чудная сила одол ваетъ. Вм ст съ этими свойствами Алеша горделивъ сп сивъ (К., IY, 13) бранчивъ, задоренъ и грубъ:

У Алеши в жество нерожденое .

(К. Д., 233) .

Въ бою онъ не то, что силенъ и храбръ, какъ Илья, но вертокъ (К. Д., 190), и хитеръ: хитростью онъ подманиваетъ къ себ Тугарина, чтобы удобн е его поразить (К. Д., 184); хитростью д лаетъ онъ и другія д ла жит йскія. Онъ насм шникъ женскій, пересм шникъ (П. и обр., 361 К., I, 5, 12, P., 1 и 11): онъ см ется надъ княгинею Апракс евной, что ей нравится Тугаринъ (К. Д., 194); отъ его пресд дованія б жала съ новыхъ с ней красна д вица, дочь гостиная (К., I, 3), онъ опуталъ было своими кознями и жену Добрыни, а сестру братьевъ Збродовичей и совс мъ было опозорилъ (К., II, 67). Наконецъ, Алеша слыветъ и судейскимъ передестничкомъ (К., II, 6). Былины не разсказываютъ его похожденій прямо по этой части, но знаютъ однако н что подобное, пов ствуя о томъ, какъ онъ плутовски уговариваетъ каличьяго — 129 — атамана погостить у княгини Апракс евньг, подкладываетъ атаману Вдадимірову чарочку и потомъ, обвинивши каликъ въ воровств, является къ нимъ на обыскъ (К. Д., былина о 40 каликахъ съ каликою) .

гуляка, то и д ло, что Васи. и пьяница—беззаботный гуляетъ по кружеламъ; богатыремъ онъ проявляется сдучайяо: однажды Батый напалъ на Кіевъ, Іте случилося во Кіев богатырей, Одна объявилась голь кабацкая, Но прозванья, у acnaiii сынъ Нгнатьепичь .

(Р., II, 38. ср. II. и обр., 89) .

Но прежде, ч мъ ИДТИ ВЪ бой, Василій потребовалъ, чтобы Владим;ръ далъ ему опохм литься. Онъ выпилъ три огромныя чары и потомъ, выйдя противъ Татаръ, разбилъ ихъ и убилъ предводителей. По одному пересказу (П. и обр., 88 и сл д.), Василій и совс мъ не хот лъ идти въ бой, еслибы его не уговорилъ самъ князь, прійдя въ кружело, гд Василій лежалъ на печи—нагъ, ни ниточки .

Нельзя въ этомъ лиц искать какого нибудь ц льнаго общественнаго или нравственнаго типа : былины даютъ сдигаколъ мало для такой характеристики; но въ проявленіяхъ Василія не безъ основанія можно вид ть то отчаянное настроеніе, которое иногда обнаруживали простые классы нашего народа въ эпоху общественныхъ б дствій;

въ одномъ историческомъ сказаніи, внссенномъ въ л топись, есть даже ц лый эпизодъ, напоминающій подвигъ Пьяницы: только по сказанію, въ XIV в к и въ Москв происходитъ то, что былины относятъ ко временамъ Батыева нашествія на Кіевъ. Въ 1381 году, во время осады Москвы Тохтамышемъ, почти все населеніе, застигнутое въ расплохъ и лишенное возможности защищаться, предалось пьянству; н ногіе д йствовали со ст нъ противъ непріяте.дя и между прочимъ, «н кто гражанинъ Москвитинъ суконннкъ, именемъ Адаыъ, со Фроловскихъ воротъ пусти среду изъ самострела и уби н коего отъ князей ордынскихъ, сына нарочита и славна суща, і печаль велиі;у сотвори Тахтамышу царю і вс мъ княземъ его» ' ). Былины идеализируютъ д йствительное событіе, пом щаютъ его въ любимую героическую эпоху и въ частной удач отд льнаго лида видятъ пробужденіе поб доносной энергш народа *) .

Не смотря на свою поб ду, Басил: и выставляется въ бнлинахъ пе совс мъ ловкимъ въ бою:

У Васьки полы долгія, Но земл ходить Васька—заплетается, На бою на драк заплетается .

(К., I, 47) .

По этому посланный вм ст съ Добрыней отвозить въ орду дани выходы, Василій не беретъ на себя богатырскихъ упражнений, на которыя вызываетъ Батый и предоставляетъ ихъ своему спутнику; Василій же только бьетъ челомъ и держитъ р чи къ царю .

Таковы разнохарактерныя лица, составляющая, по былинамъ, богатырскую дружину князя Владиміра и являющаяся въ ней представителями различныхъ классовъ народа. Въ дополненіе къ этимъ ыуя;скимъ лицамъ должно упомянуть и о н сколькихъ лицахъ женскихт.. Женскія лица не многочисленны и взяты изъ одного только класса народа: он принадлежать или къ княжеской семь, или къ семьямъ дружинниковъ; поэтому въ женскихъ лицахъ не указаны сл ды общественныхъ раздичій, столь очевидпыя въ лицахъ богатырей дружинниковъ. Въ своихъ женскихъ ') Р. Д. со Н и. св., т. IV, 133 .

*) Эго сблх^ніе указано Шевыревымх, Ист. P. C.I., т. III, 292 .

— 131 — лнцахъ былины изображают^ преимущественно общія черты женской природы, при чемъ подчиняютъ ихъ строгой нравственной оц нк. Чаще всего женщина изображается какъ жена: по п нятію былинъ, супружеская привязанность есть основа семейнаго счастія и пробный камень женскихъ характеровъ. Подобно знаменитому слову Данила Заточеника, былины очень опред ленно различають нравственные типы жены злой и доброй .

Подъ типъ жены злой подходятъ и чудесныя существа-, каковы жена Потока и Марина, и жена Ивана Годиновича, и Катерина прекрасная, жена Бермяты, любовница Чурилы. Но наибод е полно выразился ОТОТЪ ТИПЪ ВЪ іиц молодой жены Владиміра, княгини Афросиньи, Опраксы иди Апракс евны .

Былины знаютъ ее еще въ д вичеств ; она честна рода дочь, королевшина, дочь грозного короля Золотой орды, Етмануйла Етмануйловича или, по другимъ пересказамъ, дочь короля Ляховинскаго.

Богатырь Дунай, проча ее въ нев сты Владиміру, описываетъ ее сл дующима словами:

Спднтъ Афроеинья въ вмсокомъ терему, За трндесять замками булатными, А • буйные в тры не вп. нутъ на ее, А красное солнце не лечетъ лицо, к то-то, сударь, д вушка станомъ статна, Станомъ статна и умомъ сверстна, Б лое лицо какъ бы б лоіі сн гъ, А ягодицы какъ маковъ цв тъ .

Черныя бровв какъ бы соболи, Ясныя очи какъ у сокола .

(К. Д., 87. К. III. 54, 61) Къ тому же она и Въ грамлту it,mm;i ноучгная .

[К., Ш. 3")) .

— 132 — Слава ея красоты такъ велика, что и посл брака царь Калинъ подымаетъ изъ за нея войну съ Владиміромъ, Хочетъ отъ жива мужа жену отнять .

(Р., I, 98, 102, 114 и сл д.) .

Какъ супруга Владиміра, она полная хозяйка въ его доы : на пирахъ она рядомъ съ княземъ принимаетъ богатырей, папр. Илья Муромца, Ивана Годиновича, Дюка Степановича, Соловья Будиміровича, и беретъ отъ нихъ подарки. Съ нею князь здитъ въ гости къ Чурил въ Кіевецъ (К. Д., 160, Р., I, 283); она принимаетъ участіе въ д лахъ богатырей, сватаетъ Алешу Поповича, (11- и обр., 87), старается успокоить гн въ Дуная на его жену (К .

Д., 99) .

Что она умомъ сверстна, — это обнаруживается т мъ, что княгиня прежде вс хъ подм чаетъ прим ты женскія въ жен &авра, переод той мужчиною, вопреки уб жденію князя, который сердито прибраниваетъ жену, но потомъ саыъ въ томъ уб ждается (К.

Д., 127 исл д.); она же была сдогадлива, три года поила-кормила Илью Муромца, котораго Владиыіръ вел лъ бросить на смерть въ погреба глубокіе, и потомъ, когда обстала Кіевъ сила нев рная, она присов товала князю справиться: не живъ ли Муромецъ и не помошетъ ли онъ б д (К., I, 68, 59)? Но ТБМЪ не мен е умная и красивая княгиня не исподняетъ долга доброй жены: она не в рна мужу—то соблазняетъ красиваго атамана каликъ Касьяна Михайловича, то заглядится на Чурилу Пленковича и у души его держитъ (К., IV, 85, Р., I, 266), то водится съ Идолищемъ погапымъ (К., IV, 19), то на пиру сашаетъ подл себя Тугарина Зм евича и не только не смущается, что онъ ее грубо ласкаетъ и ц луетъ въ уста сахарныя, но еще при вс хъ гостяхъ п няегь Алеіп Поповичу, убившему Тугарина:

— 133 — «Деревенщина ты, заселыцина, «Разлучплъ меня съ другоагь мильшъ» .

(К. Д. 191, 192) .

Въ порыв страсти она мстить каляк Касьяну, ложно обвинивъ его въ воровств, въ наказаніе за свои гр хи подвергается страшной бол зни и, исц лившись чудомъ калики, опять таки Молодому Касьяну покланяется Безъ стыда, безъ сорому, A гр хъ своіі на ум дерікптъ .

(К. Д., 2-Ю.) Въ противуполоашость этому порочному существу былины съ сочувствіемъ изображаюсь два женскихъ лица, въ которыхъ он предполагаютъ воплощеніе женскихъ доброд телей. Это Василиса и Настасья Никулигты. Василиса Никулишаа по были намъ представляется тоженою богатыря Данилы, то женою Ставра боярина *). Въ обоихъ случаяхт, она сохраняетъ одн и т же основныя черты характера, сообщеннагоейнароднымъ творчествомъ, но между т мъ і:акъ въ былинахъ перваго рода трагическое окончаніе ея судьбы придаетъ ея лицу строгость и важность, счастливый исходъ ея приключеній по былииамъ втораго рода иаобрахаетъ ее въ чертахъ по преимуществу мягкихъ и изящныхъ. Вотъ въ какихъ словахъ одинъ изъ приблишеішыхъ Владиыіра характеризуетъ Василису, какъ жену

Данилы:

ЛІи.)ГО я жлгалт. по инымъ землямъ,.Много впдалъ я королевишонъ,

Много иидалъ и изъ ума пыталъ:

') Въ пересказ« К»р., III, стр. 28 • сл*д. Василвса случайно см шава съ Настасье», но по сравневію съ сл дігощвмъ оересвазочъ відно, что д ло идегь о Василис .

— 134 — Котора лицомъ красна, умомъ не еверетиа, Котора умомъ еверстиа, лицомъ не красна, Не нахажішалъ я такой красавицы, Не шідыиа.іь я эдакоіі прпгожницы,— У тово у Данилы у Денисьича, ІІиішо та ли Василиса Ннкудишна:

И лицомъ она красна, и умомъ еверстиа, И русскую ум етъ больно грамоту, И четыо-п тыо горазда церковному;

Ишшо было бы кого звать намъ матушкой, Величать намъ государыней!

(П. и орб., 82.) Словомъ, злой сов тникъ предлагаетъ князю, тогда еще холостому, взять за себя Василису, а мужа ея если не убить, то удалить безвозвратно. И такъ обстоятельства вызываютъ на испытаніе супружескую преданность Василисы. Данила у халъ, и князь зоветъ къ себ его жену. Оскорбленная женщина не сп шитъ однако выразить свое яегодованіе. Напротивъ того она безропотно выслушиваетъ приказъ княжескій, заливается слезами и потомъ детъ, но не въ Кіевъ, а въ чистое поле, къ мужу, чтобы дать ему в сть о случившемся. Данила лишаеть себя жизни. Тогда князь возобновляете свои требованія и велитъ Василис наряжаться въ платье подв нечно. И тутъ безропотно вдова нсполняетъ его волю, только просить позволить ей проститься съ милымъ покойнымъ мужемъ, и въ чистомъ пол, надъ трупомъ Данилы,

–  –  –

Подвигомъ неуклонной преданности любимому мужу кончаеть жизнь эта женщина, одаренная тою покорностью — 135 — судьб и тою глубиною сдержаннаго, но строго-неиодкупнаго чувства, которыя былина отм чаетъ въ ея характер, давая ей прозвище грозной .

Почти въ т хъ же обстоятельствахъ является Василиса и какъ жена Ставра. Владиміръ посадидъ этого боярина въ темницу, жена узнала о мужниной б д и выручаетъ его. Такимъ образомъ, какъ жена Ставра—Василиса отличается предпріимчивостью, между т мъ какъ въ былинахъ о Данил она выражаетъ р шимость преимущественно страдательную .

«Повывести будетъ Птвяра догадками ;кепсі;пяи! »

(Р. II. !»5. 105.) говоритъ Василиса, обдумывая свое нам реніе. И д йствительно, не даромъ Ставръ хвалился ею, что она Вс хъ то кпязей—бояръ пріобманетъ, Самого тебя В.іаднміра съ ума сведетъ .

(Р.. I, 241, 24-2, 245, II, 9і,104, Я К ) Василиса п реод вается мужчиной, грознымъ посломъ

Васильемъ, и конечно съ опасностью жизни детъ къ князю; тутъ княгиня узнаетъ было въ ней женщину:

«Знаю я нрим ты вс по женскому:

«Она по двору идегъ—будто уточка пдмвстъ .

•А во горенк вдеть—частенько ступаетъ, «А на лапицу садится—коленца ;кметъ .

« Л и ручки б леныиі, пальчики тоненько,— «Ду-.кинм изъ иерстовъ не вышли вс.»

(К. Д., 128, ср. Р., I и II.) Но князь, не дов ряя этимъ словамъ, предлагаете послу бороться:

Та ко воеолъ иуде женщина .

Не станегъ оиъ въ Кіен бороться .

(К.,1, MS) .

— 136 — Василиса выдерживаетъ и это испытание, и еще два другихъ; потомъ, подъ предлогомъ развлеченія, она просить Владиміра вывести изъ погреба Ставра, какъ мастера п ть и играть на гусляхъ. Владиміръ исполняетъ это желаніе, и Ставръ освобожденъ. Такъ торжествуете сн тливость Василисы въ д л, которое любящая жена не задумалась предпринять со вс мъ увлеченіемъ самопожертвованія и въ которомъ ея чувство вдохновило ее на ц лый рядъ энергическихъ подвиговъ, достойяыхъ мужчины-богатыря .

Настасью Никулишну былины изображаютъ и д вицею, и замужнею женщиною. Д вицею она представляется какъ воинственная паленила, полякующая въ чистомъ пол, и великанша, предъ величіемъ и силою которой ороб дъ самъ Добрыня (см. выше). Въ замужеств исчезаютъ чудесныя свойства ея природы и воинственность, и былины изображаютъ ее н жно любящею жепою, покорною и мужу, и его «государын матушк ». Подобно Василис, характеристику Настасьи былины ограничивают однимъ только случаемъ разлуки съ мужемъ.

Добрыпя принуждепъ съ нею разстаться надолго, а можетъ быть и навсегда:

оаъ поручаетъ Настасью заботамъ матери й даетъ жен запов дь шесть д тъ не выходить ни за кого замужь. В рная Настасья не только исполняетъ долгъ свой, но еще удвокваетъ срокъ его; на исход дв надцатаго года самъ Владиміръ сватаетъ за нее Алешу Поповича, который привозитъ в сть о Добрыниной погибели; мен е р шительная и энергическая ч мъ Василиса Данилова, Настасья не ищетъ себ смерти; смущенная, не им ющая ни въ чемъ опоры, она принуждена согласиться на бракъ, но въ самое время свадебнаго пира возвращается Добрыня;

Іітапоры Настасьи загова.іася, — 137 — Хочеть нрішо скочить, обесчестить столы .

(К. Д. 222.) Добрыня ласково встр чаетъ такой порывъ ея чувства и нрощаетъ свою н жную и многолюбящую супругу .

Былины говорятъ, что на пирахъ Владиміра безумные хвастаютъ молодыми женами, а разумные старыми матерями. Женскія лица былинъ оправдываютъ такое воззр ніе: въ чиед женъ богатырей былины выводятъ и хорошихъ, и дурныхъ; напротивъ того матери богатырей всегда изображаются въ величайшимъ сочувствіемъ и даже почетомъ. Это типъ до того опред ленный, что матери разныхъ богатырей характеризуются одними и т ми же постоянными чертами, впрочемъ очень немногочисленными .

Мать богатыря, по имени обыкноиенно Амелфа Тимофеевна и Афиыья Александровна, всегда честная, матерая вдова, набожная, многоразумная; она всегда любима и уважаема сыномъ:

Что пе б лая береза къ земл клонится, Ужь не шелковая трава разетплается, Ужь какъ сынъ передъ матерь*» кланяется .

(К., II, 1 ) Сама она исполнена н жной къ нему привязанности которую былины изображаютъ яркими чертами:

По зжа.іъ Добрыня во чисто поле, Провожала его родна матушка, Простилася, воротилася, * Домов пошла, гама заплакала, Учала по палаты похаживать Начала голосомъ поваживать, Яіалобнехонько она съ прігіетью .

(Р.. П. 31.) Вм ст съ сыномъ скорбитъ она о его невзгодахъ и ут шаетъ его: мать богатыря—его наставница и воспитательница, и горе тому сыну, который ослушается ыатеринскихъ сов товъ; это ослушаніе всегда не къ добру. Вообще мать изображается какъ лицо въ высшей стенени почтенное и достойное уваженія .

Этимъ мы закдючимъ очеркъ характера отд льныхъ лицъ, изображенныхъ въ былинахъ Владимірова цикла .

Намъ остается только прибавить н сколько словъ о народномъ значеніи произведеній, насъ занимающихъ .

Подвиги и приключенія Вдадиміровыхъ богатырей дружинниковъ—по большей части вымышленныя, но побужденія, ихъ создающія, и самый образъ д йствія былинныхъ героевъ такъ близки къ д йствйтельнымъ явленіямъ т хъ отдаленныхъ в ковъ русской народной жизни, когда Русь впервые обособилась въ отд льно государственное т ло, что общій смыслъ богатырской д ятельности, a сл доватедьно и смыслъ эпоса о ней,—уже исторический, и стало быть былины Владимірова цикла им ютъ для народа значеніе какъ воспоминаніе, конечно вполн достов рное на его взглядъ, объ отдаленн йшемъ прошедіпеыъ родной земли, в споминаніе т мъ бол е драгоц нное, что оио представляетъ родную етарипу въ яркихъ краскахъ и самыми привлекательными чертами. Этимъ объясняется та живучесть и св шесть, съ которою отъ глубоко-древней эпохи до нашего времени былины сохранились въ народной па^ мяти .

Значеніе нашихъ былинъ становится еще шире и поливе благодаря прочному нравственному смыслу ихъ содержанія. Независимо отъ условій поэтическаго воспроизведенія дорогой народной старины, былины Владимірова цикла поучительны для народа, какъ рядъ разнообразныхъ картинъ житейских* явленій и людскихъ отношеній: въ былинахъ народъ съ умиленіемъ видитъ образцы высокихъ доблестей общественныхъ, образцы н жной супружеской привязанности, образцы любви къ слабому и угнетенному, кротости, прямодушія, благоразумія, твердости, самопожертвованія,—и рядомъ им етъ случай справедливо осудить проявленія хвастовства, гордости, наглости,хитрости, жестокости... И вс эти картины и образы т мъ выше становятся въ нравственноыъ отношении, что они пред став ляютъ собою не лирическое заявлені личнаго мн нія, не протестъ отд льныхъ лицъ противъ гнетущаго зла и несправедливости, но истинно эпическое высшее начало примиренія добра со злоыъ, которое въ своемъ приговор по д ломъ воздаетъ каждому челов ку и спокойно и безпристрастно, но не равнодушно, не безстрастно изображаетъ д ла челов ческія .

Весь этотъ историческій и нравственный смыслъ былинъ для народа превосходно выраженъ въ сл дующей прип вк, которою п вцы въ старину заключали былины:

То старина, то и д янье, Какъ бы синему морю на утпиіенье, А быстрымъ р камъ слава до моря, Какъ бы добрымъ ЛЮДІШЪ на послушанье, Молодымъ молодцамъ на перениманье, Еще ігамъ, веселымъ молодцамъ, па нот шенье, СНДІОЧІІ во бес д смиренные, Исішваючп медъ, зелено вино;

Гд -ко ппво пьемъ, тутъ и честь воздаемъ Тому боярнпу великому ?^ И хозяпіт своему ласкову .

^ (К Д., 283) .

–  –  –





Похожие работы:

«рецензии Wamberg J.Landscape as World Picture: Tracing Cultural Evolution in Images. Vol. 1–2 Aarhus (Aarhus University Press), 2009 Михаил Соколов Энциклопедия пейзажа Исследование датского искусствоведа, профессора университета в Орхусе Якоба Вамберга впечатляет прежде всего св...»

«Отзыв официального оппонента на диссертацию Точилкиной Аллы Сергеевны "Театральная среда современного города: теоретико-методологические подходы и социокультурные практики", представленной на соискание ученой степени кандидата культурологии по спец...»

«ЛЕВ ТОЛСТОЙ ОБЛИЧИТЕЛЬ РОССИЙСКОГО ЛИБЕРАЛИЗМА В письме Александре Калмыковой, вошедшем в историю русской общественной мысли как "Письмо к либералам", Л . Н. Толстой отвечает на коллективный запрос о...»

«МИНУВШЕЕ ИСТОРИЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ Редакционная коллегия: Николай Богомолов, Жан Бонамур, Эльда Гарэтто, Александр Добкин, Джон М альмстад, Ричард Пайпс, Марк Раев, Дмитрий Сегал, Анатолий Смелянский Главны й редакт ор: Владимир Аллой МИНУВШЕЕ ИСТОРИЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ ATHENEUM — ФЕНИКС МОСКВА...»

«Джон Бирман Праведник. История о Рауле Валленберге, пропавшем герое Холокоста OCR by Ustas; spellcheck by Ron Skay; add spellcheck by Marina_Ch http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=142747 Праведник. История о Рауле Валленберге, пропавшем герое Холокоста. Приложение: Рауль Валленберг...»

«Редакционная коллегия: ЭБЗЕЕВ Б.С., заслуженный юрист РФ, заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор (председатель) ВЕДЕНЕЕВ Ю.А., заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор (заместитель председателя) БОРИСОВ И.Б., кандидат юридических наук ГРАЖДАНИН ВЕЛИЧКО А.М., доктор юридических наук ГА...»

«ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ УДК 8.1751.81-22 ИСТОРИЧЕСКИЕ И СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ БРЕТОНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ © И . З. Борисова Северо-Восточный федеральный университет им. М. К. Аммосова Россия, Республика Саха, 677000 г. Якутск, ул. Белинского, 58. Тел.: +7 (914) 225 55 96. Email: isborissova@mail.ru В статье рассматривается пробл...»

«АТТИЛА ШЕРЕШ Два связующих момента из истории венгерско– советских межгосударственных отношений между двумя мировыми войнами Генуя, 1922 г. – Закулисное сближение Весной 1922 г. в Генуе была созвана международная конференция по экономическим вопросам, цель которой состоял...»

«Оглавление Введение ГЛАВА 1. АКВАРИУМНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ История Древний Китай: одомашнивание карася Корея и Япония: прудовое рыбоводство, карпы кои Золотая рыбка в Европе — заморская диковина Россия: Золотницкий и первые аквариумы Ак...»

«1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ") ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ М...»

«Розы. Агротехника и размножение. Сегодняшний наш разговор — о розах, красотой которых уже много веков восторгаются люди. История культивирования этих растений насчитывает более пяти тысячелетий. Но наиболее активная селекция роз началась во многих европейских странах с середины прошлого столетия и непр...»

«Исхаков Радик Равильевич РЕГУЛИРОВАНИЕ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ НОРМАМИ ОБЫЧНОГО ПРАВА В КРЯШЕНСКОЙ (КРЕЩЕНО-ТАТАРСКОЙ) СЕМЬЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX НАЧАЛЕ ХХ В. В статье рассмотрены вопросы применения норм обычного права в области имущественных отношений внутри кряшенской (крещено-татарской) поземельной общин...»

«Министерство образования и науки РФ Международная ассоциация финно-угорских университетов ФГБОУ ВО "Удмуртский государственный университет" Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН ЕЖЕГОДНИК финно-угорских исследований Том 11 Выпуск 3 “Yearbook of Finno-Ugric Studies” Volume 11 Issue 3 Ижевск Редакционная коллегия журнала...»

«ВВЕДЕНИЕ Я просто не могу устоять перед кошкой, особенно когда она мурлыкает. Это самое чистое, самое очаровательное и сообразительное существо, за исключением, конечно, девушки, которую ты любишь. ГЕНРИ У. ФИШЕР, "ПУТЕШЕСТВИЕ С МАРКОМ ТВЕНОМ И ЮДЖИНОМ ФИЛДОМ" Я получила много...»

«ФРАНЧАЙЗИНГ САЛОНОВ "ЗДОРОВЫЙ ЗАГАР"ФРАНШИЗА – ОПЛОТ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА Мировая практика доказала, что франчайзинг это наилучшая возможность организовать очень надежное собственное дело для малого предпринимате...»

«Алефиров Андрей Николаевич, Лекционный цикл "Траволечение онкологических больных". Лекция №5. Аконит и рак. История Использование аконита для лечения злокачественных новообразований уходит своими корнями в глубокую древность. Как и в пре...»

«ОРДЕН ЗНАК ПОЧЕТА №4 АПРЕЛЬ 2014 ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ №4 апрель 2014 О жизни и творчестве художника Василия Пукирева читайте на стр. 66 16+ апрель 2014 Штрихи к портрету Жиз...»

«Правила посещения Казино "TIGRE DE CRISTAL" Настоящие Правила посещения Казино "TIGRE DE CRISTAL" разработаны на основании Федерального закона от 29.12.2006 № 244-ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведени...»

«Ю. А. Васильев Общественное историческое сознание и историческое понимание в отношении российского крестьянства: феномен забвения Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Vasilyev_sozn.pdf Перепечатка с сайта Института социологии РАН http://www.isras.ru/ Ю. А. Васильев ОБЩЕСТВЕННОЕ ИСТОРИЧЕСК...»

«6. Фореггер, И Эмоция и акробатика [Текст] / И. Фореггер. – "Нов.зритель", 1927, №40, с.6 7. Худеков, С.Н Искусство танца: История. Культура. Ритуал [Текст]/ Худеков С.НМ. :Эксмо, 2010.544с.: ил.(Библиотека мирового искусства).8. Шереметьевская, Н.Е. Танец на эстр...»

«Восхождение на Эверест Академики Станислав Федоров и Гавриил Илизаров с трудом пробивали свое место в медицинской науке. И не раз, на пересечениях судеб, говорили друг– другу: "Так держать!" Колесо истории 3еленые двери Вешенского дома Станислава Федорова никогда не закрывались. Сюда за советом к известному офта...»

«Гуманитарная парадигма www.humparadigma.ru № 1 — июнь 2017 УДК 821.161.1 (Паустовский) Руденко Жанетта Анатольевна Старший преподаватель кафедры "Журналистика и славянская филология", Гуманитарно-педагогический институт, ФГАОУ ВО "Севастопольский государственный университет", Российская...»









 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.