WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 


«П. АНСАР СОВРЕМЕННАЯ СОЦИОЛОГИЯ Глава 6. Конфликты и сдвиги Динамическая социология, озабоченная в первую очередь социальными сдвигами, концентрирует свое внимание на том, что ...»

Социология за рубежом

© 1996 г .

П. АНСАР

СОВРЕМЕННАЯ СОЦИОЛОГИЯ

Глава 6. Конфликты и сдвиги

Динамическая социология, озабоченная в первую очередь социальными сдвигами,

концентрирует свое внимание на том, что является фактором этих сдвигов и, следовательно, на конфликтах, в какой бы форме они ни выступали .

Как отмечает Жорж Баландье, динамическая социология примыкает здесь к

давней традиции, ярко выраженной в XVIII и в XIX веках, в рамках которой, от Гоббса до Руссо и от Маркса до Жоржа Сореля рассматривались развитие конфликтов и их последствия [13, р. 10]. При этом, однако, существенное значение придавалось военным, этническим или национальным конфликтам, тогда как динамическая социология и антропология занимаются анализом многообразных конфликтов, пронизывающих все социальное пространство .

Действительно, главная тема динамической антропологии сводится к тому, что так называемые "традиционные общества", которые могут казаться "холодными" тому, кто не знает их истории, пронизаны конфликтами и противостояниями не в меньшей степени, чем современные, но эти конфликты и столкновения происходят там в других формах, которые надо уметь расшифровать .

Можно констатировать, что в традиционных обществах фундаментальный конфликт обнаруживается в мифах об основополагающем насилии [13, р. 12]. Примечательно, что в мифах и легендах, повествующих о начале, постоянно упоминается о сражениях, испытаниях и подвигах, которыми открывается эра человечества. Боги и герои сталкиваются в актах изначального насилия, которые завершаются триумфом бога или героя-основателя .

Жорж Баландье подчеркивает важность идеи, развиваемой Рене Жираром, согласно которой устойчивость религиозной темы жертвоприношения в различных обществах свидетельствует о непреходящей значимости латентного насилия [14] .

Жертвоприношение является, по мнению автора, актом насилия, но символического, предписанного богами, прирученного насилия. Религия - это институт, позволяющий представлять потенциальное насилие в покоренном, прирученном виде .

Это означает, что конфликты не относятся к исключительным событиям, неожиданно вторгающимся в историю общества, таким как войны или гражданские столкновения; их источники, искусно замаскированные и облеченные в многообразные формы, скрыто контролируются социальными институтами. И именно в этих "тайниках" представитель динамической социологии может обнаружить подлинную конфигурацию конфликтов .

Латентный конфликт, противопоставляющий мужчин и женщин, является одним из тех, что порождает самые разные интерпретации. Жорж Баландье показывает разнообразие этих интерпретаций в традиционных африканских обществах, где сексуальный дуализм вызывает к жизни целую гамму отношений и идеологических аранжировок .

Продолжение. Начало см. в №№ 12. 1995; 1, 2, 7, 1996 .

В некоторых обществах устанавливается дихотомия между мужчиной и женщиной, отмеченная мужской доминацией. Так, у народа лугбара она отводит женщине репродуктивную роль, обесценивает отношения между женщинами, в то время как отношения между мужчинами задают структуру власти и религиозный смысл. Конфликты здесь институционализированы в виде дихотомической классификации и актуализируются исходя из данной системы неравенства [15, р. 22-23] .

Важный момент, на который обращает внимание Баландье, заключается в том, что открытые конфликты, которые действительно могут возникать в рассматриваемых обществах, возвращают исследователя в некий невидимый порядок, в некое внутреннее единство членов общества, которое одновременно оборачивается напряженностью между ними, в "напряженное единство", объединяющее и вместе с тем противопоставляющее .





Тем же самым характеризуются и отношения, основанные на экзогамии и выражающие объединение и разделение между родами: "Истоки социальной системы именно здесь. Различия конституируют отношения, не переставая оставаться носителями напряженности: они комплиментарны (позитивное отношение) или оппозиционны (напряженность), и поставляют средства, позволяющие регулировать и поддерживать установленные таким образом отношения. Система формируется следующим образом: различия - взаимоотношения - напряженная комплиментарность или солидарность - регуляция и сохранение или поддержание" [15, р. 35] .

В таких организациях отношения между полами конституируют, следовательно, основу формирования социальных отношений. Подобные примеры показывают, что понятия структуры и конфликта рискуют быть недостаточными. Половые различия порождают организации, которые можно назвать структурированными, но именно напряженность, присущая такой структурированности, создает почву как для творческого воображения, так и для соперничества. Поэтому необходимо именно здесь, по ту сторону явных конфликтов, проанализировать это напряженное отношение, эту амбивалентность напряженности и комплиментарности .

Прежде чем рассматривать инвариантные структуры или явные конфликты, необходимо исследовать сексуальный дуализм и его воплощение в отношении оппозиции комплиментарности. Исходя из этого можно построить особую социальную динамику, поскольку агенты, с помощью разнообразных приемов в сфере воображаемого, непрерывно защищают, угрожают или узаконивают фундаментальную напряженность .

Эта основополагающая напряженность предстает в многочисленных обличьях в соответствии с различными социальными образованиями: одни поставляют власть, престиж и положительный смысл, другие поддерживают равновесие между полами, ценностями и значениями .

Сходные замечания можно сделать по поводу другого "основополагающего материала", используемого при возведении социального здания: дифференциации возрастных групп [15, р .

67]. И здесь изучение социальных связей, установленных в традиционных обществах, может помочь в понимании конфликтных отношений, существующих в развитых обществах .

Межпоколенческие отношения лежат в основе социального порядка и образуют элементарные социальные отношения. Они в высшей степени неравноправны и характеризуются зависимостью: зависимость ребенка от взрослых в течение первых лет его жизни; социальная зависимость в процессе социализации [15, р. 68]. Возрастная дифференциация также является универсальной и облекается в многообразные формы .

В одних традиционных африканских обществах разделение отцов и детей имеет ярко выраженный характер, тогда как в других оно значительно слабее. В одних обществах дети тесно объединены со взрослыми в различные ассоциации, тогда как в других межпоколенческие ассоциации едва обозначены .

Но сколь разнообразными бы ни были те формы, которые принимают отношения между поколениями, все они являются одновременно комплиментарными и антагонистическими. Как и в отношениях между полами, одновременно комплиментарных и оппозиционных, в межпоколенческих отношениях имеет место и объединение, и напряженность .

Некоторые авторы подчеркивают, и не без оснований, что эта дихотомия между поколениями, выходящая за рамки семьи и объединяющая всех представителей одного возрастного класса, соответствует не персональному конфликту, но определенной форме "классовой борьбы" [15, р .

69] .

Оба приведенных рассуждения - об отношениях между полами и поколениями - ясно показывают» сколь глубоко ассоциативность и напряженность укоренены в основополагающих социальных связях. В сфере напряженности соединены различные, потенциально конфликтные элементы, и именно отсюда исходят фундаментальные динамические импульсы, порождающие многообразные материальные или символические практики: оппозиции, ритуализации, производство идеальных ценностей и идеологий .

Итак, антропологическое исследование выявляет динамизм и напряженность, присущие фундаментальным социальным отношениям, состоящим из комплиментарности и антагонизма .

Разумеется, можно выделить иные уровни конфликтов, например, внутриэтнические и межэтнические, но подобные конфликты связаны в свою очередь с этой первичной внутренней напряженностью [16] .

Феноменология Макс Вебер выделял две цели и два метода социальной науки: объяснение и понимание. Если объяснение обращается к методам исследования, сравнимым с методами естественных наук, то понимание предполагает, что человек выступает как носитель смысла и придает субъективные значения своим действиям. Предмет понимающей социологии - воссоздать значения, вкладываемые агентами в их действия, и проанализировать поведение как направленное в значительной мере на другого и порождающее интеракции. Вместо того, чтобы сводить социальные отношения к природным фактам или к "вещам" (Дюркгейм), важно воссоздать интерсубъективные отношения между агентами и переопределить их типичные мотивации (рациональные или эмоциональные) .

Феноменологическая философия (Гуссерль), помещая в центр своего внимания интенциональное переживание и критический анализ естественных установок, приводящих к детерминизму, дала почву для размышлений феноменологической социологии .

Из этих общих положений (отказ от объективизма, стремление обнаружить переживаемый смысл и интерсубъективность, типизация социальных действий) берет начало целый ряд различных ответвлений .

Жан-Поль Сартр предложил переосмыслить достижения фрейдистского психоанализа в феноменологическом контексте. В работе "Бытие и ничто" [17] он проводит дескриптивный анализ поведения, отмеченного злонамеренностью или стыдливостью, в терминах интенциональности и интерсубъективности, наметив таким образом путь экзистенциального психоанализа .

Альфред Шюц [18] пытался создать феноменологию "жизненного пространства" или "пространства переживаемого опыта" (Lebenswelt), основываясь на идеях Вебера, Гуссерля и Бергсона. Анализируя "смысл" действия, он выделяет различные формы переживаемого опыта (проект, совершаемое и совершенное действие, индивидуальные запасы знаний и их актуализация и т.д.). Анализируя мир повседневной жизни, он подчеркивает опыт переживания "мы", близкого и привычного мира, противостоящего социальному миру и его значениям, конституируемым посредством языка, символов и институтов .

Наконец, этнометодологи взяли на вооружение феноменологический тезис о социалъной действительности как продукте интерсубъективной деятельности, а также тезис о множественности интерпретационных миров, развивая тем самым открытые феноменологией возможности в направлении "конструктивистской" тeopuu социальности [19] .

Феноменология конституирует, таким образом, один из методов социологии, но ее способность к различным переинтерпретациям и к соединению с эксплиативными методами остается серьезной проблемой .

Такая исследовательская перспектива требует переопределения проблемы "политического". Все исследования "скрытой напряженности" показывают, сколь иллюзорно радикальное разделение политической и социальной сфер. Одна из задач политической антропологии заключается именно в том, чтобы выявить существование напряженности вообще, рассматриваемой в качестве "инфраполитической", и оказать, что уже на этом уровне проступают контуры силовых вменений, игр и стратегий. Это, безусловно, не исключает выделения, в общих чертах, собственно политической области ("сцены" [20]), но, оставаясь в этой области, мы не сможем подобраться к строгому разделению инстанций, составляющих границу между так называемым политическим и социальным .

Из этого сближения социального (антропологически переосмысленного) и политического вытекают, по меньшей мере, два вывода. Первый касается границ политического, которые в этой перспективе становятся подвижными и нечеткими. Разумеется, выделение различных собственно политических институтов вполне оправдано, но, место того, чтобы ограничиться этим иллюзорным различением, не лучше ли проанализировать, как социальная динамика транспортируется в признанную власть, как складывается социальная основа политической легитимности и как социальные конфликты переходят в конфликты политические. Политическая антропология озабочена не выделением политических конфликтов, не выявлением их самостоятельной логики, но скорее наоборот, демонстрацией того, как силовые отношения пронизывают основы социального, и удостоверением, по меньшей мере частичным, динамики политических конфликтов .

В данном смысле можно сказать, [то во всяком социуме политическое вездесуще. Это оправдывает исследование микротехник власти, выявляющее функционирование властных отношений в недрах социальных отношений, которые, на первый взгляд, не связаны с политической сферой .

Второй вывод, вытекающий из этого антропологического прочтения проблемы политического, связан с его (политического) нестабильностью. В своих размышлениях на эту тему Жорж Баландье радикально дистанцируется от распространенного различения социального, понимаемого как пространство непрерывности, традиции, и политического, понимаемого как сфера конфликтов (часто рассматриваемых как искусственные). Антропологический анализ помещает непрочность, незавершенность, нестабильность во все сферы и в первую очередь в область социальных отношений. Мы лучше поймем крайнюю шаткость политического, скоротечность политических конфликтов и их смещений, если признаем непрочность, присущую социальным отношениям, и принципиальную незавершенность всякого социального устройства .

Этот непрямой путь, доводящий фундаментальнейшие динамические импульсы (конфликты между полами, поколениями и т.д.) до уровня политического, дает ключ к осмыслению всех видов насилия. Социологическая традиция преувеличивает важность межгрупповых отношений, военных столкновений, не придавая при этом должного значения формам внутреннего насилия, и особенно сложным механизмам "приручения" этого насилия [3, р. 9-22]. Вместо того, чтобы рассматривать лишь видимое насилие, насилие, устанавливающее признаваемую власть, необходимо идентифицировать скрытое, неявное насилие, а также диффузионное сопротивление со стороны контрвласти, выступающее как реакция на установленное насилие посредством диффузного насилия .

Таким образом, очень важно дифференцировать различные формы конфликта и создать более полную терминологию, позволяющую различать те или иные виды конфликтов. Необходимо, по крайней мере на каждом уровне конфликта, различать как его степень (например, спор, различные манипуляции, инновации, стратегии изменений), так и интенсивность (от оспаривания, создающего идеальный контрсоциум, до радикального столкновения) [21, р. 60-61]. Именно здесь надо искать минимальные различения, призванные упорядочить исследование и избежать путаницы. В самом деле, исследуя многообразные способы символизации власти, мы обнаруживаем редкую изобретательность в создании масок, эвфемизмов насилия и власти. В обществе непрерывно происходит создание процедур маскировки, приручения насилия .

Исследования Алена Турена в области социальных конфликтов, их динамики и значения, не противоречат идеям Жоржа Баландье и могут рассматриваться как другая сторона динамической социологии. В то время как Жорж Баландье изучает антропологическую сущность конфликтов и предлагает обратиться к их истокам, Ален Турен концентрирует внимание на современных формах конфликтов. При этом антропологический подход учитывается [22, р. 319], но используется лишь для сравнения в общих чертах индустриального и постиндустриального обществ с обществом аграрным [22, р. 124-126] .

В работах Алена Турена, посвященных конфликтам, центральное звено - интерпретация Системы Исторического Действия, которую он предлагает в своей книге "Производство общества". С помощью динамической концепции социальной системы Турен обращает внимание на историческое изменение социальных организаций и на пронизывающие их оппозиции. Таким образом, понятие конфликта выступает существенным моментом концепции и образует необходимое измерение анализа социальных отношений .

Система Исторического Действия является по существу "сетью оппозиций" [22, р. 131 et passim.] .

С самого начала Турен рассматривает такое признание конфликтов как свидетельство социологичности понимания [22, р. 7] .

Так досоциологическая мысль, доверяющая несоциальным принципам познания, таким как "промысел", "естественные потребности" или "прогресс", противопоставляется социологической мысли, признающей социальное действие и конфликты .

Предлагаемое здесь направление исследования диалектически ведет от анализа локальных и частных конфликтов (скажем, во Франции или Латинской Америке) к общим выводам о конфликтах в современном обществе .

В этой теоретической перспективе отношения доминации имеют более важное значение, нежели отношения присвоения материальных благ, традиционно выделяемые в общепринятом толковании марксизма. Конфликтные отношения по поводу собственности не отрицаются и должны быть рассмотрены в частных исследованиях, но они уже не играют той центральной роли, какую играли в XIX веке .

Отношения доминации объединяют и разделяют два класса, которые можно определить как господствующие и подчиненные [22, р. 30-39 et passim.]. В этой концепции, которая представляет общество как систему действия и решений, социальная целокупность пронизана отношениями комплиментарности и конфликтности между господствующими и подчиненными социальными группами .

Господствующий класс отличают три типа действия: управление процессом накопления, присвоение сознания и навязывание культурной модели. В качестве управляющего господствующий класс задает направление экономических, технологических и научных инвестиций и, следовательно, направление общественного развития. Таким образом, он определяет способность социума воздействовать на самое себя посредством инвестирования накопленных ресурсов [22, р. 31]. С другой стороны, господствующий класс является "поверенным" оснований сознания (научного, социального, юридического и т.д.), участвующего в функционировании общества и его программирования. В этом качестве он осуществляет контроль над производством, распространением и использованием практических знаний. И, наконец, господствующий класс навязывает свою "культурную модель", т.е. свое представление о социальном творчестве и исторической ориентации .

Согласно предполагаемой здесь концепции, в центре конфликта находится не захват частной собственности, но историчность. Ален Турен предлагает с помощью этой концепции обозначить действие, производимое обществом на самое себя, на свои социальные и культурные практики. Таким образом, историчность становится ставкой в классовых отношениях: господствующий класс присваивает социальную ориентацию, он идентифицирует себя с историчностью (на "самом деле" идентифицирует историчность со своими интересами) .

Итак, классовый конфликт появляется с момента возникновения производства, накопления и их ориентации: "Всякое общество, часть продукта которого удерживается от потребления и накапливается, подчинено классовому конфликту" [23, р. 57] .

Однако этот конфликт не может сводиться к противостоянию двух экономических классов, определяемых борьбой за присвоение капитала.

Классовые отношения определяются не только их местом в способе производства:

"Классовые отношения связаны не только с производительными силами, с видом экономической действительности и технического разделения труда; они выражают, в терминах социальных акторов, само историческое действие, способность общества воздействовать на самое себя через процесс инвестирования..." [22, р. 31] .

Это означает, что понятие "классовой борьбы" не должно быть отодвинуто на задний план, но должно стать объектом основательного переосмысления, затрагивающего само понятие класса, который не может более рассматриваться ни как неподвижная совокупность мест в системе производства, ни как область какой-то особой культуры. И еще менее правомерно растворять понятие класса в понятии социальной стратификации .

Как только мы начинаем рассматривать не социальную структуру, но социальную динамику, как только общество становится историческим движением, историчностью, классы должны пониматься как социальные акторы. Надо изучать не классы сами по себе, но их отношения. Эти отношения не являются ни отношениями конкуренции, ни простыми "напластованиями" внутри социального порядка, ни противоречиями, но отношениями конфликта между господствующим классом, который служит историчности и использует ее, и подчиненным классом, который сопротивляется этому господству и оспаривает присвоение первым социальной динамики .

Так в центре системы исторического действия образуется "двойная диалектика общественных классов" [22, р. 146-154]. Господствующий класс всегда имеет две характеристики, противоположные и комплиментарные. С одной стороны, он выступает социальным агентом реализации культурной коллективной модели; управляет инвестициями и направляет их. С другой стороны, осуществляет принуждение в обществе и использует социальную динамику для утверждения своей власти .

Подчиненный класс в этом конфликте также имеет два измерения. Он сопротивляется господству и защищает условия своего труда и жизни и, одновременно, выступает, во имя культурной модели, против частного присвоения, жертвой которого является. В той мере, в какой он является подчиненным, он занимает оборонительную позицию и определяет себя через наемный труд и подчинение императивам прибыли. Но он должен также определяться профессионально: участвуя в историчности посредством своей профессиональной деятельности, он может оспаривать существующее положение вещей .

Было бы неправомерно делать из рабочего класса класс, определяемый исключительно доминацией, равно как и класс- партнер, работающий с работодателем на одном общем предприятии .

Мы не можем пойти дальше этих рассуждений, не приступив к рассмотрению исторической перспективы, так как нельзя заранее исходить из идентичности классов на протяжении различных сменяющих друг друга социальных конфигураций .

Ален Турен отмечает здесь существенные различия между индустриальным и постиндустриальным обществом .

Именно в индустриальном обществе классовые отношения являются наиболее зримыми и определяющими, как это ярко показано в работах Маркса. В самом деле, в аграрном обществе культурная модель и система исторического действия были тесно связаны с социальной организацией в общем стремлении к воспроизводству .

Индустриальное общество, напротив, создает культурную модель на уровне экономического устройства и перестает жить, опираясь на религию и политику. С этого времени, как подчеркивает Маркс, общество помещает в центр своей деятельности производственные отношения и социальный механизм эксплуатации. Здесь речь идет об организации производства, и противостоящие классы предлагают различные версии его создания. Промышленная буржуазия представляет в качестве созидающего начала "предпринимательский дух", конкуренцию и законы рынка; рабочий класс противопоставляет этой модели ассоциацию, противостоящую анархической конкуренции .

В данной ситуации происходит "расхождение между экономическими отношениями классов и культурной моделью" [22, р. 183]. Противостояние интересов возникает в самой сфере производства, но, в то же время, ставкой в классовой борьбе является общая организация общества и производства .

Более того, расхождения пронизывают сам рабочий класс и рабочее движение: "...рабочее движение постоянно разделено на два главных направления: с одной стороны, прудонистская тенденция, привилегирующая трудовой опыт и оппозицию труда и собственности; с другой стороны, тенденция, выраженная Люксембургской комиссией и Луи Бланом и настаивающая на государственном интервенционизме и на организации системы производства" [22, р. 183] .

В рамках индустриальной социальной организации воздействие общества на самое себя мыслимо лишь в форме резкой смены социального порядка с помощью одного из классов. Для одних вырвать общество из его воспроизводственных границ должен класс предпринимателей. Для других, например, для Маркса и Прудона, только рабочий класс способен к социальному действию и может сокрушить механизм воспроизводства, запущенный буржуазией. Конфликтные отношения классов здесь основополагающи .

Постиндустриальное общество порождает совершенно иную социальную конфигурацию .

Известно, что накопление, играющее здесь главную роль, выступает как накопление самой творческой силы, креативности, в форме производительности научного знания .

С позиций либеральной или неолиберальной версии в этом новом обществе классовые отношения должны исчезнуть. Постиндустриальное общество все более становится совокупностью организаций, постоянно адаптирующихся к внешним изменениям и заботящихся о поддержании и укреплении своих преимуществ: "прагматичное, либеральное, конкурентоспособное общество" [22, р. 188], целиком ориентированное на изменение и адаптацию, где классовый конфликт "будет заменен сложной системой политических процессов и групп влияния" [22, р. 188]. Согласно неолиберальной концепции, общество в целом может рассматриваться как рынок, навязывание культурной модели исчезнет, уступив место повседневной практике конкуренции и изменения .

Тезис, выдвигаемый Аленом Туреном, решительно противопоставлен этой неолиберальной концепции. Если мы признаем, что процесс накопления принимает в постиндустриальном обществе исключительно широкий размах, что "крупные учреждения принятия решений" расширяют свой контроль, мы вынуждены согласиться с тем, что общество также является системой исторического действия, пронизанной различными оппозициями. Господствующий класс имеет целью укреплять крупные организации, которые позволяют соединить технологические возможности, с одной стороны, и создание или удовлетворение потребностей, с другой. Что касается подчиненного класса, то его цель - демократический контроль над социальными организациями с тем, чтобы поставить знание на службу благосостоянию. "...Этот тип общества управляется более полно, чем все остальные, своей историчностью, способностью трансформироваться через систему исторического действия, "заряженную" оппозициями, и через классовые отношения, которые все более полно управляют социальными практиками по мере того, как способность воздействия общества на самое себя становится совершенной" [22, р. 189] .

В таком обществе принуждение и манипуляции становятся более разнообразными и диффузными, они "дотягиваются" до индивида, до его частной, и даже биологической жизни.

Господствующий класс опирается уже не на метасоциальных гарантов, но на "непосредственное утверждение своей способности манипулировать":

"Он (господствующий класс) впервые порождает глобальное, культурное, а не только экономическое или политическое сопротивление, которое не является защитой групп или особых социальных интересов, но протестом всех управляемых против технократической доминации" [22, р. 189] .

Конфликтные отношения классов приобретают здесь явный характер противостояния между акторами по поводу социального и политического контроля над историчностью .

В такой перспективе изучение "социальных движений" должно быть выдвинуто на первый план. Предложенная Аленом Туреном концепция социального движения представляет его как конфликт, ведущий не только к защите подавляемой группы или какой-то особой социальной категории, но к контролю над культурными ориентациями: "...социальное движение является особым типом борьбы..., это конфликтное коллективное действие, посредством которого агенты противоположных классов противостоят друг другу в борьбе за социальный контроль над культурными ориентациями их сообщества... Социальное движение имеет, следовательно, два измерения: конфликт с противником и проект социокультурной ориентации" [24] .

Один из возникающих вопросов сводится к тому, была ли социальная борьба на Западе 1960-1970-х годов (студенческая, региональная, антиядерная, феминистская) социальными движениями в собственном смысле слова, и выступают ли эти движения характеристикой нового типа общества. Социологические исследования и интервенции выявляют их сложность и неоднозначность .

Можно считать, что в постиндустриальном обществе имеет место значительное смещение конфликтов. В индустриальном обществе промышленная организация была основным местом отношений классов и их столкновений. Однако крупная современная организация, мощь которой связана с использованием постоянно обновляемой техники и в которой осуществляется гораздо более эффективная интеграция, не является больше таким местом. Зато она входит в конфликт с социальными потребностями, которые стремится контролировать в соответствии со своими интересами .

С этого момента нарастает новый протест, который уже не протест одних только производственных рабочих, но протест всех подчиненных классов против механизма доминации. Протест, который прежде исходил от производителя, становится протестом потребителей, молодежи, пенсионеров, всех тех, кто является объектом управления: "...протестом самого бытия с его автономией опыта и самовыражения и способностью управлять или контролировать изменения, которые его затрагивают" [22, р. 192] .

Культура становится главной ставкой в классовых отношениях .

Перевод с французского О.Ю. ЯРЦЕВОЙ

ЛИТЕРАТУРА

13. Balandier G. Violence et antropologie // Violence et Transgression (sous la dir. de M. Maffesoli et A. Bruston). Paris: Anthropos, 1979 .

14. GirardR. La Violence et le Sacre. Paris: Grasset, 1972 .

15. Balandier G. Anthropo-logiques. Paris: PUF, 1974 .

16. Balandier G. Anthropologie politique. Paris: PUF, 1967 .

17. Sartre J.-P. V Etre et le Neant. Essai d' ontologie phenomenologique. Paris: Gallimard, 1943 .

18. Schutz A. Le Chercheur et le Quotidien: phenomenologie des sciences sociales. Paris: Klincksieck, 1987 .

19. Garfinkel H. The Perception of the Other. A Study in Social Order. Cambridge, Harward, 1952;

Studies in the Ethnomethodology. Englewood Cliffs, Prentice Hall, 1967 .

20. Balandier G. La Pouvoir sur sctnes. Paris: Balland, 1980 .

21. Balandier G. Sens et Puissance. Paris: PUF, 1971 .

22. TouraineA. Production de la societe. Paris: Ed. du Seuil, 1973 .

23. Touraine A. Pour la sociologie. Paris: Ed. du Seuil, 1974 .

24. Tourain A., Dubet F., Hegedus Z., Wiewiorka M. Crise et Conflict, lutte etudiante (1976). Paris:

CORDES, 1977 .





Похожие работы:

«Вопросы к зачету дисциплина "Агрохимия" ЛХФ III курс 5 семестр очная форма обучения Специальность – 110101.65 (310100) "Агрохимия и агропочвоведения"1. История развития науки агрохимия 2. Роль Д.Н. Прянишникова и развитие его идей в агрохимии.3. Химический состав сельскохозяйственных растений.4. Значение отдельных химических...»

«ПАМЯТИ ИГОРЯ СЕМЕНОВИЧА КОНА ОДИНОКИЙ ВОИТЕЛЬ Вот и Кон ушел. Навеки умолк его тихий голос, который слышала вся страна. Закрылись его умные и печальные глаза . Окончились "восемьдесят лет оди...»

«Стерледева Тамара Дмитриевна ВИРТУАЛЬНАЯ АГРЕССИЯ СЛЕДСТВИЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЧЕЛОВЕКА С ЭЛЕКТРОННОВИРТУАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТЬЮ КАК ПРЕДМЕТОМ ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ Статья раскрывает содержание понятия предмет повышенной опасности применительно к электронновиртуальной реальности (ЭВР). Опасность связана с реализацией в ЭВР таких жизненных цен...»

«Документальные очерки © 1992 г. Я.Г. РОКИТЯНСКИЙ ТРАГИЧЕСКАЯ СУДЬБА АКАДЕМИКА Д.Б. РЯЗАНОВА Вниманию читателей предлагается документальный очерк о жизни и творчестве видного советского ученого-историка, общественного деятеля академика Давида Борисовича Рязанова. В начале 30-х годов он был репрессирован Сталиным и с этог...»

«УДК 93/99:2(470) К ВОПРОСУ О КРИТЕРИЯХ КАНОНИЗАЦИИ СВЯТЫХ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ: АГИОГРАФИЯ И ЛИТЕРАТУРА © 2015 Игумен Дамаскин (Орловский) канд. ист. наук, ст. науч. сотрудник лаборатории локальной истории кафедры истории государства и права e-mail: damaskin@fond.ru Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профе...»

«ПРЕДМЕТ И СОДЕРЖАНИЕ КУРСА Курс "Православие и русская культура" раскрывает духовнонравственное содержание традиционного уклада жизни русского народа и предполагает изучение историко-культурного пространства, в котором развивается русская литература. Цель работы – поиск принципиально нового содержания для решения проблемы, связанной с разрывом...»

«Федеральное агентство научных организаций Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Федеральный исследовательский центр комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лавёрова Российской академии наук...»

«РЕЦЕНЗИИ. ОБЗОРЫ. ХРОНИКА НАУЧНОЙ ЖИЗНИ / REVIEWS. CHRONICLE OF SCIENTIFIC LIFE № 7 (55) / 2016 Романова А. А. жития тотемских святых и серия "Памятники русской агиографической литературы" / А. А. Романова // Научный диалог. — 2016. — № 7 (55). — С. 327—331. УДК 091 Жития тотемских...»









 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.