WWW.WIKI.PDFM.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Собрание ресурсов
 

«МОИСЕЕВА Валентина Ильинична Элиас Лённрот и зарождение карело-финской этномузыкологии ...»

На правах рукописи

МОИСЕЕВА Валентина Ильинична

Элиас Лённрот

и зарождение карело-финской этномузыкологии

Специальность 17.00.02 – музыкальное искусство

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Санкт-Петербург – 2017

Работа выполнена на кафедре музыки финно-угорских народов

Петрозаводской государственной консерватории имени А. К. Глазунова

Научный руководитель: Тавлай Галина Валентиновна

кандидат искусствоведения

Официальные оппоненты: Нуриева Ирина Муртазовна доктор искусствоведения, доцент, ведущий научный сотрудник отдела филологических исследований Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения РАН Попова Ирина Степановна кандидат искусствоведения, доцент, доцент кафедры этномузыкологии Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова

Ведущая организация: ФГБОУ ВО «Астраханская государственная консерватория»

Защита состоится «4» октября 2017 года в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 210.014.01 при Российском институте истории искусств по адресу: 190000, Санкт-Петербург, Исаакиевская пл., д. 5 .

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского института истории искусств и на сайте www.artcenter.ru Автореферат разослан « »___________ 2017 г .



Ученый секретарь диссертационного совета кандидат искусствоведения Д. А. Булатова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Диссертация посвящена не изученной до настоящего времени в отечественном музыковедении теме – музыкальной деятельности выдающегося финского ученого, поэта, лингвиста, фольклориста, составителя карело-финского эпоса «Калевала»

Элиаса Лённрота (1802–1884). Необходимость такого исследования давно назрела, оно дополняет сложившееся представление о его личности новыми малоизвестными фактами. Данное диссертационное исследование позволяет также наметить наиболее раннюю отправную точку в изучении карело-финских фольклорных нотных источников .

Как ранее было принято считать, на территории, очерченной в настоящее время границами Республики Карелия, первые записи карельских народных песен с дальнейшей публикацией были сделаны Виктором Пантелеймоновичем Гудковым (1899–1942) и Наталией Николаевной Леви (1901–1972)1 в конце 30-х годов прошлого столетия .

Однако никто из исследователей не рассматривал тот факт, что еще в XIX веке во время посещений этих территорий Элиас Лённрот уже делал полевые нотные записи карельских напевов. Данное обстоятельство стало отправной точкой для настоящего исследования, в ходе которого были намечены новые аспекты, касающиеся характеристики многогранной личности Лённрота и его разносторонней деятельности .

Результаты трудов Лённрота в области музыки и музыкального просветительства оказались настолько плодотворными, что заслуживают особого рассмотрения в рамках специальной научной работы .

Степень научной разработанности темы, характеристика использованных источников. Исследовательский интерес научным изысканиям задала фундаментальная работа Хейкки Лайтинена «Пути развития музыки в Финляндии с 1800 года» (Heikki Laitinen, «Matkoja musiikkiin 1800 – luvun Suomessa»). К этой же теме обращалась Аннели Асплунд (Anneli Asplund), уделявшая особое внимание именно Лённротовскому периоду. Она подготовила и издала книгу «Песни времен Лённрота», в которой большинство мелодий песен (кроме полевых дневниковых записей), имевших прямое либо косвенное отношение к Лённрот у, расшифрованы, проанализированы, а так же снабжены сопроводительными комментариями. Среди них – песни из





Песни народов Карело-Финской ССР: сборник карельских, вепсских и русских

песен / Научно-исслед. ин-т культуры Карело-Финской ССР; сост. В. П. Гудков, Н. Н. Леви. Петрозаводск: Госиздат Карело-Финской ССР, 1941. С. 5 .

приложения к сборнику карельских рун «Кантелетар», L. 314, L. 95 и др. Большой вклад в этномузыкологию внесли также другие фундаментальные статьи Аннели Асплунд об инструментальной (кантеле) и вокальной народной музыке, в частности, публикация о деятельности Лённрота по собиранию и редактированию псалмов («Elias Lnnrot ja virsi» / toimittanut Jaakko Rusama. Helsinki: Hymnologian ja liturgiikan seura, 2012) .

Другой финский музыковед Райя Майамаа (Raija Majamaa) опубликовала подробное исследование о семье Лённрота, в котором описаны в числе прочих картины домашнего музицирования. Она же стала редактором собрания сочинений Э. Лённрота в пяти томах «Elias Lnnrot Valitut teokset, [Osa] 1–5». Несмотря на перечисленные музыковедческие труды, некоторые вопросы, связанные с музыкальным наследием Лённрота, ранее вообще не ставились или не были решены, а источники нуждались в более глубоком изучении. В ходе написания данной диссертации были открыты и проанализированы до сих пор малоисследованные рукописные материалы и целый ряд актуальных печатных изданий, находящихся большей частью в архивах и музеях Финляндии: в Литературном архиве Финского литературного общества (Kirjallisuusarkisto, Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, далее – SKS); в Финском архиве языка и литературы (Suomen kielen nauhoiteark isto); в арх и ве у н и вер си т е т а Хе л ь си н к и (Helsing in yliopistonarkisto); в Городском архиве Хельсинки (Helsingin kaupunginarkisto); в Национальном музее Хельсинки (Kansallismuseo Helsinki); в Доме-музее Лённрота Ламминтало, Самматти (Lammintalo Sammattissa) .

Кроме того, была проведена работа в следующих отечественных фондохранилищах: архив Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук

(КарНЦ РАН);

Российская государственная библиотека (РГБ); Национальная библиотека Республики Карелия (НБ РК) .

Необходимая адекватность переводов текстов и научных материалов обеспечена привлечением соответствующих специалистов. С целью опровержения вызвавшей сомнения версии о принадлежности рукописи «Песни Бельмана с нотами» («Bellmanin lauluja nuotteineen», L. 314) руке Лённрота была заказана квалифицированная почерковедческая экспертиза, выводы которой приложены к диссертации .

Для уточнения и дополнения необходимых сведений были установлены контакты с учеными и архивистами Финляндии и Швеции, обладающими необходимой компетенцией в рассматриваемой области .

Ссылки на переписку с ними, хранящуюся в личном архиве диссертанта, приводятся в тексте научной работы .

Объект исследования – музыкальная и музыкально-просветительская деятельность Элиаса Лённрота (рукописные источники, нотные записи, сделанные на территории Русской Карелии, печатные издания, подготовленные им или с его участием); новаторство, место и значение данного творческого наследия в контексте эпохи финского национального культурного Возрождения XIX века .

Предмет исследования: особенности этномузыкологических опытов Лённрота по собиранию народных напевов в Русской Карелии, их систематизации и публикации. Первые признаки становления методики записи народных мелодий у Лённрота.

Выявление перекрещивания двух принципов отражения песенной структуры, заметных по способу записи в авторских песенных транскрипциях собирателя:

инструментального ритмико-мелодического и вокального мелодикослогового; еще недостаточно четко выраженной идеи единства поэтического текста и напева как одного из важнейших законов бытия народной песни, сопряженной с постижением нетактовой природы народного песенного мелоса – оперирование, наряду с тактовой ритмикой, песенным стихом как базовой единицей песенной структуры;

значительное опережение в этом плане своего времени; исторические и теоретические аспекты создания Лённротом первого хроматического кантеле и пособия для его освоения .

Цели и задачи исследования. Основная цель исследования – выявление и характеристика творческого наследия Элиаса Лённрота в области музыкально-просветительских проектов, которое представляет большой интерес и безусловную ценность для профессионального сообщества музыковедов и исполнителей в сфере этнической музыки .

Такая цель обусловила ряд задач:

1) обобщить факты, касающиеся уровня музыкального образования, навыков, знаний и авторитета Элиаса Лённрота, которые могли быть достаточными для осуществления подобных проектов (в тексте диссертации – музыкальная компетентность2);

Под термином «компетентность» применительно к трудам Э. Лённрота автор

предлагает понимать его достаточную подготовленность, вовлеченность, необходимую степень владения проблематикой вопроса .

2) установить хронологические и географические координаты полевых нотных записей Элиаса Лённрота, сделанных на территории Русской Карелии;

3) методологически исследовать нотные записи из дневников Элиаса Лённрота и приложения к «Кантелетар»;

4) выявить географические точки в Русской Карелии и точно идентифицировать все поселения, в которых зафиксированы эпизоды музицирования Лённрота на флейте;

5) исследовать ранее неизвестные рукописные источники Элиаса Лённрота и других людей, имеющих отношение к осуществлению музыкальных проектов, рассматриваемых в диссертации;

6) проанализировать образцы музыкальной табулатуры, которые использовал Лённрот;

7) обобщить сведения обо всех рунопевцах, которых записывал Элиас Лённрот на территориях Финской и Русской Карелий;

8) охарактеризовать роль Элиаса Лённрота и его трудов в области музыки в контексте исторической эпохи национального Возрождения Финляндии XIX века .

Методологическая основа и методы исследования. В ходе написания диссертации применялись различные методы научно-исследовательской работы .

1. Исторический и историко-биографический анализ использовался для изложения, трактовки и сравнения фактологического материала из жизни и деятельности Лённрота, его окружения с историческими и культурными событиями .

2. Применительно к рукописным нотным источникам Лённрота был взят за основу метод текстологического анализа .

3. Нотные образцы из «Записных книжек» («Muistiinpanot») были исследованы сравнительным музыкально-аналитическим методом, а их география и хронология уточнены сравнительным исследованием имеющихся материалов из эпистолярного наследия, дневниковых и иных записей .

4. Музыковедческий анализ напевов, опубликованных Лённротом в приложении к «Кантелетар», выполнен с использованием метода структурной типологии карельских народных напевов, предложенного доктором искусствоведения Р. Ф. Зелинским .

5. Методика почерковедческой экспертизы была применена в случае приведения доказательной базы о принадлежности (непринадлежности) конкретной рукописи руке Лённрота .

Научная новизна. Несмотря на имеющиеся фундаментальные исследования финских музыковедов о музыкальном наследии Лённрота, возникла необходимость подробнее и основательнее изучить некоторые факты, документы и свидетельства, связанные с его жизнью и творчеством. Это касается не только музыковедческого анализа опубликованных Лённротом напевов, но и рассмотрения широкого круга проблем: практики музицирования Э. Лённрота во время путешествий, природы и модернизации нотной табулатуры в его проектах, подробного описания «Нотной тетради для флейты» в рукописи «Песни Бельмана с нотами» и других сопутствующих вопросов. Диссертантом впервые, в отличие от предыдущих исследований финских музыковедов, была произведена паспортизация (уточнение хронологии и географии) мест слуховых записей тех напевов, которые были зафиксированы Лённротом на территории Русской Карелии. Впервые отмечены и сформулированы принципы этномузыковедческой работы Лённрота с полевым материалом, их общность с некоторыми современными методиками. В ходе исследования источников были сделаны новые акценты, касающиеся музыкально-теоретической подготовки Э. Лённрота, уточнена природа нотной табулатуры, неразъясненная до сих пор музыкально-энциклопедическими изданиями. В отдельном разделе диссертации впервые наиболее полно собраны сведения о рунопевцах Лённрота .

Также впервые был поставлен и подробно рассмотрен вопрос о долговременной и основательной работе Э. Лённрота над изданием музыкально-методических пособий с целью просвещения народа «Laulun Soittaja» и «Tuttus Wis-bok». (В отличие от этих изданий рукопись L. 95 «Vihko kanteleella soitettavia laulunuotteja» финскими исследователями освещена подробно.) Большое значение для культуры Финляндии и Карелии имеет первая публикация рукописи Лённрота «Vihko kanteleella soitettavia laulunuotteja». Это печатное издание, подготовленное и изданное автором диссертации, снабжено вступительной статьей и впервые сделанными расшифровками табулатур всех собранных Лённротом мелодий .

Впервые в отечественном музыковедении в контексте научного исследования Элиас Лённрот предстает как этноинструментовед, создатель хроматического кантеле. Эти сведения являются существенным вкладом в этноинструментоведение Карелии. Много позже в Советской Карелии в 1931–1935 годах увлеченный реконструкцией этого инструмента талантливый энтузиаст В. П. Гудков проделал тот же путь, что и Лённрот, модернизируя диатоническое кантеле в хроматическое .

Особенно важно отметить, что до автора настоящей диссертации никогда и никем не были исследованы с применением какой-либо методики нотные полевые записи из записных книжек Элиаса Лённрота .

Сопутствующим научному поиску открытием стало выявление мелодии народного танца Angles из «Нотной тетради для флейты», мелодически тождественной теме из оперы В. А. Моцарта «Дон Жуан»

(«Ария с шампанским»). Также были скорректированы некоторые научные данные, имеющие отношение к содержанию исследования .

Научно-теоретическая значимость исследования. Данная работа представляет несомненный интерес для лённротоведов, так как обогащает представление о его личности новыми штрихами, способствует заполнению белых пятен в его биографии. В силу своей специфики, которая обнаруживается в контексте рассмотренных материалов, она также имеет ценность для историков музыки, занимающихся проблемами становления национального компонента в музыкальной культуре карело-финских народов XIX столетия. В теорию музыки вносятся определенные дополнения, касающиеся природы и модернизации нотной табулатуры. В научный обиход вводятся важные источники (рукописные и печатные), неизвестные ранее отечественным музыковедам .

Исследование дополняет новыми важными сведениями и подробностями картину зарождения этномузыкологии и этноинструментоведения в середине XIX века в Финской и Русской Карелии, позволяет проследить методику собирания, систематизации и публикации народных напевов как у Лённрота – центральной фигуры этого процесса, так и у музыкантов-предшественников, современников и последователей. Этномузыкология рождается, развивается, а вместе с тем усложняются и задачи, совершенствуются методы полевой, публикаторской, исследовательской работы .

Научно-практическая значимость исследования. Большой практической значимостью обладает подготовленная к публикации диссертантом антология Элиаса Лённрота «Тетрадь песен для игры на кантеле» («Vihko kanteleella soitettavia laulunuotteja», L. 95), которая прилагается к настоящей научной работе. Содержание этого труда предоставляет богатые возможности для исполнителей-кантелистов и других инструменталистов, композиторов, этномузыковедов в идентификации и сравнительном изучении напевов, их обработке и современной аранжировке, сценическом воспроизводстве в различных вариантах с целью создания национального колорита, воспитания представления о карело-финской национальной традиции соответствующей эпохи .

Собрание мелодий, имеющих непосредственное отношение к антологии «Кантелетар», проанализированное автором диссертации, должно привести народных музыкантов-исполнителей к пониманию большей типовой, структурной и мелодической вариантности карелофинских песен и соответствующих транскрипций, чем это ранее было принято считать. Такое представление обогащает творческую свободу и фантазию, создает перспективы сценического воспроизведения .

Положения, выносимые на защиту:

1. Несмотря на высказываемые финскими исследователями сомнения относительно музыкальной компетентности Элиаса Лённрота, она была достаточной для задуманных и реализованных им музыкально-образовательных идей .

2. Факты полевых нотаций Лённротом карельских народных мелодий на территории Русской Карелии имеют исторический приоритет в сравнении со сведениями, изложенными отечественными музыковедами ранее .

3. Приложение к «Кантелетар» Элиаса Лённрота – пример осуществления первого опыта музыковедческого отбора и систематизации народных карельских мелодий .

4. Показательное единство, целостность песенного и инструментального начал в этномузыкологических опытах Лённрота. Антология «Тетрадь песен для игры на кантеле» – основательное учебное пособие для исполнителей и значимый памятник музыкальной культуры .

5. Использование Лённротом нотной цифровой и буквенной табулатуры в его музыкальных проектах в середине XIX века было уникальным явлением, направленным на широкое культурное просвещение народа .

Степень достоверности и апробация результатов. Все основные разделы диссертации неоднократно были представлены и обсуждены на научных конференциях и на кафедре музыки финно-угорских народов Петрозаводской государственной консерватории имени А. К. Глазунова .

Доклады по материалам диссертации прозвучали на следующих научных мероприятиях: XXXVII Международный научно-творческий симпозиум «Бражниковские чтения» (Санкт-Петербург, Пушкинский дом, 2010); учебно-исследовательская конференция «Элиас Лённрот и культурное наследие прибалтийско-финских народов Карелии»

(Петрозаводск, КарНЦ РАН, 2012); VIII Международный инструментоведческий конгресс «Благодатовские чтения» (Санкт-Петербург, РИИИ, 2013); научная конференция, посвященная юбилею кафедры музыки финно-угорских народов ПГК им .

А. К. Глазунова (Петрозаводск, 2013); IX Научная конференция студентов и аспирантов, посвященная вопросам музыкального источниковедения и текстологии «Музыкальный автограф» (Санкт-Петербург, СПб ГК им. Н. А. Римского-Корсакова, 2014); II Международный конгресс «Орловские чтения – 2015» (Санкт-Петербург, РИИИ, 2015); научно-практическая конференция «Этническая культура и XXI век» (Петрозаводск, ПГК им. А. К. Глазунова, 2015); научная конференция «Гиппиусовские чтения – 2015» (Москва, РАМ им. Гнесиных, 2015); семинар «Фольклористика, антропология, этнография» (Санкт-Петербург, РИИИ, 2017) .

Структура диссертации. Структура диссертации отвечает поставленным перед исследователем целям и задачам. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, списка рукописных источников, списка иллюстративного материала, трех приложений (в их числе «Нотная тетрадь для флейты. E. Lnnrot «Bellmanin lauluja nuotteineen», L. 314»; заключение почерковедческой экспертизы; карта путешествий Э. Лённрота) .

Объем основной части работы – 154 страницы, общий объем с приложениями – 166 страниц .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы диссертации, сформулированы цели, задачи, охарактеризована степень разработанности проблемы, методология исследования и его теоретическая база, определены научная новизна и научно-практическая значимость работы, методы исследования, изложены положения, выносимые на защиту .

Особые акценты ставятся на обозначении тех идей, которые являются ведущими для настоящего исследования и позволяют наполнить работу уникальным содержанием .

Первая глава «Э. Лённрот – музыкант: малоизвестные страницы биографии» состоит из четырех разделов. В этой главе прослеживаются все факты биографии Лённрота, позволяющие развернуть стройную аргументированную систему доказательств тезиса о музыкальной компетентности Э. Лённрота, базового для последующего развития научной мысли в исследовании .

1.1. В разделе «Музыка в семье Элиаса Лённрота» собраны все известные свидетельства, касающиеся музыкального влияния на Э. Лённрота среды и родственников в юные годы. В родном доме «Paikkarin torppa» («жилище батрака») в Самматти (Sammatti) юный Элиас с ранних лет слышал звуки скрипки и народные песни. Дед Лённрота Матти Лостен по прозвищу «Черная голова» (Matti Losten, «Mustap», 01.02.1740–26.10.1821) был неплохим деревенским музыкантом, играл на скрипке и сочинял песни. Есть также свидетельства о том, что Матти Лостен изготавливал скрипки3. Очевидно, интерес к изготовлению музыкальных инструментов передался Элиасу от деда. Мальчик мог наблюдать этот процесс во всех подробностях непосредственно дома. Его отец – Фредрик Юхана Лённрот (Fredrik Juhana Lnnrot, 09.07.1765–18.10.1851) – обладал хорошим голосом, любил петь4 .

1.2. В разделе «Турку. Первый музыкальный инструмент» прослеживается начальный опыт музыкального образования Э. Лённрота .

Прервав обучение в школе при кафедральном соборе имени Пресвятой Девы Марии и Святого Генриха в Або / Турку (bo / Turku) из-за бедности, Элиас в течение четырех лет старался разными способами заработать деньги на жизнь и продолжение учебы. Благодаря этому обстоятельству, а также помощи семьи профессора Иоганна Агапетуса Тёрнгрена (Johan Agapetus Trngren, 17.08.1772–17.05.1859) в 1822 году Э. Лённрот начал обучаться в Королевской Академии Або (Kungliga Akademien i bo) на общегуманитарном факультете. Одной из центральных фигур Академии, во многом определявшей культурную жизнь древней столицы Финляндии, был профессор теологии и философии Якоб Тенгстрём (Jakob Tengstrm, 04.12.1755– 26.12.1832). В сферу интересов Тенгстрёма, кроме того, входило изучение музыкального фольклора. Его инициативе принадлежат первые публикации нот древних финских рун в 1802 году5. Я. Тенгстрём также был превосходным флейтистом и одним из создателей Музыкального общества в Або (Musikaliska Sllskapetin) в 1790 году, играл Запись рассказа Яни Йоханссон, хранительницы Дома-музея Ламминтало (Lammintalo) 18.08.2013 // Личный архив В. Моисеевой .

Anttila A. Elias Lnnrot: elm ja toiminta / Aarne Anttila. Helsinki: SKS, 1985 .

2. pain. 34 s .

Asplund A. Lauluja Lnnrotin ajoilta. Helsinki: SKS, 2002. 175 s .

в оркестре. Тенгстрёму пришла мысль о возобновлении деятельности Музыкального общества Турку в 1822 году. Благодатной почвой для этого стало студенческое сообщество, в среде которого были популярны идеи культурного возрождения нации. Тогда же в академии были открыты музыкальные классы, в которых с увлечением стали заниматься студенты. Музыкальное обучение по стокгольмскому образцу, то есть для лиц, имеющих некоторые навыки (образование) или малоимущих, студенты могли получать в инструментальных классах .

Каждый студент достигал собственного результата, накопленного в течение всего срока обучения в учебном заведении, который зависел также и от финансового состояния студента. Более обеспеченные ученики могли брать больше уроков за отдельную плату. Многие товарищи Лённрота активно участвовали в жизни либо хорового, либо оркестрового коллективов. Его близкие друзья, студенты Карл Роберт Эрстрём (Ehrstrm, Carl Robert (1803–1881) и Франц Йохан Раббе (Rabbe, Frans Johan (1801–1879), посещали уроки игры на флейте, и Лённрот потянулся за ними, стал посещать занятия по классу того же инструмента. Ему была выдана в пользование недорогая (стоимостью 10–20 рублей) поперечная одноклапанная оркестровая флейта, изготовленная дрезденским мастером Хенрихом Грензером (Heinrich Grenser) 7.11.1818. Лённрот, не имевший средств для оплаты дополнительных уроков, мог научиться непосредственно и у своих друзейфлейтистов. Учился он не только навыкам игры на инструменте, но и музыкальной грамоте. Конспектируя необходимый теоретический материал, он мог также получать советы и разъяснения у других студентов, тем самым дополняя свои знания .

1.3. В разделе «Нотная тетрадь для флейты. E. Lnnrot «Bellmanin lauluja nuotteineen», L. 314» подробно рассматривается важнейший рукописный источник – нотные записи Э. Лённрота, так как их анализ в первую очередь предоставляет аргументы в пользу музыкальной компетентности их составителя .

1.3.1. К вопросу о музыкальной компетентности Э. Лённрота. Область музыкальной деятельности Элиаса Лённрота остается до сих пор наименее изученной исследователями. Отчасти это можно объяснить предполагаемой ими недостаточной серьезностью и малой значимостью темы. Исследователи народной музыки Хейкки Клеметти (Heikki Klemetti), Армас Отто Вяйсянен (Armas Otto Visnen), Мартти Хаавио (Martti Haavio) касались ее вскользь, не считая достойной глубокого изучения. Финский музыковед Хейкки Лайтинен – единственный, кто в своей диссертации 6 в значительной степени смог охватить данную проблематику и коснулся практически всех сторон жизни Лённрота, связанных с его музыкальными способностями, началом музыкального образования, музыкально-просветительскими идеями. Тем не менее конкретные аргументы, приведенные в тексте диссертации, иногда носят информативный, лаконичный характер, не всегда дают исчерпывающие ответы на поднимаемые вопросы. По многим причинам это обусловлено тем, что архивная база пред лагает исследователю небольшое количество документов (рукописей); нотные записи Лённрота практически не сохранились, упоминания о них не всегда адресны и конкретны. Кроме того, сам Лённрот был достаточно небрежен в отношении фиксации своего авторства (подписи) везде, где это касалось записи или работы с нотными текстами. Полевые записи мелодий остались в архиве только благодаря тому, что некоторые из них были сделаны в записных книжках между литературными текстами7 .

1.3.2. Анализ рукописи. Атрибуция. Рукопись никогда ранее подробно не изучалась. Она хранится в литературном архиве Финского литературного общества (SKS) в Хельсинки под индексом Лённротиана (Lnnrotiana) L. 314. Содержание тетради можно сравнить с нотной книгой народного (деревенского) музыканта, в которую сам исполнитель вносил любимые популярные мелодии. Записываемые мелодии имели практическое значение и предназначались для исполнения в близком кругу, на вечеринках, праздниках и т. д. В нотной тетради Лённрота народные мелодии перемежаются с классическими произведениями, а учебный репертуар отсутствует вообще. Каталожное название рукописи: «Lnnrot Elias “Bellmanin lauluja nuotteineen”, – ksikirjoitus, L. 314» («Лённрот Элиас “Песни Бельмана с нотами”, рукопись»). Рукопись относится к студенческим годам учебы Лённрота в университете Турку 1822–1827. Последние записи были внесены в нотную тетрадь источника позднее, ориентировочно в 1834–1844 годах8. Содержание рукописи делится на три раздела: I – «К. М. Бельман: “Песни Фредмана” и “Послания Фредмана” с нотами»; II – «Музыкально-теоретические записи Э. Лённрота»; III – «Тетрадь нот для флейты» .

Laitinen H. Matkoja musiikkiin 1800 – luvun Suomessa, Akateeminen vitskirja. Tampere: Akateeminen vitskirja, Tampereen yliopistopaino, 2003 .

Lnnrot E. Muistiinpanot: Lnnrotiana // SKS. 27, 29 а, 30 .

Asplund A. Lauluja Lnnrotin ajoilta. Helsinki: SKS, 2002. 122 s .

Первый раздел – «К. М. Бельман: “Песни Фредмана” и “Послания Фредмана” с нотами». Раздел содержит 64 сочинения К. М. Бельмана. 56 из них относятся к поэтическому циклу «Песни Фредмана» и 8 опусов – к циклу «Послания Фредмана». Рукопись выполнена неустановленным лицом. Язык – шведский. Почерк отличается от записей во втором разделе рукописи. На этом основании авторство Лённрота исследователями было поставлено под сомнение. А. Асплунд, подчеркивая различие двух видов почерка, тем не менее оставила вопрос об авторстве текста открытым: «…но, может быть, это и Лённрот в первые годы учебы в Турку»9. Для того чтобы устранить все сомнения о принадлежности первого раздела руке Лённрота, была заказана почерковедческая экспертиза, установившая, что тексты сочинений Бельмана переписаны не Лённротом10. Четыре номера мелодий Бельмана дублированы оригинальной буквенной табулатурой (№ 1, 2, 5a, 5b). Учитывая произвольное местоположение табулатуры, которая находится на свободном месте по отношению к расположенным по постоянной схеме сочинениям Бельмана, можно сделать вывод о более позднем происхождении этих надписей. Они выполнены другим почерком, по всей вероятности, принадлежащим Лённроту. Х. Лайтинен не оспаривает такого вывода и подтверждает данную точку зрения дополнительным аргументом: «Лённрот владел буквенной записью нот»11 .

Второй раздел рукописи – «Музыкально-теоретические записи Э. Лённрота». Конспективные записи, относящиеся к теории музыки, сделаны Лённротом в годы обучения в академии Турку. Подробное исследование этого раздела рукописи до настоящего времени никем не было выполнено. При этом именно анализ содержания двух последующих разделов позволяет расставить необходимые акценты в вопросе о музыкальной компетентности автора, который не закрыт финскими исследователями до сих пор, о чем говорилось выше .

Записи Лённрота представляют собой краткое изложение основных положений музыкальной теории12. В полном виде конспект выглядит следующим образом .

1) Звукоряд на нотном стане от «c» первой октавы до «g» третьей октавы. Ноты звукоряда обозначены латинскими буквами .

–  –  –

Laitinen H. Matkoja musiikkiin... S. 144 .

Lnnrot E. Bellmanin lauluja nuotteineen (L. 314) // SKS. 113, 116, 117 s .

2) Знаки альтерации: диез, бемоль, бекар; толкование: их значение и правила применения .

3) Длительности нот и образцы их группировки в квартолях .

4) Понятие о кварто-квинтовом круге. Порядок прибавления диезов и бемолей в мажорных тональностях .

5) Соотношение музыкальных интервалов (порядок появления обертонов согласно теории Пифагора) .

6) Порядок хроматического звукоряда с указанием координат колеблющейся струны – тоже в соответствии с теорией Пифагора .

7) На нотном стане выписаны параллельные тональности мажора и минора с указанием количества знаков в них .

Особенный интерес представляет наличие в конспекте таблицы колебания струны согласно теории Пифагора. Практического значения для музыканта-исполнителя таблица не имеет. Тем не менее Лённрот скрупулезно выписал математические формулы, очевидно, планируя их практическое применение. Желание обрести эти знания, как видно, у Лённрота появилось в студенческие годы. Если обобщить теоретические сведения, изложенные во втором разделе, можно сделать вывод о достаточной осведомленности Элиаса Лённрота в области музыкальной грамоты применительно к осуществленным проектам, как в области конструирования музыкальных инструментов, так и в сфере музыкального просвещения13 .

Третий раздел рукописи – «Тетрадь нот для флейты». Подробное рассмотрение нотных записей, сделанных Лённротом, также ранее никем не было выполнено, хотя, если вспомнить тезис о недостаточном владении Лённротом нотной записью, то можно было бы ожидать большего внимания к этому вопросу со стороны исследователей. Х. Лайтинен высказывается в целом о нотном сборнике L.

314 таким образом:

«Хотя по внешнему виду видно, что он был дорог Лённроту, не стоит придавать ему большого значения»14. Все же, думается, этот источник необходимо изучить более глубоко, поскольку он позволяет дать ответы на поставленные в настоящем исследовании вопросы. Тетрадь содержит 29 мелодий для флейты. К нотным записям Лённрота для флейты относятся 26 мелодий (1–26). Фрагменты произведений разнообразных жанМоисеева В. Опыт музыкально-образовательной деятельности Элиаса Лённрота: Тетрадь песен для игры на кантеле // Opera Musicologica. СПб.: СанктПетербургская государственная консерватория имени Н. А. Римского-Корсакова, 2014. № 4 [22]. С. 28–41 .

Laitinen H. Matkoja musiikkiin... 118 s .

ров и стилей изложены несистемно, порядковые номера отсутствуют .

Встречаются мелодии как развернутые (до восьми строчек), так и в кратком изложении (полторы строчки). Прослеживается запись составных циклических композиций из двух и более различных мелодий. В нотной тетради Лённрота представлены цик ли ческие композиции, сочетающие не только песенные и танцевальные мотивы, но и составленные лишь из танцевальных мелодий, образующих самостоятельную музыкальную форму – многофигурный танец purpuri (пурпури). В контексте рассмотрения нотной тетради в целом подробно анализируется каждый пример. Отредактированные автором исследования мелодии из «Нотной тетради для флейты» Э. Лённрота приведены в приложении I к диссертации. Последняя мелодия для флейты Angles интересна тем, что эта тема использована В. А. Моцартом в опере «Дон Жуан», в знаменитой «Арии с шампанским», и приобрела широкую известность. Лённрот нотировал ее как танцевальную мелодию контрданса Angles спустя более 30 лет после премьеры оперы .

Резюмируя, можно сделать вывод о безусловном владении Лённротом нотной записью. Как нам представляется, вопрос о музыкальной компетентности применительно к тем областям творческой деятельности, которые этого требовали, перед Лённротом не стоял .

Объем теоретических познаний позволил ему в дальнейшем делать полевые нотные записи, публично музицировать, редактировать народные мелодии, составлять нотные сборники и антологии .

1.4. В разделе «Исполнительская практика Лённрота-музыканта»

рассматриваются все зафиксированные случаи игры Элиаса Лённрота на музыкальном инструменте, в первую очередь, исполнительство на флейте как наиболее выраженный публичный акт. Кроме того, именно по классу этого инструмента Лённрот получил образование .

Академическая флейта давала возможность собирателю-музыканту проверить записанные в полевых условиях народные мелодии. Одновременно такого рода экспедиционное музицирование свидетельствует о неразделенности в его тогдашнем индивидуальном сознании вокального и инструментального начал в традиционной карело-финской музыкальной культуре .

1.4.1. Исполнительство на флейте. Строгая профессионально ориентированная методика обучения, конечно, не коснулась Лённрота. Несмотря на это, Элиас овладевал флейтой старательно, увлеченно и даже иногда называл себя в шутку «новым Орфеем»15. В первом же путеше

<

Карху Э. Элиас Лённрот: жизнь и творчество / Э. Г. Карху. Петрозаводск:

ствии за древними рунами в 1828 году флейта стала для Лённрота обязательной принадлежностью и сопровождала его во всех последующих экспедициях. В его дневниках остались записи, свидетельствующие о том, что этот музыкальный инструмент не раз звучал в карельских селах, а исполнительские навыки флейтиста Лённрота крепли, развивались и обогащались новым репертуаром. Как отмечал Х. Лайтинен, «Лённрот возил с собой флейту для учебы, радости и упражнений»16 .

Кроме того, флейта часто помогала ему устанавливать доверительный контакт с местными жителями. В исследовании собраны все эпизоды исполнительства на флейте, описанные самим Лённротом в дневниках и письмах. Начиная с первого же путешествия по Финской Карелии и далее – на территориях Русской Карелии в шестом, седьмом и десятом Лённрот много играл на флейте, делал это уверенно, имел заслуженный успех, совершенствовал свое исполнительское мастерство. Принципиально важным для настоящего исследования было максимально точно установить даты и географию эпизодов музицирования Э. Лённрота, так как большинства сел, которые имеют отношение к этому, теперь не существует .

Флейта использовалась Лённротом только в походных условиях .

С другой стороны, ко времени первых фольклорных экспедиций никаким другим музыкальным инструментом Лённрот не владел более совершенно. Свое кантеле он сконструировал значительно позже и не столь публично демонстрировал навыки игры на нем .

1.4.2. Исполнительство на кантеле. В списке содержимого походной сумки Лённрота в 1841 году кроме флейты находились струны кантеле (№ 13 списка) и вирсикантеле (virsikantele, № 49). Это еще одна загадка Э. Лённрота. В контексте работы выдвигается и всесторонне рассматривается гипотеза о наличии в дорожной сумке музыкального инструмента вирсикантеле, предназначенного для сопровождения псалмов. Начиная со зрелых лет и до конца своих дней Лённрот любил по утрам петь псалмы в сопровождении кантеле. Вплоть до конца XIX века путешественники по Карелии описывают эпизоды, когда мужики «поют и играют на кантеле старые руны Калевалы»17 .

Именно это обстоятельство больше всего и привлекало к кантеле Элиаса Лённрота. Возможность распевать руны под тихие звуки инструмента, овеянного романтическими мифами финского и карельКарелия, 1996. 28 с .

Laitinen H. Matkoja musiikkiin...120 s .

Asplund A. Kantele. Helsinki: SKS, 1983. 39 s .

ского народов, вдохновляла его на священное служение кантеле до конца жизни. В то же время игра песен на кантеле была для него глубоко интимным процессом, поэтому Элиаса Лённрота-кантелиста мог слышать лишь узкий круг самых близких людей. Вершиной его любви и посвящения этому благородному инструменту стала разработка хроматического кантеле собственной конструкции и создание антологии песенных мелодий для игры на нем18 .

Вторая глава «Э. Лённрот – собиратель и исследователь народных напевов» состоит из трех разделов. В этой главе содержатся главные открытия исследования, относящиеся к историческому времени начала собирания нотных фольклорных образцов на территории Русской Карелии. До публикации этих сведений в научном журнале в 2015 году19 отечественное этномузыкознание не располагало такими фактами .

2.1. Раздел «Полевые нотации из дневников (Muistiinpanot)» предваряется исторической справкой, которая позволяет проследить истоки зарождения этномузыкологии как науки до первых опытов Лённрота в этой области. Анализируя события достаточно большого хронологического периода, исследователь сопоставляет как более ранние отечественные опыты в этой области (В. Ф. Одоевский, А. Н. Серов, Н. А. Львов), так и подобные проявления в Западной Европе. Особо подробно рассматривается вопрос о возникновении интереса к собиранию народных мелодий в Швеции и Финляндии (Дж. Ачерби, Я. Тенгстрём, Э. Г. Гейер, К. А. Готтлунд) .

Далее проанализированы все известные полевые нотные записи Лённрота, сохранившиеся в архивах SKS. Таких записей всего одиннадцать. Они находятся в архивных папках Lnnrotiana № 27, 29а, 30 .

Было известно, что записи Лённрот сделал в шестом и седьмом путешествиях по Беломорской Карелии. Более точных координат финские исследователи не установили. Задачей данной работы была максимально возможная паспортизация нотных записей Лённрота, и методом сопоставления скупых дат и географических названий в дневниках и письмах Лённрота с детальным изучением картографического материала XIX века удалось точно определить поселения и время фиксаМоисеева В. Опыт музыкально-образовательной деятельности Элиаса Лённрота: Тетрадь песен для игры на кантеле. C. 28–41 .

Моисеева В. Полевые нотные записи Элиаса Лённрота как пример наиболее ранней фиксации народных мелодий на территории Карелии // Вопросы этномузыкознания. М., 2015. № 10. С. 33–41 .

ции собранных Лённротом мелодий. Таким образом, наиболее вероятную дату первой нотной записи Лённрота на территории Русской Карелии можно обозначить между 20–22 апреля 1835 года, а место – район между Аконлахти и Рукаярви. В Рукаярви Лённрот находился 21 апреля 1835 года. Как известно, в этом месте он много играл на флейте. Это примечание имеет прямое отношение к нотной записи на странице 11 тетради L. 30. Она проиндексирована под № 10 так же, как и предыдущая в дневнике, и сделана карандашом. Поэтический текст представляет собой колыбельную песню «Min laulan lapso[i]nen…» («Я пою своему ребенку»). Ниже зафиксирован напев, имеющий к нему непосредственное отношение. Очевидно, запись сделана в полевых условиях, нотный стан разлинован наскоро. Лённрот был не вполне уверен в своей слуховой памяти и проверял запись с помощью ее воспроизведения на флейте. Вероятно, потому мелодия нотирована в необычно высоком инструментальном диапазоне. Также к 1835 году относится еще одна записанная Лённротом мелодия традиционного калевальского рунического напева (L. 29a). Другие нотные записи относятся к седьмому путешествию по Беломорской Карелии. Это путешествие было особенно протяженным и длилось целых два года. 24–25 ноября 1836 года в Ухте (Ухтуа) Лённрот записал следующие четыре мелодии: свадебную песню, йойку (ёйгу) и два напева калевальского образца. Остальные пять мелодий логикой исследовательского контекста должны быть отнесены к концу января (26.01?) 1837 года, к местности Хейняярви (Сеннозеро) .

Все пять мелодий являются вариантом калевальского напева. В отличие от образцов, записанных в Ухте, четыре из них (1–4) имеют измененную ритмическую структуру. № 1, 2, 4 – шестидольные, № 3 – восьмидольный. № 5 – традиционная пятидольная калевальская мелодия с вариантом пунктирного ритма. Кроме № 2, четыре образца мелодий обслуживают один поэтический текст «Mik lie minusta nhty» («Кто же меня видел»). Таким образом, Лённрот впервые в карельской и финской этномузыкологии наблюдал и описал процесс бытования одного текста с разными мелодиями. Очевидно, что все нотные записи являются слуховыми. Работа по фиксации мелодий в полевых условиях, выполненная Лённротом является феноменом и начальной исторической точкой отсчета в изучении музыкального фольклора на всей территории Русской Карелии .

2.2. Раздел «Опыт систематизации народных мелодий в приложении к “Кантелетар”, издание сборников народных песен» содержит анализ работы, проделанной Лённротом и основанной на собранном фольклорном нотном материале, там же дается оценка его методам и результатам .

Этномузыкология как наука в это время еще только создавалась, но принципы полевых записей, их расшифровки и систематизации Лённротом уже намечены, и, более того, как сам он выразился, «никто из музыкантов не сделал бы это лучше» («…koska niit ei ole keltn paremmalta soittoniekalta kertty»)20. Собранные напевы финских, карельских рун были отредактированы и систематизированы впервые в культурной истории этих народов в приложении к первому изданию «Кантелетар» в 1840 году. Э. Лённрот сопроводил эту публикацию большим предисловием, которое явилось по сути важнейшим манифестом и памятником эстетической мысли XIX века .

Никто до Лённрота не собирал напевы на территории Русской Карелии и не систематизировал собранный материал. Лённрот упоминает работу, проделанную Ф. А. Эрстрёмом при подготовке издания:

«Как более современные, так и некоторые старые руны отредактировал господин учитель»21. Примечательно, что среди финских исследователей сложилось мнение о незначительной, лишь общей редакции напевов Ф. А. Эрстрёмом. При этом инициатива, отбор и систематизация, по их мнению, принадлежат именно Лённроту. В своей книге «Песни времен Лённрота» А. Асплунд отмечает: «Вопрос о вкладе Эрстрёма неизвестен, но все указывает на то, что Лённроту хватало своей квалификации для анализа мелодий»22 .

2.2.1. «Ноты рун» (Runonuotteja). В нотном приложении к «Кантелетар», кроме 23 новых песен, опубликовано 20 старинных рунических напевов. Согласно предисловию, 10 из новых песен собраны в Русской Карелии, это № 8–15, 18 и 23. Каждый из двадцати старинных рунических напевов в исследовании подробно рассматривается .

Напевы № 1–11 являются вариантами калевальской народной мелодии. Четыре напева № 8–11 были опубликованы ранее Я. Тенгстрёмом. Мелодии № 15–17 имеют отношение к свадебным песням Беломорской Карелии и отмечены особым ритмом, как и мелодии № 18–19 .

Напев № 20, относящийся к девичьему празднику Ритвала, известен во многих вариантах .

В работе приводится сопоставление, позволяющее проследить процесс редактирования и окончательного отбора для публикации мелоLnnrot E. Kanteletar. Helsinki: Alkulause, 1840. S. LXXXII .

–  –  –

Asplund A. Lauluja Lnnrotin ajoilta... S. 181 .

дий, объединенных одним поэтическим текстом «Mik lie minusta nhty», однако мелодии имеют различия, причем существенные .

2.2.2. Калевальская формула и другие типы рунических напевов из приложения к «Кантелетар». В исследовании предлагается определение понятия «калевальская мелодико-ритмическая формула напева». Автор диссертации рассматривает здесь различные методики структурной типологии («типологизации и структурирования») карельских напевов, в основу которых положен мелодический ритм. Это методики Е. В. Гиппиуса, К. И. Южак, Л. М. Кершнер, Т. В. Краснопольской. Автор выбрал методику Р. Ф. Зелинского как наиболее адаптированную к контексту исследования .

2.2.3. Систематизация и публикация напевов в «Кантелетар». Совместно с Лённротом над нотным приложением к «Кантелетар» работал также Рудольф Теодор Лаги (Rudolf Teodor Lagi, 1823–1868), учитель музыки лицея Куопио (Kuopio) в 1845–1852 гг.23. Р. Т. Лаги редактировал нотные материалы, присланные ему Лённротом, не только для приложения к «Кантелетар», но и для других изданий. Есть итог, но нет рабочих подготовительных материалов, хотя нет и сомнений в том, что они существовали, как существует обилие черновиков литературных записей Лённрота. А. Асплунд указывает на небольшое количество нот в папках Lnnrotiana и объясняет это следующим образом: «Рукописи оригиналов не сохранились, поскольку Лённрот был отзывчивым человеком, кому-то отдал их, и ему обратно рукописи не вернули»24. Нотными записями в дневниковых тетрадях Лённрота (Lnnrotiana № 27, 29а, 30) вряд ли исчерпывается весь перечень собранных напевов. Очевидно, что могли существовать и другие записи на специально приготовленных, разлинованных заранее нотных листочках, которые Лённрот передал непосредственно Ф. А. Эрстрёму. Материалы, собранные в путешествиях, Лённрот сдавал на хранение и дальнейшее изучение в SKS вместе с отчетами. Однако SKS в то время еще не занимался сбором и коллекционированием нотных записей .

Лённрот активно общался не только с Ф. А. Эрстрёмом и с Р. Т. Лаги, но и с другими музыкантами, рассылал им собранные мелодии с целью редактирования и подготовки дальнейших публикаций. Особенно тесно Лённрот сотрудничал с Хенриком Рейнхольмом (Henrik Lnnrot E. Valitut teokset 1. Kirjeet/toim. Raija Majamaa. Pieksmki: SKS,

1990. S. 540 .

Asplund A. Lauluja Lnnrotin... S. 180 .

August Reinholm, 1819–1883). Х. Рейнхольм работал над сборником «Напевы финского народа для игры на фортепиано» («Suomen Kansan Lauluntoja pianolla soitettaavia»), который вышел в декабре 1849 года .

«В предисловии автор рассказывает о рождении книги. Он говорит о важном значении «Кантелетар», а также о том, что «восемь ранее не опубликованных [записей. – В. М.] прислал Лённрот»25 .

Все это свидетельствует об огромной работе Лённрота, уникальности его положения как центральной и самой авторитетной фигуры в деле собирания, систематизации и публикации народных мелодий .

2.3. В разделе «Рунопевцы Элиаса Лённрота» говорится о том, что в равной степени оба памятника – «Калевала» и «Кантелетар» – сложены сотнями певцов, однако сведения о личностях рунопевцев мы имеем весьма скупые, не более чем о двух десятках. Количество певцов из Русской и Финской Карелий сопоставимо .

Счастливым исключением являются подробные сведения о нескольких рунопевцах Э. Лённрота, упомянутых им в путевых дневниках и письмах. Тем не менее справедливо было бы дать краткую справку об отмеченных Лённротом певцах исходя из предположения о том, что упоминание о них в рукописях вызвано глубоким художественным впечатлением собирателя .

Необходимость специальной главы о рунопевцах в данном исследовании обусловлена разрозненностью сведений о них, отсутствием сколько-нибудь подробных описаний, особенно в русскоязычных источниках. Впервые в отечественной музыкальной фольклористике имена упомянутых собирателем певцов собраны воедино. Особую ценность здесь представляют легендарные ухтинские певцы «Калевалы», среди которых личность Матро дополнена новыми штрихами .

Третья глава «Музыкально-просветительская деятельность Элиаса Лённрота» состоит из пяти разделов, в которых рассматривается вся совокупность идей Лённрота и их воплощение в сфере народного просвещения и, в частности, музыкального, занимает особое место в истории национальной культуры Финляндии. Объем этой проектной деятельности (как сегодня мы охарактеризовали бы ее) удивляет своими масштабами и основательностью. Лённрот и в этой сфере оказался незаурядным человеком, талантливым подвижником, а свершенное им может быть приравнено к результатам, достигнутым в других областях его научной деятельности .

Laitinen H. Matkoja musiikkiin... S. 137 .

3.1. Раздел «Рождение просветительской идеи» акцентирует внимание на конкретные обстоятельства исторического момента, когда Лённрот ставил задачу культурного музыкального просвещения народа в условиях безграмотности населения. Лучшим решением вопроса он считал замену нотной транскрипции табулатурой, а также максимально широкое распространение национального инструмента кантеле .

3.2. «“Бельмановская табулатура”. Использование буквенной табулатуры в рукописи L. 314 Элиаса Лённрота». В рукописях Элиаса Лённрота, целиком относящихся к XIX веку, встречаются два вида табулатуры. Наиболее ранняя нотная рукопись Лённрота-студента “Песни Бельмана с нотами” (L. 314), которая рассматривалась в первой главе, состоит из трех разделов. Первый – музыкально-поэтические сочинения К. М. Бельмана “Песни Фредмана” – представляет интерес в русле исследуемой темы. В нем содержатся 56 мелодий Бельмана, четыре из которых дублированы оригинальной буквенной табулатурой:

№ 1, 2, 5a, 5b. Данный вид табулатуры не предназначен для инструментального исполнительства, и природа его происхождения не вполне ясна. Табулатурные записи выполнены рукой Лённрота. Х. Лайтинен сообщает, что Лённрот «владел буквенной записью нот»26. При этом он не поясняет, откуда Лённрот получил знания о такой табулатуре .

Казалось бы, «владел» не означает «был создателем». Однако сведения об этом виде табулатуры отсутствуют в соответствующих статьях музыкально-энциклопедических изданий. Современники познакомились с нею лишь в связи с изучением рукописей Лённрота финскими музыковедами, и единственным изданием, в котором зафиксировано ее применение, оказались записи мелодий Бельмана. На этом основании здесь она условно обозначена как «бельмановская табулатура» .

Ограничиться таким термином справедливо на том основании, что к нотным записям других авторов или другой музыки она либо не имела отношения, либо такие факты науке пока не известны. Далее приводится полная расшифровка упомянутой табулатуры. Познакомившись с «бельмановской табулатурой» в юности, в дальнейшем Лённрот никогда и нигде более ее не применял .

3.3. В разделе «Цифровая табулатура. Юханнес Дилльнер и “Wirsi Kantele”» прослеживается, как в 1837 году музыкальная Финляндия познакомилась с номерной системой записи нот, распространенной до того в Западной Европе и вошедшей в церковный обиход в соседней

Laitinen H. Matkoja musiikkiin... S. 144 .

Швеции. Подобное знакомство оказалось возможным после издания Б. Н. Хагелином сборника «Псалмы Кантеле, финские псалмы с нотами, переложенные на номерную запись», вышедшем в издательстве «Vasenius» (Хельсинки). Использованная здесь цифровая табулатура была предложена Ж. Ж. Руссо (Jean-Jacques Rousseau, 1712–1778) в 1741 году. Целью издания являлась публикация обиходных церковных псалмов на финском языке, для чего были выполнены переводы шведских текстов .

Цифровую запись нот выполнил Ф. А. Эрстрём, друг Лённрота. К сборнику псалмов прилагался музыкальный инструмент псалмодикон – изобретение Юханнеса Дилльнера. Дилльнер также издал книжку, в которой объяснил, как научиться изготавливать инструмент и играть на нем. Кроме того, он перевел нотные тексты из хоральных книг в цифровые обозначения, которые легко понимал каж дый прихожанин 27. Принципиально важным отличием цифровой записи от «бельмановской табулатуры» является ее бо льшая функциональность: по ней можно было одновременно играть и петь. В связи с этим появилось обозначение регистров в виде черточек над цифрами. Книжка Дилльнера содержала также руководство по прочтению знаков и символов номерной табулатуры. Сборник «Wirsi Kantele tahi Suomalaisiin Wirsiin Nuotit, Numeroilla merkityt»

имелся в библиотеке Лённрота. Как упоминалось выше, название сборника псалмов «Wirsi Kantele» со временем заместило название инструмента псалмодикона на вирсикантеле (virsikantele). Яркий пример быстрого вхождения в народный обиход цифровых мелодий с объясненной простой табулатурой и приспособленным для этого музыкальным инструментом побудил Лённрота к самостоятельному дви жению в этом направлении, но уже вне церковной музыки .

3.4. Раздел «Laulun Soittaja» и «Tuttus Wis-bok», описание» знакомит с печатными нотными изданиями 1856–1857 годов, выполненными вышеописанной цифровой табулатурой, – к их появлению прямо или косвенно имел отношение Элиас Лённрот. Несколько весомых доводов в пользу утверждения этой гипотезы приводится в исследовании .

Первая тетрадь («Laulun Soittaja») общим объемом в 60 страниц состоит из пяти самостоятельных частей. Тексты песен – на финском языке .

В этой тетради собраны духовные песни и песни на тексты финских и шведских поэтов, в том числе Лённрота. Авторами некоторых мело

<

Линг Я. Шведская народная музыка / Я. Линг; пер. со швед. Н. Н. Мохова .

М.: Музыка, 1981. С. 40 .

дий значатся Фредрик Август Эрстрём и Фредрик Пациус (Fredrik Pacius, 1809–1891), однако авторство композиторов обозначено не везде. В тетради собраны также итальянские, шведские, финские народные мелодии, записанные табулатурой. Некоторые из них относятся к более позднему сборнику мелодий для кантеле Лённрота. Вторая часть открывается руководством для пения номерных нот, то есть объяснением табулатуры. Третья часть, кроме мелодий и текстов, содержит словарь итальянских музыкальных терминов с переводом на финский и шведский языки .

Вторая тетрадь («Tuttus Wis-bok») также состоит из пяти частей общим объемом в 60 страниц. В ней собраны тексты на шведском языке. Все пять частей напечатаны издательством SKS в Хельсинки: I–IV в 1856 году, V – в 1857 году. Каждая тетрадь включает песни одного из шведоязычных поэтов: Франса Микаэля Франзена (Frans Michael Franzen, 1772–1847) и Йохана Людвига Рунеберга (Johan Ludvig Runeberg, 1804–1877); поэтов и композиторов Карла Микаэля Бельмана и Адольфа Фредрика Линдблада (Adolf Fredrik Lindblad, 1801– 1878) – последние две части издания. Показательно, что песни Бельмана изложены не буквенной системой записи нот, а иной – цифровой табулатурой. Если Бельман и Линдблад сами писали музыку к своим стихам, то авторы музыки к текстам Франзена и Рунеберга не указаны .

3.4.1. Табулатура в «Laulun Soittaja» и «Tuttus Wis-bok». Пособия «Laulun Soittaja» и «Tuttus Wis-bok» предназначены для пения, поэтому Лённрот (если исходить из того, что это был именно он) воспользовался более простой цифровой системой нотной записи .

Как и подобает учебным пособиям, эти публикации были снабжены некоторым теоретическим материалом. В «Laulun Soittaja» (II, III части) разъяснение табулатуры и перевод музыкальных терминов предназначены одновременно двум изданиям: финноязычному и шведоязычному. Публикация «Laulun Soittaja» воплощает идею Лённрота в жизнь. Для Лённрота табулатура, представленная в «Tuttus Wisbok» и «Laulun Soittaja», не стала окончательным образцом .

3.5. В разделе «Vihko kanteleella soitettavia laulunuotteja» («Тетрадь песен для игры на кантеле») представлен анализ крупной рукописи Э. Лённрота, подготовленной к печати и впервые опубликованной автором настоящей диссертации. Лённрот работал над рукописью не одно десятилетие. В ней он не только собрал богатую коллекцию народных и популярных мелодий, но и представил собственную конструкцию инструмента кантеле с подробным описанием приемов игры на нем. После смерти Элиаса Лённрота рукопись находится в Литературном архиве Финского литературного общества (SKS) и проиндексирована как Lnnrotiana 95 (L. 95) под названием «Vihko kanteleella soitettavia laulunuotteja» («Тетрадь песен для игры на кантеле»). Такое обозначение соответствует содержанию источника, хотя авторское название отсутствует .

Год создания рукописи доподлинно неизвестен. По косвенным данным можно предположить, что Лённрот работал над ней достаточно долго, наверняка более десяти лет. На это указывают следующие признаки .

1) Рукопись составлена из трех самостоятельных тетрадей, сшитых вместе. Первая из тетрадей содержит 20 страниц и представляет собой алфавитный указатель мелодий. Вторая тетрадь – 12 страниц – Johdatus (руководство). Третья тетрадь – 52 страницы, на 49-и записаны 230 мелодий. Любая из этих тетрадей могла быть создана в разное время. На стыке первой и второй тетрадей располагается чертеж 17-струнного кантеле с добавленными восемью струнами хроматического ряда. Расположение чертежа говорит о том, что он появился уже на стадии завершения работы над рукописью .

2) Почерк в этих тетрадях неодинаков. На основании рассмотрения других рукописей Лённрота (записок, писем, дневников) можно отнести одну манеру письма к зрелым годам его литературного творчества (почерк устойчивый и опрятный), а другую – к позднему периоду жизни. Здесь видно дрожание руки, неустойчивые знаки, отсутствует свойственная Лённроту каллиграфическая тщательность .

Некоторые косвенные факты свидетельствуют о продолжительной вовлеченности Лённрота в проблематику большого музыкально-просветительского проекта, которым является публикуемая рукопись .

Поскольку для Лённрота замысел нотного сборника песен для игры на кантеле – задача скорее идеологическая и просветительская, «Тетрадь песен для игры на кантеле» написана в простой и доходчивой форме, рассчитанной на неподготовленного исполнителя. Преследуя эту цель, Лённрот создал собственную систему нотной записи (цифровую табулатуру), предназначенную для учеников, не имеющих музыкальной подготовки .

Первый раздел рукописи представляет собой указатель мелодий .

С некоторыми расхождениями он отражает содержание третьего раздела. Приведенные в исследовании доводы говорят о том, что Лённрот составил список раньше, чем начал искать конкретные мелодии и записывать их .

Второй раздел рукописи – Johdatus открывается чертежом 17-струнного диатонического кантеле с добавлением восьми струн, которые превращают инструмент в хроматический (25-струнный). Добавочные струны обозначены пунктирными линиями. Лённрот сам создал этот инструмент, унаследовав искусство музыкального мастера от своего деда. «Руководство» написано в простой и доходчивой форме, рассчитанной на неподготовленного исполнителя. Все знаки и символы табулатуры Лённрота подробно разъяснены как в нашей диссертации, так и в опубликованной автором рукописи .

В третьем разделе рукописи рассмотрены 230 мелодий, записанных цифровой табулатурой .

Всего антология содержит 120 песен на финском и 110 на шведском языках. Исследование содержит указания на источники, из которых Лённрот заимствовал мелодии .

Историческая и культурная ценность рассматриваемой рукописи значительна. Любой исследователь, погрузившись в содержание антологии «Тетрадь песен для игры на кантеле», будет иметь представление о карело-финском мелосе той эпохи, и при этом вряд ли возможно будет сопоставить это издание с каким-либо другим подобного рода .

Во всех песенных сборниках, издаваемых до Лённрота, в его время и даже после него, не предлагалось освоение национального инструмента с подробными инструкциями по игре на нем .

Уникальность труда Лённрота заключается в том, что он объединил в одно пособие инструментальное и песенное начало в народном музыкальном образовании, не разделяя осознанно эти области народной музыкальной культуры .

Заключение содержит вывод о том, что в контексте современного музыкознания в России представленная и исследованная в диссертации тема, безусловно, нова и достаточно серьезно разработана. Отталкиваясь от немногочисленных трудов финских музыковедов, исследователь значительно расширил поисковые задачи, проблематику, подверг основательному анализу целый ряд печатных источников, рукописей и документов, не освещенных или мало освещенных другими музыковедами. Так, в настоящей диссертации был впервые основательно проанализирован рукописный источник L. 314, относящийся к студенческим годам жизни Лённрота. В ходе исследования открылись новые аргументы в ряду доказательств его музыкальной компетентности, а также поставлена, думается, окончательная точка в вопросе о принадлежности руке Лённрота переписанных сочинений К. Бельмана. Учитывая содержание работы и доказательства, приведенные в исследовании, можно констатировать максимально высокую степень охвата фактологического материала, значительно дополняющего новыми ар гу мен тами сложившееся классическое лённротоведение. Здесь имеются в виду как исследования рукописных источников, относящихся непосредственно к Лённроту, так и косвенные свидетельства: письма его респондентов – музыкантов-современников о сотрудничестве с Лённротом в отборе и публикации нотных материалов .

Большинство нотных источников записей Лённрота было утрачено. Тем не менее Лённрот в свое время был центральной фигурой в деле собирания и публикации народных напевов. Впервые в предлагаемой диссертации обобщены все данные о практике музицирования Лённрота на флейте. Практика эта, как свидетельствуют материалы, была успешной. Особое значение следует придать тому факту, что все случаи музицирования Лённрота-флейтиста выявлены преимущественно на территории Русской Карелии, и, кроме всего прочего, он явился первым музыкантом, продемонстрировавшим коренному населению этой территории оркестровую флейту задолго до появления на ней профессиональных флейтистов .

В общей оценке работы по собиранию и систематизации народных напевов, опубликованных в приложении к «Кантелетар» и других трудах, важно выделить ведущую, центральную роль Лённрота. Сам он был уверен, что лучше него с этой работой никто не справится, и это оставалось истиной долгое время. Как Ф. А. Эрстрём, так и Х. Рейнхольм, а также другие музыканты пользовались материалами Лённрота как первоисточником, примером для изучения, сравнения и редактирования перед публикацией. При этом Лённрот успевал контролировать все эти процессы .

Впервые на основе сравнительного анализа записей в рукописных источниках (дневниках, письмах, отчетах и пр.) уточнены географические координаты и даты первых нотных полевых записей Элиаса Лённрота на территории Русской Карелии. Данный факт невозможно недооценить, так как он служит отправной точкой для определения начала зарождения этномузыкологии как науки на территориях, относящихся к современной Карелии .

Оценивая музыкально-просветительскую деятельность Элиаса Лённрота в целом, нельзя отделить ее от масштабного процесса национального Возрождения в Финляндии. Он выдвигал предложения по введению в школьную программу недостающих, на его взгляд, учебных курсов, а игру на кантеле и знакомство с народными песнями считал первостепенно важными. Стараясь добиться принятия своего проекта народными школами, Лённрот усовершенствовал нотную табулатурную запись, будучи уверенным, что это наиболее правильный, доступный и быстрый путь по приобщению самых широких слоев населения к ценностям национального мелоса. Дневниковая запись Элиаса Лённрота «кантеле – на стене каждого дома» вырастает в главную идею его музыкально-просветительской деятельности .

В рамках диссертационной работы эта картина дополнилась новыми сведениями, имеющими прямое отношение и к культуре современной Карелии. Если о собранных Лённротом литературных текстах до настоящего времени нам было известно почти все, то факты полевых записей напевов, сведения о его практике музицирования на флейте и о музыкальных проектах в работах отечественных музыковедов до сих пор не рассматривались. Выявленный и введенный в научный оборот фактологический материал будет полезен дальнейшим исследователям, не только музыковедам, но и историкам, культурологам, литературоведам, краеведам .

Многое из богатой сокровищницы творческого наследия Лённрота только сегодня начинает открываться миру, а то, что уже явлено, привлекает многообразием и непреходящей ценностью .

По теме исследования опубликованы следующие работы:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК

1. Моисеева В. Опыт музыкально-образовательной деятельности Элиаса Лённрота: Тетрадь песен для игры на кантеле // Opera Musicologica: научный журнал Санкт-Петербургской государственной консерватории. – 2014. – № 4 [22]. – С. 28–41. 0,65 а. л .

2. Моисеева В. Об использовании буквенной и цифровой табулатуры для фиксации карельских и финских мелодий Элиасом Лённротом // Музыковедение. – 2015. – № 8. – С. 27–35. 0,6 а. л .

3. Моисеева В. Музыка в жизни Элиаса Лённрота // Финно-угорский мир: научный журнал Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарёва. – 2015. – № 3 (24). – С. 89–94. 0,5 а. л .

4. Моисеева В. О музыкальном образовании Элиаса Лённрота на примере его рукописи «Bellmanin lauluja nuotteineen», L. 314 («Песни Бельмана с нотами») // Музыковедение. – 2016. – № 1. – С. 23–32 .

0,65 а. л .

5. Моисеева В. Рунопевцы Элиаса Лённрота // Музыковедение. – 2016. – 9. – С. 11–16. 0,5 а. л .

Другие работы

6. Лённрот Э. Тетрадь песен для игры на кантеле /Вступ. ст. и коммент. В. И. Моисеевой; пер. с фин. Е. А. Ареховской; ред. С. В. Веселов / – Петрозаводск: Verso, 2016. – 116 с. 6 а. л .

7. Моисеева В. Антология финских и карельских песенных мелодий в «Руководстве по игре на кантеле» Элиаса Лённрота // Вопросы инструментоведения. – 2014. – Вып. 9. – С. 146–149. 0,2 а. л .

8. Моисеева В. Полевые нотные записи Элиаса Лённрота как пример наиболее ранней фиксации народных мелодий на территории Карелии // Вопросы этномузыкознания. – 2015. – № 10. – С. 33–41 .

0,5 а. л .




Похожие работы:

«Бмкужев Альберт Суфьянович ГЛУБИННОЕ СТРОЕНИЕ И П Е Р С П Е К Т И В Ы НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ ТЕРСКО-КАСПИЙСКОГО ПРОГИБА 25.00.12 геология, поиски и разведка горючих ископаемых Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата геолого-минералогических наук Н А Л Ь Ч И К 2005 Работа выполнена в Территори...»

«ГАВРИЛОВ АНДРЕЙ СТАНИСЛАВОВИЧ Методологические аспекты оптимизация биосинтеза субстанций и конструирование составов твердых лекарственных форм 15.00.01 Технология лекарств и организация фармацев...»

«ДОЛГАЛЕВ БОРИС АНАТОЛЬЕВИЧ БЕДНОСТЬ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ: СОЦИОСТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ 22.00.04 - социальная  структура,  социальные  институты  и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Краснодар  - 2005 Диссертация выполнена в Новочеркасской го...»

«М у д р у к Сергей В л а д и м и р о в и ч ГЛАВНЫЕ ЭТАПЫ ПАЛЕОПРОТЕРОЗОЙСКИХ ДЕФОРМАЦИЙ В КЕЙВСКОМ И ^ Т Р Е Л Ь Н И Н С К О М ТЕРРЕЙНАХ СЕВЕРО-ВОСТОКА БАЛТИЙСКОГО ЩИТА Специальность 25.00.01 общая и региональная геология АВТО...»

«Яцканич Елена Анатольевна ЛИТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАННЕМЕЗОЗОЙСКИХ (ТРИАСОВЫХ) ВУЛКАНИТОВ СУРГУТСКОГО СВОДА, ИХ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТЬ Специальность: 25.00.12 геология, поиски и разведка Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Тюмень 2004 Работа выпо...»

«Сизиков Егор Анатольевич УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗМЕЩЕНИЯ УГЛЕВОДОРОДНЫХ СИСТЕМ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПОИСКОВ ЗАЛЕЖЕЙ НЕФТИ И ГАЗА В СЕВЕРОВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ ПРИСАХАЛИНСКОГО ШЕЛЬФА Специальность 25.00.12 – "Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений" Автореферат диссертации на соискание уч...»

«ЗАИКА Юрий Владимирович ТАБУЛЯТОМОРФНЫЕ КОРАЛЛЫ ОРДОВИКА И СИЛУРА РОССИЙСКОЙ АРКТИКИ Специальность 25 00 02 — палеонтология и стратиграфия Автореферат диссертации на соискание ученой...»

«Файнштейн Георгий Георгиевич ПРОГНОЗНАЯ ОЦЕНКА КАЧЕСТВА МАГНЕТИТОВОГО СЫРЬЯ МЕТОДАМИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ МИНЕРАЛОГИИ НА РАННИХ СТАДИЯХ ГЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ РУДОПРОЯВЛЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ ОБЪЕКТОВ ПРИПОЛЯРНОГО И СРЕДНЕГО УРАЛА) Специальность 25.00.05 – Минералогия, кристаллография АВТОРЕФЕРАТ диссертации на со...»























 
2018 www.wiki.pdfm.ru - «Бесплатная электронная библиотека - собрание ресурсов»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.